Оценки в Израиле происходящего на Украине и ситуации вокруг нее. Часть 23

С момента начала Россией 24 февраля 2022 г. специальной военной операции на Украине, в израильских СМИ и экспертно-аналитических центрах анализируют развитие военной кампании, ее разные аспекты и возможные последствия для участников конфликта, Израиля, Ближневосточного региона и всего мира в целом.

В редакционной статье Israel Hayom рассматривается ведение радиоэлектронной борьбы (РЭБ), «важнейшего, но по большей части невидимого аспекта войны России против Украины». Отмечается, что Украина добилась определенных успехов в противодействии российским средствам радиоэлектронной борьбы, в то время как ее собственные возможности трудно оценить. «Военные командиры в основном избегают обсуждения этого вопроса, опасаясь раскрыть секреты и поставить под угрозу операции». «На украинских полях сражений простое включение мобильного телефона может вызвать смертоносный град. Артиллерийский радар и пульты дистанционного управления для беспилотных летательных аппаратов также могут привести к обстрелу».

Технологии радиоэлектронной борьбы нацелены на системы связи, навигации и наведения, чтобы обнаруживать, ослеплять и обманывать противника и наносить смертельные удары. Они применяются против артиллерии, истребителей, крылатых ракет, беспилотников и многого другого. Военные также используют их для защиты своих сил.

Согласно статье Israel Hayom, «в этой сфере Россия обладала явным преимуществом перед вступлением в войну. Тем не менее, по не совсем понятным причинам, ее широко разрекламированное мастерство в этой сфере почти не было замечено на ранних этапах войны и привело к неудаче при хаотичном захвате украинской столицы Киева».

Радиоэлектронная борьба называется гораздо более важным фактором в ожесточенных боях на востоке Украины, где более короткие и легкие для защиты пути снабжения позволяют России перемещать средства РЭБ ближе к полю боя. Согласно цитируемому в статье представителю украинской «Аэророзвидки» (в статье спецподразделение ВСУ «Аэроразведка» называется на украинский манер, оно сформировано из технических специалистов, помогающих ВСУ в использовании БПЛА),  «они глушат все, до чего могут дотянуться их системы». В украинской разведке российскую угрозу считают «довольно серьезной», так как речь идет о срыве разведывательных действий и связи командиров с войсками. «Российские глушители GPS-приемников тех беспилотников, которые Украина использует для обнаружения противника и прямого артиллерийского огня, особенно интенсивно используются на линии соприкосновения».

Отмечается, что Украина добилась определенных успехов в противодействии усилиям России в радиоэлектронной борьбе. Украинские военные захватили важные элементы техники, что является ценным для разведки, и уничтожили как минимум две многоцелевые мобильные установки РЭБ.

Что касается собственных возможностей Украины в радиоэлектронной борьбе, то «их трудно оценить». Согласно цитируемым Israel Hayom аналитикам, «ситуация заметно улучшилась с 2014 г., когда Россия захватила Крым и спровоцировала сепаратистский мятеж на востоке Украины. Но есть и неудачи. На прошлой неделе Россия заявила, что уничтожила украинский центр электронной разведки на юго-востоке страны. Утверждение не может быть подтверждено независимыми источниками, и украинские официальные лица не ответили на запрос о комментариях».

Успех Украины отмечается в том, что она « эффективно использовала технологии и разведданные США и других членов НАТО. Такая информация помогла украинцам потопить линейный крейсер «Москва». Спутники союзников и самолеты-разведчики помогают с ближайшего воздушного пространства, как, например, спутниковая связь Starlink миллиардера Илона Маска».

В статье объясняется, что электронная война состоит из трех основных элементов: зондирования, нападения и защиты. Разведданные собираются путем обнаружения электронных сигналов противника. При атаке глушение «белого шума» выводит из строя и ухудшает работу систем противника, включая радио и мобильную связь, противовоздушную оборону и артиллерийские радары. Затем в ход идет сбивающий с толку спуфинг [spoofing – название кибер-атаки, направленной на то, чтобы выдать себя за какой-либо надежный источник с целью получить доступ к важным данным или информации – прим. автора]. Когда это срабатывает, боеприпасы не попадают в цель».

По словам полковника в отставке Лори Бакхаута (Laurie Buckhout), бывшего начальника отдела радиоэлектронной борьбы армии США, «действовать на современном поле боя без данных действительно сложно». Создание помех «может очень быстро и очень опасно ослепить и оглушить самолет, особенно если он теряет GPS и радар, и это реактивный самолет, летящий со скоростью 600 миль в час».

В статье приводится мнение Джеймса Стидхэма (James Stidham), эксперта по коммуникационной безопасности, который консультировал министерства государственной и национальной безопасности США. «Это невероятно засекреченная область, потому что она сильно зависит от развивающихся, передовых технологий, где достижения могут быть скопированы и удалены очень быстро», – сказал он.

Отмечается, что «Украина усвоила тяжелые уроки радиоэлектронной борьбы в 2014 и 2015 годах, когда Россия подавила украинские силы. Русские сбивали беспилотники и выводили из строя боеголовки, проникали в сети мобильных телефонов для проведения психологических операций и нацеливались на украинскую бронетехнику».

Israel Hayom ссылается на одного украинского офицера, который в беседе с Кристианом Броузом (Christian Brose), помощником покойного сенатора США Джона Маккейна (John McCain), рассказал о том, как российским информационным войскам удалось обмануть командира, который ответил на звонок матери, после чего его местоположение было определено, и он был ликвидирован высокоточными ракетами. Об этом К.Броуз написал в своей книге The Kill Chain, которую можно перевести как «Убийственная последовательность». Вообще, понятие kill chain («кил чейн») означает типовую последовательность действий, приводящую к уничтожению противника.

В израильской статье говорится о том, что США также испытали на себе действие российской радиоэлектронной борьбы в гражданской войне в Сирии, где Москва и Вашингтон поддерживают противоборствующие стороны. В 2018 г. начальник Главного управления войск специального назначения министерства обороны США генерал Рэймонд Томас (Raymond Thomas) описал, как связь американских пилотов регулярно «сбивалась» в Сирии – в «самой агрессивной среде РЭБ на планете». Передовые российские системы предназначены для ослепления американских бортовых систем раннего предупреждения и управления (AWACS, АВАКС) самолетов (глаз и ушей командиров на поле боя), а также крылатых ракет и спутников-шпионов.

«В нынешней войне радиоэлектронная борьба стала сферой ожесточенного противостояния. «Аэророзведка» модифицировала дроны с камерами, чтобы определять позиции противника и сбрасывать минометы и гранаты. Взлом также используется для нанесения ущерба или вывода из строя вражеской электроники и сбора разведданных». Согласно украинским официальным лицам, «с 2015 г. их возможности РЭБ сильно улучшились. Им удалось добиться тактического преимущества благодаря использованию зашифрованных средств связи США и Турции. Украина настолько продвинулась вперед, что экспортирует часть своих технологий».

Israel Hayom ссылается на подполковника Тайсона Ветцеля (Tyson Wetzel), представляющего ВВС в «Атлантическом совете» (американском аналитическом центре при НАТО, признан Генпрокуратурой РФ «нежелательной на территории России организацией»). Согласно Т.Ветцелю, «Россия занимается глушением GPS в районах от Финляндии до Черного моря. В результате одному региональному финскому перевозчику «Трансавиабалтика» [на самом деле Transaviabaltica – литовский авиаперевозчик – прим. автора] пришлось отменить рейсы по одному маршруту на неделю». Фрэнк Бэкес (Frank Backes), руководитель американской компании Kratos Defense, у которой есть наземные станции спутниковой связи в регионе, сказал, что «российские глушилки нарушили работу украинского телевидения».

В статье отмечается, что в первые дни войны использование Россией средств РЭБ было менее эффективным и масштабным, чем предполагалось. Допускается, что именно это воспрепятствовало уничтожению большого количества радаров и зенитных установок, что было необходимо для завоевания превосходства в воздухе. С целью получения комментария Israel Hayom отправила  запрос в Минобороны России, но ответа не получила.

Отмечается, что по мнению некоторых аналитиков, российские командиры скрывали комплексы РЭБ, опасаясь их захвата. «Как минимум две системы действительно были захвачены. Одна из них – «Красуха-4», «по данным базы данных армии США, предназначена для подавления спутниковых сигналов, а также радаров наблюдения и оружия с радиолокационным наведением на расстоянии более 100 миль (160 километров). Другой комплекс: более совершенный «Борисоглебск-2», способный глушить системы наведения дронов и радиоуправляемые фугасы».

Предполагается, что «Россия также ограничила использование средств радиоэлектронной борьбы в начале конфликта из-за опасений, что плохо обученные или слабо мотивированные технические специалисты не смогут использовать их должным образом». По словам генерал-лейтенанта в отставке Бена Ходжеса (Ben Hodges), бывшего командующего армией США в Европе, «теперь мы знаем, что русские отключили [средства РЭБ], потому что они сильно мешали их собственным линиям связи».

Очевидность проблемы со связью у российских военных в статье подтверждается тем фактом, что «многие российские военнослужащие разговаривали по незащищенным открытым радиоканалам, которые легко прослушивались посторонними». При этом «неясно, какими преимуществами обладают электронные активы России на данный момент. Украинские силы сейчас более сконцентрированы, чем в начале войны, что может облегчить им задачу целенаведения».

По мнению Джеймса Рэндса (James Rands) из Janes, американского аналитического центра военной разведки, «многое зависит от того, будут ли российские батальонные тактические группы на самом деле сформированы так, как на бумаге». Каждая группа, состоящая примерно из 1000 военнослужащих, должна иметь подразделение РЭБ. Пентагон утверждает, что на Украине находится 110 таких групп.

«Кремль также утверждает, что имеет более 1000 небольших универсальных БПЛА «Орлан-10», которые  используются для разведки, наведения, создания помех и перехвата разговоров по мобильным телефонам». В статье отмечается, что в войне Россия потеряла около 50 своих «Орланов-10», но «то, что они потеряли, может быть лишь небольшой частью того, что летает», – предположил исследователь Сэмюэл Бендетт (Samuel Bendett) из американского аналитического Центра военно-морского анализа (The Center for Naval Analyses).

Несмотря на то, что относительная мощь БПЛА Украины неясна, «украинцы адаптировали такие технологии, как программно-определяемое радио и 3D-печать, чтобы оставаться маневренными». Непонятным остается также то, насколько помогают средства подавления помех, поставляемые на Украину Великобританией и США. Ни одна из стран, говорится в статье Israel Hayom, не предоставила подробностей. Решающее значение имеет способность обеих сторон выводить из строя дроны противника, поскольку артиллерия, добычей информации о которой они занимаются, теперь играет решающую роль на полях сражений.

Отмечается, что Starlink Маска – проверенный актив. «Его более 2 200 низкоорбитальных спутников обеспечивают широкополосным доступом в Интернет более 150 000 украинских наземных станций». Разрыв этих связей называется вызовом для России. Подавить низкоорбитальные спутники гораздо сложнее, чем геостационарные. «В Пентагоне Маска похвалили за то, что он с помощью быстрого исправления программного обеспечения, по крайней мере, временно справился с российскими помехами в отношении украинских спутниковых каналов. Однако он предупредил украинцев, что эти терминалы необходимо по возможности отключать, т.к. они уязвимы для геолокации, а в Твиттере недавно выразил беспокойство по поводу удвоения усилий России по созданию помех»[i].

Продолжая тему оценок в израильских СМИ военных возможностей противоборствующих сторон на Украине, израильский новостной сайт The Jerusalem Post со ссылкой на службу военной разведки Украины – Главное управление разведки (ГУР) – сообщил о наличии доказательств того, что «вторгшиеся российские силы используют микрочипы, произведенные в Соединенных Штатах». Электроника американского производства была, якобы, обнаружена в российских ЗРК «Панцирь», разведывательно-ударных вертолетах Ка-52 «Аллигатор» и стратегических крылатых ракетах Х-101.

Согласно Говарду Альтману из американского военно-аналитического журнала The War Zone, украинцы обнаружили в ЗРК «Панцирь» микросхемы производства AMD, Rochester Electronics, Texas Instruments и Linear Technology, а также не менее 35 дополнительных микросхем американского производства в крылатой ракете Х-101.

ГУР делает вывод о зависимости России от западных технологий, следовательно, западные санкции нарушили российское военное производство[ii].

В марте The Jerusalem Post со ссылкой на тот же ГУР сообщила, что «России, возможно, придется прибегнуть к использованию старых компонентов и транспортных средств из-за отсутствия ключевых иностранных компонентов, и что Москва пыталась отремонтировать старые транспортные средства, чтобы заменить те, которые были потеряны или уничтожены в ходе вторжения на Украину»[iii].

[i] Electronic warfare shaping Russia-Ukraine war // Israel Hayom. 06.06.2022. https://www.israelhayom.com/2022/06/06/electronic-warfare-shaping-russia-ukraine-war/

[ii] Russia is dependent on Western technology — Ukrainian intelligence // Jerusalem Post. 05.06.2022. https://www.jpost.com/international/article-708588

[iii] Sanctions hobble Russian defense industry production of tanks, missiles, jets – GUR // Jerusalem Post. 30.03.2022. https://www.jpost.com/international/article-702713

62.29MB | MySQL:101 | 0,514sec