К итогам первой личной встречи Р.Т.Эрдогана и Я.Лапида в контексте полного восстановления турецко-израильских отношений

20 сентября глава правительства Израиля Я.Лапид, прибывший в Нью-Йорк для участия в ежегодной сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, встретился с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом. Это первый раунд очных переговоров на высшем уровне с 2008 г., призванный показать значимость для государств полного восстановления дипломатических связей, объявленного в середине августа. Как и в случае с процессом нормализации отношений между Израилем и умеренными региональными режимами после анонсирования самого факта сближения сторонам необходимо делать конкретные шаги в данном направлении, без которых сказанное не принесет им желаемых внешне- и внутриполитических результатов.

Об итогах беседы двух лидеров, организованной на территории турецкого консульства в Нью-Йорке в закрытом для прессы режиме, известно крайне мало. Анкара воздерживается от предоставления какой-либо конкретной информации. Израильское внешнеполитическое ведомство сообщило, что в повестке значились вопросы двустороннего сотрудничества и ситуация с безопасностью в регионе. Так, в первом случае в центре внимания оказались перспективы контактов в экономической и энергетической сфере, а также в туристической отрасли с учетом ранее достигнутого соглашения о восстановлении авиарейсов израильских перевозчиков в Турцию. В том, что касается положения на Большом Ближнем Востоке, Я.Лапид сосредоточился на контактах разведывательных служб и координации контртеррористических мер, способствующих купированию угрозы безопасности для израильтян при посещении республики. Помимо этого косвенно упоминался и палестино-израильский конфликт, в частности, премьер-министр Израиля обозначил турецкому президенту необходимость международной поддержки усилий по возвращению граждан страны и тел двух военнослужащих, находящихся у палестинских боевиков.

Анализ имеющейся в открытых источниках информации об итогах переговоров позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, встреча в значительной степени связана с акцентами выступлений Я.Лапида и Р.Т. Эрдогана на сессии ГА ООН, а потому в некотором смысле может восприниматься как подготовительный или вспомогательный шаг. Ожидается, что в своем первом заявлении с трибуны ООН премьер-министр Израиля акцентирует иранскую проблему, следовательно, для него крайне важно продемонстрировать понимание разного рода опасностей, исходящих от иранского режима, мировыми и региональными лидерами. Р.Т.Эрдоган, в свою очередь, уже упомянул на сессии Генассамблеи о необходимости достижения мирного урегулирования на базе принципа «двух государств» для двух народов и столичном статусе Восточного Иерусалима для Палестины. В результате, с одной стороны, президент республики в контексте сближения с Израилем должен был показать, что хотя бы частично разделяет и подходы партнера, в частности, готов принять аргументы о проблеме возвращения пленных. С другой стороны, Я.Лапид, поднимая указанный вопрос, вновь стремился дать понять, но уже главе ПНА М.Аббасу, готовящемуся к односторонним действиям в контексте сессии ГА ООН, что видение Израиля имеет понимание среди международного сообщества и ближневосточных государств, а потому и претензии Иерусалима легитимны.

Во-вторых, важным моментом, возможно, является обращение к энергетической проблематике. Она имела принципиальное значение для Анкары на момент старта нового витка сближения с Иерусалимом. В частности, на этапе подготовки мартовского визита президента Израиля И.Герцога в Турцию власти республики говорили, что намерены включить в повестку дня его встреч предложения по экспорту израильского газа в Европу через Турцию, однако, в дальнейшем, если судить по официальным данным о ходе состоявшихся за последние месяцы переговоров на различных уровнях, тема больше не фигурировала.

Обсуждение энергетической проблематики весьма показательно, принимая во внимание враждебную риторику Р.Т.Эрдогана по отношению к Греции в ООН, а также нарастающий конфликт между Анкарой и Афинами в целом. Помимо прочего он рискует окончательно заставить Европу отказаться от проекта строительства подводного газопровода EastMed, идеи реанимировать который возникли в контексте попыток европейцев решить задачу диверсификации импорта энергоносителей. Как утверждает эксперт Иерусалимского института стратегии и безопасности Хай Эйтан Коэн Янарочак, греческо-турецкая напряженность – «огромная головная боль для этого проекта». В целом, по его мнению, нет понимания того, рассматривается ли ЕС опция подводного газопровода как реальная, или уже нет. Однако даже если от идеи его возведения как таковой в Евросоюзе не отказались, в условиях разгорающегося конфликта инвесторы попросту не станут вкладываться в инфраструктуру, рискующую быть уничтоженной.

Как следствие, Анкара, судя по всему, посчитала момент подходящим, чтобы вновь предложить свое содействие Иерусалиму в организации экспорта газа. Впрочем, принимая во внимание, что и от сотрудничества в треугольнике Израиль-Греция-Кипр отказываться правительство Я.Лапида не хочет, есть вероятность, что даже при рассмотрении «турецкой опции» поставок считать ее основной государство не готово и в качестве основного канала сосредоточится на Египте. Подтверждается это тем, что после переговоров с Р.Т.Эрдоганом Я.Лапид провел аналогичный раунд общения с контрпартнером из Греции, дабы показать, что одни контакты выстраиваются не за счет других.

В-третьих, нельзя не обратить внимания на существенный фоновый аспект беседы двух лидеров в Нью-Йорке – интерес Р.Т.Эрдогана не только к израильской, но и к еврейской повестке. Проявился он в организованной для турецкого президента встрече с представителями руководства американских еврейских организаций, в ходе которой он пообещал лично посетить Израиль, хотя и не назвал сроки визита, а также заявил, что антисемитизм – «это преступление против человечности». Любопытно, что выступление перед лидерами американских еврейских организаций было подготовлено и проведено при содействии The Friedlander Group – созданной в 2001 г. американской компании, специализирующейся на связях с общественностью, правительственными структурами, НКО, СМИ. Согласно актуальной информации министерства юстиции США об организациях, финансируемых из-за рубежа, The Friedlander Group спонсируется правительством Турции и могла получить от него порядка 70 тыс. долларов на продвижение интересов среди американского еврейства.

Дополняет картину происходящего то, что The Friedlander Group специализируется главным образом на ортодоксальных еврейских структурах. Ранее Р.Т. Эрдоган уже в некотором смысле обращался к той же аудитории, собрав в Стамбуле конференцию раввинов из исламских стран. Тогда президент республики также сфокусировался на осуждении антисемитизма и ревизионистского подхода к Холокосту, отдельно пообещав содействовать развитию еврейской религиозной жизни путем восстановления и строительства новых синагог как в самой Турции, так и в Турецкой Республике Северного Кипра.

В целом итоги общения Я.Лапида и Р.Т. Эрдогана показывают намерение сторон продолжать диалог во взаимных интересах, хотя очевидно, что последние несколько разнятся. В частности, Израиль опасается сближением с Турцией нарушить свои контакты с другими средиземноморскими партнерами, а потому, как кажется, проведение беседы, включавшей в том числе и энергетическую проблематику, в закрытом режиме могло быть на руку именно Иерусалиму. Анкара наоборот подходит к сотрудничеству с партнером максимально открыто, что может быть продиктовано несколькими причинами.

Во-первых, такой шаг традиционно рассматривается как шанс на сближение с Белым Домом, не случайно правительство спонсирует и лоббистскую деятельность в США. Это особенно интересно, если учесть, что турецкие власти открыто обвиняют Грецию в лоббировании ограничения турецко-американского сотрудничества в военно-технической сфере.

Во-вторых, нормализация с Израилем, а также демонстрация осуждения антисемитизма и отрицания Холокоста в определенной степени может восприниматься как попытка Р.Т. Эрдогана хотя бы частично снять критику за нарушение прав человека внутри Турции.

В-третьих, включение в переговоры с Израилем палестинской, иранской, а в перспективе не исключено и сирийской проблемы, позволяет Турции создать образ регионального игрока, способно взять на себя посреднические функции, тем самым несколько сгладив критику за конфронтационную внешнюю политику в Средиземноморье.

52.52MB | MySQL:103 | 0,623sec