О факторе высоких технологий в протестном движении в Иране

Иран уже почти две недели сотрясают беспорядки после смерти 16 сентября в полицейском участке 22-летней Махсы Амини, которая была арестована иранской «полицией нравов» за предполагаемое нарушение закона страны, требующего, чтобы женщины прикрывали волосы хиджабом или платком. На этом фоне разгорелась серьезная борьба технологий в рамках функционирования социальных сетей и популярных мессенджеров.    Технические специалисты, многие из иранской диаспоры, используют свои сети на местах в Иране и в крупных технологических компаниях на Западе, чтобы отключить учетные записи арестованных протестующих и активистов, прежде чем иранские силовики смогут обыскать их устройства. Эти усилия предпринимались годами, но сейчас они  серьезно активизировались, поскольку Тегеран проводит жестокие репрессии против демонстрантов. За последние 11 дней протесты превратились в всеобщее возмущение значительной части общества, включая религиозных иранцев, из-за правительственных репрессий, эксцессов со стороны сил безопасности и общего разочарования в неустойчивой экономике страны. По данным базирующейся в Норвегии правозащитной организации Iran Human Rights (IHR), иранские силы безопасности убили по меньшей мере 76 протестующих во время беспорядков. «Идет настоящая кибервойна. Почти каждый час я получаю запрос на удаление и перенос учетной записи кого-то, кто был арестован. Переезд может быть инициирован звонком близкого друга, супруга или члена семьи арестованного», — утверждает иранский активист  Сабети из Силиконовой долины. Это так называемая программа «быстрого реагирования», которая включает диалог с технологическими компаниями о закрытии аккаунтов арестованных в Иране в социальных сетях (для защиты их информации).  Представитель Meta, материнской компании WhatsApp и Instagram, не подтвердил и не опроверг, что она работает с иранскими технологическими активистами, чтобы отключить аккаунты протестующих, арестованных в Иране. В этой связи  представитель Meta заявил: «Мы не ограничиваем доступ к нашим приложениям в Иране и не подвергаем цензуре чьи-либо голоса по приказу иранского правительства. Мы по-прежнему сосредоточены на том, чтобы как можно больше людей могли пользоваться нашими сервисами, чтобы делиться тем, что для них важно, при этом удаляя только контент, который нарушает наши правила».

В этой связи отметим, что в США на сегодняшний день проживает значительное число иранских компьютерщиков. Генеральный директор Uber Дара Хосровшахи родилась в Иране, и до 2020 года ирано-американский бизнесмен Омид Кордестани был исполнительным председателем Twitter. Пьер Омидьяр, основатель eBay и один из 25 богатейших людей на земле, является американцем иранского происхождения. Работа Сабети — лишь один из примеров того, как иранские технари используют возможности  Силиконовой долины для мобилизации поддержки протестующих в своей стране происхождения. И делается это не без участия западных кибер-компаний. На прошлой неделе США выдали лицензию, позволяющую технологическим компаниям предоставлять иранцам киберуслуги в попытке обойти ограничения Тегерана в интернете. Лицензия необходима из-за давних экономических санкций, введенных США в отношении Ирана. Этот шаг побудил Илона Маска объявить об активации спутниковых служб Starlink внутри страны. Помимо этого «в тени киберпространства» существует также сеть инженеров-программистов и предпринимателей из диаспоры, которые тихо работают, чтобы поддерживать связь протестующих с внешним миром, а иногда и защищают их. «Быстрое реагирование» — это лишь малая часть работы, которую технические группы делают для поддержки протестующих на улице, заявил Амир Рашиди, директор по цифровым правам и безопасности в Miaan Group. На протяжении многих лет Miaan проводила онлайн-тренинги по цифровой безопасности для активистов в Иране. Курсы варьируются по уровням сложности от шифрования до простых напоминаний студентам о том, что в их приложениях для обмена сообщениями активирована функция автоматического исчезновения. «Цель состоит в том, чтобы в случае ареста кого-либо его устройство было максимально чистым», — сказал Рашиди. Для таких людей, как Рашиди, это личная работа. Он был активистом в Иране и был арестован после выборов в стране в 2009 году. В конце концов, Рашиди был вынужден бежать из страны и оказался в США. Иран сейчас резко усилил ограничения в интернете в рамках подавления протестов. Это обычный подход правительства. Во время широкомасштабных антиправительственных демонстраций в 2019 году Иран отключил доступ к интернету для своего населения, насчитывающего более 80 млн человек. На прошлой неделе Тегеран заблокировал Instagram и WhatsApp, две из последних активных социальных сетей в стране. Twitter, YouTube, Facebook и приложение для обмена сообщениями Signal были заблокированы еще до начала протестов на прошлой неделе. Ферейдун Башар — исполнительный директор ASL19 из Торонто, технологической и медиа-лаборатории, созданной после протестов в Иране в 2009 году. ASL19 предоставляет VPN — виртуальные частные сети, которые устанавливают безопасные соединения с помощью шифрования — людям внутри Ирана. «Когда правительство предпринимает шаги по ограничению доступа в Интернет до такой степени, которую мы наблюдаем, это признак того, что они повышают уровень подавления. Они не хотят, чтобы информация о том, что они делают, вышла наружу» — уверен Башар.  VPN используются для обхода интернет-блокировок, создавая впечатление, что пользователи находятся за пределами страны, где действуют цензоры. Как и многие на Ближнем Востоке, иранцы полагаются на VPN для доступа к сайтам, запрещенным их правительством. VPN ASL19 называется BeePass и основан на технологии, разработанной Google Jigsaw, сейчас через сеть специалистов из числа иранской диаспоры  предоставляется протестующим иранцам, число которых  в настоящее время насчитывает около 3 млн пользователей. Башар говорит, что спрос на VPN вырос. На прошлой неделе система поддержки пользователей ASL19 получала более 3000 справочных запросов в день. При этом VPN приходится постоянно перенастраивать, чтобы избежать внимания иранских служб безопасности. «Это игра в кошки-мышки, и мы конкурируем с режимом, у которого против нас почти бесконечные ресурсы», — сказал Башар. Одной из проблем, с которыми сталкивается ASL19, является передача VPN в руки иранцев. Те, у кого все еще есть доступ к Telegram или Twitter, могут найти ссылки в интернете. Распространение спутникового телевидения в Иране также высоко и используется для предотвращения перебоев в работе интернета. Во время протестов новостные каналы BBC Persian и diaspora продолжали вещать по всей стране. ASL19 делится адресом электронной почты, на который ссылается бот, отвечающий на сообщения со ссылками на VPN ASL19 и другие, такие как Tor или Psiphon, которые иранцы могут скачать. «Электронная почта, как правило, является одним из последних рубежей, которые блокирует правительство. Так что она более устойчива. И, конечно, мы по-прежнему полагаемся на сарафанное радио», — добавил Башар.  В учетом того, что  женщины занимают центральное место в нынешних протестах, популярным приложением стал Gershad. Компания Gershad была представлена в 2016 году, чтобы помочь иранским женщинам избежать «полиции нравов» страны, собирая информацию о их местонахождении и отображая их на карте Google. Пользователи могут сообщать о местоположении на расстоянии до 500 метров с помощью значка «бородатый мужчина». Это приложение  было загружено 84 397 раз с момента его появления. Его присутствие в интернете резко возросло с начала протестов. В период с 7 по 14 сентября у Gershad было 191 тыс. показов в Твиттере. В период с 15 по 22 сентября эти цифры выросли до 1,4 млн. «Пользователи органично перепрофилируют приложение, чтобы сообщать о местонахождении спецназа и местах проведения протестов», — констатирует Фирузе Махмуди, соучредитель Gershad из Калифорнии и исполнительный директор United for Iran, неправительственной организации, занимающейся улучшением гражданских свобод в Иране.

Активисты также предупредили, что иранское правительство использует популярное приложение для обмена сообщениями Telegram для идентификации протестующих. Фотографии протестующих были размещены на канале Telegram под названием Setade114, который насчитывает около 20 000 подписчиков, что активисты назвали «линией стукачей». Между тем, некоторые обвинили компанию WhatsApp, принадлежащую компании Meta, в координации с иранским правительством с целью ограничения общения за пределами страны. Instagram также обвинили в удалении видео протестующих в Иране.

52.47MB | MySQL:103 | 0,458sec