О саммите ОТГ в Самарканде и о турецком участии. Часть 4

В период 10-11 ноября с.г. в Узбекистане (Самарканд) состоялось очередное, девятое по счету, заседание Организации тюркских государств (ОТГ) на уровне глав государств.

Часть 3 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=91898.

Напомним, что мы остановились на рассмотрении оценок, данных со стороны турецких обозревателей, в частности, на материале одного из ведущих турецких политологов, генерального координатора Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) Бурханеттина Дурана. Материал вышел 14 ноября под заголовком «Новые шаги по интеграции тюркского мира» в ведущем англоязычном издании Daily Sabah. Продолжаем цитирование:

«В связи с этим, соответствующие страны предприняли новые шаги в сторону интеграции на саммите в Самарканде. Очевидно, что интеграция требует много времени и большой решимости. Однако можно сказать, что международный климат и ведущие игроки гораздо более подготовлены (по сравнению с началом 1990-х годов) к тому, чтобы организация достигла своей конечной цели.

В то время как соперничество великих держав, которое продолжает углубляться на международной арене, влечет за собой определенные риски и неопределенности, эти события создают возможности для того, чтобы тюркский мир стал более влиятельным в целом. В частности, тюркское государство (это вопрос, что означает «тюркское государство» в данном контексте; можно понять, что речь идет, в буквальном смысле, о едином тюркском государстве или же о тесно интегрированном союзе Тюркских государств – И.С.) могло бы создать рациональную платформу для решения проблем между собой и ускорить процесс интеграции в условиях напряженности между Западом, Россией и Китаем.

В частности, 20-летний опыт президента Эрдогана в дипломатии представляет собой большое преимущество для Турции и всего тюркского мира. В этом плане, Анкара подходит ко всем тюркским государствам как к равным и с учетом взаимных интересов. Чтобы было ясно, страна не считает себя старшим братом в этих отношениях.

В дополнение к установлению прочных партнерских отношений с Азербайджаном в последние годы, Турция стремится к долгосрочной интеграции с Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном в рамках «обмена опытом и видением между братьями и сестрами». Действительно, Анкара может внести значительный вклад в безопасность и оборону тюркских государств благодаря дополнительным возможностям, которые она недавно создала.

Тем не менее, организации предстоит пройти долгий путь, прежде чем ее члены смогут совместно определить свои интересы в области безопасности и добиваться политической и экономической интеграции.

Президент Эрдоган также получил высший орден имама Бухари в Самарканде. Эта награда имеет большое символическое значение. Само собой разумеется, что Турцию и Узбекистан связывают глубокие культурные и религиозные связи. Действительно, могилы имама Бухари, имама Матуриди и шейха Накшбанди, которые оставили свой след в турецком подходе к исламу, находятся в Узбекистане. Таким образом, присуждение высшего ордена вновь подчеркнуло многогранную связь между Турцией и Узбекистаном.

В будущем Узбекистан может извлечь пользу из опыта Турции, чтобы возместить ущерб, нанесенный советской властью его культуре, и наладить здоровую связь со своей историей. Религиозные связи с Турцией также были бы полезны более религиозной молодежи Узбекистана, чтобы защитить себя от радикализирующего влияния салафитских движений. Для Узбекистана, который открылся миру при президенте Шавкате Мирзоёеве, Турция также представляет собой успешный пример в дипломатии. В этом смысле, Ташкенту есть что выиграть от сотрудничества с Анкарой, поскольку он стремится развивать свои отношения с Западом и другими, не провоцируя Россию.

В последние годы, Турция стала балансирующим игроком, который способствует стабильности в Центральной Азии и на Кавказе. Таким образом, политика Турции служит источником вдохновения и создает возможности для прочного партнерства для тюркского мира, за которое соревнуются Россия и Китай.

Выходцы из бывшего советского мира, тюркские государства вынуждены работать с Москвой. Между тем, Пекин, который заинтересован в регионе, амбициозно проявляет геополитический интерес к этой части мира, возглавляемый экономическими инвестициями. В этих условиях для Турции и других государств-членов важно укреплять Организацию тюркских государств.

Турция, входящая в западный альянс, может работать с Россией и Китаем и конкурировать с ними. Опять же, учитывая близость Китая и растущий экономический интерес к региону, Турция может сыграть уравновешивающую роль, гарантируя, что Пекин не взаимодействует с тюркским миром, как с Африкой.

По этим причинам будущие саммиты должны позволить организации предпринять дополнительные шаги в направлении интеграции».

Итак, какие выводы просматриваются из рассмотренной нами публикации?

  1. В материале идет речь о «конечной цели» проекта ОТГ.
  2. Из контекста следует, что речь идет о тесной экономической и военно-политической интеграции, с включением также аспекта безопасности.
  3. ОТГ и Турция – это, на взгляд турецкого автора, уравновешивающий элемент для России и Китая.
  4. Россия уравновешивается тем, что тюркские государства «возмещают ущерб Советского периода», то есть, переходят на собственные рельсы.
  5. Китай уравновешивается Турцией для недопущения «африканизации» региона китайцами.

В целом, отмечаем, что Самаркандский саммит и принятая декларация стали ещё одним шагом на пути реализации Тюркского проекта. Значимой победой для Турции стало включение ТРСК в ОТГ в качестве наблюдателя.

62.56MB | MySQL:101 | 0,621sec