Турецкие аналитики о развитии Организации тюркских государств. Часть 7

10 ноября с. г., накануне саммита Организации тюркских государств (ОТГ) в Самарканде, турецким Фондом политических, экономических и социальных исследований (SETAV) было одновременно опубликовано два исследования, посвященных вышеупомянутой структуре и отношениям её членов как в многостороннем, так и в двустороннем форматах. Продолжаем разбирать материал, опубликованный Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), который озаглавлен как «Организация тюркских государств: сотрудничество, обращающее кризисы в возможности». Автор – Фырат Пурташ.

Часть 6 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке  http://www.iimes.ru/?p=92256#more-92256 .

Напомним, что в предыдущей части мы закончили рассмотрение политической составляющей отношений между Турцией и странами-участницами ОТГ (членами и наблюдателями; пока без Турецкой Республики Северного Кипра, которая, как известно, стала наблюдателем по итогам последнего Саммита в Самарканде – прим.).

Переходим к экономической части документа:

«Говоря последнее слово в начале, экономическое сотрудничество между Турцией и членами ОТГ — ниже своего нынешнего потенциала.

Однако, Турция входит в пятерку крупнейших партнеров тюркских республик Центральной Азии как с точки зрения инвестиций, так и с точки зрения внешней торговли.

Когда мы смотрим на двусторонние отношения, двусторонние экономические отношения между Турцией и Азербайджаном стали замечательными в результате совместных инвестиций в области энергетики. Между двумя странами в области энергетики были реализованы нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум (БТЭ), проекты TANAP и TAP.

Эти масштабные проекты изменили энергетическое уравнение в регионе. Особенно после российско-украинской войны, когда Запад столкнулся с энергетическим кризисом, видное место Азербайджана в поиске альтернатив в сфере энергоснабжения не только повысило стратегическое значение этих проектов, но и укрепило сотрудничество между Баку и Анкарой в области энергетики.

Экономический профиль отношений между Турцией и турецкими государствами представлен в Таблице 1 ниже.

Согласно общей торговой системе, в период с января по декабрь 2021 года экспорт (речь идет о суммарном экспорте и далее импорте и товарообороте по странам Средней Азии и Турции между собой – И.С.) увеличился на 32,8 процента по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года и достиг 225 миллиардов 291 миллионов долларов, а импорт увеличился на 23,6 процента и достиг 271 миллиарда 424 миллионов долларов.

Общий объем внешней торговли составил 496 миллиардов 715 миллионов долларов. В 2021 году доля экспорта Турции в тюркские республики в общем объеме экспорта (8 594/225 291) составила 3,81 процента, а доля импорта (7 362/496 715) – 1,48 процента. Хотя эти соотношения довольно низкие, учитывая текущий потенциал турецких государств, можно сказать, что объем внешней торговли может быть значительно выше этих цифр, если двусторонние отношения будут углублены.»

(Перевод таблицы: внешняя торговля Турции и тюркских государств, 2021 в млрд долл.; перевод шапки: страны – экспорт – импорт – оборот – общий оборот /страны/, доля /Турции в общей торговле/; перевод левой колонки: Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан, Венгрия, Всего).

Следующий раздел посвящен турецко-азербайджанским торгово-экономическим отношениям. Цитируем:

«Среди тюркских государств страной, с которой у Турции наиболее интенсивные экономические отношения, является Азербайджан. Основным элементом торговли между двумя странами являются технологии энергетики и оборонной промышленности.

С точки зрения экспорта энергоресурсов Азербайджана, Турция имеет стратегическое значение из-за своей экономической структуры и расположения транзитной страны. Турция также обеспечивает около 20 процентов своих потребностей в природном газе из Азербайджана.

Кроме того, если определенная часть газа фазы 2 (месторождение Шах-Дениз – И.С.) будет поставляться в Турцию, эта доля увеличится до 30 процентов после 2025 года, что свидетельствует о важности энергетического сотрудничества двух стран.

Турция является воротами Азербайджана на Запад и единственным безопасным местом, которое может поставлять энергоресурсы Азербайджана на Запад. В то же время Турция является для Азербайджана серьезным и надежным потребителем энергоресурсов.

Внешнеторговые отношения двух стран можно оценивать по двум признакам: поставки энергоносителей и неэнергетических товаров. Трубопроводы между двумя странами введены в эксплуатацию как для удовлетворения собственных энергетических потребностей Турции, так и для транспортировки газа в Европу по ее территории. Помимо важности интеграции линий Южного газового коридора с Европой, в этом контексте также важен проект газопровода TAP.

Открытие нефтепровода БТД и газопровода БТЭ ознаменовало начало новой эры в турецко-азербайджанских экономических отношениях, в экспорте азербайджанской нефти и природного газа, в доставке азербайджанской продукции на мировые рынки.

С началом работы TANAP в 2018 году, азербайджанский природный газ получил возможность напрямую поступать в страны Европы через Турцию. Процесс, начавшийся с использования московской администрацией энергетического козыря против санкций, применяемых вместе с российско-украинской войной, создал необходимость для Европы, которая на 40% зависит от России по природному газу, достичь альтернативного надежного энергоснабжения.

В этом контексте Европа попыталась удвоить объем импорта природного газа из Азербайджана, что она рассматривает как вариант. Эта инициатива неизбежно повысила значение трубопроводов TANAP и TAP, в строительстве которых Запад не участвовал.

Взаимные инвестиции Турции и Азербайджана в сфере энергетики также занимают важное место в инвестиционных объемах двух стран.

По состоянию на конец мая 2020 года инвестиции Турецкой нефтяной корпорации (TPAO) в Азербайджане составили 12,1 миллиарда долларов. Кроме того, завод Star Rafinerisi в районе Алиага в Измире, в котором PETKİM (PETKİM Petrokimya Holding A.Ş.) приобрела 61,32 процента акций Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (SOCAR), удовлетворяет большую часть спроса на нефтепродукты на турецком рынке с годовой мощностью переработки 10 млн тонн. По оценкам, после завершения этих инвестиций эта сумма достигнет примерно 20 миллиардов долларов.

Одним из важных направлений сотрудничества двух стран является логистика. С другой стороны, железнодорожный проект БТК, который был открыт в октябре 2017 года, открыл новую страницу в турецко-азербайджанских экономических и торговых отношениях в сфере транспортировки турецких товаров на азиатский рынок.

С другой стороны, с открытием Зангезурского коридора предполагается, что наземный и железнодорожный транспорт, который свяжет Азербайджан, Нахичевань и Турцию, который предполагается реализовать, создаст новую геополитическую ситуацию в регионе.

Кроме того, с учетом вновь открытых аэропортов в Карабахском регионе (Физулинский и Зангиланский) формируемый в регионе логистический центр станет новым экономическим центром притяжения, протянувшимся между Китаем и Европой в основном через тюркские государства. Здесь следует подчеркнуть, что экспорт Турции в Азербайджан должен быть диверсифицированным, без концентрации на одном или нескольких продуктах, потенциал коммерческого сотрудничества между двумя странами велик, и, если этот потенциал будет реализован на практике, объем внешней торговли может значительно превысить текущий уровень».

Итак, отметим, что распад СССР привел к возникновению на энергетических рынках мира новых игроков. При этом, эти игроки, помимо продолжения поставок через построенную в советские времена инфраструктуру, начали искать собственные, альтернативные выходы в мир. В этом смысле, Россия пыталась занять позицию транзитного монополиста в отношении того же Азербайджана, но политика эта изначально была обречена на неудачу. Турция, в этом смысле, оседлала важный тренд, который был, с европейской стороны, дополнен идеей о том, что Россия использует или может использовать природный газ в качестве «энергетического оружия» против Европы.

По прошествии 30 лет независимости Азербайджана можно сказать, что Турция заместила на своем рынке значительный объем газа, поставляемого из России, азербайджанским газом. Необходимо осознавать чётко реальность, которая заключается в том, что пик положения «Газпрома» в Турции, как поставщика газа в страну, пройден и будет только снижаться. Что, впрочем, не исключает роста значения Турции как транзитера российского газа и даже как газового «хаба», если под ним подразумевать то, что страна станет центром ценообразования, расчетов и отгрузок за «голубое топливо».

Ещё один важный аспект заключается в логистике. Турция и Азербайджан обеспечивают на двоих коридор от Каспия до Европы в условиях, заданных второй Карабахской войной. Решение вопроса Нагорного Карабаха в пользу Азербайджана, действительно, создает новую реальность значительного укрепления срединного коридора под контролем Турции и ОТГ. На этом фоне, северный коридор, проходящий по территории России, на обозримую перспективу утратил своё значение. Это означает, помимо всего прочего и то, что срединный коридор могут ожидать новые инвестиции из стран, заинтересованных в реализации проекта «Нового Шелкового пути», в первую очередь, разумеется, из Китая.

Подводя черту: в соревновании «логистики» срединный турецкий или тюркский коридор одерживает победу над коридором северным, проходящим по территории России, задавая вектор дальнейшего развития и наращивания мощности первого.

Переходим к торгово-экономическим отношениям между Турцией и Казахстаном.

Цитируем документ:

«Казахстан – страна с крупнейшей экономической структурой в Центральной Азии. Страна, обладающая обширными запасами нефти и природного газа (это — второй по величине производитель нефти после России в бывших советских республиках), а также различными полезными ископаемыми и металлами, также имеет большой потенциал с точки зрения сельского хозяйства и животноводства.

Инвестиционный профиль страны и внешняя торговля также формировались по этой оси. Благодаря своей производственной структуре, Казахстан в основном является экспортером сырья и полуфабрикатов. С момента обретения независимости, страна успешно привлекает прямые иностранные инвестиции, особенно в области энергетики, привлекая более 80 процентов от общего объема прямых иностранных инвестиций в Центральной Азии.

Турецко-казахстанские инвестиционные отношения и внешняя торговля также представлены в этом приложении. Если посмотреть на структуру внешней торговли между двумя странами, то большая часть импорта из Казахстана состоит из драгоценных и переработанных минеральных продуктов, рафинированной сырой меди и медных сплавов, необработанного алюминия, нефтяных газов и других газообразных углеводородов. Важная часть турецкого экспорта в Казахстан состоит из фармацевтических препаратов, готовой одежды и машин.

При рассмотрении торгово-экономических отношений между Казахстаном и Турцией трудно сказать, что положительные сдвиги в политической и культурной сферах находят полное отражение в торговых отношениях.

Инвестиционные отношения между двумя странами пока не достигли желаемого уровня, как и развитие в коммерческой сфере. Тот факт, что доля Турции в годовом объеме внешней торговли Казахстана составляет около 5%, является самым ярким индикатором этой ситуации.

Кроме того, Турция не входит в первую десятку стран, в которые Казахстан осуществляет прямые иностранные инвестиции. Фактически, инвестиционные отношения между двумя странами отставали от торговых отношений. В этом контексте необходимо быстро устранить препятствия на пути развития турецко-казахстанских торговых отношений.

Тот факт, что Турция не находится на первом месте среди стран, в которые Казахстан осуществляет прямые иностранные инвестиции, и что ее инвестиционные отношения отстают от коммерческих отношений, ясно показывает, что политические отношения не находят отражения в экономических отношениях.

Однако, фактом является то, что изменения в экономических отношениях с момента обретения независимости не являются незначительными. При рассмотрении показателей торгово-экономических отношений между двумя странами видно, что внешнеторговый баланс близок друг к другу. Из-за веса меди и продуктов медного происхождения в импорте Турции из Казахстана, а Турция является страной-импортером нефти, в торговле с Казахстаном наблюдается дефицит».

Итак, какие выводы можно сделать по сути торгово-экономических отношений между Турцией и Казахстаном?

Первый и главный вывод, заключается в том, что торгово-экономические и инвестиционные отношения между двумя странами всерьез отстают от политических отношений. Очевидно, доминирование в Казахстане России, Китая, США и ЕС. На самом деле, это серьезная проблема, поскольку политика оказывается лишенной фундамента или находящейся на зыбком фундаменте отношений. Следует ожидать, что Казахстан будет одной из тех приоритетных стран, на которую будут направлены турецкие усилия в рамках своих экономических усилий. В противном случае, дальнейшая экономическая интеграция в составе ОТГ для Казахстана будет нести ограниченный смысл.

Следующий раздел посвящен торгово-экономическим отношениям между Турцией и Узбекистаном. Цитируем раздел:

«Узбекистан – страна с самым плотным и динамичным населением и самыми высокими предпринимательскими способностями в Центральной Азии. Экономика страны, многие годы проводившая закрытую экономическую политику, во многом базируется на природном газе и экспорте сырьевых товаров.

С приходом к власти Шевкета Мирзиёева в 2016 году экономика оживилась, и страна стала более привлекательной для инвесторов в результате реформ, проводимых с политикой открытости и либерализации. В то время как Узбекистан привлек 682 миллиона долларов прямых иностранных инвестиций в 2021 году, общий объем иностранного капитала достиг 10 миллиардов долларов.

С улучшением политических отношений Анкара — Ташкент и особенно с приходом к власти Мирзиёева в торговых отношениях между двумя странами началась новая эра. По этой оси развития объем торговли, составивший в 2016 году 1 миллиард 242 миллиона долларов, достиг 2,1 миллиарда долларов в 2020 году и 3,6 миллиарда долларов в 2021 году.

Узбекистан, где действуют 2 тысячи 70 компаний с турецким капиталом, стал страной, открывшей наибольшее количество компаний за первое полугодие 2022 года.

В то время как основными продуктами, которые Турция экспортирует в Узбекистан, являются чистящие средства, фармацевтические препараты, прицепы, пластмассовые изделия и оборудование для пищевой промышленности, основным импортом являются медь, медные сплавы и изделия из меди, плиты, хлопчатобумажная пряжа, необработанный цинк, нефтяные масла, удобрения, консервы. продовольствия, золота, необработанного свинца и шелка.

Внешнеторговый баланс между двумя странами близок друг к другу и находится в сбалансированном состоянии. Хотя текущий объем торговли и объем инвестиций между двумя странами не находятся на желаемом уровне, в этой области имеется значительный потенциал.

Позитивный инвестиционный климат, который в настоящее время формируется в Узбекистане, и государственная политика, которую можно выразить как «следует использовать опыт Турции», создают возможности для сотрудничества двух стран во многих сферах от туризма до образования, от промышленности до торговли.

Ожидается, что эта ситуация положительно отразится на внешней торговле двух стран в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Кроме того, Узбекистан, не связанный с морем, заинтересован в Среднем коридоре с переходом через Каспий для доставки производимых им товаров на западный рынок и развивает в этом направлении сотрудничество с Казахстаном, Туркменистаном, Азербайджаном и Турцией. Если этот коридор заработает, сотрудничество двух стран в области логистики также активизируется».

Итак, фиксируем: в Узбекистане наблюдается резкое оживление работы турецкого бизнеса, о чем свидетельствует троекратный рост объема взаимной торговли, а также динамика открытия компаний с турецким капиталом в стране. Фактор заинтересованности Узбекистане в срединном коридоре через Турцию – также создает логистическую вовлеченность страны в региональные проекты. Помимо этого, Турция стремится представать в глазах узбекской стороны «историей успеха», однако, нынешнее экономическое положение Турции позволяет это делать в несколько ограниченном масштабе. Что, впрочем, не может исключать турецких усилий в этом направлении.

62.42MB | MySQL:101 | 0,497sec