О ситуации с нефтяными танкерами в Черноморских проливах Турции

В связи с введением ограничительных мер (так называемый «потолок цен») на российскую нефть рядом западных стран, в Черноморских проливах Турции скопилось свыше двух десятков танкеров, ожидающих разрешения на проход с турецкой стороны. В связи с многочисленной и достаточно противоречивой информацией, поступающей в международные СМИ, Генеральный директорат по судоходству Турции 8 декабря с. г. опубликовал пресс-релиз, содержащий в себе подробные разъяснения по складывающейся ситуации и позицию Турции по ней. Цитируем этот документ (перевод – неофициальный – И.С.):

«Было сочтено необходимым сделать заявление относительно новостей, содержащих недостоверную информацию в некоторых национальных и международных СМИ.

В связи с санкциями Европейского союза страхование P&I (защита и возмещение) судов, проходящих через Турецкие проливы с сырой нефтью, недействительно, и страхование не может быть возмещено в случае аварии. Это подтверждено как соответствующей директивой ЕС, так и государственными органами высокого уровня в Европе.

Как известно, наша страна не обязана выполнять санкционные решения других стран и международных организаций, за исключением санкционных решений Совета Безопасности ООН. Тем не менее, мы не берем на себя риск того, что страховая компания не покроет свою ответственность в случае катастрофического происшествия, которое может произойти, если подпадающее под санкции судно или груз проходят через Турецкие проливы. Следует отметить, что в любом случае ответственность сторон по возмещению ущерба и уводу судна с места его дислокации на первом этапе покрывается страхованием P&I. В случаях превышения суммы возмещения P&I страхования вступает в действие международный фонд IOPC (Международные фонды компенсации за загрязнение нефтью, Великобритания – И.С.), и на совещании между должностными лицами этого учреждения и нашей Администрации было заявлено, что в случае какой-либо аварии судно или груз подлежат санкциям и Учреждение P&I воздерживается от компенсации, возможно, что ущерб не будет покрыт фондом.

Подобно законодательству многих стран, в соответствии с нашим национальным законодательством, танкеры с сырой нефтью, которые не могут предложить действующую страховку защиты и возмещения убытков (P&I), не могут проходить через Турецкие проливы, и это правило действует с 2002 года.

С 1 декабря 2022 года в целях защиты территориальных вод нашей страны и наших древних городов, где проживают миллионы людей, вплоть до завершения этого проблемного периода, началась практика подтверждения страховых полисов, предлагаемых нам танкерами, перевозящими сырую нефть и желающими пройти через Турецкие проливы, страховыми компаниями, выдавшими эти полисы.

Считается неприемлемым, чтобы страховые компании P&I не давали письмо-подтверждение своим коммерческим клиентам (судовладельцам) в рамках выданных ими страховых полисов в обмен на серьезные сборы, ссылаясь на свое законодательство. В запрошенном письме-подтверждении указано, что страхование указанного судна действует только при прохождении Проливов, и мы не запрашиваем письмо-подтверждение для какого-либо судна, чей страховой полис, подпадающий под действие санкций, будет недействителен.

Страховые компании воздерживаются от предоставления этого письма-подтверждения, которое обычно запрашивается и предоставляется в каждом конкретном случае, когда речь идет о нашей стране. Обычно страховая компания определяет, подлежит ли судно эмбарго, и в настоящее время есть ожидающие суда, в отношении которых проводится эта проверка. Подавляющее большинство судов, перевозящих сырую нефть, ожидающих в Босфоре, принадлежат ЕС, и большая часть нефти идет в порты ЕС.

Что касается правил эмбарго, введенных ЕС, то неясна причина, по которой не предоставляется запрошенное нашим Министерством со стороны европейских страховых компаний подтверждающее письмо в отношении европейских судов, перевозящих сырую нефть.

В сложившейся ситуации, те суда, перевозящие сырую нефть, которые предоставили подтверждающее письмо в обычном режиме, начиная с 1 декабря, проходят Турецкие проливы, число судов, ожидающих в Черном море не соответствует сообщениям в новостях (15 судов, 11 из которых следуют в порты Европейского Союза). Неприемлемым является использовать число этих кораблей, превышающих норму, в качестве инструмента давления на нашу страну.

В случае, если суда, которые отправятся в Черное море и загрузят сырую нефть, не дадут письма-подтверждения, одной из мер, которые будут приняты в предстоящий период, будет задержание их в Эгейском море, без допуска в Черное море. С другой стороны, были периоды, когда количество судов, ожидающих в Мраморном море в рамках зернового коридора, превышало 100, и это число было сокращено примерно до 40 судов благодаря мерам, принятым совместно со всеми соответствующими учреждениями, и наше морское движение было отрегулировано.

Как известно, наша страна является важнейшим игроком в реализации зернового коридора и будет и впредь сохранять свою конструктивную позицию для того, чтобы сырая нефть, как и прежде, проходила через Турецкие проливы на мировые рынки. Учитывая общественную пользу и интересы нашей страны, проводятся необходимые исследования в отношении судов, которые заходят на нефтеперерабатывающие заводы нашей страны, но не получают подтверждающее письмо от страховых компаний, и в ближайшее время для этих судов будет внедрена иная практика. Кроме того, после того, как правило вступит в силу, разрабатывается план вывести из наших территориальных вод корабли, загруженные сырой нефтью, находящиеся в Мраморном море для прохода через Пролив Чанаккале (Дарданеллы – И.С.) с тем, чтобы они не создавали угрозу.

С другой стороны, владельцы судов, загруженных сырой нефтью, также могут предложить новую политику P&I, которая покроет время их плавания в Турецких проливах. Наша администрация и наши соответствующие учреждения продолжают необходимые переговоры со странами, страховыми компаниями и судовладельцами.

Мы с уважением представляем его публике».

Итак, какие выводы можно сделать из информации, предоставленной турецкой стороной. Начнем с того, что резюмируем самое главное в указанном пресс-релизе:

  1. 11 из 15 кораблей, дожидающихся прохода через пролив Босфор, следуют в порты Европейского союза. Также в их отношении можно заключить, что они следуют под европейскими флагами.
  2. Практика предоставления подтверждения действительности страхового полиса является достаточно рутинной и нормальной, особенно, с учетом того периода времени, в котором находится, на современном этапе, торговля энергоносителями, в частности, торговля нефтью и нефтепродуктами – когда есть большая неопределенность и могут возникать дополнительные вопросы. Тем более, страховые компании могли бы проявить гибкость с учетом цены вопроса – а именно стоимости перевозимого груза, стоимости его простоя, а также убытков из-за задержки в доставке груза конечным потребителям продукции. Иными словами, проще и дешевле предоставить, даже если это не предусмотрено «обычными» правилами, с учетом «необычности» нынешнего времени.
  3. С учетом изложенного выше, напрашивается только один вывод: та продукция, которые везут суда под европейскими флагами, является сырой нефтью российского происхождения, подпадающей под западные санкции, которая, соответственно, не может страховаться и перевозиться судовладельцами европейского происхождения и под европейскими флагами, в рамках введенных против России ограничительных мер.

Итог, получается достаточно сложная для европейских перевозчиков ситуация, в том числе, и с имиджевой точки зрения нарушения собственных санкций, введенных против Российской Федерации. В этой ситуации, самым простым для Запада является раздувать кампанию по поводу того, что, дескать, Турция «блокирует» Проливы, требуя предоставления товаросопроводительных документов, дополнительных по отношению к тому, что предоставляется обычно.

Теперь, что касается Российской Федерации и тех возможностей, которые у нашей страны есть по тому, чтобы доставлять свою продукцию на мировые рынки.

Самый простой и логичный путь в сложившихся обстоятельствах – осуществлять поставки из северных портов России и оттуда поставлять продукцию непосредственно потребителям.

Второй вариант – это вернуться к Протоколу 2009 года о сотрудничестве между Россией и Турцией в нефтяной сфере. Заметим, что этот Протокол ратифицирован сторонами и согласно нему, перечисляем:

«Статья 3

Стороны выразили свою готовность принять участие в реализации проекта нефтепровода Самсун-Джейхан.

В этих целях Стороны создадут двустороннюю рабочую группу в составе соответствующих компаний и организаций, и при условии экономической целесообразности Российская сторона, как и другие стороны, участвующие в проекте, окажут соответствующую поддержку этим компаниям и организациям, чтобы обеспечить значительный и достаточный объем и транспортные возможности, гарантирующие реализацию проекта.

Деятельность этой рабочей группы будет направлена также на анализ возможности строительства НПЗ и организацию совместного сбыта нефтепродуктов, в том числе и в третьих странах».

И далее:

«Статья 4.

Стороны должны усилить сотрудничество по созданию совместных платежных систем и биржевых технологий для использования в торговле нефтью и нефтепродуктами».

Итак, как мы можем видеть, между Российской Федерацией и Турецкой Республикой существует необходимая правовая база для того, чтобы вести совместную торговлю нефтью и нефтепродуктами, а также совместно заниматься нефтепереработкой.

Другой вопрос, что с 2009 года прошло уже 13 лет и ситуация кардинально изменилась: Турция из положения наиболее заинтересованной стороны в проекте заняла позицию, в которой уже Россия от неё добивается сотрудничества. Это — к вопросу о «чувстве времени» российской стороны, которое её, в очередной раз, подвело. И это будет стоить достаточно дорого: и большей доли в инвестировании в проект и меньшей доли в распределяемой прибыли. В том случае, если Россия не выстроит весьма грамотно и расчетливо и свою переговорную позицию и не будет «суетиться» в ведении переговоров.

62.44MB | MySQL:101 | 0,657sec