О форуме турецкого телеканала TRT World в Стамбуле. Часть 2

9-10 декабря прошел очередной, ежегодный форум ТВ-канала TRT World. Впервые за последние годы – по причине двухлетней пандемии коронавируса – Форум прошёл в очном формате, что предопределило большой интерес и высокую «явку» со стороны высокопоставленных зарубежных и турецких докладчиков.

Продолжаем анализировать состоявшееся мероприятие. Часть 1 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=92795.

В частности, в прошлой части мы рассмотрели турецкие усилия по созданию у себя глобальных дискуссионных площадках и по развитию турецкого канала глобального вещания TRT World. Отдельно мы остановились на выступлениях президента Турции Р.Т.Эрдогана, а также главы Управления по коммуникациям при Администрации президента Ф.Алтуна.

Обратимся к отдельным сессиям мероприятия. В частности, к сессии под названием «Урегулирование конфликтов и построение мира: определение будущего глобального лидерства».

Модератором панели выступил ведущий телеканала TRT World Алиджан Аянлар. В качестве спикеров выступили: генеральный координатор Фонда политических, экономических и социальных исследований (SETA) и, одновременно, один из ведущих политологов страны Бурханеттин Дуран, основатель и председатель Бейрутского института, журналист Рагида Дергам и специальный представитель ЕС по Южному Кавказу и по кризису в Грузии Тойво Клаар.

Генеральный координатор SETA Бурханеттин Дуран в своем выступлении заявил, что Турция приобрела некоторые «важные навыки» в вопросе разрешения конфликтов из-за необходимости, обусловленной её географическим положением, и отметил, что Турция «успешно борется» со сложными географическими условиями.

Подчеркнув, что для формирования глобального лидерства необходим действительно эффективный многосторонний подход, Бурханеттин Дуран указал: «Мир переживает очень трудный период. В будущем потребность в лидерских инициативах возрастет, и нам действительно необходимо выработать новое понимание лидерства, чтобы справиться с проблемами надвигающегося мирового кризиса».

Отметив необходимость нового подхода к конфликтам, который требует понимания, подлинного диалога и многосторонности, Б.Дуран сказал: «Внешняя политика Турции предоставила благодатную почву для проявления такой инициативы, потому что у Турции также хорошие отношения с Украиной и Россией. Укрепление доверия с обеих сторон — это то, что вы должны обеспечить до конфликта, и это то, что Турция делала раньше».

Б.Дуран также отметил, что быстро решить конфликты является делом непростым: «Однако, если такая смелая глобальная инициатива не исходит от лидеров, новый мир, к сожалению, будет наполнен множеством кризисов и конфликтов, которые будут определять наше будущее в будущем. очень негативно».

Отметим, что турецкая сторона много говорит о «новом понимании лидерства» и о «новом подходе к конфликтам», однако, что нового, по сути, делает турецкая дипломатия? – По сути, главное новаторство, которое апробируется турецкой стороной, в том числе в ходе российско-украинского конфликта, заключается в том, что у Турции получается «соглашаться не соглашаться» со своими визави, включая как Россию, так и Украину. Имея расхождения, в том числе и в принципиальных вопросах, Турция умудряется оставаться за столом переговоров, производя «новые смыслы» и создавая заинтересованность в себе. При этом, отметим, что та же российская сторона демонстрирует свою уязвимость, которая и дает возможности Турции для её маневров. Вопрос заключается лишь в том, может ли это понимание Турции быть распространено и на других внешних игроков? Полагаем, все же, речь идет об уникальном турецком внешнеполитическом опыте, который крайне сложно распространить на других игроков.

В своем выступлении специальный представитель ЕС по Южному Кавказу и по кризису в Грузии Тойво Клаар коснулся армяно-азербайджанского конфликта и заявил, что недавно приехал из Армении: «Я думаю, что в регионе есть реальное стремление к миру, и это реальная возможность. Но после 30 лет конфликта требуется много времени, чтобы построить доверие. Я считаю, что за последний год у Европейского Союза были действительно всесторонние отношения как с Азербайджаном, так и с Арменией, чтобы укрепить это доверие, но для достижения всеобъемлющего решения требуется гораздо больше».

Подчеркнув, что лидерство очень важно и необходимо для разрешения конфликтов, Тойво Клаар сказал: «Вопрос заключается не в том, чтобы между всеми лидерами было бы согласие. Дело заключается ещё в том, чтобы сообщества собирались бы вместе. Также требуется лидерство, чтобы задать тон для примирения и забыть ошибки прошлого и смотреть в будущее. Потому что это не произойдет само по себе».

Подчеркнув необходимость избавиться от неуверенности не только среди лидеров, но и среди людей, Клаар сказал: «Это то, над чем нужно работать и в Баку, и в Ереване. Это требует изменения риторики, которое принесет иной посыл».

Выразив, что Турция может играть гораздо более важную роль в регионе, Клаар заявил, что у Турции есть «огромное пространство, чтобы играть ведущую роль в поддержке более мирного и процветающего Южного Кавказа» с точки зрения отношений как с Азербайджаном, так и с Арменией.

«Я считаю, что турецкая дипломатия обладает большим потенциалом для продвижения позитивной риторики, о которой я упоминал, например, для поддержки конкретных шагов по нормализации, деэскалации напряженности и помощи в укреплении доверия», — сказал Клаар.

Понятна изложенная выше риторика, которая заключается в заинтересованности европейцев, чтобы на Турции «въехать» в азербайджано-армянский конфликт, перетянув посредническое одеяло из Москвы в Брюссель. В определенном смысле, Турция заинтересована в том, чтобы Москвы в конфликте было бы меньше, но не для того, чтобы высвободить пространство для ЕС, а для самой Турции. В противном случае, речь пойдет об ущербе турецким интересам: все же Турция более комфортно на этом историческом отрезке чувствует себя именно с Москвой, чем с Брюсселем. Любые «смещения оси» с турецкой стороны возможны лишь при условии подвижек в турецкую сторону со стороны европейцев, чего не наблюдается и ожидать до лета 2023 года не приходится.

Журналист Рагида Дергам, основатель и председатель Бейрутского института, сказала: «Я не думаю, что Организация Объединенных Наций (ООН) может прямо сейчас играть роль в разрешении конфликтов». Дергам заявила, что «подходы ООН отстали, а лидерство в ООН в наши дни довольно слабое».

Приводя в пример российско-украинскую войну, Дергам сказала, что говорить о региональном решении конфликта практически невозможно, потому что конфликт зашел в тупик. Как отметила Дергам: «Обе стороны (Россия и Украина) застряли. Как видно, они не продвигаются. И опасности этой войны разрушит не только инфраструктуру. Есть региональные проблемы. Если вы начнете с мер, которые могут успокоить ситуацию, может быть, вы, наконец, сможете обсудить региональный конфликт».

Поздравляя Турцию с новаторством в преодолении продовольственного кризиса и инициативой так называемого «зернового коридора», Дергам сказала: «Я знаю, что министр иностранных дел (Мевлют Чавушоглу) сказал, что эти усилия должны быть многосторонними. Поэтому я придерживаюсь мнения, что Турция не намерена быть единственным посредником в этих отношениях и что это многосторонняя дипломатия».

Отметим, что главным вопросом здесь все же представляется тот, кто ещё, кроме Турции, может взять на себя посредническую миссию. Полагаем, что вторую страну на эту роль, где требуется серьезная влиятельность, подобрать крайне сложно.

От классической риторики относительно необходимости «лидерской дипломатии», «многосторонности» и реформирования Организации Объединенных Наций в соответствии с духом и содержанием современных вызовов, перейдем к заявлениям практического свойства, прозвучавшим со стороны министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу.

Обратимся к основным идеям из его выступления. Министр иностранных дел принял участие в панельной сессии под названием «Формирование будущего: неопределенности, реалии и возможности».

Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил, что Турция продолжает играть важную роль в качестве посредника и «урегулировщика» в разных частях мира: «Наши усилия в российско-украинской войне являются примерами недавнего периода».

Отметив, что конфликт является фактом человеческих отношений и неотъемлемой частью обществ, а также международных отношений, Мевлют Чавушоглу заявил, что после короткого периода спокойствия и расслабления в международных отношениях снова стали доминировать конфликты. Мевлют Чавушоглу отметил, что востребованными являются навыки урегулирования и посредничества, чтобы оставить эти времена испытаний позади.

Выразив, что они используют два общих термина при разрешении споров, Мевлют Чавушоглу сказал, что это — «управление конфликтами» и «разрешение конфликтов».

М.Чавушоглу заявил, что большинство людей используют эти термины как идентичные понятия, но на самом деле между ними есть философская разница, добавив, что первая школа предполагала, что конфликты нельзя разрешать, а ими можно только управлять.

Министр М.Чавушоглу заявил, что концепция управления конфликтами, в основном, направлена ​​на контроль последствий кризисов и снижение напряженности.

Подчеркнув, что вторая школа считает, что конфликты могут быть разрешены, Мевлют Чавушоглу отметил, что они (то есть, турецкая дипломатия – прим.) сосредоточились на коренных причинах, а не на симптомах.

Мевлют Чавушоглу заявил, что первая школа фокусируется на «краткосрочных целях», а вторая имеет долгосрочную заботу о том, как разрешать или предотвращать конфликты.

Отметив, что они являются свидетелями все более хаотичного глобального ландшафта в отсутствие основанного на правилах порядка, Мевлют Чавушоглу указал: «Мы живем в эпоху кризиса. Конфликты также трансформируются в этот период системных изменений. С развитием технологий и глобализацией, конфликты стали более сложными, многоуровневыми и масштабными».

Заявив, что стороны, проблемы, реакции и средства конфликта изменились, Мевлют Чавушоглу заявил, что они одновременно сталкиваются с классическими войнами, опосредованными войнами, внутренними конфликтами, асимметричными и гибридными войнами.

Отметив, что существуют различные замороженные конфликты, которые продолжают угрожать миру, Мевлют Чавушоглу подчеркнул, что это — не сами конфликты, а скорее замороженные конфликты.

Отметив, что конфликтующие стороны используют в качестве оружия все, от санкций до торговли, от цифровых платформ до доступа к энергетическим и продовольственным ресурсам, Чавушоглу сказал, что им нужен комплексный подход к разрешению конфликтов между подходами «управление конфликтами» и «урегулирование конфликтов».

Заявив, что для эффективного разрешения конфликтов необходимо сосредоточиться на первопричинах, наладить диалог, восстановить доверие, продемонстрировать лидерство, пойти на риск и действовать, иметь инновационные методы, обновить инструментарий и объединить силы академического сообщества и практиков, Мевлют Чавушоглу сказал, что сегодняшние вызовы требуют это многостороннего партнерства.

Чавушоглу сказал, что партнерство между Организацией Объединенных Наций (ООН) и Турцией в Стамбульском соглашении по зерну является примером, который спас мир от серьезного продовольственного кризиса.

Министр Чавушоглу сказал: «География — это судьба. Наша география научила нас всегда быть начеку и быть готовыми к последствиям различных конфликтов. Таким образом, мы стали устойчивым обществом. Что бы ни случилось, мы не падаем, мы продолжаем наш путь.»

Подчеркнув, что «Турция, окруженная 60% мировых конфликтов», в том числе замороженных, также осознает ценность посредничества и разрешения конфликтов, Мевлют Чавушоглу сказал, что они, как турецкая сторона, вложили значительные средства в мирное посредничество. Он сказал, что Турция — единственная страна, которая сопредседатель 3 различных групп посредничества — в ООН, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Организации исламского сотрудничества (ОИС).

Заявив, что Стамбульские конференции по медиации являются крупнейшим ежегодным глобальным мероприятием, объединяющим практиков медиации со всего мира, министр Мевлют Чавушоглу отметил, что они также обучают будущих медиаторов из разных стран в Министерстве иностранных дел.

Отметив, что Турция занимает видное место в качестве посредника от Сомали до Венесуэлы, от Балкан до Ближнего Востока, Мевлют Чавушоглу сказал: «Наши усилия в российско-украинской войне — недавние примеры. По нашему опыту, доверие и лидерство лежат в основе сердце успешной посреднической деятельности». «Без дипломатического руководства президента (Реджепа Тайипа) Эрдогана было бы невозможно продлить зерновую сделку или обменяться пленными», — сказал Мевлют Чавушоглу.

Отметив, что существует два основных взгляда на причины конфликтов, Чавушоглу заявил, что один из них связывает конфликты с «нехваткой ресурсов» и «соотношением сил».

Чавушоглу сказал, что, согласно этой точке зрения, конфликт неизбежен, поскольку стороны пытаются контролировать ограниченный ресурс.

Отметив, что второй подход «находит причину конфликтов в восприятии», Чавушоглу заявил, что, согласно этой точке зрения, стороны считают, что их цели не могут быть достигнуты одновременно.

Подчеркнув, что такие конфликты легче урегулировать, Чавушоглу сказал: «Успех посредника зависит от убеждения сторон в том, что их споры касаются восприятия, а не конкретных вопросов. Мы должны действовать таким образом. Нам нужны умные и ориентированные на результат подходы. … Мы должны поощрять стороны к взаимовыгодным формулам. Мы также должны усердно работать и тушить пожары, прежде чем они выйдут из-под контроля».

«Мы не можем позволить себе стоять на месте перед лицом этих вызовов. Для этого нам нужны лидерство и мужество», — сказал Мевлют Чавушоглу.

Полагаем, что изложенное выше министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу дает некоторое представление о подходах турецкой стороны к посредничеству. В принципе, метод «коррекции восприятия» в сторону того, что интересы разных сторон не являются обязательно взаимоисключающими. Собственно, в таком ключе, как можно понять, Турция действует в отношениях между Россией и Украиной, когда стороны подошли вплотную, чтобы подписать в марте прообраз мирного соглашения.

Единственное, чего не учитывает турецкий подход к миротворчеству – это то, что не обе стороны конфликта являются субъектными и продвигающими национальные интересы, а у конфликта могут быть внешние спонсоры и диктовщики своей воли сторонам или стороне конфликта. Это выводит посредничество из рациональной плоскости, поскольку поведение одной или даже обеих стороны может становиться иррациональным. Как, собственно, и произошло в марте месяце и продолжает происходить все эти месяцы конфликта.

Причем, что характерно, Турция отлично эту ситуацию понимает. Турецкая сторона не могла скрыть своего разочарования тем фактом, что замаячивший под её эгидой мир оказался сорванным после вмешательства со стороны США. Впрочем, находясь на нынешнем этапе предвыборной гонки, когда все подчинено её логике, Турция вполне удовлетворяется тактическими победами и достижениями, которые, будь то зерновая сделка или обмен пленными, ложатся в предвыборный тезис президента Р.Т. Эрдогана о том, что он является глобальным лидером, кого нельзя менять на своем посту на критическом историческом отрезке.

Завершить наш обзор мероприятия уместно статьей одного из ведущих турецких политологов – главы Фонда SETA Бурханеттина Дурана под заголовком «Предстоящие шаги Турции на фоне трансформирующегося региона и геополитических рисков». Цитируем:

«Пока Турция зациклена на выборах в следующем году, в международной политике происходят новые события. Всемирный форум TRT 2022, главной темой которого была «Карта будущего: неопределенности, реалии и возможности», перенес всеобщее внимание с изнурительных дебатов о кандидатах в президенты от турецкой оппозиции на глобальные события.

На форуме, на котором было подчеркнуто положительное влияние Турции на украинский кризис (например, сделка с зерном, обмен пленными и вопрос о Запорожской атомной электростанции), президент Реджеп Тайип Эрдоган выразил готовность своей администрации внести свой вклад в решение глобальных проблем.

Причина, по его словам, заключалась в том, что «60% всех глобальных кризисов и нестабильности происходили по соседству с Турцией». Это, отметил Эрдоган, требует, чтобы страна стала пионером в усилиях по стабилизации, безопасности и миру, которые он называет «дипломатией мира». Неудивительно, что во многих выступлениях на форуме, собравшем людей из многих стран, упоминался украинский кризис.

Само собой разумеется, российское вторжение в Украину стало геополитической вехой. Это событие выявило хрупкость архитектуры европейской безопасности и послужило толчком к новым региональным и глобальным инициативам в отношении энергетики, продовольствия, торговли и безопасности. В недавно объявленной администрацией Байдена стратегии национальной безопасности говорилось об остановке России, сдерживании Китая, поддержке демократий и противостоянии автократиям. Однако, как отмечает Кадир Устюн (эксперт Фонда SETA – И.С.), Соединенным Штатам не хватает глобального видения для достижения этих целей.

Приняв более амбициозную политику под руководством Си Цзиньпина, Китай, очевидно, хочет помочь сформировать международный порядок и предпринять шаги, чтобы противостоять политике сдерживания Вашингтона. В то время, как Европа ввела дополнительные налоги на сталь и алюминий ради борьбы с изменением климата, чтобы конкурировать с Китаем, нет оснований ожидать, что Пекин откажется от своей торговой империи, которая расширялась по всему миру на протяжении многих десятилетий. Трехдневный визит Си в Саудовскую Аравию сигнализировал о его намерении углубить торговые связи Китая со странами Персидского залива и арабским миром. Пекин мог бы легко укрепить свои позиции на этом фронте, если бы нашел способ справиться с тайваньским кризисом, не развязывая войны.

Учитывая, что ведущие азиатские, латиноамериканские, африканские и ближневосточные страны воздержались от введения санкций против России из-за украинского кризиса, чтобы сформировать новое движение неприсоединения в условиях новой Холодной войны, становится ясно, что сдерживание Китая будет тяжелой битвой.

Напомним, однако, что региональные державы смогут договориться с Пекином на более выгодных условиях благодаря соперничеству между Западом и Китаем. Важно предсказать, что это соперничество, которое, похоже, ведет к торговой войне, может вызвать новую напряженность, неопределенность и даже конфликты по соседству с Турцией.

Действительно, энергетический кризис, который стал более заметным из-за украинского кризиса, привел в движение ситуацию в Восточном Средиземноморье. Наряду с Турцией, Греция и Израиль стали странами, разрабатывающими новые энергетические инициативы. Более того, региональные державы, как правило, проводят автономную политику, пионером которой стала Турция.

Вывод американских войск из Афганистана показал странам Персидского залива, что американского зонтика безопасности недостаточно для обеспечения их безопасности. Именно поэтому они укрепляют свои отношения с Россией и Китаем.

Я считаю, что недавно улучшенный потенциал оборонной промышленности Турции и активная политика страны сыграют важную роль в поиске новой архитектуры безопасности. Сегодня турецкое правительство поддерживает диалог и сотрудничество посредством своей политики нормализации и считается влиятельным игроком в обеспечении безопасности региона.

Глобальная неопределенность и соперничество великих держав, которые повлекла за собой война на Украине, вызывают определенные изменения в архитектуре безопасности и балансе сил нашего региона. На выборах в Турции в следующем году одним из главных вопросов, который зададут себе избиратели, будет вопрос о том, какой лидер лучше всего справится с глобальными/региональными геополитическими трансформациями и рисками».

Как мы можем видеть, ключевая фраза для турецкого руководства на нынешнем этапе – все же последняя. Речь идет о том, что именно президенту Р.Т. Эрдогану, на взгляд автора, наилучшим образом удастся справиться с вызовами, которые стоят перед Турцией. Включая и тот вызов, что у США нет глобальной стратегии, а Китай колеблется по вопросу Тайваня. Пока наблюдается шаткое равновесие, в котором роль Турции должна сохраниться в том же виде, в котором она находится и в российско-украинском конфликте.

52.27MB | MySQL:103 | 0,488sec