Алжир готовит интервенцию в Нигер

Алжирское руководство открыто заявило о подготовке своего вмешательства в Сахеле. Это будет сделано под предлогом борьбы против угрожающего ему терроризма и охраны газопровода из Нигерии, который должен пройти по территории Нигера и Алжира.

Президент АНДР Абдельмаджид Теббун 24 декабря в интервью национальным СМИ заявил о достижении Алжиром договоренностей с Нигером об оказании ему помощи в охране и строительстве там участка Транссахарского газопровода, а также о строительстве автомагистрали Лагос – Алжир и «линии оптоволокна в Африку».

Предположительно Транссахарский газопровод должен пройти из Нигерии через алжирскую территорию в Европу к 2025 году. В будущем через него рассчитывают ежегодно прокачивать 20 – 30 млрд куб. м газа с перспективой дальнейшего увеличения.

Пока, как «проговорился» Теббун, речь идет о незначительном участке протяженностью 7 км, который должен соединить алжирский пограничный переход в городе Ин-Геззам с границей Нигера.

Однако по данным околоправительственных алжирских источников, реально дело этим не ограничится и АНДР придется брать на себя ответственность за наиболее уязвимые отрезки данного газопровода в Сахеле ввиду разгула там терроризма.

В связи с этим Алжиру придется направить крупный по численности воинский контингент для обеспечения его безопасности. Причем, исходя из заявления Теббуна, складывается ощущение, что интервенцией, гражданской и военной, в только в один Нигер вмешательство АНДР в Сахеле не ограничится. Задумки алжирского руководства относительно Транссахарского газопровода понятны – оно стремится замкнуть на себе поставки европейским странам африканского голубого топлива и тем самым дополнительно повысить свою значимость как поставщика им энергоресурсов. И, наконец, извлекать из этого финансовые прибыли.

Однако охрана стратегически важного для Алжира Транссахарского газопровода – лишь один из подобных поводов.

Реализация транссахарской магистрали между Алжиром и Лагосом в Нигерии протяженностью почти 5000 км также видится очень важным проектом лидерами АНДР. В который также придется серьезно вкладываться, материально и военным ресурсом.

Ее они рассматривают частью проекта дорожной сети, соединяющей шесть африканских стран, предназначенного укрепить между ними связи и способствовать развитию торговли между севером и югом Сахары. В первую очередь этот проект отвечает торговым интересам Алжира, реализация которого будет способствовать в том числе развитию его регионов, примыкающих к данной трассе.

А в будущем руководство АНДР рассчитывает установить более серьезную транспортную связь с африканским континентом, протянув железнодорожную сеть до своего города Таманрассет на дальнем юге и далее до стран Сахеля, включая Нигер.

Что касается проекта интернет-соединения Алжира с Африкой, то со своей стороны он уже завершил строительство части волоконно-оптической магистрали более 2500 км от Алжира до Мавритании на Западе, а на юге до границы с Нигером. В этом проекте участвуют шесть стран Северной Африки и Сахеля.

Впрочем, экономический фактор в данном случае вторичен. Главную же роль в усилении внимания руководства АНДР к событиям в регионе играют алжирские геополитические интересы.

Заметим, что один из поводов для Алжира вмешаться в сахельские события более серьезно – уничтожение колонны террористов в ходе войсковой спецоперации 17 декабря в районе Ин-Геззам, где были убиты 2 предполагаемых террористов предположительно из запрещенного в России сахарского филиала «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) и еще 2 арестованы. В заявлении Минобороны АНДР подчеркивается, что при этом были захвачены десятки единиц тяжелого вооружения (по непроверенным данным, среди них были и образцы, предназначавшиеся Западом в качестве помощи Украине) и сожжены 4 автомобиля марки Toyota Station.

Причем такое обилие перевозимого оружия вынуждает алжирских лидеров задуматься, против кого оно реально должно быть направлено. В любом случае, они считают это вызовом прежде всего себе. И все более увеличивающийся масштаб угрозы вынуждает на нее реагировать более серьезно.

Также обращает на себя внимание то, что в связи с ухудшением ситуации на своих южных границах Алжир выделил дополнительный контингент в 75 000 человек для усиления охраны границ и значительные материальные ресурсы.

Впрочем, источники среди алжирских военных указывают, что как раз эти силы готовятся к вероятному использованию в Сахеле. И терроризм с прочими сопутствующими ему явлениями – очень удобный предлог для руководства АНДР вмешаться в региональную ситуацию, чтобы попытаться взять там ситуацию под свой контроль.

В этой связи напомним, что после внесения поправок в Конституцию страны 2020 года алжирским военным предоставлено юридическое право вмешаться за пределами Алжира.

Это желание усиливается тем, что Сахель стремительно, буквально на глазах, превращается в огромную неконтролируемую никем, кроме радикальных исламистов и сепаратистов «серую зону», ставшую для него источником серьезной опасности.

Усиление террористической угрозы также сопровождается политическими потрясениями в этом регионе и падением в последние годы ряда профранцузских режимов.

Как следствие нестабильности прежних властей и роста джихадистской угрозы в Сахеле наблюдается усиление сепаратистских движений, в первую очередь, туарегских. И это напрямую угрожает алжирским интересам, поскольку сотни тысяч туарегов проживают и на его территории.

Причем Алжир уже не раз устраивал военное вмешательство в регионе, явное и тайное. Так, например, первый подобный случай против туарегских борцов «за независимость Азавада» отмечался уже в 1962 году, когда была образована АНДР. То есть, данная опасность для него возникла не сегодня, и алжирские лидеры намереваются вновь противостоять этому вызову.

Появление многочисленных «сепаратистских» группировок произошло на фоне развала французской колониальной империи. Причем именно действия алжирских силовиков в Мали по их нейтрализации неоднократно помогали стабилизировать ситуацию и сохранить созданные в Сахеле на ее обломках новые государства.

Также Алжир уже неоднократно в последнее время жаловался на угрожающую ему организованную преступность из этого региона, включая перемещение крупных объемов наркотиков и оружия. И это еще один серьезный повод для его руководства вмешаться в события.

Между тем, перспективы урегулирования конфликта в Сахеле в результате ожидаемой алжирской интервенции, гражданской и военной, остаются туманными.

Дело в том, что заявленное лидерами АНДР стремление «победить в войне с терроризмом» в этом регионе невозможно реализовать на практике без восстановления/создания местных государственных институтов.

Причем они должны быть действительно рабочими, способными хотя бы минимально решать потребности сахельского населения. Во всяком случае, в отношении Мали, Буркина-Фасо и Нигера эти инструменты явно не выполняют своих функций.

Сможет ли справиться с этими задачами Алжир, даже с помощью Франции, ООН и других влиятельных международных организаций? Пока это представляется сомнительным. По крайней мере, в плане эффективности государственных институтов у этой страны также имеются проблемы, особенно в их гражданской части.

Ведь ликвидация сахельского конфликта не ограничиваются сугубо силовыми действиями. В первую очередь ответ на терроризм, сепаратизм, распространение преступности может быть эффективен только в грамотном сочетании действий военных и спецслужб с экономическими и социальными мерами.

Достижение здесь прочного мира попросту невозможно без создания большого количества рабочих мест, развития экономики и кропотливой долгой работы с населением в плане его образования и проведения демографической политики, рассчитанной на заметное снижение уровня деторождения.

52.1MB | MySQL:103 | 0,499sec