Об актуальной повестке дня в Турции: «споры о Сарачхане» между М.Акшенер и К.Кылычдароглу

После митингов в Сарачхане начались два спора: между К.Кылычдароглу и Э.Имамоглу, а также между К.Кылычдароглу и М.Акшенер. Если первое обсуждение пришло к логическому концу, то второе стало очередным выражением противоречий между Народно-республиканской партией (CHP) и Хорошей партией (İYİ).

Что является предметом спора? Обсуждения касались поддержки Акшенер Имамоглу и факта возможного баллотирования мэра Стамбула. Они усилились на фоне заявлений лидера кемалистской партии о том, что он не был в курсе первого митинга в Сарачхане. Тогда было сформировано мнение о потери им реального влияния на Акшенер и Имамоглу.

В своей речи Кылычдароглу предостерег другие партии от вмешательства во внутренние дела CHP. Акшенер ответила на это: «Нет ничего подобного. Я говорю об определении кандидата. В этом процессе все свободны и независимы».[i] Свои эмоции в день приговора она объяснила желанием утешить Имамоглу. Этим она указала на тщетность поиска другого подтекста в ее действиях. Также она ответила на выпады касательно того, что действия Имамоглу и Акшенер были предприняты без ведома Кылычдароглу. Ею делался акцент на том, что оставить Имамоглу в одиночестве в таком положении было бы неправильным решением.

СНР ответила на слова Акшенер оригинальным образом. 24 декабря была опубликована Конийская декларация. Совместное письменное заявление по итогам встречи было подписано 11 мэрами крупнейших турецких городов, являющихся членами кемалистской партии. Среди подписавшихся оказались мэр Стамбула Экрем Имамоглу и мэр Анкары Мансур Яваш. Наиболее интересной частью декларации является выражение полной поддержки Кемалю Кылычдароглу. По сути, оба потенциальных кандидата сами отказались от участия в президентских выборах без санкции Кылычдароглу. Важно, что фактор Акшенер по отношению к членам кемалистской партии нейтрализован.

В этом смысле интересные и, на наш взгляд, точные наблюдения сделал видный проэрдогановский журналист Абдулкадир Сельви. Во-первых, он обратил внимание на то, что Кылычдароглу подчеркнул возможность выставления нескольких кандидатов от оппозиции. Во-вторых, он описал позиции сторон:

  • единственным кандидатом СНР является Кылычдароглу;
  • Хорошая партия четко против его кандидатуры;
  • эти факторы уменьшают шанс на выдвижение единого кандидата от оппозиции;
  • в рядах Хорошей партии одна группа поддерживает Имамоглу, вторая – Яваша, однако у них нет уверенности в получении их согласия на участие в выборах;
  • поэтому İYİ ищет другие варианты, в партии давят на Акшенер, чтобы она выставила свою кандидатуру.[ii]

Как бы неожиданно это ни было, победителем из-за этого спора вышел Кылычдароглу. Мало того, что он ничего не потерял, так он смог выжать из этого эпизода максимум. Представляется, что конкуренция внутри кемалистской партии является закрытым вопросом. Предложение лидера кемалистов о выставлении Имамоглу от Хорошей партии были восприняты не как совет, а как крайняя реакция. В статье про взаимоотношения между Кылычдароглу и Имамоглу мы отмечали, что они могут найти точки соприкосновения даже в условиях сохранения амбиций у мэра Стамбула. Она доступна на сайте Института Ближнего Востока: http://www.iimes.ru/?p=93187. Сейчас ситуация такова, что Кылычдароглу удалось консолидировать партию вокруг себя. В положении, в котором его называли главным проигравшим, он смог взять процесс под свой контроль. При этом грамотность его решения связана с фактом сохранения репутации  Имамоглу. Он не сталкивал лбами мэра Стамбула и лидера Хорошей партии. Напротив, он использовал фактор Акшенер против нее самой. И, получив моральное преимущество, Кылычдароглу стал определять правила игры. Даже возможный срыв плана по выдвижению единого кандидата не омрачает лидера кемалистов. Делаются попытки формирования рамок, которые позволят сохранить протестный потенциал за кемалистами, а за хорошистами – способность отнимать голоса у Партии справедливости и развития. Поэтому мы можем отметить, что Кылычдароглу перевернул стол. Во внутренней борьбе оппозиции он сделал первую серьезную заявку на победу. Однако будет ли он успешен на самих выборах, пока неочевидно. Все трудности, которые мы ранее выделяли, сохраняются.

Таким образом, на основе вышеизложенного мы пришли к следующим выводам.

  • Спор между Кылычдароглу и Акшенер возник после судебного приговора мэру Стамбула Имамоглу и митингов в Сарачхане.
  • В прессе делался акцент на рождении нового союза между Акшенер и Имамоглу, который мог поменять расклад сил на президентских выборах.
  • Кылычдароглу отмечал недопустимость вмешательства во внутренние дела других партий. Акшенер отвечала, что в вопросе определения кандидатов все свободны.
  • После этого сформировалась картина, в которой Кылычдароглу смог сохранить за собой право определения повестки оппозиции в вопросе определения кандидата.
  • С большой доли вероятности мы ожидаем кандидатуру Кылычдароглу от кемалистов и отдельного кандидата от «хорошистов».

[i] https://www.yenisafak.com/gundem/aksenerden-kilicdarogluna-yeni-rest-aday-tespit-konusunda-herkes-hur-ve-bagimsizdir-3897424

[ii] https://www.hurriyet.com.tr/amp/yazarlar/abdulkadir-selvi/kilicdaroglu-aksenere-hangi-mesaji-gonderdi-42192101

62.35MB | MySQL:101 | 0,501sec