Оценки в Израиле развития сотрудничества между Россией и Ираном. Часть 4

В последнее время на первый план в контексте войны на Украине вышло развитие сотрудничества между Россией и Ираном, прежде всего, в сфере производства и поставок беспилотных летательных аппаратов и других видов техники и оружия.

Эксперты Института исследований национальной безопасности (INSS) Сима Шайн (руководитель иранской программы), Аркадий Мильман (старший научный сотрудник и руководитель программы российских исследований), Сара Лерех Зильберберг (научный сотрудник иранской программы) и Бат Хен Дроян Фельдман (научный сотрудник российской программы) исходят из того, что «давние отношения между Ираном и Россией, проявляющиеся, среди прочего, в их тесном военном сотрудничестве в сирийском конфликте, достигли апогея в связи с решением Тегерана встать на сторону Москвы в войне против Украины». Апогей в их понимании заключается в «поставках БПЛА, в том числе БПЛА-камикадзе, и оперативной подготовке». По оценкам израильских экспертов, «после нескольких месяцев затяжных боев на Украине Россия нуждается в иранской помощи, особенно в том, что касается высокоточных средств нападения». На данный момент Россия получила «примерно 1700 БПЛА, некоторые из них недавно». При этом они ссылаются на американские источники, согласно которым «около двух месяцев назад на Крымский полуостров прибыла небольшая делегация иранских военнослужащих, чтобы проинструктировать российскую армию по использованию БПЛА и улучшить их характеристики с учетом опыта, накопленного в полевых условиях». Эксперты также принимают в расчет сообщения украинской стороны в ноябре с. г. о гибели иранских военных в результате украинской атаки по Крыму.  В INSS полагают, что «иранские беспилотники уже помогли России нанести смертоносный удар по Киеву и Запорожью, в том числе по объектам инфраструктуры». Допускается, что «в перспективе также будут предоставлены ракеты малой и средней дальности, к тому же Москва и Тегеран договариваются о строительстве в России завода по производству БПЛА. Это значительно пополнит российский арсенал, хотя на это потребуется время».

Отмечается, что «в начале декабря Великобритания сообщила, что Россия также заинтересована в обновлении своего арсенала баллистических ракет, и провела переговоры с Ираном о приобретении нескольких сотен иранских ракет с дальностью 300 и 700 км». Причиной того, что они  до сих пор не были переданы России, эксперты считают дипломатическое давление, оказанное на Иран. Одновременно указывается на то, что «Россия начала обучать иранских летчиков полетам на истребителях Су-35, и не исключено, что в скором времени она передаст эти самолеты Ирану (имеются в виду самолеты, запланированные к поставке в Египет, но сделка была сорвана под давлением американцев)». Израильские эксперты считают, что это значительно усилит ВВС Ирана.

Кроме того, они узнали о российско-иранских переговорах о поставке вертолетов и ЗРК, причем отмечается, что система С-300 уже дислоцирована в Иране. По их сведениям, «Тегеран и Москва рассматривают возможность сотрудничества в морской сфере, что приведет к покупке российских боевых кораблей, а также помощи в проектировании уникальных кораблей для иранских нужд».

В INSS обращают внимание на то, что на фоне значительного сокращения торговых связей между Россией и Европой, «Москва поворачивается на восток и в этом контексте к Ирану, который тоже находится под западными санкциями и поэтому хотел бы усилить экономическое взаимодействие с русскими». В качестве одного из проявлений углубления сотрудничества отмечается «ускорение создания торгового пути протяженностью 3000 км из западной части России через Иран в Индию. Он должен быть менее чувствителен к западным санкциям и контролю. Россия стремится соединить реку Волгу с Азовским морем, что имеет большое значение в войне с Украиной». Кроме того, отмечается «большое количество делегаций, курсирующих между Ираном и Россией с целью расширения и увеличения товарооборота между двумя странами, который, по словам российских официальных лиц (и по их завышенным оценкам), после подписания соглашения о свободной торговле может достичь 40 миллиардов долларов».

Помимо «российско-иранских договоренностей в экономической и военной сферах», израильские эксперты со ссылкой на заместителя министра иностранных дел Ирана, указывают на «появляющееся сотрудничество и взаимопонимание в Сирии, наряду с прогрессом в сотрудничестве на Кавказе и особенно в Афганистане, который Россия и Иран считают общей проблемой безопасности».

Еще одна область, в которой фиксируется сближение между Ираном и Россией, — это энергетическая сфера. Отмечается, что «Москва и Тегеран обладают крупнейшими запасами газа в мире, и оба подписали меморандум о взаимопонимании, согласно которому Россия инвестирует 40 миллиардов долларов в газовые проекты в Иране», хотя израильские эксперты сомневаются в том, что сделка такого масштаба будет реализована. Они полагают, что «ранее Россия избегала подобных инвестиций из-за страха перед западными санкциями, но санкционный режим против России в результате войны на Украине изменил ее подход». В INSS полагают, что «перебои в поставках российского газа в Европу из-за вторжения на Украину не приведут к существенному увеличению поставок туда иранского газа».  Это объясняется «недостаточной инфраструктурой и нехваткой сжиженного газа для внутреннего иранского потребления, а санкции, введенные в отношении того и другого, только осложняют ситуацию». Эксперты указывают также на то, что «наряду со стремлением к сотрудничеству в сфере энергетики между Россией и Ираном существует потенциал напряженности, в том числе из-за попытки Москвы усилить свое влияние на иранский газовый сектор, возможных трудностей иранцев в определении цены и конкуренции между двумя странами за турецкий рынок». Ссылаясь на данные Федеральной таможенной службы России, опубликованные в декабре с.г., согласно которым экспорт в Иран увеличился на 27%, а иранский импорт – на 10%, эксперты делают вывод, что России проще выйти на иранский рынок, чем Ирану – на российский.

В INSS обращают внимание на то, что «одновременно со сближением с Россией в результате стратегического решения Тегерана повернуть на восток, о чем президент Эбрахим Раиси заявил в начале своего президентского срока, внутри Ирана возобновилась дискуссия о характере укрепления этих отношений». Эксперты исходят из того, что «в иранском сознании Россия воспринимается негативно с царского периода и тем более со времен Советского Союза, который в ходе Второй мировой войны оккупировал север Ирана и около пяти лет контролировал регион».

В подтверждение упоминается бывший командующий ВМС Корпуса стражей исламской революции Сардар Хосейн Алаи, который заявил, что «Россия фактически втянула Иран в войну [на Украине] и гарантировала то, что Тегеран не вернется к ядерному соглашению, тем самым усилив российское влияние на иранскую внешнюю политику».

Отмечается, что с таким выводом согласен Махмуд Шури, заместитель директора Центра изучения Ирана и Евразии (IRAS), который утверждает, что «каждый шаг, отдаляющий Иран от Запада, усиливает Россию и Китай». По его мнению, ошибаются те, которые думают, что продажа иранского оружия России свидетельствует о росте могущества Ирана. Он настаивает на том, что «Иран должен быть осторожен, так как подобные действия создадут для него новую и проблемную международную ситуацию, польза от которой будет меньше той цены, которую придется заплатить. Более того, из этой ситуации будет невозможно выбраться».

Приводится также комментарий проф. Фараджи Рада, бывшего главы Стратегического совета по внешним отношениям в Иране. Он считает, что «на фоне того, как Китай недавно изменил свою политику в ущерб Ирану (в случае с островами Абу-Муса, Большой Томб и Малый Томб), Тегерану следует подготовиться к тому, что и Россия, несмотря на нынешние тесные отношения с ним, обратится к Западу в попытке договориться о прекращении огня на Украине. Это обязательно произойдет за счет Ирана».

Напомним, что до 30 ноября 1971 г. острова Большой и Малый Томб принадлежали эмирату Рас-эль-Хайма, а Абу-Муса – эмирату Шарджа. С тех пор территориальная принадлежность островов Ирану оспаривается ОАЭ, в том числе, в связи с тем, что они позволяют практически полностью контролировать выход из Персидского залива в Индийский океан. В начале декабря 2022 г. председатель КНР впервые за последние шесть лет совершил поездку в Эр-Рияд, где он принял участие в саммитах «Китай — арабский мир» и «Китай — Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ)». Совместное заявление по итогам саммита содержало пункты о ядерной программе Ирана и трех островах в Персидском заливе. 10 декабря посол Китая в Иране был вызван в МИД, где ему было выражено несогласие с совместным заявлением. Позиция Тегерана заключается в том, что «три острова являются неотъемлемой частью Ирана, претензии в их отношении являются вмешательством во внутренние дела Исламской Республики»[i].

Доказывая наличие в Иране негативного отношения к сближению с Россией, эксперты INSS ссылаются также на газету «Джомхори Ислами». В ней утверждалось, что «вторжение России на Украину на том основании, что последняя в прошлом была частью России, должно насторожить по поводу ее будущего отношения к Ирану, поскольку он сам находился под влиянием царской и советской России, а части его территории физически контролировались как Россией так и Советским Союзом».

Несмотря на приведенные выше оговорки, эксперты  INSS не сомневаются, что «Иран надеется на адекватное вознаграждение за свое стратегическое решение встать на сторону России на военном и на экономическом уровне, и даже рассчитывает, что ему будет отведено почетное место в формирующемся миропорядке на основе укрепления связей с Россией».

Что касается Израиля, то в INSS констатируют появление «новой и крайне тревожной ситуации». Она связана с «возможностью того, что Россия вознаградит Иран в области обычных вооружений (в виде БПЛА, ракет и истребителей), сотрудничеством на сирийской территории и в ядерной сфере. Хотя подчеркивается, что «по имеющимся оценкам, давняя позиция России, согласно которой она не заинтересована в ядерном Иране, не изменилась». Отмечается, что «Иран и Россия сотрудничают в области гражданской атомной энергетики на протяжении многих лет, начиная со строительства Россией атомной электростанции в Бушере, причем в настоящее время продвигается создание еще двух энергоблоков, включая помощь Ирану российскими ноу-хау в создании исследовательского реактора в Араке». Израильских экспертов настораживает то, что «продолжение взаимодействия между Ираном и Россией по вопросам ядерной инфраструктуры может использоваться в военной ядерной программе из-за слабого соблюдения российскими властями ограничений иранской деятельности. Помимо прочего возможно содействие в возобновлении работы реактора в Араке, который был остановлен в рамках ядерного соглашения». В INSS также не исключают, что «сотрудничество между странами выльется в помощь в области атомных подводных лодок — возможность, о которой Иран заявлял в последние годы», хотя предполагается, что иранцы в этом видят «способ обогащения урана до военного уровня»[ii].

[i] МИД Ирана осудил совместное заявление Китая и ССАГПЗ по трем иранским островам // Sputnik Армения. 12.12.2022. https://ru.armeniasputnik.am/20221212/mid-irana-osudil-sovmestnoe-zayavlenie-kitaya-i-ssagpz-po-trem-iranskim-ostrovam-52513734.html

[ii] לרוסיה איראן בין הפעולה יתוףש העמקת / INSS. 01.01.2023. https://www.inss.org.il/he/publication/iran-russia-relations/

62.21MB | MySQL:101 | 0,612sec