О развитии ситуации вокруг Сирии и переговоров в трехстороннем формате Россия – Турция – Сирия. Часть 2

В последнее время, в Турции активизировались разговоры на тему возможной встречи между руководствами России, Турции и Сирии на высшем уровне. Разумеется, эти разговоры своей целью должны иметь создание нового регионального Альянса – к Астанинскому формату урегулирования может примкнуть официальный Дамаск, что кардинально изменит ситуацию на сирийском направлении для самой Сирии и для всех участников процесса.

Продолжаем анализировать ситуацию. Часть 1 нашей публикации доступна на сайте по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=93394.

5 января состоялся телефонный разговор между президентами В.В. Путиным и Р.Т. Эрдоганом, который затрагивал в том числе и тему сирийского урегулирования.

Приводим ниже пресс-релиз с сайта турецкого президента, посвященный данному разговору:

«Президент Реджеп Тайип Эрдоган провел телефонный разговор с президентом России Владимиром Путиным.

Звонок касался турецко-российских отношений, в частности, энергетики, а также региональных вопросов, включая российско-украинскую войну и Сирию.

Отметив, что у них есть и продолжают укреплять инфраструктуру для создания газового хаба в Турции, президент Эрдоган сказал, что они стремятся как можно скорее завершить дорожную карту по этому вопросу и предпринять конкретные шаги для ее реализации.

Напомнив, что они стали свидетелями положительных результатов переговоров по российско-украинской войне в таких инициативах, как зерновой коридор, обмен пленными и зона безопасности вокруг Запорожской АЭС, президент Эрдоган заявил, что призывы к миру и переговорам должны подкрепляться односторонним прекращением огня и видение справедливого решения.

Подчеркнув, что теперь необходимо предпринять конкретные шаги по очистке от террористической организации РПК/ПДС/СНС приграничных районов Турции, особенно из Таль-Рифаата и Манбиджа, президент Эрдоган сказал, что для достижения конкретных результатов в отношении Сирии режим должен быть конструктивным и осознавать определенные шаги в политическом процессе».

Отметим, что, комментируя итоги переговоров с В.В. Путиным, Р.Т. Эрдоган также указал на следующее:

«Сегодня утром у меня был разговор с г-ном Путиным. Мы запустили процесс Россия — Турция — Сирия. Мы соберем вместе наших министров иностранных дел, а затем мы соберемся в качестве лидеров (глав государств — прим.) в зависимости от развития событий».

Официальный сайт Кремля, по итогам состоявшегося телефонного разговора, сообщает следующее:

«Обсуждены вопросы дальнейшего расширения торгово-экономических связей, прежде всего в сфере энергетики. Отмечено приоритетное значение реализации таких стратегически значимых совместных проектов, как создание в Турции регионального газового хаба и строительство АЭС «Аккую».

Затронута ситуация вокруг Украины. С российской стороны акцентирована деструктивная роль западных государств, накачивающих киевский режим вооружениями и военной техникой, предоставляющих ему оперативную информацию и целеуказания.

В свете обозначенной Реджепом Тайипом Эрдоганом готовности к турецкому посредничеству в целях политического урегулирования конфликта Владимир Путин вновь подтвердил открытость России к серьёзному диалогу – при условии выполнения киевскими властями известных и неоднократно озвучивавшихся требований и учёта новых территориальных реалий.

При рассмотрении действия стамбульских договорённостей от 22 июля 2022 года о вывозе украинского зерна и разблокировании поставок продовольствия и удобрений из России подчёркнута необходимость добросовестного комплексного подхода, подразумевающего устранение всех барьеров для российского экспорта.

Уделено внимание перспективам сирийского урегулирования. Дана позитивная оценка проведённой в Москве в декабре 2022 года встрече министров обороны с участием руководителей разведывательных служб России, Турции и Сирии. Выражена надежда, что развитие контактов в таком трёхстороннем формате будет способствовать кардинальному улучшению обстановки в Сирийской Арабской Республике, включая восстановление её территориальной целостности, решение проблемы беженцев и задач по борьбе с международными террористическими структурами.

Лидеры обменялись поздравлениями по случаю Нового года и условились о продолжении контактов на различных уровнях.»

Иными словами, как мы и указывали ранее, следует ожидать уже в обозримой перспективе встречи между тремя лидерами, которая должна сопровождаться и прорывными договоренностями. В этом смысле, показательным является «проброс» в арабской прессе относительно того, что речь может идти о выводе турецких войск с территории Сирии. Данная информация не находит упоминания в турецких официальных источниках, однако, дает представление о том, в каком направлении идет процесс переговоров. Для турецкого руководства на данном этапе принципиальным является одержать и зафиксировать крупную победу над РПК / СНС / ПДС, а также обеспечить процесс перемещения части беженцев в турецко-сирийское приграничье, специально созданную буферную зону. Время на этот процесс отводится максимум до апреля месяца этого года, с учетом электоральных реалий, в которых живет страна.

Также обратимся к тем публикациям в турецких СМИ, которые сопровождают сирийскую проблематику. В частности, известное турецкое издание «Daily Sabah» опубликовало материал под заголовком «Встреча в Москве: новая эра между Турцией и Сирией». Автор: Нагехан Алчи. Цитируем:

«2022 год был долгим и очень напряженным для Турции с точки зрения внешней политики. В двусторонних отношениях произошло много событий, особенно в связи с шагами, предпринятыми в рамках усилий по нормализации (речь идет о «нормализации» отношений Турции с КСА, ОАЭ, Египтом и Израилем; пятой страной в этом списке, получается, становится САР – прим.).

Турция установила очень позитивные отношения со многими странами и сосредоточилась на залечивании ран, нанесенных в недавний неспокойный период в нашем регионе. Самое последнее и существенное изменение в отношениях происходит с Сирией.

Любое сближение Анкары и Дамаска изменило бы восьмилетний сирийский конфликт.

Анкара выступила против жестокости сирийского режима во время гражданской войны и открыла свои границы для беженцев, ищущих убежища и убежища. Миллионы сирийцев, среди них дети, женщины и старики, бежали от гражданской войны и бежали в Турцию. В настоящее время в стране проживает около 4 миллионов сирийцев. Официальная цифра составляет около 3,7 миллиона, но утверждается, что она немного выше.

Однако, с расширением нестабильности в Сирии многие факторы стали доминировать. На местах действуют террористические организации, Сирии не удалось создать реальную оппозицию, которая могла бы стать альтернативой сирийскому режиму Башара Асада, а отсутствие отношений между Анкарой и Дамаском стало препятствием в регионе для обеих стран.

Поэтому попытка России инициировать первое взаимодействие очень важна не только для Турции и Сирии, но и для всего Ближнего Востока.

В ноябре (2022 года – прим.) президент Реджеп Тайип Эрдоган дал понять, что отношения с Сирией можно улучшить, и можно пойти по тому же пути, что и в отношениях с Египтом.

Поэтому неудивительно, когда 28 декабря 2022 г. министр национальной обороны Хулуси Акар и глава Национальной разведывательной организации Турции (MIT) Хакан Фидан направились в Россию и провели в столице Москве несколько встреч с российскими и сирийскими министрами обороны и главами разведки московского руководства (в оригинале использовано необычное «московский режим» — прим.).

Акар встретился со своим российским коллегой Сергеем Шойгу и сирийским коллегой Али Махмудом Аббасом вместе с сопровождающими его представителями разведки, чтобы поговорить о «сирийском кризисе, проблеме беженцев и совместных усилиях по борьбе со всеми террористическими группировками в Сирии».

Встреча в Москве была названа Минобороны Турции «конструктивной», и (стороны – И.С.) договорились продолжить «формат трехсторонних встреч для обеспечения и поддержания стабильности в Сирии и регионе в целом».

Министр иностранных дел Мевлют Чавушлоглу также заявил в четверг (29 декабря 2022 года, итоговая пресс-конференция министра иностранных дел – прим.), что вторым этапом станет встреча министров иностранных дел. Он добавил, что пока нет четкой даты для такой встречи, и что январь будет слишком рано.

Встреча также имеет решающее значение, поскольку это первая встреча между министрами обороны Турции и Сирии с начала войны в 2011 году. Эта встреча и возможные будущие встречи показывают явный сдвиг в турецкой политике от позиции против режима Асада к взаимодействию с текущей ситуацией и попытке изменить ее в соответствии с ее преимуществами. Эта встреча также дала понять, что Турция, Россия и Сирия собираются выполнять совместные миссии на земле в Сирии.

Г-н Акар добавил, что пока рано говорить о деталях возможной операции. Однако, операции, которые проводятся совместно с Россией против группировок, которые Анкара считает террористическими, в ближайшее время могут быть проведены в трехстороннем формате.

Хотя это первый шаг после 12 лет отсутствия контактов, эта встреча показывает начало новой эры между Турцией и Сирией. Это может изменить всю динамику, если удастся сохранить позитивную атмосферу. Однако, самым сложным вопросом, на который предстоит ответить, будет положение сирийских беженцев в Турции, число которых приближается к 4 миллионам. Для этих людей должно быть найдено совместное и гуманное решение

Итак, какие выводы можно сделать, исходя из изложенного выше?

  1. Турция запустила процесс нормализации отношений с Сирией.
  2. Аналогом называются отношения с Египтом. По той причине, что турецкое руководство продолжает держать планку сложных отношений в высшим египетским руководством (в отличие от тех же КСА и ОАЭ, где отношения и на высшем уровне нормализуются), при этом переходя к политике взаимодействия.
  3. Речь идет о том, что состоится встреча министров иностранных дел, однако, январь будет посвящен подготовительным мероприятиям.
  4. Планируется проведение совместных военных миссий теперь в трехстороннем формате – с участием ВС России, Турции и Сирии. Это кардинальным образом изменяет весь расклад на сирийском театре военных действий.
  5. Ключевым вопросом для Анкары является переселение 4 млн беженцев с территории Турции. Для них Анкара добивается соответствующих гарантий.

Другой материал, опубликованный изданием – статья известного и многократно премированного на национальном уровне журналиста-обозревателя Хаккы Оджала под заголовком «Сирия не должна конфликтовать с реальностью». Под заголовком статьи значится: «Прошло 4311 дней, или 11 лет, девять месяцев и 18 дней, с 15 марта 2011 года, когда в Сирии и ряде других стран начались беспорядки в рамках протестов «арабской весны».»

Цитируем:

«Этот год, даст Бог, станет годом окончания сирийской гражданской войны.

Прошло 4311 дней, или 11 лет, девять месяцев и 18 дней, с 15 марта 2011 года, когда в Сирии и ряде других стран начались беспорядки в рамках протестов «арабской весны». Были свергнуты правительства, убиты протестующие, вмешались вооруженные силы; однако нигде такое невинное народное политическое требование не переросло в гражданскую войну, в результате которой погибло 410 000 человек, а 13 000 человек были казнены правительством. По данным Сирийской обсерватории по правам человека, общее число детей, убитых в ходе конфликта, возросло до 25 286 человек, а также было убито около 20 000 женщин. Более того, по данным Организации Объединенных Наций, 5,6 миллиона человек покинули страну, а более 6 миллионов стали внутренне перемещенными лицами.

За эти 4311 дней сирийское правительство потеряло суверенитет над приграничными районами; сегодня режим сохраняет иллюзорный контроль над западом и югом страны. Фактически режим поддерживает себя, уступая контроль над большими территориями оккупационным силам США и их «сапогам на земле» СНС, сирийскому филиалу РПК, признанной террористической группировкой Европейским Союзом, США, Турцией и многими другими странами.

На северной границе есть районы, находящиеся под контролем протурецких туркменских группировок, некоторых арабских группировок, таких как связанная с «Аль-Каидой» организация «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ) и поддерживаемая Турцией Сирийская национальная армия (СНА) вплоть до Евфрата. Российская армия также поддерживает базы на севере вокруг Айн-эль-Араб (Кобани): они утверждают, что следят за поддерживаемой США СНС, но наблюдения, сделанные в полевых условиях, показывают, что русские, похоже, держат СНС за руку, чем следят за ними.

Неудивительно, что Астанинский процесс 2017 года, мирные переговоры, инициированные Турцией, Россией и Ираном в казахстанской Астане, с членами сирийского правительства и лидерами вооруженной оппозиции, не сработали. Переговоры в Астане привели к соглашению о прекращении огня и созданию четырех зон деэскалации, но атаки сирийского правительства на удерживаемые оппозицией районы в зонах деэскалации не дали стране шанса создать демократическую среду для производства конституция в Женеве. Режим Асада никогда не хотел честных и свободных выборов, которые создали бы демократическую среду для прекращения гражданской войны. Возможно, как и его отец Хафез, Башар Асад знает, что его диктаторский режим будет выброшен на свалку истории на первых свободных выборах. Но это было в 2017 году.

Военно-политические события в регионе могли бы преподать Башару урок или два: так называемая международная коалиция против террористов ДАИШ (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – прим.) в Сирии — это всего лишь прикрытие для расчленения Сирии для создания курдского государства. Слившись с Региональным правительством Курдистана (КРП) в Ираке, курдское государство (я объясняю здесь старый и новый консервативный нарратив США) исправит ошибки, допущенные британцами и французами после Первой мировой войны, обеспечит постоянный забор для Израиля против Ирана и хороший «пример» для этнических курдов в Турции и Иране.

Теперь Асад должен задать себе вопрос: как эти террористы ИГИЛ проделали весь путь из Афганистана в Сирию незамеченными со стороны пакистанского, иранского, иракского и турецкого правительств? Как 1000 отобранных террористов РПК с помощью Г.И. Джос, победят новый самопровозглашенный «халифат» Даиш за одну ночь в Сирии? И, наконец, куда подевались грозные террористы ДАИШ сразу после того, как Центральное командование США начало поддерживать Отряды народной самообороны в Сирии и взяло под свой контроль сирийские нефтяные месторождения и нефтеперерабатывающие заводы?

Но, начиная с 2011 года, вместо того, чтобы сосредоточиться на реалиях своей страны, Асад создал в своем сознании собственную реальность. Основная составляющая его иллюзии состоит в том, что Турция собирается оккупировать северную часть Сирии и Ирака, поскольку ее неискупленные земли были отняты у османов в конце Первой мировой войны.

Я не могу говорить от имени 85-миллионного населения Турции, но я знаю, кто может — президент Реджеп Тайип Эрдоган. Он официально заявил на нескольких международных платформах, что Турция уважает территориальную целостность Сирии и Ирака.

Есть ли хоть один пример, когда какой-либо турецкий чиновник говорил одно, а потом делал противоположное? А как насчет присоединения Хатая (Александретты) к Турции, может спросить Башар? Турция никогда не уступала территорию ни одному народу. Франция, скручивая османские руки, в 1920-21 годах оккупировала не только арабские провинции, но и турецкие города и поселки. Турецкая Александретта осталась за пределами турецких национальных границ по Анкарскому соглашению от октября 1921 года. Она никогда не была частью Лозаннского мирного договора; и когда Франция в одностороннем порядке хотела уступить ее вновь созданной Сирии, Турция выступила против этого в 1937 году. Франция даровала всей провинции независимость, которая позже в ходе плебисцита решила присоединиться к Турции».

62.69MB | MySQL:101 | 0,519sec