О развитии ситуации вокруг Сирии и переговоров в трехстороннем формате Россия – Турция – Сирия. Часть 1

В последнее время, в Турции активизировались разговоры на тему возможной встречи между руководствами России, Турции и Сирии на высшем уровне. Разумеется, эти разговоры своей целью должны иметь создание нового регионального альянса – к Астанинскому формату урегулирования может примкнуть официальный Дамаск, что кардинально изменит ситуацию на сирийском направлении для самой Сирии и для всех участников процесса.

Более того, эти договоренности, подразумевающие нормализацию отношений между Анкарой и официальным Дамаском на уровне президентов Р.Т.Эрдогана и Б.Асада, должны позволить Турции провести давно обещанную трансграничную операцию в Сирии, а также подступиться вплотную к решению вопроса «релокации» беженцев в турецко-сирийское приграничье. Можно сказать, что это – слишком «ценный приз» для турецкой дипломатии и лично для президента Реджепа Тайипа Эрдогана, чтобы ему стоило бы оглядываться на прошлое его взаимоотношений с Б.Асадом и взгляд на официальный Дамаск. При том, что совершенно очевидно, что никаких договоренностей с теми же США Турции по трансграничной операции достичь не удастся.

На этом фоне, турецкие обозреватели продолжают публиковать свои оценки. В частности, обратимся к весьма подробному и яркому, сообразно личности автора, материалу в издании Daily Sabah под заголовком «Кто чьи руки держит в Сирии и в Ираке?». Автором статьи, вышедшей 26 декабря, стал титулованный и известный турецкий обозреватель Хаккы Оджал. Процитируем этот материал:

«Когда я высказал мнение, что команда президента США Джо Байдена, перешедшая из эпохи Джорджа Буша-младшего в политику внешней политики и безопасности, создаст два так называемых курдских государства в Сирии и Ираке, некоторые турки, курды и друзья-иранцы возразили. Я предсказывал, что после двух курдских государств они подтолкнут их к слиянию, чтобы создать завесу безопасности для Израиля от Ирана и расчленить Турцию и Иран, предоставив пример их этническому курдскому народу.

Их основные аргументы против моего предложения заключались в том, что «сирийское курдское государство» не будет подлинным «сирийским курдским» образованием, а будет принадлежать и управляться террористами РПК, базирующимися в Турции. Они также заявили, что региональное правительство Курдистана (КРП) в Ираке никогда не объединит свои силы с сирийским крылом террористической группировки РПК — СНС, не говоря уже о слиянии с созданным ими государством.

Если у вас действительно есть время поспорить, вы можете возразить этим аргументам, спросив, кого они имеют в виду, например, когда ссылаются на КРП. Если вы помните долгие и кровавые бои за интересы иракских курдов, кульминацией которых стала так называемая иракско-курдская гражданская война в середине 1990-х годов, вы должны знать, что существующее соглашение о мире и сосуществовании между Патриотическим союзом Курдистана (ПСК — во главе с племенем Талабани) и Демократической партией Курдистана (ДПК), созданная племенем Барзани, — вещь непростая.

Я не буду вдаваться в подробности той кровавой братоубийственной войны, в которой погибли тысячи курдов. Это также побудило иракского диктатора Саддама Хусейна расправиться с тысячами людей с обеих сторон. Принятый президентом США Биллом Клинтоном Закон об освобождении Ирака, предоставляющий военную помощь иракским оппозиционным группам, включая ПСК и ДПК, наконец установил мир в регионе. Однако 60 000 сторонников ДПК были изгнаны из регионов, контролируемых ПСК. Аналогичным образом, 50 000 сторонников ПСК были изгнаны из регионов, контролируемых ДПК.

Сегодня КРП (Региональное правительство Курдистана – И.С.) является результатом нестабильного баланса в стране, и руководство зависит от очень сложных правил для поддержания этого баланса.

Таким образом, если так называемая международная коалиция против «Исламкого государства» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – И.С.) в Сирии (то есть Центральное командование США (CENTCOM) и его Объединенная совместная оперативная группа Inherent Resolve (CJTF-OIR) сочтет, что пришло время преобразовать то, что они называют Автономной администрации Северной и Восточной Сирии (ААНЕС) в КРП в Сирии, в Ираке не будет недостатка в людях, готовых рвануть в Сирию, спрашивая, где записаться!

Командующий CJTF-OIR США генерал-майор Мэтью Макфарлейн спросил лидера СНС Ферхата Абди Шахина (кодовое имя Мазлум Кобани, усыновленный основателем РПК Абдуллой Оджаланом, когда ему было 12 лет, позже принимал участие во многих террористических действиях в Турции и Ираке) и нынешнего лидера ПСК Бафель Талабани, чтобы встретиться с ним в Хасеке на северо-востоке Сирии. Бафель — старший сын основателя ПСК Джалала Талабани, который в соответствии с деликатной договоренностью после вторжения США и Великобритании в Ирак стал президентом страны с 2006 по 2014 год.

Бафель был в такой эйфории на этой встрече, что опубликовал несколько сообщений в Твиттере, поздравляя себя и Шахина с их «продолжающейся координацией» в операциях против ИГ, но он не упустил возможности раскритиковать руководство РПК в Сирии.

На этой встрече он сделал «акцент на вакууме безопасности» в этом районе. Бафель, в отличие от своего отца, которого его племя имело обыкновение подчеркнуто звать Мам Джалал (дядя Джалал на курдском – И.С.), и его младшего брата, который был заместителем премьер-министра КРП с 2014 года находится в военном крыле ПСК.

Его военное мастерство подвергалось сомнению, и его обвиняли в том, что он уступил центральному правительству Ирака богатый нефтью Киркук, но здесь дело не в этом. Судя по видеороликам, которыми он поделился в Twitter, Бафель появился на встрече в Хасаке в настоящей эйфории победы.

Он пообещал «Национальный союз Иракского Курдистана (КНС) для Запада», в своем английском посте и в своем сообщении на сорани (курдский язык – И.С.) он сказал: «В Западном Курдистане, как символе сопротивления, мы были с вами, и мы продолжим поддерживать тебя».

Бафель был не одинок в своей эйфории. Руководители РПК Джемиль Байык и Мурат Карайылан направили организатору встречи «Хасеке» отдельные письма как представители СКО (Союза курдских общин – И.С.), политического крыла РПК, распространяющего идеологию конфедерализма среди курдов в четырех странах. Террористы РПК воспользовались возможностью, чтобы поддержать свой призыв к объединению граждан среди всего курдского народа.

Встреча, вероятно, была ответом США на военные приготовления Турции против усиления трансграничной террористической деятельности СНС. Американская сторона не хочет, чтобы Турция провела расширенную операцию по оттеснению террористов РПК на 30 километров (19 миль) от своей границы.

Вероятно, новый командир Макфарлейн, приняв на себя обязанности в сентябре, мог пожелать лучше узнать своих «партнеров»; однако эта нечестивая встреча обеспечила почву для солидарности между силами РПК и ПСК.

Вернемся к реальной миссии сил США в Ираке и Сирии: несмотря на сокращение численности войск и баз, CJTF-OIR имеет самое большое военное присутствие в истории Ирака и Сирии. Даже у России, единственного союзника Сирии, никогда не было столько солдат в Сирии!

Россия является единственным гарантом территориальной целостности Сирии, и под бдительным наблюдением России США создают в Сирии собственное государство, задуманное 100 лет назад президентом США Вудро Вильсоном взамен исчезающей Османской империи.

После отказа от командования оперативной группой уходящий командир сказал, что работал рука об руку с «нашими курдскими и сирийскими партнерами». Позже турецкий журналист поговорил с неназванным высокопоставленным сотрудником службы безопасности CJTF-OIR и сказал: «Мы занимаемся своими делами, нам все равно, кто что говорит».

Да, я тоже так думаю: CJTF-OIR работает рука об руку со своими партнерами, занимаясь своими делами. Проблема заключается в характере бизнеса, который они имеют в виду, и в чьей руке они держат, координируя его».

Резюмируя изложенное выше:

  1. Ситуация в Иракском Курдистане характеризуется крайней нестабильностью, и она может оказывать негативное влияние на процессы, происходящие в Сирии.
  2. Иракские и сирийские курды РПК и филиалов организации разыгрывают в отношениях с западными партнёрами карту ИГ. В том смысле, что именно курды образуют ударную силу для борьбы с исламскими радикалами.
  3. США перегруппируют курдские силы в Ираке и в Сирии с целью воспрепятствования проведению Турцией своей трансграничной операции.
  4. Военное присутствие США является в Сирии доминирующим, по сравнению с численностью войск той же России.
  5. Россия является единственным (!) гарантом территориальной целостности Сирии. На фоне этого США пытаются создать в Сирии своё «квазигосударство».

Резюмируя мысль турецкого автора, изложенную выше: просматривается совместная реакция Турции и России на активность, развернутую США в Сирии.

Как сообщили турецкие СМИ 28 декабря, министр национальной обороны Турецкой Республики Хулуси Акар впервые за 11 лет провел в Москве встречу со своим сирийским коллегой Али Махмудом Аббасом.

Хулуси Акар и глава Национальной разведывательной организации (MIT) Хакан Фидан отправились в столицу России Москву для переговоров 28 декабря. Во встрече также приняли участие главы сирийской и российской разведок, сообщили в Минобороны.

«На конструктивной встрече обсуждались сирийский кризис, проблема беженцев и усилия по совместной борьбе со всеми террористическими организациями на сирийской земле», — добавили в Министерстве национальной обороны.

Как сообщило турецкое информационное агентство «Анадолу», министры обороны Турции, России и Сирии и руководители разведки также договорились продолжить трехсторонние встречи для обеспечения стабильности в Сирии и регионе.

Делегация Акара и Фидана вылетела из аэропорта Эсенбога в Анкаре рано утром 28 декабря.

Процитируем издание Daily Sabah:

«Никакой дополнительной информации по вопросам, которые обсуждались на встрече, предоставлено не было.

Турецкие официальные лица часто говорят, что Анкара полна решимости продолжать настаивать на дипломатическом решении вопроса о вторжении России в Украину по мере того, как война продолжается.

Турция является одной из самых активных стран, работающих над обеспечением постоянного прекращения огня между Украиной и Россией. Её тонко сбалансированный акт взятия на себя роли посредника, сохраняя открытыми каналы связи с обеими воюющими сторонами, дает проблеск надежды на дипломатические усилия по поиску решения и достижению мира в украинском кризисе. Благодаря своему уникальному положению в дружественных отношениях с Россией и Украиной, Турция получила широкую похвалу за свое стремление положить конец войне.

С самого начала конфликта Анкара предложила выступить посредником между двумя сторонами и провести мирные переговоры, подчеркнув свою поддержку территориальной целостности и суверенитета Украины. Хотя Анкара выступает против международных санкций, направленных на изоляцию Москвы, она также закрыла свои Проливы, чтобы не допустить прохода через них некоторых российских судов».

На самом деле, как мы видим, турецкое издание пытается своим добавлением к материалу показать, что суть разговоров в Москве, в первую очередь, заключалась в Украине. Однако, совершенное очевидно, что данная попытка смотрится натянуто: понятно, что обсуждалась именно Сирия и именно в контексте намерений страны по части трансграничной операции.

29 декабря также министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу провел итоговую по 2022 году пресс-конференцию. В частности, в ходе своего выступления, он прокомментировал ситуацию вокруг Сирии и позицию Турции по «сирийскому досье». Процитируем турецкого министра по материалу информационного агентства «Aнадолу». Цитируем

«Что касается трехсторонней встречи между Турцией, Россией и режимом Асада, состоявшейся накануне (см. выше), Чавушоглу сказал: «Я могу сказать, что это была полезная встреча», и сказал, что взаимодействие с режимом (то есть, с официальным Дамаском – прим.) важно для прочного мира и стабильности.

«Террористическая организация РПК/СНС представляет угрозу для нас, на самом деле большую угрозу для Сирии, потому что у нее сепаратистские планы». Чавушоглу заявил, что взаимодействие с Сирией важно для безопасного возвращения беженцев в Сирию.

Чавушоглу заявил, что встреча на уровне министров иностранных дел запланирована в качестве второго этапа дорожной карты в будущем, но конкретной даты относительно времени встречи не сообщил.

Подчеркнув, что Турция решительно продолжает борьбу с терроризмом, Чавушоглу сказал: «Режим (официальный Дамаск – И.С.) также очень хорошо видит эту угрозу, но у нас нет конкретного сотрудничества в борьбе с терроризмом из-за его конфликтов с нами. Это взаимодействие, прямые или косвенные контакты не мешать нашей борьбе с терроризмом».

Отметив, что режим Асада делал заявления о Турции в целом: «Убирайтесь с наших земель», Чавушоглу сказал: «Мы также говорим, что здесь есть террористические организации, что они не могут получить господство, и что когда будет политическая стабильность и все пойдет хорошо в стране, мы передадим эти земли Сирии. Еще раз напоминаем, что мы уже подчеркивали важность, которую мы придаем территориальной целостности и политическому единству Сирии во всех наших заявлениях».

«Сирийский режим хочет, чтобы сирийцы вернулись в свою страну, мы видим это в их заявлениях. Также важно, чтобы они вернулись в позитивном ключе и в безопасности своей жизни. В этой связи участие международной системы и ООН тоже важно… Мы только в начале наших разговоров», — заявил Чавушоглу

Чавушоглу отметил, что они создали Астанинский формат в результате сотрудничества между Турцией и Россией в эвакуации в Алеппо, и что Иран и режим (официальный Дамаск – прим.) также были включены во встречи в этом формате.

Что касается переговоров между Турцией и режимом Асада, министр Чавушоглу сказал: «Есть много стран, которые поддерживают этот процесс взаимодействия. Есть те, кто против него, и есть те, кто проявляет осторожность в конкретных шагах».

Напомнив, что для политического процесса, связанного с режимом, сформировалось множество различных групп, Чавушоглу сказал: «Без Астанинского процесса политический процесс в Сирии не будет развиваться».

Заявив, что желаемое расстояние не удалось преодолеть на заседаниях Конституционной комиссии и в Астане из-за сопротивления режима Асада, Чавушоглу заявил, что режим и оппозиция должны примириться в Сирии.

Отметив, что очень немногие группы, исходя из собственных интересов, отреагировали на шаги Турции в отношении Сирии, Чавушоглу сказал: «Мы являемся гарантом сирийской оппозиции. Мы не выступаем против прав сирийской оппозиции, напротив, мы продолжаем наши контакты, чтобы способствовать достижению консенсуса по той дорожной карте, которую они хотят».

52.7MB | MySQL:103 | 0,514sec