Об особенностях отношений между Ираном и Индией

Как подчеркивают индийские эксперты,  отношения межу Индией и Ираном имеют глубокую цивилизационную основу и должны рассматриваться вне рамок повседневной политики и текущих тенденций, таких как антиправительственные протесты в Иране, индо-пакистанский конфликт и постоянные геополитические перестановки: Индия поддерживает хорошие отношения как с Востоком, так и с Западом, а Иран подвергается давлению  западных санкций. Во многих отношениях Иран и Индия —  страны, которые веками поддерживали особые отношения, которые, несмотря на некоторые разногласия, всегда сохраняют позитивный характер. Индийский субконтинент и Иранское нагорье являются соседними географическими регионами, а царства древней Индии и древней Персии имели тесные отношения, длящиеся тысячелетия, начиная с миграции индоиранских народов в южноазиатский субрегион. Исторический обмен между древними землями Персии и Индостана иллюстрируют не кто иной, как сам аятолла Рухолла Хомейни, чьи предки ведут свое происхождение от северного индийского региона Авадх, прежде чем они мигрировали в Наджаф в Ираке. Индийские и иранские языки имеют общую ветвь языковой семьи и принадлежат к индоиранской языковой группе. С древних времен между Персией и Южной Азией существовали торговые связи. В средние века произошло слияние средневековой персидской и индийской культуры, особенно со времен Делийского султаната до империи Великих Моголов. В наше время, после британского раздела Индии в 1947 году, новая независимая Республика Индия больше не была соседней страной с Ираном, поскольку Пакистан обосновался между ними, но отношения между двумя странами по-прежнему оставались хорошими. Хотя связи насчитывают тысячелетия, Индия и Иран как независимые государства установили дипломатические отношения только 15 марта 1950 года. Иранский шах Мохаммед Реза Пехлеви посетил Индию в феврале-марте 1956 года, а премьер-министр Индии Джавахарлал Неру посетил Иран в сентябре 1959 года. Однако в течение большей части послевоенного периода отношения между Республикой Индия и тогдашним монархическим Ираном, находившимся под властью династии Пехлеви, в целом были плохими из-за их разной политической ориентации: Индия формально была лидером Движения неприсоединения, но поддерживала прочные связи с Советским Союзом, в то время как Иран был откровенным членом западного блока с тесными связями с Соединенными Штатами. Хотя Индия не поддержала Исламскую революцию Ирана в 1979 году, отношения между двумя странами укрепились сразу после ее осуществления.

На сегодня установлены политические связи: Иран также  часто протестовал против проектов резолюций Пакистана против Индии в международных организациях, таких как Организация Объединенных Наций, Организация исламского сотрудничества (ОИС) и Комиссия по правам человека. То же самое касается и Индии, которая как правило не поддерживала антииранских резолюций в ООН и других международных организациях. Но здесь не все гладко. Иран поддерживает Пакистан в индо-пакистанском конфликте, а тесные отношения Индии с Ираком во время ирано-иракской войны значительно ухудшили двусторонние отношения. В 2010 году верховный лидер (рахбар) Ирана аятолла Али Хаменеи обратился к мусульманам всего мира с призывом поддержать борьбу за свободу в регионе Джамму и Кашмир. Индия, с другой стороны, пригласила исполняющего обязанности посла Ирана в Нью-Дели, чтобы подать официальный протест. В августе 2013 года в Персидском заливе Иран задержал судно MT Desh Shanti крупнейшей индийской корпорации морских лайнеров (SCI), которое перевозило сырую нефть из Ирака. Иран был непреклонен и настаивал на том, что задержание танкера было «техническим и неполитическим вопросом», но было ясно, что за этим стоит политика. При этом  в период с 1996 по 2001 годы Тегеран и Нью-Дели поддерживали антиталибскую коалицию в Афганистане под названием Северный альянс, что улучшило индо-иранские отношения. Напротив, Пакистан поддерживал режим талибов до его свержения в результате вмешательства США в 2001 году. Индийцы и иранцы продолжали поддерживать антиталибские правительства, которые, в конце концов, были поддержаны международным сообществом, пока талибы не захватили Кабул в 2021 году и не восстановили Исламский Эмират Афганистан. В 2007 году Индия приветствовала решение предоставить Ирану статус наблюдателя в Ассоциации регионального сотрудничества стран Южной Азии (СААРК). В мае 2016 года премьер-министр Нарендра Моди совершил официальный визит в Иран. Визит был сосредоточен на укреплении двусторонних связей и инфраструктурных проектах, энергетическом партнерстве и торговле. Правда, незадолго до визита Моди в Израиль в июле 2017 года аятолла Хаменеи призвал мусульман Кашмира «изгнать угнетателей». Таким образом, динамика в данном случае разновекторная, но интересно, что это не помешало странам  подписать соглашение о сотрудничестве в области обороны в декабре 2002 года.

С экономической точки зрения Иран долгое время был вторым или третьим по величине поставщиком сырой нефти в Индию, поставляя более 425 000 баррелей в день, а Индия была одним из крупнейших иностранных инвесторов в нефтегазовую промышленность Ирана.

В 2011 году двусторонняя торговля нефтью составила 12 млрд долларов США.  Она была сокращена из-за обширных западных экономических санкций против Ирана, к которым присоединилась Индия, что вынудило индийское правительство погасить свой долг перед Ираном через турецкие банки. В мае 2019 года, после того как США отменили запреты, которые позволяли им импортировать сырую нефть без санкций, Индия прекратила покупать нефть у Ирана. Незадолго до введения запрета Иран был третьим по величине поставщиком сырой нефти в Индию. Интересно, что Индия затем восполнила этот пробел, импортируя нефть из США, страны, которая инициировала антииранские санкции. Однако в течение 2022 года доля США в импорте индийской нефти сократилась вдвое, а Россия стала третьим по величине поставщиком. Доля России в экспорте сырой нефти в Индию в 2022 году была близка к 14%, как и во времена СССР. Однако скачок мировых цен на нефть, рост местного потребления в Индии и призывы США ввести санкции против России могут вновь сделать Иран важным нефтяным партнером Индии.

За первые десять месяцев 2022 года товарооборот между двумя странами составил более 2 млрд долларов США. Основными статьями индийского экспорта в Иран являются рис, чай, сахар, свежие фрукты, лекарства / фармацевтические препараты, безалкогольные напитки, промышленное оборудование, мясные продукты. С другой стороны, основными статьями иранского экспорта в Индию являются миндаль, различные химикаты, жидкий бутан и пропан, битум, сухие финики. Иран и Индия сейчас совместно работают над несколькими экономическими проектами, из которых стоит выделить: 1) газопроводы: Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ), Иран-Пакистан-Индия (IPI), Мьянма-Бангладеш-Индия (MBI); 2) Газовое месторождение «Южный Парс» и проект СПГ в Персидском заливе; 3) Проект контейнерного терминала в Чахбахаре и железнодорожной линии Чахбахар-Зарандж. Индийские компании, такие как ESSAR и ONGC Videsh Ltd., присутствуют в Иране. Обе страны являются участниками Международного транспортного коридора Север-Юг, а также имеют соглашения об избежании двойного налогообложения и о поощрении двусторонних инвестиций.

С геополитической точки зрения позиция Ирана имеет стратегическое значение для Индии из-за его географического положения между Персидским заливом и Каспийским морем. Кроме того, Иран важен для Индии, поскольку он обеспечивает альтернативный маршрут для соединения с Афганистаном и странами Центральной Азии, поскольку Нью-Дели не имеет разрешения Пакистана на использование сухопутных маршрутов Пакистана. Иран — одна из стран с самыми большими запасами нефти и природного газа, а Индия испытывает грандиозные потребности в энергии. С другой стороны, для Ирана стратегическое положение Индии имеет решающее значение, поскольку оно в значительной степени помогает реализовать азиатскую ориентацию внешней политики Тегерана. Индия является второй по численности населения страной в мире с преимущественно молодым населением, она имеет 5-ю по величине экономику в мире, которая привлекательна для Тегерана с точки зрения рабочей силы, инвестиций и торговли. Несмотря на то, что у двух стран есть некоторые общие стратегические интересы, Индия и Иран существенно расходятся по некоторым вопросам внешней политики. Индия неоднократно выражала решительное несогласие с ядерной программой Ирана. Костью в горле индийско-иранских отношений являются хорошие отношения между Индией и Израилем и хорошие отношения между Ираном и Китаем. Существует также проблема Йемена и войны там, где Иран поддерживает хоуситов и выступает против Саудовской Аравии и ОАЭ, которые являются близкими партнерами Индии. Именно партнерство Индии с монархиями Персидского залива, как правило, создает напряженность в отношениях между Тегераном и Нью-Дели. Согласно опросу BBC 2005 года, 71% иранцев положительно оценивают влияние Индии и только 21% отрицательно, что является самым благоприятным показателем для Индии среди всех стран мира. Похоже, что основная масса иранского населения настроено решительно про-индийски. Все большее число иранских студентов поступает в университеты Индии, в основном в Пуне и Бангалоре. Дело в том, что современные территории Ирана и Индии разделены Пакистаном, в котором существует серьезный суннитско-шиитский конфликт. Сунниты, составляющие большинство, регулярно дискриминируют и преследуют шиитское меньшинство, что приводит к тому, что официальный Тегеран, а также иранское население смотрят на Индию очень благосклонно, потому что права шиитов там соблюдаются, в отличие от Пакистана.  Индийские шииты пользуются поддержкой своей страны, и их национальный праздник Мухаррам признан официально. Лакхнау, столица штата Уттар-Прадеш, остается главным центром шиитской культуры и персидских исследований на индийском субконтиненте. Неспокойный Афганистан — еще одна область, которая объединяет народы Индии и Ирана и стимулирует двустороннее  сотрудничество. Для обеих стран Афганистан является транзитной и культурно важной соседней страной, с которой они хотят иметь хорошие отношения. Нью-Дели часто изо всех сил пытался объяснить и контекстуализировать свои уникальные отношения с Тегераном американцам, в то время как официальный Вашингтон посылал суровые предупреждения о том, что такое поведение неприемлемо. Премьер-министр Индии Нарендра Моди по-своему взвешенно выразил обеспокоенность по поводу одностороннего прекращения администрацией Трампа ядерной сделки с Ираном, хотя он при этом отдавал себе отчет в том, что это повредить отношениям его страны с Вашингтоном. С приходом к власти новой администрации во главе с Джо Байденом, который лично пообещал рассмотреть возможность восстановления ядерной сделки с Ираном, Моди может позволить себе открыто поддерживать хорошие отношения с Ираном. В сентябре прошлого года сообщалось, что Моди встретился с президентом Ирана эбрахимом Раиси на полях 22-го саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Самарканде. Это может быть началом реструктуризации индийско-иранских отношений. Президент Ирана заявил, что Тегеран и Нью-Дели могли бы улучшить и расширить сотрудничество, используя существующие нефтяные, газовые и транспортные возможности, особенно маршрут Чабахар-Центральная Азия, который соединяет Индийский океан с Центральной Азией, а также улучшить сотрудничество в региональных и международных вопросах, в которых они разделяют общие точки зрения. Со своей стороны, Моди выразил свое недвусмысленное несогласие с санкциями против Ирана, указал на важность транспортных связей и транспортных маршрутов, а также на то, насколько важно сотрудничать по вопросу Афганистана.

Кроме того, на заседании Совета Безопасности ООН по нераспространению в декабре 2022 г. постоянный представитель Индии Ручира Камбодж представил позицию Индии по ядерной программе Ирана, основанную на анализе, проведенном независимым наблюдательным органом Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), в отличие от непроверенных заявлений. Индия поддерживает полное и эффективное выполнение резолюции ООН 2231 (2015), которая отменяет резолюцию ООН по ядерной политике Ирана, и призывает заинтересованные стороны продолжать диалог и дипломатию в направлении урегулирования разногласий и возвращения к полному осуществлению Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA). Другими словами, Индия выступает против санкций и за дипломатическое урегулирование нерешенных вопросов с Ираном. В середине декабря сообщалось, что Иран предложил Индии соглашение о стратегическом сотрудничестве, аналогичное тому, которое он подписал с Китаем в 2021 году. Это неудивительно, поскольку Иран пострадал от западных санкций и пытается привлечь иностранные инвестиции в свой энергетический и инфраструктурный секторы. Детали ирано-китайского соглашения оставались секретными. СМИ пишут, что в соответствии с 25-летним соглашением о сотрудничестве Пекин инвестирует около 400 миллиардов долларов в инфраструктуру и энергетический сектор Ирана. Взамен Тегеран обеспечит Пекину постоянные поставки нефти по ценам дешевле рыночных. Сделка представляет собой расширение китайского влияния в Западной Азии и является попыткой Ирана привлечь важных иностранных инвесторов из стран, которые не следуют диктату Вашингтона. Таким образом, Иран предложил аналогичную сделку Индии для привлечения индийских инвестиций в свою транспортную и энергетическую инфраструктуру, что подтвердил заместитель министра иностранных дел Ирана Али Багери во время своего визита в Нью-Дели в ноябре. Подробности предполагаемой индийско-иранской сделки пока не разглашаются. Если бы такое соглашение было реализовано, это имело бы большое значение, учитывая, что Индия была одним из крупнейших покупателей иранской нефти до вступления в силу западных санкций. Новая сделка с богатым нефтью Ираном помогла бы Индии, третьему по величине потребителю нефти в мире, справиться с высокими ценами на энергоносители. Тегеран часто подтверждал свою готовность поставлять Индии нефть и даже заверял Нью-Дели, что это может помочь удовлетворить энергетические потребности страны в условиях нестабильности из-за российско-украинского конфликта. Индийские государственные нефтяные компании (ONGC и Oil India) совместно вели разведку нефти и газа в Иране. Индийский консорциум открыл газовое месторождение «Фарзад-Б» в Персидском заливе. Нью-Дели также сыграл важную роль в создании инфраструктуры Ирана. Во время визита Багери в ноябре обе стороны договорились продолжить сотрудничество по развитию терминала Шахид Бехешти в порту Чахбахар. Для перезагрузки отношений с Ираном самое главное, чтобы Индия следовала своим собственным внешнеполитическим курсом, и поскольку у Индии довольно хорошие отношения с богатыми государствами Персидского залива, такими как Саудовская Аравия и ОАЭ, а также с Израилем, ей необходимо добиться того, чтобы не  увязывать их со своими отношениями с Ираном. Индии удалось хорошо маневрировать дипломатически в отношении войны на Украине, неоднократно указывая на ненужность войны, в то же время продолжая торговать с Россией и в основном воздерживаясь от голосования в ООН. Концепция «стратегической автономии», которую Моди преследует в отношениях с Россией, может быть распространена и на Иран, где могут быть законные разногласия и опасения по некоторым конкретным темам, но необходимо поддерживать взаимное доверие. С очевидным уходом США и России из ближневосточного региона и растущим заполнением вакуума Китаем, настало время для более надежной и сильной роли Индии, которая могла бы вмешаться в регион и предложить альтернативную модель хороших отношений со всеми конфликтующими государствами, такими как Иран, Израиль и монархии Персидского залива. Конечно, это трудная задача, и для того, чтобы добиться успеха. Сейчас более чем подходящее время для реструктуризации индийско-иранских отношений с целью использования потенциала двух стран, а также для значительного ослабления ситуации в постоянно напряженных регионах Ближнего Востока и Южной Азии.

52.27MB | MySQL:103 | 0,602sec