О первых последствиях землетрясения в Турции. Часть 4

В ночь с 5 на 6 февраля с. г. Турция стала жертвой двух крупных землетрясений и последовавших за ними сотен (!) афтершоков. По состоянию на день 11 декабря президент Реджеп Тайип Эрдоган, в ходе своего выступления в городе Шанлыурфа, сообщил что погибло 21848 человек, а ещё 80104 человек – ранено. Также, согласно последним данным, число разрушенных зданий в результате землетрясения достигло 12617.

Имея в виду масштаб трагедии, охватившей Турцию, в предыдущей части нашей публикации (ссылка на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=94937) мы предположили, что существует вероятность того, что выборы перенесут года с изначально запланированного срока.

В частности, президент Р.Т.Эрдоган, в ходе своего выступления, заявил следующее. Цитируем:

«Мы заново отстроим некоторые из наших городов. Мы считаем, что мы завершим этот процесс в короткие сроки, я прошу у вас срок в 1 год».

Вот этот «один год» опять возвращает к мысли о (теоретической) возможности переноса выборов президента и депутатов Парламента. Тем более, что никакая фраза в исполнении такого политика как президент Р.Т.Эрдоган случайной быть не может.

Напомним, что согласно Конституции страны и выборному законодательству, выборы переносятся и как раз на 1 год в случае военных действий и, как следствие, невозможности их проведения.

Но разве уникальная ситуация, сложившаяся в Турции в результате землетрясения невиданного размаха, по своим разрушительным последствиям не напоминает военные действия? И оценку этой ситуации, в принципе, может вынести Конституционный суд страны.

Впрочем, пока оставим эту версию в стороне.

Следя за ситуацией изнутри Турции после землетрясения, отметим, что кроме того, что это — огромная трагедия для страны, это ещё и «чёрный лебедь» невиданных размеров для действующей в Турции власти.

В своей предвыборной кампании, турецкая власть делала акцент на международной повестке, а оппозиция на внутренней. И казалось уже, что международная повестка может потеснить внутритурецкую, однако, землетрясения намертво, буквально гвоздями, прибили внимание избирателей в тому, что происходит внутри страны. И власти придется играть на «чужом избирательном поле».

Развивая тему возможности переноса выборов, которую мы затронули выше: 14 мая выборы могут и не состояться, но самый поздний срок, когда они должны пройти – это, как мы помним, 18 июня этого года.

Единственная причина, по которой выборы могут быть перенесены (сроком на 1 год), согласно Конституции страны, а также Законам о выборах президента и депутатов Парламента, — это война

Формально режим чрезвычайного положения (даже на всей территории страны) — это не причина для переноса выборов по закону. Хотя, как мы сказали, если учесть, что землетрясение в Турции – невиданное по своему размаху за 100 лет, то здесь может вступить в силу уже не буква, но дух закона

Внесение любых изменений в избирательное законодательство вступает в силу только через 1 год.

Итак, если откуда ни возьмись не начнется война (с кем, с Грецией, с Арменией, с Сирией?), «игра состоится при любой погоде». Выборы в этом году — не просто исторические, но и крайне эмоциональные. Эмоции народные сегодня — это боль и гнев. Какими они будут 18 июня, вот в чем вопрос? И в сторону кого они обратятся?

Какие возможности, в этом смысле, есть у действующей власти? – У любой трагедии всегда есть своя причина, всегда есть свой виноватый.

  1. Возникновение землетрясений породило волну рассуждений из серии теории заговоров. Много разговоров было о том, что все это неслучайно – и предупреждения американского посольства и закрытия зарубежных дипломатических представительств. И якобы за всем этим угадывается рукотворность. Понятное дело, рукотворность, подписанная Made in USA. Это, конечно, крайне теоретическая возможность, но, тем не менее, Запад мог бы быть бенефициаром гнева или, по крайней мере, подозрений, которые могут продолжать циркулировать в турецком обществе.
  2. Как известно, убивает людей не землетрясение, а рухнувшие постройки. При этом, как становится понятным, рухнуло, в первую очередь не старое жилье, а новостройки. Строительство без учета сейсмической ситуации в регионе, отход от исходной проектной документации – на совести конкретных застройщиков и муниципалитетов, которые согласуют документацию и следят за тем, чтобы не было отступлений от проектов. То есть, гнев может и непременно будет направлен в эту сторону – застройщиков и муниципалитетов.

Касаясь последнего, в первую очередь, речь, по всей видимости, пойдет о застройщиках.

Лишь один пример по состоянию на 11 февраля.

После землетрясения в Турции пошли первые задержания: в аэропорту Стамбула, при попытке выезда в Черногорию, задержан один из братьев Джошкун, застройщиков 250-квартирного, 12-этажного жилищного комплекса Rönesans Rezidans. Дом сооружен в 2012 году его семейной компанией Antis Yapı и полностью разрушен землетрясением. На момент написания данной статьи, подробности уточняются. Как говорится, у каждой ошибки есть имя и фамилия. А эта ошибка тянет на преступление. И если представить себе, что в регионе разрушено 12617 тысяч зданий (статистика на момент написания статьи), можно представить себе те масштабы задержаний, которые предстоят стране. Можно ожидать показательного процесса («дело застройщиков-убийц») над множеством турецких застройщиков и отдельными государственными служащими, не обеспечившими должный контроль. Руководство страны опять может спросить у народа, не следует ли вернуть смертную казнь в страну. Президент Эрдоган, в свое время, обещал это сделать, если народ ответит положительно

Итак, после того, как мы разобрались с расстановкой политических сил после землетрясения, обратимся к первым комментариям проправительственных и оппозиционных обозревателей.

Начнем с одного из ведущих турецких политологов, главы Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (Setav) Бурханеттина Дурана, который 9 февраля написал статью для известного издания Daily Sabah под заголовком «Время объединиться против масштабной катастрофы».

Цитируем автора:

«В понедельник в Турции произошло два землетрясения магнитудой 7,7 и 7,6, в результате которых тысячи человек погибли и десятки тысяч получили ранения в Кахраманмараше, Газиантепе, Шанлыурфе, Диярбакыре, Адане, Адыямане, Малатье, Османие, Хатае и Килисе. Мы опасаемся, что эти цифры продолжат расти в течение следующих нескольких дней.

Турецкий народ продолжает молиться о том, чтобы поисково-спасательные группы, координируемые Управлением по ликвидации последствий стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций (AFAD), спасли всех пострадавших.

В Турции, которая только что пережила самую смертоносную катастрофу со времен Эрзинджанского землетрясения 1939 года, государственные учреждения, военные, муниципалитеты, неправительственные организации (НПО) и частные лица объединили свои усилия для оказания помощи пострадавшим гражданам в 10 провинциях.

Как сказал президент Реджеп Тайип Эрдоган, «это день, когда 85 миллионов человек образуют единое сердце и руку».

Тем временем, десятки стран откликнулись на призыв Турции о помощи, чтобы справиться с последствиями стихийного бедствия четвертого уровня. Мы благодарны всем иностранным лидерам, которые выразили соболезнования и помощь.

Я пережил землетрясение 1999 года в Адапазары. Я знаю, как глубоко беспомощно себя чувствуешь, ожидая спасения среди разрушенных зданий. Я никогда не забывал, как бесчисленные повторные толчки напоминали нам об этом ужасном хаосе в ночи, ложащемся тяжелым бременем на наши сердца.

Щедрость сограждан, которые отправились в путь, чтобы помочь выжившим, также является одним из моих самых дорогих воспоминаний. Я также помню, сколько времени потребовалось, чтобы залечить травму той катастрофы.

Для государственных органов было важно быстро отреагировать на землетрясение в Кахраманмараше с точки зрения поисково-спасательных работ. Как и ожидалось, члены Кабинета контролировали операции в пострадавших провинциях. Примечательно также, что политический истеблишмент был солидарен в это трудное время.

Эффективность антикризисного управления Турции была бы результатом, за который вся страна могла бы поставить себе в заслугу.

Соперничество должно быть отложено

Катастрофы представляют собой серьезные испытания. Разделение боли наших граждан, травмированных землетрясением, и залечивание их ран должно быть нашим главным приоритетом. Помня о том, что бедствие произошло в самые темные дни зимы, мы должны сосредоточиться на поисково-спасательных работах, а также на обеспечении жильем.

Настало время для турецкого народа коллективно справиться с этим кризисом. Это когда мы залечиваем раны и восстанавливаем города. Перед лицом такой крупной катастрофы необходимо оставить в стороне политику и соперничество.

Было очень обидно видеть, как некоторые люди выдвигают обвинения и анализируют землетрясение с политическими комментариями в социальных сетях. Очевидно, мы обсудим дополнительные меры предосторожности, которые Турция, сейсмоопасная страна, должна принять в будущем. Само собой разумеется, что комплексные и детальные преобразования, которые уже осуществляются, должны быть завершены в турецких городах.

Тем не менее, я считаю, что те люди, которые сразу же превратили землетрясение в предмет идеологического соревнования, страдают от глубокого кризиса нравственности.

Пусть те, кого мы потеряли в последних землетрясениях, навсегда останутся в раю. Желаю скорейшего выздоровления раненым».

Итак, позиция власти в эти дни, как мы изначально и сказали, заключается в том, что не надо политизировать произошедшее и не надо пытаться заработать на этом себе политические очки. При этом, с первых же часов после трагедии стало понятно, что оппозицией этот призыв не будет услышан и, в свете произошедшей трагедии, будут раздаваться бесчисленные обвинения в сторону действующей власти. Как мы сказали выше, власть эти обвинения будет пытаться спускать на уровень застройщиков и превращать в судебные процессы.

52.32MB | MySQL:103 | 0,509sec