О первых последствиях землетрясения в Турции. Часть 6

В ночь с 5 на 6 февраля с. г. Турция стала жертвой двух крупных землетрясений и последовавших за ними сотен (!) афтершоков. По состоянию на день 13 декабря, сообщается что погибло 31643 человека, а ещё 80278 (обновление информации ожидается) человек — ранено. Также, согласно последним данным, число разрушенных зданий в результате землетрясения достигло 12617 (обновление информации ожидается).

Имея в виду масштаб трагедии, охватившей Турцию, в предыдущей части нашей публикации (ссылка на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=94965) мы предположили, что существует вероятность того, что выборы перенесут года с изначально запланированного срока. Впрочем, это – далеко не так просто, поскольку напрямую перенос выборов, в рамках действующего законодательства, возможен лишь в ситуации ведения страной военных действий.

Напомним, что в прошлой части нашей публикации мы перешли к «прениям сторон»: проправительственной и оппозиционно настроенных обозревателей. Мы процитировали высказывания Кемаля Кылычдароглу и Мераль Акшенер – глав НРП и ХП, соответственно.

Обратимся к позициям и высказываниям других оппозиционных лидеров, включая председателя Партии демократии и прорыва (DEVA) Али Бабаджана. Который, напомним, является бывшим соратником президента Р.Т.Эрдогана и одним из сооснователей правящей ныне Партии справедливости и развития.

Некоторые из высказываний одного из видных турецких оппозиционеров, членов турецкой оппозиционной шестерки, по материалам известного интернет-издания Т24.

«Важным моментом являются немедленные пожертвования в натуральной форме. Денежные пожертвования нашим гражданам может быть проще, но если соседи, живущие в квартире, соберутся, смогут ли они купить 100 или 500 одеял? Будет намного лучше, если они сделают это так же. Потому что я не могу поверить, что этими денежными пожертвованиями сейчас правильно распоряжаются. Там хаотическая среда. У государства уже есть заявление, что «мы выделили 100 миллиардов лир», верно? Пусть сначала государство тратит собственные деньги. Не сообщайте стране номер IBAN сразу. Разве президент не сказал: «Мы выделили 100 миллиардов»? Потратьте сначала их. После этого, если ему это понадобится, эти щедрые люди снова помогут.»

«Едут грузовики с гуманитарной помощью, мы видим, что в некоторых провинциях они конфискованы. Да что там, они сами собирались делать эту раздачу. О, этого не происходит. Сад главы провинции Адыямана превратился в огромный склад для сбора и распределения помощи. Наша провинциальная организация в Кахраманмараше содержит огромный склад, и грузовики отправляются туда. Они отправляют их в деревни на небольших машинах. Поскольку с этой задачей AFAD (Управление по чрезвычайным ситуациям – И.С..) не справляется, необходимо не перекрывать помощь, оказываемую самими гражданами. Пусть помогает кто хочет. Это может быть фонд, ассоциация, политическая партия, организация, которую знают и которой доверяют. Пусть каждый обратится к тем, до кого может добраться».

«Что говорят те, кто призывает «Не занимайтесь политикой»? (речь идет о призыве власти не политизировать происходящее в Турции в связи с трагедией – .С.). Они говорят: «Не критикуйте, не говорите об ошибках. Не говорите о негативе». Пусть никто не обижается. Но если кто-то и занимается политикой, то это – власть, которая занимается политикой. В тот день, когда г-н Эрдоган впервые заговорил, в его первых словах после землетрясения была ненависть. Был гнев. Была угроза. Муниципалитеты также мобилизовались, и пытаются что-то сделать. Они (власть) устраивают ссору с муниципалитетами».

«Руководители страны должны немедленно отказаться от менталитета, что (именно) они всё сделают. Приходится действовать локально. Они поспорили с муниципалитетами в первый же день. Я не знаю, взлетно-посадочную полосу какого аэропорта строит столичный муниципалитет Стамбула, я не знаю, является ли это центральным правительством государства… Какое это имеет значение, ради бога? Пусть у муниципалитета есть грузовик, пусть он приезжает и вносит свой вклад. Почему ты будешь с ними спорить?».

«Никто ничего не может сделать, если нет приказа из центра. Система парализована. Мы видим, что люди, которые должны заниматься этими работами, люди, уполномоченные от имени государства в начале этой работы, имеют проблемы с точки зрения компетентности и заслуг. В большинстве мест компетентные люди не работают. Их очень мало».

«С течением времени печаль превращается в гнев. Действительно, правителям страны нужно одуматься и отказаться от языка гнева и ненависти. Президент страны начинает угрожать нации в первую минуту первого дня? Бывает такое? Мы находимся в день разделения боли».

«Есть очень важный подход, который мы знаем: действия на нас, усмотрение от Аллаха. Предосторожность прежде всего. Религиоведы должны вмешиваться и просвещать наших граждан в таких ситуациях, но они настолько запугали людей, что превратили Турцию в страну, где религиоведы не могут говорить правду».

«Я отправился в Японию через 9 месяцев после великого землетрясения в Японии. Я посетил зону землетрясения. Даже спустя 9 месяцев в такой стране, как Япония, вокруг все еще были покореженные автомобили и разрушенные здания. Площадь, пострадавшая от землетрясения в Турции, во много раз превышает площадь, пострадавшую от цунами в Японии. Это займет очень много времени. Проявив терпение и силу духа, мы вместе сможем преодолеть это испытание».

Итак, мы видим в выступлении Али Бабаджана несколько важных моментов.

Прежде всего, это – конечно, неспособность, по его словам, бюрократической системы Турции реагировать на возникающий вызов. Хотя, в самом конце, как мы видим, он вспоминает Японию и говорит, что «даже там» масштаб трагедии был меньше. Понятно, что административная система с некоторыми вызовами не сможет справиться в одночасье.

Второй момент – это то, что, на взгляд Али Бабаджана, это именно власть занимается политикой, а не оппозиция. В частности, тут есть два аспекта.

Первый – это подход власти, которая «монополизирует» процесс ликвидации последствий землетрясения, решая проблему централизованным образом. Если развивать рассуждение Али Бабаджана, то получится, что власть пытается блокировать инициативы оппозиции, разумеется, с целью получения для себя политической выгоды. Под политической выгодой имеются в виду очки на предстоящих в мае-июне месяце этого года выборах. Напротив, Бабаджан призывает к тому, чтобы отказаться от политизации вопроса и пусть каждый помогает в меру своих сил и возможностей.

Второй аспект – это расходование средств. Как напоминает Али Бабаджан, у государства есть 100 млрд лир. Как раз их он и предлагает, в первую очередь, тратить по назначению – то есть, на ликвидацию последствий землетрясения. Вместо того, чтобы сразу приступать к сбору пожертвований. Разумеется, обращение сразу за помощью к населению, сразу вызывает вопросы о том, «на что идут налоги». Но, справедливости ради, надо отметить, что у турок широко распространена общинная логика поведения – они сбрасываются и постоянно в разного рода чрезвычайных для страны ситуациях.

Обратимся к другому видному оппозиционеру – главе Партии будущего, автору знаменитой книги «Стратегическая глубина» и бывшему премьер-министру Турции Ахмету Давутоглу.

Смотрим на его выступление по следам землетрясения по материалам оппозиционного издания Sözcü:

«Председатель Партии будущего Ахмет Давутоглу провел обследование (ситуации – И.С.) в Османие, Кахраманмараше и Адыямане, опустошенных землетрясением.

Ахмета Давутоглу и сопровождающую его делегацию Партии будущего, которые первыми отправились в Османие, один из городов, пострадавших от землетрясения, встретили глава провинции Мустафа Сайгылы и члены его ведомства. Ахмет Давутоглу, который посетил пострадавших в результате стихийного бедствия в Османие и передал их пожелания скорейшего выздоровления, выслушал жалобы и требования граждан, проведя обследование в районах, где произошли разрушения.

Выступая в Османие, родном городе лидера ПНД Девлета Бахчели, Давутоглу сказал: «Г-н Бахчели покидает Анкару только для проведения митинга, но тот факт, что он не чувствует необходимости посещать свой родной город после такого бедствия, оставил глубокую рану в сердцах наших соотечественников».

Давутоглу также обследовал ситуацию в Адане после Газиантепа и Кахраманмараша.

Указав на обрушившееся здание рядом с прочным зданием в Адане, Давутоглу сказал гражданам, у которых были проблемы с ним: «Мы спросим ответа за все это». Говоря о тех, кто потерял при землетрясении родных, он сказал: «Такая анархия невозможна, мы вынесли из этого здания 4 похоронки».

Женщина, сообщившая, что ее дядя находился на 8-м этаже разрушенного здания и что он погиб под обрушением, пожаловалась на материалы, использованные при строительстве здания. Женщина, страдающая от боли, сказала: «Мы увидели, пока вынимали, что человек (то есть, застройщик – И.С.), действительно построил такую ​​​​плохую конструкцию… Использовалось тонкое железа, как на автомобилях, поверх что-то вроде морского песка. Это была такая плохая конструкция», — сказала она.

Давутоглу ответил: «Очевидно, есть причина, по которой здание рухнул, тогда как много зданий рядом осталось стоять».

Гражданин, который был глубоко опечален сценой, которую он увидел в районе землетрясения, обнял Ахмета Давутоглу и заплакал.

После завершения своих исследований в Адане Давутоглу отправился в Мерсин, свою последнюю остановку, и посетил главу провинции Хатай от Партии будущего Джана Джанкесена и его жену Мукаддес Джанкесен, которые пережили землетрясение после того, как оказались под обломками, а затем продолжили лечение в больнице при медицинском факультете Университета Мерсина. Давутоглу и делегация сопровождающей стороны передали паре Джанкесен свои наилучшие пожелания».

Итак, как мы можем видеть, Ахмет Давутоглу воздерживается от системных оценок и говорит про «анархию», очевидно, имея в виду ситуацию со строительством в пострадавшем регионе, призывая наказать виновных в происходящем.

Для полноты картины обратимся к «миноритариям» 6-партийной оппозиционной коалиции.

В частности, посмотрим на высказывания главы Партии счастья. Напомним, что её возглавляет Темель Карамоллаоглу. Вот с какими заявлениями он выступил 8 февраля в штаб-квартире партии (даем по материалам оппозиционного издания Cumhuriyet). Цитируем:

«Мы оставили 60 часов позади в катастрофе, которую мы пережили. Мы грустим, мы скорбим, а теперь еще и злимся… С первых часов мы молчали, чтобы вы делали свое дело (речь идет о руководстве страны – И.С.). Вы не молчите и не выполняете свою работу должным образом. Мы сказали, что это — день единства и единения. Вы тоже это сказали, но и этого не соблюдаете. Кроме того, об этом свидетельствуют противоречия между ситуацией на местах и ​​вашими заявлениями как правительства. Вы даже не представляете, насколько критичны первые 72 часа и насколько серьезна ситуация…

Не будем забывать об этом: у нас до сих пор лежат десятки тысяч людей под завалами. По-прежнему, существуют серьезные перебои с доступом даже к предметам самой первой необходимости. Есть большие задержки в принятии даже самых простых шагов, которые все еще необходимо предпринять. Это абсолютно неприемлемо. Недопустимо делать вид, будто их нет и все в порядке. Это предельно ясно: мы столкнулись с большой некомпетентностью. Есть возможность, нет координации. Нет антикризисного управления, есть управленческий кризис…

Перед лицом руководства, которое не знает, где что делать и когда говорить. Как нация, мы пытаемся облегчить нашу боль и залечить наши раны. Мы вступили в очень критическое время. Достаточно. Пожалуйста, постарайтесь управлять кризисом, а не восприятием

Пожалуйста, дайте указания министрам, депутатам и чиновникам, которые даже самые простые задачи выполняют по инструкции. Пусть они замолчат и просто делают свою работу. Пусть они попытаются удовлетворить требования нашего народа, вместо того, чтобы пытаться произносить слова. Нам нужен кран, нам нужна строительная машина, нам нужен хлеб, нам нужна вода, нам нужно топливо и все срочно. Переулки, небольшие кварталы и деревни все еще ждут, чтобы добраться до них. В первую очередь, необходимо немедленно эвакуировать из региона женщин, детей и стариков. Кроме того, теперь вы решили заблокировать доступ в Интернет (речь идет о краткосрочной блокировке Twitter). Что это за безумие? Это невозможно понять. Я повторяю; делай свою работу сейчас. Ради бога, отложите в сторону свои политические заботы. Наша единственная и общая забота — добраться до обломков, спасти наших людей, залечить раны. Да поможет Всевышний Аллах нашим чиновникам и волонтерам, которые прилагают большие усилия, и дарует терпение нашим гражданам».

Итак, как мы можем видеть в выступлении главы Партии счастья, он говорит, как раз, про системный кризис и про попытки власти управлять восприятием происходящего. На самом деле – это, конечно, обоюдоострый аргумент. То же самое власть может сказать и в адрес турецкой оппозиции. Заметим, что власть оставила блокировки социальных сетей. Обращает на себя внимание, что Управление по чрезвычайным ситуациям на своем сайте с 11 февраля не публикует пресс-релизов по текущей ситуации с погибшими и ранеными (в новой терминологии называются «ранеными и спасенными»; то есть акцент идет не на том, что человек физически пострадал, а на то, что он был спасен – И.С.). Эта информация доводится до публики иными способами, включая устные выступления.

И, наконец, обратимся к тому, что сказал глава Демократической партии Турции Гюльтекин Уйсал. Начнем с его заявлений по следам памятной просьбы Р.Т. Эрдогана к избирателям в г. Шанлыурфа о ещё 1 годе для ликвидации последствий землетрясения:

«Что мы понимаем из слов Эрдогана «дайте мне год», так это совместить выборы 18 июня 2023 года с местными выборами, вероятно, на том основании, что «списки избирателей не могут быть подготовлены из-за фактической невозможности» со стороны Высшей избирательной комиссии (YSK)…

ПСР явно намерена нарушить Конституцию! Отложить выборы невозможно, кроме как в «состоянии войны»! Я хочу обратить на это внимание общественности и оппозиции!».

То есть, как мы и предсказывали с первых дней после землетрясения в Турции, идея о том, что президентские и парламентские выборы могут быть перенесены сроком на 1 год, начинает циркулировать в Анкарском закулисье.

По форме, то, что произошло в Турции, — это не война, которая упоминается в качестве единственной причины для переноса в избирательном законодательстве страны.

Но по жертвам и по разрушениям случившаяся трагедия от войны мало чем отличается.

Так что, веское основание у власти обратиться в Высшую избирательную комиссию и Конституционный суд для вынесения правовой оценки ситуации есть. Или же напротив инициатива об этом может исходить от самой Высшей избирательной комиссии (не могут подготовить списки избирателей), выводя действующую власть за скобки и переводя на себя возможные упреки и даже обвинения в «узурпации власти» и «нарушении Конституции».

52.67MB | MySQL:103 | 0,499sec