О первых последствиях землетрясения в Турции. Часть 5

В ночь с 5 на 6 февраля с. г. Турция стала жертвой двух крупных землетрясений и последовавших за ними сотен (!) афтершоков. По состоянию на 12 декабря, сообщается что погибло 24617 человек, а ещё 80278 человек — ранено. Также, согласно последним данным, число разрушенных зданий в результате землетрясения достигло 12617.

Имея в виду масштаб трагедии, охватившей Турцию, в предыдущей части нашей публикации (ссылка на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=94950)  мы предположили, что существует вероятность того, что выборы перенесут года с изначально запланированного срока. Впрочем, это – далеко не так просто, поскольку напрямую перенос выборов, в рамках действующего законодательства, возможен лишь в ситуации ведения страной военных действий.

Напомним, что в прошлой части нашей публикации мы перешли к «прениям сторон»: проправительственной и оппозиционно настроенных обозревателей.

Исходная позиция руководства страны заключается в следующем: призывы к всенародному единению перед лицом «Трагедии столетия» (Asrın felaketi), концентрация на ликвидации последствий землетрясения, (по возможности) избегание предвыборных / политических заявлений, а также активный поиск виновных в произошедшем. В первую очередь, речь идет о недобросовестных застройщиках. Однако, помимо этого есть очевидно и виновные со стороны местных органов власти, которые спустя рукава или в сговоре закрывали глаза на нарушение архитектурных планов. В первую очередь, речь идет о нарушении изначально согласованной этажности зданий.

Но кроме того, есть ещё проблема так называемой «строительной амнистии» — законодательных инициатив, призванных ввести в правовое поле несоответствующую по тем или иным критериям застройку. В первый раз эта практика была применена в 1984 году. В последний раз – в 2018 году.

Иными словами, в этом смысле, есть вопросы к застройщикам, муниципалитетам, а также к общей государственной позиции по вопросу строительства, которая нашла выражение в противоречивой практике «строительной амнистии» или «строительного примирения».

Пока фокус действующей власти обращен в сторону застройщиков. Страну, очевидно, ожидает большой судебный процесс над строителями.

Так, Министерство юстиции Турции 11 февраля поручило прокуратурам 10 провинций, пострадавших от двух крупных землетрясений на юго-востоке Турции, создать «управления по расследованию преступлений, связанных с землетрясением», поскольку власти задержали не менее 14 человек по обвинению в халатности в отношении зданий, которые рухнули в результате землетрясений.

В министерстве отметили, что крайне важно принять незамедлительные меры по сбору доказательств и введению мер предосторожности для подозреваемых в расследовании, которое будет начато по фактам смерти по неосторожности.

Министерство заявило, что прокуроры, ответственные за вышеперечисленные департаменты, будут заниматься исключительно делами, связанными с небрежностью при землетрясении, и применять меры предосторожности, чтобы гарантировать, что подозреваемые не скроются и не уничтожат улики.

Отдельно прокуратура намерена задержать еще 33 человека в городе Диярбакыр по обвинению в «строительных дефектах», таких как удаление бетонных колонн для освобождения места.

Большинство задержанных, как мы сказали, застройщики. Одного задержали в аэропорту Стамбула, откуда он пытался бежать в Черногорию с наличными. Его опознали как Мехмета Яшара Джошкуна, подрядчика кондоминиума Rönesans, который считается одним из самых роскошных жилых зданий в провинции Хатай.

По данным сил безопасности, полиция арестовала Хасана Алпаргуна в Турецкой Республике Северного Кипра (ТРСК) после того, как в южной провинции Адана обрушились несколько зданий, построенных его строительной компанией. Прокуратура выдала ордер на арест Альпаргуна по подозрению в непредумышленном убийстве по неосторожности и другим обвинениям.

Подрядчик Ибрагим Мустафа Ункуоглу был арестован в Стамбуле после того, как техническая экспертиза обломков многоквартирного дома в провинции Газиантеп обнаружила нарушение норм строительства.

Полиция Стамбула арестовала другого подрядчика, Мехмета Эртана Акая, после того, как его здание рухнуло во время землетрясения в Газиантепе. Прокуратура выдала ордер на арест Акая по обвинению в непредумышленном убийстве и нарушении строительных норм.

Министр юстиции Бекир Боздаг 8 декабря пообещал принять меры против халатности после землетрясений. Подчеркнув, что приоритетом сейчас является спасение людей, оказавшихся в ловушке под завалами, Боздаг пообещал: «После этого последует судебный процесс. Все, кто допустил халатность и вину, будут привлечены к ответственности».

Итак, теперь обратимся к действиям оппозиции в эти дни. Как мы уже сказали ранее, если действующая в Турции власть пытается всячески избегать политизации данного вопроса и попадания его в предвыборную повестку, то оппозиция, напротив, настроена на то, чтобы последствия землетрясения стали бы ярким подтверждением их идеи о том, что, прежде всего, власть должна уйти. А значение того, кто конкретно от оппозиции придет к власти – вторично.

Обратимся к тому заявлению, которое записал и опубликовал 11 февраля с. г. лидер крупнейшей оппозиционной Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу, который, по совместительству, является ещё и одним из главных кандидатов на то, чтобы стать объединительным кандидатом (просим прощения за тавтологию) от оппозиции на предстоящих президентских выборах.

Цитируем это обращение полностью, как оно было опубликовано на сайте НРП:

«Председатель НРП Кемаль Кылычдароглу заявил:

«Давайте никогда не забудем этот день, мой народ; пусть павшие не остаются на земле, право угнетенных не должно оставаться на диване. Этой стране нужен новый порядок и новый уклад, мой народ. Менталитет всех нас должен измениться. Дорога впереди будет очень длинной. Эта дорога очень ухабистая, подъем высокий. Он будет очень крутым. Они так сказали (отсылка к выступлению президента Р.Т.Эрдогана про необходимость 1 года для ликвидации последствий – И.С.), что за один год или что-то в этом роде мы не сможем достичь необходимой цели. Мы подошли к той точке, когда мы не можем справиться, принимая промежуточные решения. Хуже всего то, что наши ценности, которые делают нас теми, кто мы есть, были повреждены. Мы должны покончить немедленном с такими явлениями, как высокомерие, воровство, ссоры из-за ренты, эгоизм. Они подрывают душу Турции. Теперь мы должны установить совершенно новый порядок, в котором жадность уходит, а ресурсы принадлежат всему нашему народу, а не только небольшому меньшинству».

Кемаль Кылычдароглу в течение дня посещал зоны землетрясений, проводил обследования и встречался с пострадавшими от стихийного бедствия.

Кемаль Кылычдароглу заявил, что сделает заявление с сообщением «Давайте встретимся здесь через 1 час», которым он поделился в своем аккаунте в социальной сети в 00:00 ночи после завершения своего визита. Кылычдароглу позвонил из зоны бедствия в 01:00 в своем аккаунте в социальной сети (имеется в виду Twitter – И.С.) и в своем видео, с пометкой «Есть работа, которую нужно проделать. Есть обязанности, которые нужно выполнять. Нам придется столкнуться с реальностью», он сказал следующее:

«Мои дорогие люди, доброй вам ночи…

Я взываю к тебе с глубокой сердечной болью из темной ночи тяжелого дня. Здесь много борьбы, много. Наш народ ведет ожесточенную борьбу со временем. Будьте уверены, наши люди действительно ведут ожесточенный бой. Чтобы спасти еще одну жизнь, они прорывают туннели жизни в этих грудах обломков, отрывая ногти, чтобы быть каплей света во мраке обломков. Турецкие дети отдали свое сердце, да благословит их всех Аллах, Турция никогда их не забудет.

Мы потеряли много жизней, мой народ, много. Конечно, земля обнимет нас всех, когда придет время, но мы говорим: «Дай Аллах смерти в порядке», если бы это было так… Мы полны боли, листья падают на нас со всех сторон.

Есть и те, кто выжил после крушения. Они сопротивляются ценой своей жизни на улицах в смертельный холод. Координация еще не достигнута: ни палаток, ни туалетов – это то, что вы и так знаете… Что еще я могу вам сказать в эти часы кромешной тьмы?

Никогда не забудем этот день, мой народ: падшие не должны оставаться на земле, право угнетенных не должно отдаваться на диване.

Этой стране нужен новый порядок, мой народ. Наш менталитет должен измениться. Дорога впереди будет очень долгой. Дорога очень ухабистая, подъем будет очень крутым. Как они сказали, мы не можем добраться туда, куда нам нужно, за год или около того. Мы подошли к моменту, когда мы не можем справиться обходными путями. Самое больное, что пострадали наши ценности, которые делают нас теми, кто мы есть, мой народ. Высокомерие, воровство, ссоры из-за ренты, эгоизм. Мы должны покончить с ними немедленно, они подорвали дух Турции. Теперь мы должны установить совершенно новый порядок, в котором жадность закончится, а ресурсы будут принадлежать всему нашему народу, а не только небольшому меньшинству.

И поверьте, это — не просто смена власти, нужны большие перемены. Мы должны создать очень мощное изменение, исправляя каждое из наших поврежденных значений одно за другим. Мы должны вырваться и построить сильное социальное государство, социальное государство, которое никогда не забывает, что существует для своих граждан. Мы сделаем это вместе, я надеюсь, мы больше не будем испытывать такую ​​боль по предотвратимым причинам, пусть это будет конец».

Обратимся к заявлениям коллег Кемаля Кылычдароглу по оппозиционной шестерке. В частности, к тому, что 11 февраля заявила лидер Хорошей партии Турции Мераль Акшенер.

Цитируем её по влиятельному изданию Haber Türk.

«Председатель Хорошей партии Турции Мераль Акшенер заявила: «Продажа земли и недвижимости иностранцам должна быть запрещена на всей территории Турции, в первую очередь начиная с Хатая. Мы обязательно будем следить за этим, жители Хатая понимают, что я имею в виду».

Лидер Хорошей партии Мераль Акшенер проводит обследование в Хатае, разрушенном землетрясением в Кахраманмараше.

Выступая перед журналистами, Акшенер заявила:

«С первых часов землетрясения мы сначала распределили наших заместителей по провинциям и районам. Мы организовали помощь, превратив Хорошую партию в крупную неправительственную организацию. Мы предоставили решение, передав информацию с мест в необходимые органы.

Это большой пожар, этот огонь нужно потушить. О контрабанде товаров из огня не может быть и речи. Мы объехали весь город, видели руины.

Во-первых, каждая разрушенная постройка должна быть вверена двум людям (для сохранности имущества – прим.) будь то гражданские лица или же государственные чиновники. (Люди) все еще выходят из-под обломков живыми. Поисково-спасательные работы не должны прекращаться.

Там много серьезного мусора. Если нет возможности для сбора, известь нужно выбрасывать немедленно. Эпидемии продолжаются. Туалет на первом месте. Туалеты во всей зоне землетрясения.

Контейнерные дома должны быть перемещены немедленно.

Эвакуировать тела людей невозможно, так как не проходят похороны. У меня просят саваны, нужен саваны.

Наши дети в беде. Очень холодно и днем ​​и ночью. Помимо укрытия необходимо тепло. Нужны детские лекарства. В некоторых районах начался понос. Мы должны эвакуировать детей с их матерями. Мужчины могут остаться, но матерей и детей нужно увезти в провинции, пострадавшие от землетрясения.

Наверняка есть драгоценности и ценности в разрушенных домах. Надо обеспечить их сохранность.

Необходимо отправить больше охранников в качестве солдат и полицейских. Очень важно для добычи и безопасности.

Начиная с Хатая, продажа земли и собственности иностранцам должна быть запрещена на всей территории Турции. Мы обязательно будем следить за этим, жители Хатая понимают, что я имею в виду. Начиная с этого момента, это должно быть остановлено в Турции.

10 тысяч лир — это хорошо, но нужно больше. Люди потеряли работу, их нужно информировать, в какие сроки будут построены дома.

Нужно передать государству детей, потерявших родителей. Есть организации семей и неправительственные организации, проживающие в других городах, но ими должен руководить социальный работник государства. А то украдут на органы и продадут в западные страны. (Нужна) детская безопасность».

Отметим, один немаловажный момент: помимо чисто организационных вопросов, которые Мераль Акшенер предлагает решить, она, очевидно, направляет часть народного гнева в сторону иностранцев, начиная с Хатая, но ставит вопрос шире, когда говорит о том, что продажи недвижимости иностранцам должны быть прекращены на всей территории Турции (!). Это, сразу скажем, перекликается с единой Программой оппозиции, которую мы разбираем в отдельной серии наших публикаций на сайте ИБВ. В частности, с тем разделом, где говорится о том, что гражданство в обмен на инвестиции, включая покупку недвижимости, должно быть прекращено на территории Турции. Разумеется, Мераль Акшенер предлагает нечто, выходящее за рамки этого предложения, — более радикальную меру по избавлению от всех иностранцев в целом, с их домами.

Вероятно, этот тезис нуждается в больших пояснениях.

О чем говорит Мераль Акшенер, когда говорит о Хатае и о том, что «жители региона понимают, о чем идет речь». – Речь идет о том, что турецко-сирийское приграничье, включая Хатай, – не просто крайне интернационально. Там проживают турки, курды, армяне, евреи, арабы, ассирийцы, греки и проч. Дело в том, что оно – достаточно «прозрачно». В том смысле, что трансграничные перемещения, инвестиции, бизнес, торговля и проч. там крайне развиты.

В частности, в Хатае очень много тех же сирийцев, которые живут в провинции, покупают недвижимость, строят дома и т.д. И, по всей видимости, часть ответственности за произошедшее Мераль Акшенер, как один из лидеров оппозиции, возлагает на иностранцев, которые «понаехали», «понастроили» и «плохо содержат здания в порядке».

Крайне интересная риторика, которая обращена, в отличие от того же Кемаля Кылычдароглу и его Народно-республиканской партии, не в сторону руководства страны. Заметим, выше говорится про те же 10 тыс. лир на человека помощи. Но сказано это, в отличие от НРП, крайне мягко, хотя и понятно, что выделяемых средств явно недостаточно для того, чтобы свести концы с концами. Однако, Мераль Акшенер говорит об этом в других тонах, что надо больше. Она явно предпочитает не атаковать руководство страны. И уводит даже вопрос в неожиданную сторону – в сторону тех «плохих иностранцев» (что не говорится прямо, но следует из её цитаты – прим.), которые являются уже для Турции проблемой. Её слова ещё можно интерпретировать и таким образом, что при таком засилье иностранцев «простым туркам некуда податься» — иностранцы приехали, скупили жилье, из-за них растет цена стоимости жизни, включая аренду и проч.

Такие настроения также должны иметься в виду, когда мы сравниваем подходы действующей власти и оппозиции к политике страны и рассуждаем на тему перспектив российско-турецких отношений после 2023 года.

52.57MB | MySQL:103 | 0,478sec