О единой программе турецкой оппозиции. Часть 7

30 января с. г. в Анкаре в торжественной обстановке прошла презентация единой оппозиционной программы в случае, если так называемый «шестисторонний стол» придет ко власти в результате президентских и парламентских выборов, намеченных на 14 мая (предварительно; подлежит согласованию Великим национальным собранием /Меджлисом/ Турции – И.С.).

Документ был представлен со сцены Анкарского конгресс-центра председателями партий, образующих оппозиционную шестерку.

Продолжаем анализировать документ. Часть 6 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=94831.

Напомним, что нами был процитирован и разобран раздел, который называется «Государственное управление».

Переходим к ещё одному разделу, который следует считать стержневым в программе оппозиции. Речь, разумеется, идет о разделе, который озаглавлен как «Борьба с коррупцией, прозрачность и надзор». На самом деле, на взгляд турецкой оппозиции, в стране существуют две проблемы: президентская система правления и коррупция. При этом, говоря о коррупции, турецкая оппозиция часто говорит о том, что действующее руководство страны построило так называемую «экономику ренты». Под этим оппозиция подразумевается, что руководство Турции увлеченно занимается реализацией «мега-проектов», в которых оно «собирает ренту». Логически продолжая это умозаключение, оппозиция говорит о том, что Турции не надо такое количество инфраструктурных проектов. Самым ярким примером, является третий аэропорт в г. Стамбул, необходимости в котором оппозиция не увидела. И много, в связи с этим проектом, говорилось о проблемах при строительстве объекта, а также о множестве фирм-подрядчиков, которые разорились, будучи руками «большого консорциума компаний, приближенных к Реджепу Тайипу Эрдогану».

Обратимся к этому разделу:

«

  • Мы создадим «Комиссию по расследованию коррупции» в Великом национальном собрании Турции.
  • Доходы, полученные от коррупции и вывезенные за границу, мы вернем обратно в нашу страну, и в этих рамках создадим «Управление по возврату активов».
  • Мы укрепим финансовые ресурсы, персонал и ИТ-инфраструктуру Комиссии по расследованию финансовых преступлений и обеспечим ее административную автономию в своей работе.
  • Мы будем полностью соблюдать стандарты Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) и исключим нашу страну из «серого списка».
  • Мы оперативно опубликуем список налоговых убежищ и стран, подверженных риску отмывания денег.
  • Мы предотвратим использование налоговой амнистии и ареста активов в качестве инструмента отмывания денег.
  • Мы переделаем Закон о государственных закупках №4734 в соответствии с нормами Европейского Союза.
  • Мы повысим дисциплинарную ответственность, наказание и компенсацию со стороны государственных служащих, нарушающих право на информацию.
  • Мы будем открыто публиковать гарантии и другие условные обязательства, вытекающие из проектов государственно-частного партнерства.
  • Мы сделаем обязательной регулярную проверку качества и достоверности статистических данных Турецкого агентства по статистике (TÜRKSTAT) комиссиями ученых и экспертов.
  • Мы примем Закон о политической этике, создадим Комитет по политической этике в Великом национальном собрании Турции и организуем создание комитетов по политической этике в рамках политических партий, имеющих группы».

В связи с вышеизложенным, просматривается следующее.

Прежде всего, оппозиция действует в привычном для себя ключе, декларируя свои намерения по тому, чтобы создать новое ведомство или укрепить уже существующее. Что касается законодательства, то непременным, похоже даже – неизбежным, является упоминание о том, что тот или иной законодательный акт будет приведен в соответствие с нормами Европейского союза.

В этой связи, сразу возникает вопрос: вот говорится про Закон о государственных закупках №4734. Вообще говоря, он изначально и готовился по нормам и лекалам Европейского Союза. Если где-то он был недостаточно приведен в соответствие им, то лучше все же приводить конкретику. При этом заметим, что закон №4734 повсеместно используется государственными структурами Турции, накладывая жесткие ограничения на лиц, принимающих решение. По сути, задавая алгоритм их действий. При отсутствии конкретных претензий к этом закону, хотя бы в общих чертах, смотрится слабо.

Второй целью, очевидно, для оппозиции являются проекты государственно-частного партнёрства в Турции, которые, судя по всему, считаются оппозицией непрозрачными и приносящими «дополнительный доход» власть предержащим.

И, наконец, третья цель – это Турецкое статистическое агентство, чью статистику оппозиция постоянно упрекает в неадекватности существующим реалиям. Особенно много упрёков было по поводу определения уровня инфляции в последние два года.

Когда оппозиция говорит об активах, вывезенных вам за рубеж (подразумевая, очевидно, вывезенных действующей в Турции властью), заметим, что никаких фильмов-расследований из серии «он вам не…» в Турции нет. Вообще, массовая скупка турецкими власть предержащими зарубежного недвижимого и движимого имущества никак оппозицией не подтверждена даже в общих чертах. Есть определенные слова об «отпрысках знатных фамилий», но на этом все. Так что, и этот тезис нельзя сказать, что он был подготовлен в глазах турецкого общественного мнения. Одни лишь тезисы, слабо подтвержденные расследованиями и вскрытыми фактами.

Впрочем, предыдущие значения имеют значение, однако, главное для оппозиции – это экономика. Как считается, именно на экономике на рубеже 20-21 веков ко власти пришла ныне действующая власть, и именно на ней она должна и уйти. Именно экономика должна перевесить в глазах турецких избирателей геополитику и те внешнеполитические успехи, которые может предъявить правительство Реджепа Тайипа Эрдогана.

В этом смысле, следующий раздел общей программы объединенной оппозиции имеет, без преувеличения, судьбоносное решение для исхода предстоящих выборов. Обратимся к тексту этого раздела:

«

  • Через два года мы устойчиво снизим инфляцию до низких однозначных цифр.
  • Мы восстановим престиж и стабильность турецкой лиры.
  • Мы обеспечим, чтобы средний темп роста (экономики, речь о ВВП страны – прим.) был выше 5%.
  • По истечении пяти лет мы, как минимум, удвоим наш доход на душу населения в долларах.
  • За пять лет мы создадим не менее 5 миллионов дополнительных рабочих мест, обеспечивающих квалифицированный и достойный доход, и сократим безработицу до однозначного числа (то есть, менее 10% — прим.).
  • Мы обнулим крайнюю бедность, которая снова вышла на первый план после 2018 года.
  • Мы положим конец политике, основанной на несправедливой передаче доходов и богатства и взимании ренты, и обеспечим справедливое и сбалансированное распределение доходов между отдельными лицами, домохозяйствами и регионами.
  • По истечении пяти лет мы увеличим наш ежегодный экспорт до 600 миллиардов долларов, килограммовую стоимость экспорта до более чем 2 долларов, а долю экспорта высокотехнологичной продукции удвоим.
  • Благодаря нашей отраслевой политике, основанной на эффективности, высокой добавленной стоимости и конкурентоспособности, мы избавим нашу производственную структуру от зависимости от импорта и приведем нашу экономику к устойчивой структуре внешнего баланса.
  • Мы не будем возлагать на ЦБ другие обязанности, кроме поддержания ценовой и финансовой стабильности.
  • Мы осуществим законодательные меры, которые обеспечат, чтобы поправки в закон о Центральном банке, касающиеся основных обязанностей, независимости (используемых – прим.) инструментов и назначений на руководящие должности, могли быть внесены квалифицированным большинством в Великом Национальном Собрании Турции.
  • Мы упраздним Комитет ценовой стабильности, который не имеет никакого функционала и мешает независимости Центрального банка и противоречит полномочиям и ответственности.
  • Мы обеспечим процесс перемещения подразделений ЦБ Турции из Стамбула обратно в Анкару в кратчайшие сроки.
  • Операции, связанные с непрозрачной и мошеннической продажей резервов Центрального банка, мы будем подвергать административной и правовой проверке, а выявленные ошибки, нарушения, коррупцию и общественные потери будем отслеживать до конца.
  • Как только мы придем к власти, мы перестанем открывать новые валютные депозитные счета (с защищенным валютным курсом – прим.) и закроем существующие счета по истечении срока их действия.
  • Мы положим конец всем ненужным тратам ради репутации.
  • Мы сократим количество самолетов, используемых президентом.
  • Мы внедрим практику «Бюджетного правила», чтобы сделать понимание фискальной дисциплины постоянным и повысить предсказуемость.
  • Мы будем использовать ресурсы не для рентных проектов, таких как «Канал Стамбул», а для сельскохозяйственных ирригационных проектов, особенно в рамках Проекта Юго-Восточной Анатолии (GAP), Проекта Восточной Анатолии (DAP), Проекта Равнины Конья (KOP) и Восточно-Черноморский проекта (DOKAP).
  • Мы обеспечим, чтобы общественность не заключала контракты в иностранной валюте, за исключением обязательных обстоятельств.
  • Мы расширим круг элементов дохода, подлежащих декларированию, тем самым установив налоговую структуру, которая снизит вес косвенных налогов.
  • Снизим налоговую и страховую нагрузку на работающих (граждан – прим.).
  • Мы представим отчет о налоговых расходах в ВНСТ вместе с законопроектом о бюджете центрального правительства.
  • Мы обнулим ставку удержания с арендной платы за рабочее место.
  • Мы не будем взимать плату за свидетельство о праве собственности при первой покупке дома.
  • Мы снизим НДС со всех видов услуг по обучению.
  • Мы не будем взимать налог о специальном потреблении (ÖTV) за переоформление транспортных средств старше 10 лет.
  • Мы пересмотрим другие правила, касающиеся доли увеличения стоимости и арендной платы за строительство, а также всесторонне и эффективно будем использовать систему городского налогообложения.
  • Мы прекратим налоговые проверки как инструмент политического давления на деловой мир.
  • Мы положим конец налоговой амнистии, которая не имеет экономического или технического обоснования, и особенно практикам увеличения налоговой базы и списания активов.
  • Мы примем необходимые меры, в том числе будем производить удержания, по переводам в налоговые убежища.
  • Мы будем эффективно бороться с «серой экономикой» (в буквальном переводе «незарегистрированностью»), снизим её уровень ниже среднего показателя по ОЭСР и будем использовать ресурсы, полученные в результате этой борьбы, для поддержки наиболее уязвимых слоев общества.
  • Мы будем использовать все национальные и международные правовые средства для проектов государственно-частного партнерства, в которых обнаружены нарушения и коррупция, при необходимости мы будем проводить арбитражные процессы, если таковые имеются, мы инициируем судебные разбирательства в отношении компаний-подрядчиков, которые наносят ущерб обществу, их партнеров и ответственных лиц, и мы обеспечим взыскание понесенных убытков с заинтересованных сторон.
  • Мы обеспечим распространение капитала и направим долгосрочные ресурсы, в первую очередь компаниям для реализации целей устойчивого развития.
  • Мы начнем расследование и аудит обвинений в манипулировании и коррупции на бирже, в том числе в соответствующих учреждениях, и будем следить за выявленными нарушениями и коррупцией.
  • Мы будем внедрять правила для предотвращения рисков, связанных со спекулятивными финансовыми операциями и финансовыми пирамидами.
  • Мы положим конец акценту на строительство и превратим Стамбул в настоящий финансовый центр.
  • Мы пересмотрим правила трудоустройства и снизим финансовую и нефинансовую нагрузку на официальное трудоустройство.
  • Мы упростим внедрение многочисленных и сложных налоговых и социальных премий для трудоустройства.
  • Мы будем разрабатывать и поддерживать такие программы, как краткосрочные учебные программы, стажировки, сертификаты, дистанционное обучение, цифровые образовательные каналы и бесплатные семинары по цифровому развитию для трудоустройства молодежи.
  • Чтобы обеспечить более активное участие женщин в рабочей силе, мы увеличим количество центров продленного дня и детских садов на уровне микрорайонов в сотрудничестве с местными властями и с этой целью улучшим доступ к уходу за пожилыми людьми.
  • Мы будем предоставлять такие услуги, как профессиональное профилирование, поиск работы, профессиональная ориентация и курсы профессионального обучения, которые позволят людям с ограниченными возможностями принять участие в конкурентном рынке труда.
  • Мы предотвратим злоупотребление Фондом по безработице и позаботимся о том, чтобы его деятельность осуществлялась в более прозрачных рамках.
  • Мы переведем половину взноса работодателя в размере 2% в Фонд страхования от безработицы в «Фонд подготовки к завтрашнему дню», и через этот фонд мы будем обеспечивать финансирование инвестиций в повышение квалификации для работников с высоким риском остаться без работы.
  • Мы обновим учебную программу профессионального образования в соответствии с профессиями будущего и предоставим учащимся новые портативные навыки, которые они смогут использовать в разных сферах.
  • Мы создадим Высшие технологические школы под управлением соответствующих заинтересованных сторон в ОПЗ (Организованные промышленные зоны – И.С.)».

Итак, что можно сказать про экономический раздел Программы оппозиции?

Прежде всего, он не содержит ничего принципиально нового с точки зрения тех показателей, которые оппозиция обещает обеспечить. Можно было бы говорить о том, что это «списано» у действующего руководства страны. Но правильнее было бы сказать, что в этой части оппозиция Турции обещает то же самое, что обещают и все.

В стране – галопирующая инфляция? – Тогда надо её снизить до «однозначных цифр». Собственно, об этом во всех программах говорит и действующая турецкая власть. И, в принципе, до наступления экономических потрясений в Турции инфляция, как и обещалось, колебалась на уровне вокруг 10%, иногда снижаясь и до однозначных цифр.

Удвоение дохода на душу населения в долларах – это тоже тезис от правящей Партии, но и, вообще, классика жанра. Ключ здесь заключается в том, что если ты обещаешь то же, что обещают все, то разница между вами должна заключаться в том, что надо показать, как ты это сделаешь? Объяснить, почему не получилось у действующей в Турции власти и написать четкий и понятный населению способ решения данного вопроса.

То же касается и экспортных поставок. Турецкая власть, в свое время, в сотрудничестве с деловыми кругами страны, опубликовала программу «Экспорт – 500» (млрд долл.). Здесь оппозиция решила пойти дальше и пообещать даже не 500, а 600 млрд долларов. Напомним, что 2022 год Турция закрыла с экспортом в объеме 254 млрд долл. Что дало оппозиции основание, что можно не просто повторить плану руководства страны, но даже и нужно её поднять? – Опять же, это вопрос к тому, как оппозиция формулирует свои цели, не давая никаких выкладок.

Тем более, что, говоря об экспорте, необходимо говорить и об импорте тоже и о балансе внешней торговли. Хорошо известно, что стремление турецкого руководства решить проблему по снижению отрицательного сальдо внешней торговле, а то и по превращению внешней торговли в профицитное, в государственном масштабе занятие, к настоящему времени не принесло результата. 2022-й год ознаменовался не только рекордным экспортом, но и рекордным импортом (363 млрд долл.), равно как и рекордным отрицательным сальдо внешней торговли (109 млрд долл.).

Вот, пожалуй, о чем следует говорить оппозиции, которая, имея в виду 20-летнее стремление прийти ко власти, имела достаточное время, чтобы накопить интеллектуальную базу, альтернативную действующему руководству страны.

52.28MB | MySQL:103 | 0,469sec