О первых последствиях землетрясения в Турции. Часть 7

В ночь с 5 на 6 февраля с. г. Турция стала жертвой двух крупных землетрясений и последовавших за ними сотен (!) афтершоков. По состоянию на день 14 декабря, сообщается что погибло 31974 человека, 80278 (эта информация пока не обновлена с прошлого дня) человек — ранено.

Также, согласно последним данным, число разрушенных зданий в результате землетрясения достигло 6444, при этом число зданий, которые пришли в негодность составило 11302. Есть и другая статистика, согласно которой 41791 здание пришло в негодность (для общего понимания данной цифры – это на уровне всего жилого фонда такого мегаполиса как Москва). Кроме того, сообщается, что уничтожено и повреждено 1/3 всего квартирного фонда региона. – Как мы видим, много достаточно разноплановой и противоречивой статистики. Совершенно очевидно, что нужно время для того, чтобы ситуация стабилизировалась и можно было бы оперировать уже достаточно точными данными.

Турецкая конфедерация предпринимательского и делового мира заявила о том, что расходы на ликвидацию последствий землетрясения превысят 84 млрд долл. Это — более 10% ВВП страны. Для сравнения: расходы на ликвидацию одного из самых разрушительных землетрясений в Турции в районе Мраморного моря в 1999 году, по разным оценкам, составили сумму от 15 до 19 млрд долл.

Впрочем, со своей оценкой выступили экономисты Goldman Sachs, которые сравнили масштаб ущерба от землетрясения в Турции, в районе Мраморного моря, в 1999 году и от землетрясения нынешнего.

Тогда, согласно их же оценкам, ущерб составил около 1,2% ВВП. Сейчас, по их расчетам, ущерб будет заметно меньше 1% ВВП. Вот только ВВП — разные: в 1999 году — 256 млрд долл., в 2021 году — 819 млрд долл. (официальных цифр 2022 года ещё нет). Итого: 1,2% ВВП в 1999 году — 3,1 млрд долл., 1% ВВП в 2021 году (можно условно считать, что порядок сумму в 2022 году — тот же) — 8,2 млрд долл. Можем увидеть весьма серьезный разброс в оценках различных экспертов. Да и на будущее следует иметь в виду крайнюю политизированность вопроса, а, следовательно, и то, что статистика в разных источниках, включая проправительственные и оппозиционные, может крайне отличаться.

Имея в виду масштаб трагедии, охватившей Турцию, в предыдущей части нашей публикации (ссылка на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=94993) мы предположили, что существует вероятность того, что выборы перенесут года с изначально запланированного срока. Впрочем, это – далеко не так просто, поскольку напрямую перенос выборов, в рамках действующего законодательства, возможен лишь в ситуации ведения страной военных действий.

Тем не менее, эти разговоры начинают из кулуарных просачиваться и в публичную плоскость.

В частности, уже во второй раз за последнее время возникает тема «дайте нам 1 год». Президент Турции Р.Т.Эрдоган на заседании правительства, которое 14 февраля прошло в здании Управления по чрезвычайным ситуациям заявил буквально следующее: «Наша главная цель — отстроить жилье в течение 1 года».

На их тему высказываются оппозиционные лидеры, разумеется, в крайне негативном ключе (см. предыдущую часть публикации). Но главный вопрос, разумеется, заключается в том, как это вопрос выглядит в правовой плоскости? Если рассматривать не только букву Конституции и избирательного законодательства, но и их дух и ранее имевшие место быть прецеденты, решения, принятые судебными органами. Напомним, что ключевое слово в Конституции – это «война». Однако, есть ещё и слова про «невозможность проведения выборов». И, кроме того, есть «дух» слова война, который подразумевает возникновение одной из форм форс-мажора. Но ведь есть и другие.

На эту тему разгорается нешуточная дискуссия между проправительственными и оппозиционными обозревателями. Подогревает дискуссию то, что, как мы сказали, президент Р.Т.Эрдоган уже не раз попросил «1 год» у народа, в ходе своего выступления в Шанлыурфе и в ходе заседания Кабинета министров, говоря о ликвидации последствий. При том, что, по факту, его каденция дает ему только 4 месяца до 18 июня, когда, самое позднее, должны состояться выборы. Это навело обозревателей на мысль о том, что это – уже не просто «проброс» действующей власти в сторону избирателей, а уже декларация созревшего намерения.

Обратимся к двум ярким публикациям не тему возможности проведения в Турции досрочных выборов.

Обозреватель известного турецкого издания Haber Türk Фатих Алтайлы написал статью под заголовком «Отсрочка выборов и Конституционный суд». Материал опубликовал 10 февраля с. г.

Цитируем:

«Одной из самых обсуждаемых тем после землетрясения являются выборы.

Точнее, возможность переноса выборов.

«Правительство не хочет идти на выборы в таких условиях. Выборы будут отложены», — говорится на различных собраниях (использовано слово mahfil, заменено на «собрания»; если давать буквальный перевод, то это специально отведенное высокое место в мечети, где собирались муэдзины и падишахи, но можно перевести, как место собраний для высокой / статусной публики – И.С.). Тем, кто спросит, что такое mahfil, стоит заглянуть в словарь.

Естественно, что есть и те, кто спрашивают: «Могут ли быть (выборы – И.С.) отложены? Законно ли это?».

Обычный ответ – таков: «Конституционно невозможно отложить выборы, кроме как во время войны».

Действительно, статья №5 Закона о выборах Президента №6271, которая связано со статьей №76 Конституции, гласит, что выборы Президента могут быть отложены только на 1 год в связи с состоянием войны и только по решению Великого национального собрания Турции.

На это опираются те, кто говорит, что если не будет войны, то выборы невозможно отложить.

Однако, у правительства, которое хочет отложить выборы, есть еще один рычаг.

Решение Конституционного суда 2012/30 – 2012/96, (в котором есть фраза) «Невозможность практического проведения выборов из-за войны и похожих обстоятельств» прокладывает путь для отсрочки (проведения выборов – И.С.).

Это решение явно неконституционно. Но он было принято.

Если правительство решит отложить выборы через Парламент на 1 год, оппозиция подает иск в Конституционный суд. И только судьи Конституционного суда могут знать, будет ли Конституционный суд соблюдать это старое решение.»

Если обратиться к указанному решению Конституционного суда, то там есть релевантные строки по отношению к той ситуации, в которой Турция оказалась сегодня:

«Решение от 2012 года №2012/30 — 2012/96:

«Исходя из положения последнего абзаца статьи о том, что порядок и принципы проведения выборов Президента будут регулироваться законом, нет ничего противоречащего Конституции в законодательном регулировании об отсрочке выборов Президента в случаях невозможности их проведения в связи с форс-мажорными обстоятельствами, такими как война…»»

Итак, подчеркнем, в решении Конституционного суда есть два момента:

  1. Общая категория событий, к которой относится и война, служащая причиной для отсрочки выборов – это форс-мажор.
  2. Главный критерий, по которому принимается решение об отсрочке выборов – это невозможность их проведения.

И, заметим, что землетрясение, и к слову сказать, ещё целый ряд событий непреодолимой силы – ядерная авария, эпидемия и проч. – все они приводят к тому, что технически может оказаться невозможным провести выборы. В этом смысле, прочтение войны как «форс-мажора» в Конституции может отвечать если не букве, то духу документа.

Вот, к примеру, слова, которые содержатся в том же решении Конституционного суда. Сразу оговоримся, что это одно из «особых мнений», которое дано в приложении к решению. На него нельзя ссылаться как на решение судебной инстанции. Однако, показателен тот ход рассуждений, который в нем содержится. Цитируем:

«Форс-мажор является одним из универсальных принципов права. На ум, несомненно, может прийти перенос президентских выборов из-за форс-мажора. Состояние войны является лишь одним из форс-мажоров. Случаи, когда миллионы избирателей не могут безопасно и упорядочено проголосовать по таким причинам, как ядерная война или ядерная катастрофа, которая может возникнуть в результате ядерной аварии, в которой Турция не участвует, но которая также затрагивает нашу страну, или (по такой причине как – И.С.) очень сильное землетрясение, которое может обрушиться на наши крупные города, также являются форс-мажорными причинами переноса выборов. В таких случаях ясно, что Высший избирательный совет будет определять календарь выборов на основе общих полномочий, предоставленных Конституцией.»

Насчет полномочий Высшей избирательной комиссии сообщим, что есть Закон 1961 года «Закон об основных положениях о выборах и регистрах избирателей», и дополнительная Статья 4.

Обратимся к тексту этой Статьи:

«Высшая избирательная комиссия, если сочтет это необходимым, может изменить даты и сроки, предусмотренные настоящим Законом или другими законами для избирательных процедур, таких как дата подачи заявления о выдвижении кандидатуры, рассмотрение заявлений, возражение против выдвижения кандидатуры, разрешение возражений, временные и окончательное объявление кандидатов. Высшая избирательная комиссия немедленно объявляет об этом решении вместе с его обоснованием. Однако, полномочия по изменению продолжительности и дат не могут быть использованы в отношении кандидатов, выдвинутых политическими партиями».

Итак, как мы можем видеть у Высшей избирательной комиссии есть определенные полномочия по тому, чтобы менять даты и сроки, связанные с выборным процессом. Разумеется, много копий могут сломать юристы по поводу того вопроса, является ли это положение дающим возможность Высшей избирательной комиссии пересматривать и дату выборов, как таковую?

Разумеется, у точки зрения, что выборы в Турции можно перенести по любой форс-мажорной причине, кроме военных действий, но обусловившей подтвержденную невозможность проведения выборов в заявленный срок, есть и свои оппоненты.

Вот материал с сайта Yetkin Report под заголовком: «Выборы не могут быть проведены до или после 18 июня». Автором материала стал адвокат, глава Ассоциации лучшего судопроизводства, заместитель руководителя Турецкой конфедерации предпринимательского и делового мира (Türkonfed) Мехмет Гюн. Приведем его публикацию в полном объеме:

«13,5% населения страны проживает в регионе, где 6 февраля 2023 года произошло землетрясение в Кахраманмараше. По официальным данным, по итогам первых 6 дней массовых разрушений число погибших приблизилось к 30 тысячам, а раненых было более 90 тысяч. Большая часть строительного фонда в этом районе пришла в негодность, в результате чего десятки тысяч человек остались без крова. Люди уже начали мигрировать из региона, переезжать к родственникам и друзьям в другие места, пытаться наладить новую жизнь. Потребуются месяцы, чтобы жизнь, на которую негативно повлияли как в регионе, так и за его пределами, нормализовалась. С одной стороны, государственные учреждения должны оперативно устранять перебои в предоставлении коммунальных услуг, таких как основные электроснабжение, водоснабжение, газ, транспорт и связь, восстанавливать поврежденные государственные учреждения, регистрировать изменения численности населения, вызванные миграцией, и обновлять все записи.

Этот день не является днем ​​предвыборной речи, но некоторые элементы следует напомнить, поскольку те, кто думает о переносе выборов, теперь шепчутся о переносе выборов (на дату – И.С.) после 18 июня 2023 года.

Адресные записи населения и созданные там списки избирателей должны быть обновлены, как только повседневная жизнь и движение населения в регионе нормализуются. Кроме того, объекты в регионе должны быть безопасны для проведения выборов, должны быть устранены другие недостатки и устранены нарушения, а население должно иметь возможность свободно осуществлять избирательную деятельность и процесс голосования без каких-либо ограничений. Все эти и другие приготовления должны быть завершены за 60 дней до дня выборов.

Такая ситуация не позволяет президенту Эрдогану принять решение об изменении даты выборов 10 марта 2023 года (то есть, о назначении выборов на 14 мая – И.С.), а даже если он и примет такое решение, то Высшая избирательная комиссия это решение не выполнит (точнее не сможет выполнить – И.С.). Поэтому Турция не может пойти на выборы 14 мая 2023 года (иными словами, ранее определенного законом срока, то есть 18 июня – И.С.).

С другой стороны, ВНСТ или президент не могут отложить выборы 2023 года, которые начнутся за 60 дней до даты 18 июня 2023 года, по любой причине, за исключением случая, когда «проведение выборов становится невозможным из-за войны и военных причин».

В соответствии со статьей 78 Конституции, статьей 5 Закона о выборах Президента №6271 и статьей 6 Закона №2839 о выборах в Парламент выборы могут быть отложены только в случае войны и если стало фактически невозможно провести выборы из-за войны. И даже если наличествует состояние войны, но выборы, несмотря на войну, не невозможно провести, то выборы должны пройти даже в состоянии войны.

Популярный обозреватель показывает Правительству неконституционный способ переноса выборов, ссылаясь на объявление чрезвычайного положения в зоне землетрясения. Автор приводит несколько слов, которые он выдернул из фразы в постановлении Конституционного Суда за номером 2012/30-96, добавив противоречащую ей в постановлении доработку, такую как «у правительства есть еще один рычаг для того, чтобы отложить выборы».

В конце статьи автор пишет следующее: «Текст решения «в ситуации, когда проведение выборов фактически невозможно в связи с войной и подобной необходимостью» отрывает путь для отсрочки. Это решение явно неконституционно. Но оно принято. Если власть (…) примет решение об отсрочке, (…) только судьи Конституционного суда могут знать (какое решение они примут, пишется в статье /см. выше/ — прим.)», подразумевая, что почти политизированный Конституционный суд может дать зеленый свет такой отсрочке».

Для того чтобы сделать эту инсинуацию, обозреватель пинцетом убирает слова «фактически невозможно провести выборы в связи с войной и подобной необходимостью» из длинного предложения в длинной мотивировке упомянутого им решения Конституционного суда, и вопреки решению, а фразу, которую он выщипывал за ней, он «предотвращает отсрочку [выборов]». Он представляет фразу иначе, чем она есть, добавляя «открывает», умышленно изменяя решение в сторону известной цели, то есть манипулируя им.

Решение не говорит ничего из того, что говорит автор. Соответствующая часть длинного предложения среди причин решения Конституционного Суда 2012 года звучит именно так: «В случае необходимости, вытекающей из войны или по любой другой причине, в случае, если выборы фактически не могут быть проведены, президент, чей срок истек, будет продолжать служить, даже если не будет решения об отсрочке».

Как видно, фраза в постановлении поясняет не то, что выборы будут перенесены, а то, что действующий президент продолжит исполнять свои обязанности до избрания нового, в случае необходимости. Автор и подхватывает его пинцетом, и делает дополнение, меняющее смысл предложения. Между тем, стоит отметить, что этот приговор основан на статье 102 Конституции, которая была отменена в 2017 году, и что в нем нет положения (по состоянию – И.С.) на 2023 год».

52.45MB | MySQL:103 | 0,572sec