О причинах потепления отношений Турции с Индией

Как полагают некторые индийские аналитики,  всесторонняя помощь со стороны  Индии разрушенной землетрясением Турции, может стимулировать  восстановление разрушенных индийско-турецких связей.

Сообщается, что премьер–министр Индии Нарендра Моди еле сдерживал слезы, когда говорил о разрушениях в Турции на собрании партии «Бхаратия Джаната» в Нью-Дели. Трагедия, унесшая десятки тысяч жизней в Турции и Сирии, напомнила ему о хаосе, вызванном землетрясением в Бхудже в его родном штате Гуджарат в 2001 году, когда он был там главным министром.  Со своей стороны президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в недавнем прошлом заметно смягчил свою резко антииндийскую позицию по чувствительному вопросу Кашмира. Тем самым Эрдоган хотя бы публично устранил единственное препятствие на пути дружественных и плодотворных двусторонних отношений. В сочетании с недавними изменениями в геополитической обстановке появляется путь для нового взгляда на индийско-турецкие отношения, и такое сближение, похоже, начинает приобретать реальные контуры. Действуя очень оперативно, Индия направила 50 военнослужащих Национальных сил реагирования на стихийные бедствия (NDRF) в сопровождении  полевых госпиталей и обслуживающего персонала. Доставленный по воздуху груз включал в себя специально обученную команду кинологов, медикаменты, буровые станки и другое оборудование. Хотя Пакистан предоставил права на пролет, индийские самолеты демонстративно выбрали более длинный маршрут, чтобы добраться до Турции. Благодарное посольство Турции в Нью-Дели написало в Твиттере: «Спасибо вам, Индия, за вашу поддержку и солидарность».

Индия и Турция серьезно поссорились после того, как президент Р.Т.Эрдоган, в своих попытках взять на себя руководство исламским миром вместо Саудовской Аравии, поддержал соперника Индии, Исламскую Республику Пакистан, в споре последнего с Индией из–за Кашмира. Эрдоган неоднократно использовал международные форумы, включая ООН, чтобы критиковать Индию за проблему Кашмира и призывал к урегулированию на основе резолюции ООН, которую Индия считает устаревшей и несостоятельной. За пределами ООН Эрдоган даже заявил, что массовые убийства мусульман были широко распространены в Индии: «Массовые убийства мусульман. Кем? Индусами». Пакистан ответил взаимностью, поддержав Турцию в армяно–азербайджанской войне и ее стремлении сформировать единый исламский форум в качестве конкурента Организации исламского сотрудничества (ОИС), в которой доминирует Саудовская Аравия. Индия, с другой стороны, встала на сторону Греции, Армении и Кипра в их споре с Турцией. Индия также обвинила Турцию в финансировании НПО для радикализации индийских мусульман. Турецкая неправительственная организация Insan Hak ve Hurriyetleri ve Insani Yardim Vakfi (IHH) подозревалась в связях с Народным фронтом Индии (PFI), радикальной исламской организацией, предположительно связанной с терроризмом. Турция якобы поощряла радикальную кашмирскую молодежь переезжать в Стамбул и Анкару. В сообщениях говорилось, что пистолеты турецкого производства были изъяты у пакистанских боевиков в Кашмире.

Моди должен был посетить Турцию и Саудовскую Аравию в октябре 2019 года. Он отменил визит в Турцию, но отправился в Саудовскую Аравию, показывая, на чьей стороне симпатии Индии. В 2021 году министр иностранных дел Индии С. Джайшанкар встретился с министром иностранных дел Кипра и призвал к соблюдению резолюции Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) по Кипру в ответ на призывы Эрдогана к проведению референдума в Кашмире. В результате такого противостояния пострадало торгово-экономическое сотрудничество между двумя странами. Пракаш Нанда, аналитик из газеты  EurAsian Times, утверждает, что Индия значительно сократила импорт из Турции. Одновременно Индия заключила с Арменией оборонное соглашение стоимостью 40 млн долларов США на поставку четырех радаров для обнаружения ракет SWATHI. Однако изменения в региональном геополитическом сценарии привели к некоторому переосмыслению двусторонних отношений как в Анкаре, так и в Нью–Дели. Отчасти из–за экономических трудностей (инфляция составляет 80%), а отчасти из-за изменений в региональной геополитической обстановке Турция взяла курс на улучшение отношений с арабским миром.  Учитывая тяжелое состояние экономики Пакистана, его проблемы с афганскими талибами и последующую потерю статуса в мире, Турция больше не считает необходимым поддерживать Пакистана в вопросе о Кашмире. С другой стороны, она начала видеть преимущества в восстановлении связей с Индией, растущей экономически страной, с которой она могла бы иметь плодотворные экономические связи. На этом фоне Эрдоган не упомянул о необходимости соблюдения Индией резолюции ООН по Кашмиру в последний по времени  раз, когда он выступал по кашмирскому спору на международном форуме. После его сердечной встречи с Н.Моди на полях саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Самарканде в сентябре 2022 года Эрдоган удивил Индию упоминанием Кашмира в своей речи на ГА ООН. Но при этом он явно смягчил риторику, сказав, что «к сожалению, Индия и Пакистан не смогли установить мир через 75 лет после обретения независимости». Он выразил надежду на «справедливый и постоянный мир» в Кашмире. Нью-Дели увидел в этом мягком упоминании кашмирской темы  указание на ослабление связей Турции с Пакистаном и протягивание оливковой ветви Индии. Индия в настоящее время является председателем ШОС и проведет саммит этой организации в 2023 году. Индия уже приняла председательство в G-20.  Турция является партнером по диалогу в ШОС и надеется стать ее членом. Продолжение антииндийской позиции Анкары в таком случае было бы неуместным и контрпродуктивным в формирующемся сценарии.

При этом выгоды от индийско-турецкого сотрудничества безусловно несут в себе серьезный потенциал. Несмотря на политические разногласия с Эрдоганом, консорциум из пяти ведущих турецких верфей TAIS получил контракт на строительство военно–морских судов стоимостью 2,3 млрд долларов США с передачей технологий. Турецкая компания Savronik завершила проект Министерства обороны по строительству туннеля на шоссе Лех-Манали. Индийские предприятия занимают все большее место в Турции. В этом контексте показательно выступление заместителя министра торговли Турции Ризы Туны Турагая на мероприятии по случаю празднования 74-го Дня Республики Индии в Анкаре. «Я твердо верю, что Турция и Индия обладают очень высоким потенциалом для двустороннего сотрудничества в различных областях, таких как торговля, инвестиции, туризм и технологии. Объем двусторонней торговли вырос с 5,7 млрд долларов США в 2020 году до 12,3 млрд долларов США в 2022 году. Обе страны имеют взаимные инвестиции на сумму около 375 млн долларов США», – заявил Турагай. В своем выступлении посол Индии Вирендер Пол заявил: «У нас есть возможности для развития гораздо более широких двусторонних отношений на основе взаимопонимания. Мы с нетерпением ожидаем полной реализации нашего потенциала вместе как сильных партнеров в 21 веке». Предполагается, что Индия и Турция в ближайшей перспективе подпишут соглашение о свободной торговле или Соглашение о всеобъемлющем экономическом партнерстве (CEPA). Еще одно предложение заключается в том, что Турция могла бы включить Индию в «Инициативу по обновлению Азии», которая расширяет экономические и торговые связи с азиатскими партнерами Турции, включая АСЕАН. Индия в свою очередь надеется, что Турция всесторонне пересмотрит свои связи с Индией и будет активно проводить передовую политику, не нарушая ее, поднимая вопросы, которые не соответствуют ее основным интересам во все более взаимосвязанном мире. Точно так же, как Турция не комментирует обращение с мусульманами-уйгурами в Китае, она в этой связи скорее всего будет  снижать риторику в отношении  проблемы Кашмира или проблеме мусульман в целом в Индии. В свою очередь, Индия перестанет использовать или даже комментировать вопросы, представляющие интерес для Турции,  касающиеся Кипра, Армении и Греции. В своей статье для информационного агентства Anadolu от 21 сентября 2022 года д-р Дуйгу Чагла Байрам напомнил Индии, что в прошлом Турция поддерживала статус наблюдателя Индии в ОИС; ее участие в Группе ядерных поставщиков (ГЯП); и ее членство в Режиме контроля за ракетными технологиями (РКРТ). Еще одна совместная повестка дня – это пока гипотетическое стремление расширения постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН).

52.58MB | MySQL:103 | 0,489sec