О выходе Хорошей партии из турецкой оппозиционной коалиции. Часть 3

В пятницу, 3 марта лидер турецкой националистической Хорошей партии Мераль Акшенер объявила о том, что не достигнута договоренность о том, кто будет объединенным кандидатом от оппозиции на пост президента страны. Не найдя поддержки ни у одной из пяти партий оппозиционного альянса по вопросу выдвижения либо мэра Стамбула Экрема Имамоглу, либо мэра Анкары Мансура Яваша, Мераль Акшенер объявила о том, что Хорошая партия выходит из-за «стола шести».

Продолжаем анализировать кризисную ситуацию, которая возникла в составе оппозиции буквально за 2 месяца до проведения в стране президентских и парламентских выборов.

Часть 2 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=95620#more-95620 .

По состоянию на 4 марта (вечер) фиксируем ещё два важных обновления ситуации:

  1. Мераль Акшенер (получается и Хорошая партия) не приглашена на очередное заседание оппозиционного Национального альянса, которое состоится в понедельник в Анкаре в офисе Партии счастья.
  2. Информация о том, что проводится или планируется к проведению встреча между Мераль Акшенер и «выдвигаемыми» Хорошей партией мэрами Стамбула и Анкары, Экремом Имамоглу и Мансуром Явашем не подтвердилась.

Иными словами, Мераль Акшенер не пытаются вернуть за «оппозиционный стол» и не дают возможности сохранить свое лицо. Встреча с мэрами Стамбула и Анкары, на которой те бы объяснили свою позицию по выдвижению (точнее, невыдвижению) давала бы возможность М.Акшенер «передумать», не теряя при этом лица. Это сделало бы возможным М.Акшенер смягчиться и прийти на встречу 6 марта.

Однако, очевидно, что, выступив не только против лидера Народно-республиканской партии Кемаля Кылычдароглу, но и против всех других четырех глав оппозиционных партий, причем, с крайне резкими заявлениями, Мераль Акшенер разом лишилась поддержки за «оппозиционным столом». Не оказалось никого, что был бы готов заниматься посредничеством между нею и Кемалем Кылычдароглу. Последний настроен явно на то, чтобы провести решение о своем кандидатстве. Прямой же разговор между М.Акшенер и К.Кылычдароглу, без посредников, на данном этапе, представить себе крайне затруднительно.

При этом, подчеркнем, не стоит забывать тот большой пласт совместной интеллектуально-программной работы, который, как к нему не относиться, все равно был проделан. И он остается, так или иначе, багажом пяти остающихся партий. Однако, после того как Хорошая партия становится «свободным радикалом» у неё появляется чрезвычайно большая свобода маневра, вплоть до крайнего варианта – демонстративного разочарования в оппозиционном движении и присоединения к властному Народному альянсу.

Вот по поводу оценок и сценариев, обратимся к турецким аналитикам, начиная с самого тиражного издания страны – газеты Hürriyet. Она опубликовала, понятное дело, множество материалов на тему произошедшего. Вот некоторые из заголовков, с которыми вышла газета: «Ответы на вопросы стола (оппозиционного – И.С.), которые взрывают мозг» (автор: Фатих Чекирге), «Я ищу рациональность, но не нахожу её» (автор: Ахмет Хакан), «Будет ли Акшенер приглашена в Народный альянс» (автор: Абдулкадир Сельви).

Итак, начинаем с первой из перечисленных публикаций, подготовленной в режиме «вопрос – ответ» на самые злободневные вопросы в связи со скандалом в оппозиции.

«ЧТО ПРОИЗОШЛО ЗА СТОЛОМ: Кылычдароглу до сегодняшнего дня никогда не выдвигал свою кандидатуру ни при каких обстоятельствах, включая двусторонние встречи, которые он проводил с Акшенером. Более того, по его словам, «председатели (партий – И.С.) не должны быть кандидатами». Однако на последней встрече глава Демократической партии говорит: «Наш кандидат — Кылычдароглу». Акшенер обращается к другим лидерам, и они говорят: «Да». На это Акшенер возражает: «У нас есть опасения по этому поводу. Давайте проведем опросы и посмотрим на волю нации». На это предложение Акшенер получила следующий ответ: «Тогда мы объявим Кылычдароглу 5 подписями». В этом суть истории о том, как (Хорошую партию) «вытолкнули из-за стола». Более того, здесь возникает подозрение, что остальные 5 партийных лидеров тайно договорились за спиной Акшенер.

ЧТО ЗНАЧИТ ПОДПИСАННЫЙ ТЕКСТ: Когда Акшенер пытается встать из-за стола, вмешивается Али Бабаджан. И подписывается меморандум о взаимопонимании для оценки в партийных органах. Цель здесь — сэкономить время. Потому что наблюдается кризис. Две основные стороны за столом не могут прийти к соглашению. С целью определить возможность «третьего пути», предлагается текст соглашения. Однако, когда Кылычдароглу не делает ни шагу назад, Акшенер подчиняется решению уполномоченного органа партии «Кылычдароглу не должен быть кандидатом».

ПРАВИЛЬНО ЛИ БЫЛ СДЕЛАН ПРИЗЫВ К МЭРАМ: Нормально ли, что Мерал Акшенер предлагает мэров, когда есть председатель НРП (в том смысле, что это мэры от НРП; насколько корректным надо считать подобный призыв)?

Ответ: Я заметил, что лица, близкие к НРП, очень сильно критикуют Акшенер по этому вопросу. Но есть одна вещь, которую нужно помнить. Не следует забывать, что Хорошая партия внесла важный вклад в победу мэров НРП во многих городах, таких как Анкара, Стамбул, Адана и Анталия. Кроме того, эти мэры были кандидатами от Национального альянса…  Поскольку 6-й стол был создан для того, чтобы каждый мог предложить кандидата, которого хочет, в этом нет ничего странного… Поэтому для Акшенер было естественно выдвинуть этих мэров (Стамбула и Анкары – И.С.). Однако, с её стороны было не очень элегантно предлагать им уйти в отставку после ухода (самой Акшенер – И.С.) из-за стола.

ЗАЯВЛЕНИЕ АКШЕНЕР: Не было ли заявление Акшенера слишком резким?

Ответ: Да, было жестко. Однако, не было ли жестко и грубо вытолкнуть Акшенера из-за стола, сказав: «Мы пятеро подпишемся за Кемаль-бея»? После этого Акшенер сделала то, что было необходимо для политики, и выразила свою реакцию. Вместо того, чтобы молчать, она выдвинула свои собственные факты в резкой форме. Это — тоже политический выбор.

Ясно только то, что за столом не осталось никакой вежливости. Политические амбиции возобладали.

МАНЕРЫ КЫЛЫЧДАРОГЛУ: Очевидно, Кылычдароглу принял решение о выдвижении своей кандидатуры с тех пор, как был накрыт стол. Он создал таблицу для согласования своей кандидатуры. Тот факт, что он не заявил о своей кандидатуре до последнего момента, является важным знаком вопроса. Почему он не объяснил это Акшенер с самого начала? Его слова «председатели — не кандидаты» забыто. Кто-то может обвинить в этом кризисе Акшенер, а кто-то Кылычдароглу. Но, в конце концов, все за этим столом, которые собирались больше года и давали надежду нации, так или иначе являются соучастниками этого кризиса. Если компания терпит неудачу, не стоит ли смотреть на имя на самом верху? Поэтому ответственность Кылычдароглу – наибольшая.

А ЧТО НАСЧЕТ ТОГО, ЧТО КАНДИДАТУРА (НА ПОСТ ПРЕЗИДЕНТА) – НЕВАЖНА: В те дни, когда формировался оппозиционный стол, на вопрос «Кто ваш кандидат?» лидеры упорно отвечали: «Важна программа, а не личность кандидата». В течение одного года они говорили «Кандидат – на втором плане». Но когда дело дошло до объявления кандидата, стало ясно, что кандидат важнее программы. Так они дурачили друг друга все это время? Да, получается, что они обманывали. Кылычдароглу, с самого начала, определился с кандидатом. Он думал, что Акшенер со временем расслабится. Он думал, что убедит Акшенер, оказав давление на других лидеров. Акшенер думала, что опросами она убедит Кылычдароглу.

ПОЧЕМУ В ПЕРВЫЙ ДЕНЬ НЕ БЫЛО РАЗГОВОРОВ О КАНДИДАТЕ: Почему Кылычдароглу в первый день не объяснил Акшенер свое желание быть кандидатом? Этот вопрос вызывает подозрение, что за столом нет доброй воли и открытости. Собственно говоря, Акшенер тоже это почувствовала. Она проявила подозрительность и провела опросы. По этой причине они оставили вопрос о кандидатуре «на заднем плане» и играли со временем.

МОЖЕТ ЛИ АКШЕНЕР БЫТЬ КАНДИДАТОМ: Акшенер может быть кандидатом. Конечно, она может получить и серьезные голоса. Итак, после случившегося может ли быть возвращение назад? Поскольку Кылычдароглу настаивает на выдвижении (своей – И.С.) кандидатуры, вернуться очень сложно.

ВСТРЕЧАЛИСЬ ЛИ ЯВАШ И ИМАМОГЛУ С АКШЕНЕР: Я отвечаю на этот вопрос, опираясь на некоторый опыт и некоторые догадки. Выступление Акшенер с Имамоглу на митинге в Сарачане уже все показало. Имамоглу своими действиями сигнализировал Акшенер, что он готов к выдвижению (своей – прим.) кандидатуры. То есть он говорил: «Сестра, ты убеди стол (оппозиционную коалицию – И.С.), а я готов». Было также несколько встреч между Явашем и штабом Хорошей партии. На выборах мэра Яваш уже тесно сотрудничал со структурами Хорошей партии.»

МОРАЛЬНЫЙ ДУХ СВЕТСКОЙ СЕКЦИИ И, ОПЯТЬ ЖЕ, ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ: Каков настрой того слоя (общества – прим.), который надеется, что Эрдоган проиграет выборы, после того, как стол распался вот таким вот образом?

Ответ: Слова этого слоя, которые думают, что они отдают обязательные голоса кандидатам от НРП на каждых выборах, таковы:

«Сначала вы выдвинули Экмеледдина кандидатом, мы проголосовали по необходимости. Позже он также стал депутатом от ПНД. Затем вы сделали Индже кандидатом, но мы не голосовали с большим энтузиазмом. Индже тоже ушел и основал свою партию. Ни один из кандидатов не встал на сторону НРП. Нас всегда заставляли голосовать. Теперь мы снова в той же ситуации…»

КАК БУДЕТ ГОЛОСОВАТЬ ХОРОШАЯ ПАРТИЯ, ЕСЛИ ДОЙДЕТ ДО ВТОРОГО ТУРА: Значительная часть молодых голосов Хорошей партии в Анатолии достанется Эрдогану…

ПОЗОВУТ ЛИ ПДН (ПРОКУРДСКУЮ ПАРТИЮ ДЕМОКРАТИИ НАРОДОВ) ЗА СТОЛ?:

Кылычдароглу указал на ПДН и на Трудовой альянс, сказав: «Мы расширим и раскрасим стол». В этом смысле, он посетил Рабочую партию Турции и Левую партию. Теперь он подмигивает Трудовому альянсу. И, конечно же, в сторону ПДН. Когда Акшенер ушла, у него (Кылычдароглу) появилась свобода маневра. Теперь ПДН захочет выйти из положения «тайного союзника». Более того, он может захотеть сесть за стол. В конце концов, у них — больше голосов, чем у остальных 4 партий за столом.

ВЛИЯНИЕ ДОРОГОВИЗНЫ: Помимо политических партийных организаций, есть еще и реальность жизни. Речь о дороговизне. Эффект от этого, безусловно, пойдет на пользу оппозиции. Однако, такой раскол стола (оппозиционного альянса) снизит мультипликативный эффект дороговизны голосов оппозиции.

МОЖЕТ ЛИ ИМАМОГЛУ БЫТЬ КАНДИДАТОМ НА ПОСТ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ НРП: Ясно следующее. Ничто больше внутри НРП не будет как раньше. Имамоглу и Яваш в отчаянии. Потому что уход Акшенер их расстроил. Союз НРП и Хорошей партии был удачной формулой для Яваша, который уже вышел из националистической структуры. По крайней мере, это создавало комфорт в политической структуре Яваша. Сейчас этого комфорта психологически нет. Если Кылычдароглу не получит ожидаемых голосов на выборах, кандидатура Имамоглу на пост председателя НРП выйдет на первый план.

НА КАКОМ УРОВНЕ ПОДДЕРЖКА КЫЛЫЧДАРОГЛУ: Глядя на публикации и статьи, определенная часть поддерживает Кылычдароглу и обвиняет Акшенер. Итак, имеет ли это какие-либо последствия в глазах людей? Я знаю, что, в прямом смысле этого слова, последствий нет. Потому что (эта часть людей) – предвзята. Потому что в этих публикациях и статьях, преобладает обвинение только Акшенер, а не обоих – как Кылычдароглу, так и Акшенер.

ЧТО БУДЕТ ПОСЛЕ ЭТОГО: Математический расчет НРП таков: голоса алевитов, голоса светского и кемалистского сегментов. И голоса ПДН (прокурдской партии – И.С.). Итак, данная математика сработает? – Ответ на этот вопрос даст молодежь. Я думаю, что у Кылычдароглу мало шансов с точки зрения голосов молодежи.

ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ САМЫМ ГЛАВНЫМ ПОСЛАНИЕМ ИЗ (ОППОЗИЦИОННОГО – И.С.) СТОЛА: На последней встрече заявление лидеров других 4-х партий о том, что они согласились с кандидатурой Кылычдароглу, показало следующее: «Это означает, что у 5 партийных лидеров были тайные встречи за спиной Акшенер, и они пришли на эту последнюю встречу с решением. Таким образом, они давили Акшенера, оставив её в одиночестве. Это то, что называется навязыванием».

ЧЕГО ХОТЯТ ГЛАВЫ 4-Х ПАРТИЙ: Мы знаем процент голосов всех 4-х партий. Другими словами, они не могут получить депутатов на выборах. Для них это возможность хотя бы действовать вместе с НРП, чтобы получить какое-то влияние. Сейчас они используют эту возможность.

ВОЗНИКНЕТ ЛИ ЕЩЕ ОДИН КРИЗИС: Если этот стол продолжит свой путь без Хорошей партии, на этот раз могут возникнуть проблемы при составлении парламентских списков. Здесь я обращаю внимание на Ахмета Давутоглу, который внес предложение о «5 вице-президентах»».

Итак, какие главные выводы просматриваются из публикации выше:

  1. Отказавшись от своего собственного тезиса, что председатели партий не могут становиться кандидатами на выборах президента, Кемаль Кылычдароглу осуществил в оппозиционной коалиции «переворот», используя свое центральное место в Национальном альянсе.
  2. Сыграв на повышенной ставке, Национальный альянс лишился «осколка» националистов в своем составе в лице Хорошей партии. Сразу заметим, что националисты в этой конструкции смотрелись инородным элементом. Куда как более естественным здесь смотрелись бы «леваки», включая, прежде всего, Партию демократии народов, которую логично было бы попытаться интегрировать уже в качестве открытого союзника.
  3. Впрочем, с ПДН есть две серьезных проблемы. Проблема 1: ПДН – демонизирована в глазах значительной части турецкого общества, как структура, имеющая тесные связи с Рабочей партией Курдистана. Проблема 2: против ПДН открыт судебный процесс о закрытии и о запрете на политическую деятельность. Официальное включение ПДН в состав Национального альянса может утянуть всю эту конструкцию за собой вниз. Поэтому опять зайдет речь о скрытом, неоформленном партнёрстве, когда ПДН выдвигает собственных кандидатов в депутаты, но голосует за кандидата от оппозиции на президентских выборах. Впрочем, в анкарском закулисье говорится о том, что по курдам активно работает и турецкая власть, предлагающая им сделать ровно то же самое, но в свою сторону: проголосовать за Эрдогана на выборах президента и за своих депутатов в Меджлис.
  4. Для Хорошей партии дороги назад, по сути, уже не остается. Для замирения с оппозиционной коалицией нет никакой почвы, после того, как в понедельник, они, со всей очевидностью, провозгласят Кемаля Кылычдароглу объединенным кандидатом на выборах. Хорошая партия превращается на этом этапе в дрейфующий айсберг. Она может выдвигать своих собственных депутатов на парламентских выборах, а также предлагать Мераль Акшенер на пост президента страны. С тем, чтобы на более поздних этапах начать договариваться с победителями. В этом смысле, не будет нелогичным предположить, что националисты из Партии националистического движения и Хорошей партии страны вновь воссоединятся под флагом Народного альянса.
52.52MB | MySQL:103 | 0,601sec