О выходе Хорошей партии из турецкой оппозиционной коалиции. Часть 5

В период с 3 по 6 марта Национальный альянс Турции сотряс внутренний кризис, в ходе которого лидер турецкой националистической Хорошей партии Мераль Акшенер объявила о своем уходе (3 марта), но потом, все же вернулась за «стол на шестерых» (6 марта). По итогам 13-го заседания оппозиционной коалиции, её официальным кандидатом был объявлен председатель НРП Кемаль Кылычдароглу. Одновременно, с этим была обнародована «дорожная карта», содержащая взаимные обязательства сторон на период, который был назван «переходным» — от президентской к парламентской республике.

Полный текст этой дорожной карты был нами опубликован в предыдущей Части 4 нашей публикации. Она доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=95678.

В прошлой части нашей публикации мы уже отметили то, что на основании согласованного оппозицией «внутреннего регламента» крайне сложно, если, вообще, возможно обеспечивать оперативное управление страной. Президент резко ограничивается в своих правах и становится подотчетным и зависимым от своих вице-президентов.

На самом деле, говоря о дорожной карте оппозиции, наблюдатели четко уловили момент того, что страна лишится и оперативности в управлении и лишится «диапазона» своего голоса (когда решения – коллективные, решения становятся выхолощенными за счет правок и согласований многих лиц). Но есть ещё один момент, о котором, почему-то не сказал никто: «дорожная карта» оппозиции противоречит действующей Конституции страны и не может применяться до того, как Конституция будет соответствующим образом скорректирована.

Поясним, о чем идет речь: речь идет о том, что согласно действующей Конституции страны, президент Турецкой Республики обладает полнотой полномочий руководителя страны в определении важнейших для неё решений.

Однако, п.8 «дорожной карты» оппозиции говорит о нижеследующем:

«Проведение выборов, объявление чрезвычайного положения, политика национальной безопасности, президентские решения, указы и общие регулирующие процедуры, а также назначения на высоком уровне будут производиться президентом на основе консенсуса с председателями партий, входящих в Национальный альянс.» — Иными словами, речь идет чуть ли не обо всех решениях президента, которые должны проходить процедуру согласования пяти вице-президентов – глав оппозиционных политических партий.

При этом, если президент выбирался и выбирается прямым народным волеизъявлением, то вице-президентов президент от оппозиции получает в «нагрузку». Потому как их никто не выбирал: ни прямо, ни через процедуру голосования в Великом Национальном Собрании (Меджлисе) Турции. Однако, они получают не только совещательное право в структуре власти, они получают право вето на решения президента, в системе президентской республики, которую никто не отменял. Для отмены, подчеркнем, нужно решение либо в ходе голосования в парламенте, либо в ходе народного волеизъявления. Для первого нужно иметь 3/5 голосов в парламенте, для второго – 2/3 голосов.

Однако, не имея (пока) ни того ни другого оппозиция уже перекраивает систему под свое видение власти – и это видение вступает в противоречие с действующей Конституцией. Оппозиция не может передвигать краеугольные камни в системе власти, не изменяя Конституцию согласно турецкому законодательству. За такие документы, вообще говоря, оппозицию можно «снимать с забега».

По сути дела, Национальный альянс превращает президентские выборы в Турции ещё и в референдум по внесению поправок в Конституцию страны — чего, вообще-то говоря, они делать — не вправе. Речь идет только о выборах президента и депутатов Парламента в той рамке, которая задана Основным законом страны.

А, следовательно, президент страны имеет четко заданный набор полномочий, полученный напрямую от народа, который он не может «передоверять» третьим лицам по своему усмотрению.

Тем не менее, обратимся к тем комментариям, которые прозвучали от наблюдателей, после того, как оппозиция (на этом этапе) решила свои внутренние противоречия и выдвинула из своих рядов единого кандидата на пост президента страны – главу НРП Кемаля Кылычдароглу.

Обратимся к проправительственному изданию Sabah и некоторым материалам, которые оно опубликовало, в связи с последним развитием событий.

Известный обозреватель Мехмет Барлас опубликовал статью под заголовком «6 лидеров, которые ненавидят друг друга».

Цитируем:

«Мы смотрели выступления Кемаля Кылычдароглу, который объявил о своей кандидатуре на пост президента после «Театра шестистороннего стола», и президента Эрдогана после заседания Кабинета министров. Мое внимание привлекла не речь Кылычдароглу, а эта «показательная фотография» на подиуме. На этой фотографии 6 лидеров смотрели друг на друга с ненавистью.

На лице Мераль Акшенер были гнев, неудача и запугивание. В глазах Али Бабаджана и Ахмета Давутоглу, до сих пор, не стерты следы предательства. Беспринципность, стыд и смущение привлекли внимание представителя «Национального взгляда» Темеля Карамоллаоглу. Гюльтекин Уйсал, который изредка посещает 6-сторонний стол и никого не знает на улице, словно стоял в стороне, чтобы не привлекать внимание радостью от полученных им 4-х мест.

Что касается г-на Кемаля… Мы не можем отрицать, что он одержал победу, устранив двух мэров и Мераль Акшенера. Он подмигнул правоконсервативным избирателям, объявив о своей кандидатуре перед штаб-квартирой политической традиции, у которой когда-то были окровавленные ножи. Я думаю, что это был шаг, который недооценил дальновидность электората. После этого начнется испытание Кылычдароглу. Что касается причины…

У Кылычдароглу теперь 4 эго на спине, но есть правая партия, у которой нет аналогов на улице. После опыта Акшенер, избиратели НРП не доверяют им ни на йоту. Но Кылычдароглу, который очень щедр с ними, не знает правды. Это много раз повторил депутат от Хорошей партии Ахат Андикан, который пообещал 20 мест Партии будущего, 20 – Партии демократии и прорыва, 10 – Партии счастья и 4 — Демократической партии. Кылычдароглу также не отрицал этого. Теперь он должен выполнить это обещание и поставить 54 человека на первое место в списке. Как вы думаете, как на это отреагируют организации НРП? Начнется ли тогда настоящая битва?

Это еще не конец… Мы не знаем, какая сделка была заключена в 17 министерствах. Но есть десятки имен, которые мечтают о том, чтобы им дали министерство при правлении НРП. Как убедить эти имена, которые годами мечтали власти НРП?

Есть еще… Известно, что Национальный альянс наций присматривалась к местам в бюрократии, прежде чем объявить своего кандидата. Так какая сделка получится для этих мест? Члены НРП, уступившие свои места в агломерациях членам «Хорошей партии», прибегнут ко всем средствам, чтобы не попасть в ту же ловушку в центральном правительстве. Как вы понимаете, это тесто впитает ещё много воды.

После объявления Кылычдароглу своей кандидатуры сигналы поддержки начали поступать из крыла ПДН (Партии демократии народов – прим.).

Слова Первина Булдана «Мы тоже объявим нашего кандидата», кажется, были забыты. Акшенер, которая имеет зуб на ПДН, сломала себе руку и крыло. Теперь можно сказать, что 7-й партнер пришел на 6-сторонний стол.

Все они забыли о «катастрофе века» (землетрясение – И.С.), что ли, и ввязались в хлопоты о дележе страны. Так что же делает президент Эрдоган? Он пытается поднять свою страну, на которую потратил день и ночь. Я не думаю, что ему все равно, что делает коалиция семи.

Несколько месяцев назад он фактически указал на эти дни, сказав: «Они ничего не делают, кроме как собираются и расходятся». Я предсказываю, что в следующие два месяца мы увидим Эрдогана, который ориентирован на служение, залечивает раны своей страны и не заботится о жестоких ссорах 6-стороннего стола. Борьба в Национальном альянсе и гармония в Народном альянсе ознаменуют этот период.

В заключение: «Кто победит в том, что мы пережили с 3 февраля, когда Акшенер опрокинула стол?» Я скажу вам, если вы спросите. Победитель, безусловно, турецкий народ. Не дай бог, нам довелось наблюдать небольшой фрагмент того, какой кошмар нас ждет, когда этот стол возьмет власть. Если бы мы сказали избирателям, насколько безжалостной была оппозиция в течение многих лет и какой ущерб она нанесет стране, это не было бы столь эффективным, как то, что мы испытали на этой неделе (речь о приходе и уходе Мераль Акшенер в Национальный альянс – И.С.)»

А вот ещё один характерный материал: обозревательница того же издания Шебнем Бурсалы опубликовала статью под заголовком «Старая турецкая политика хаоса вернулась назад».

Цитируем:

«За последние 72 часа мы посмотрели короткий трейлер политического сценария 90-х. Старая политика Турции, которая до сих пор не потеряла своей свежести в памяти всех моих ровесников, вновь ожила в 6-стороннем столе. За столом, который назывался «игорный стол, нотариальный стол», всякое оскорбление, сказанное потом и не угодившее ни политической вежливости, ни человеческим отношениям, забывалось — с уговорами приходящих и уходящих посредников.

Снова усевшись с тусклыми улыбками и ухмылками, как говорится, они вышли из-за «игорного стола» с нулевым выигрышем. И что действительно грустно, так это: «Почему стол оставили? Что случилось, чтобы снова (за него – И.С.) сесть?».

Лидер ХП Мераль Акшенер, заявившая при вставании из-за стола, что она распускает шестипартийную коалицию из-за Кемаля Кылычдароглу, которого она не рассматривала как кандидата на победу, должна объяснить, почему она согласилась на его кандидатуру, когда снова заняла место.

Как журналист, внимательно следивший за периодами хаоса в политике Анкары в 90-е годы, я прекрасно знаю цену, в которую обошлись Турции периоды нестабильности коалиции.

Хорошо известно, чего личные конфликты и политические расчеты стоили этой прекрасной стране и народу. То, что произошло за «6-сторонним столом» между пятницей и понедельником, также показало, что эта шестерка обещала Турции после выборов 2023 года: «Нестабильность, хаос, личные амбиции и стиль политики, при котором государство и нация заплатят самую высокую цену».

Они придумали систему, при которой 4 маленькие партии, которые в сумме не составляли и 4 процентов, находились в управлении страной с вице-президентом и как минимум одним министром, а две другие большие партии участвуют в гонке эго. На самом деле известно, что Мераль-ханым спорила с Али Бабаджаном до такой степени, что ее голоса переполнялись, снова вставала из-за стола и в последний момент была уговорена. Конечно, не следует забывать, что ПДН официально сидела в этой 6-сторонней оппозиции по состоянию на предыдущий день. С того момента, как сопредседатель Митхат Санкар объявил, что они поддержат Кылычдароглу, назначения которого они ждали, стол официально стал «6 плюс 1».

Что заставило лидера ХП Акшенер (по ее собственным словам) пережить смерть, пока не разглашается, кроме положения Экрема Имамоглу и Мансура Яваша как вице-президентов, которое она назвала причиной сидения за столом. Однако они даже не были включены в заявление о выдвижении Кылычдароглу. Они нашли отражение в тексте, без даже упоминания их имен, при условии, «когда Кемаль-бей сочтет это целесообразным» в качестве 12-й статьи текста Меморандума. Очевидно, что Кылычдароглу во время выдвижения своей кандидатуры изложил текст соглашения в виде 11 статей, а не 12.

Подводя итог:

А настоящая борьба разгорится во время подготовки списков кандидатов в депутаты и после объявления даты выборов 10 марта. 4 партии, чья общественная поддержка не составляет и 1 процента, будут выдвинуты из списков НРП для того, чтобы стать депутатами парламента. И смотрите, после этого наступит настоящий апокалипсис».

Полагаем, что изложенного выше – достаточно, чтобы понять реакцию провластных обозревателей на произошедшее в период с 3 по 6 марта и последствия.

Теперь обратимся в сторону оппозиционного издания Sözcü и материала Эмина Чёльашана под заголовком «Открывая новую страницу»:

«Мои дорогие читатели, когда мы говорили о том, что произойдет то и это, мы, наконец, начали видеть, что камни вот-вот встанут на свои места.

Последние выступления г-жи Мераль, конечно, нанесли некоторый ущерб…

Но мы пережили это ДТП с небольшими повреждениями, отделались только царапинами.

Могло быть и хуже, машину могло выбросить с дороги, нанеся серьезный ущерб всем оппозиционным партиям.

Я имею в виду оппозиционные слои…

В конце концов, был процесс, в ходе которого у нас у всех была надежда.

6-сторонний стол начинался очень хорошо и всем дал надежду. Однако, в этом процессе большинство из нас не ожидало «такого сюрприза»!

Мы не были к этому готовы.

Это выступление (Мераль Акшенер – И.С.) потрясло нас всех.

Как я уже сказал, есть правительство, шаги которого полны ошибок. Угнетающее, пугающее, целью которого является запугать общество, а не дать никому право говорить, которое взяло судебную власть под свой контроль, которое не признает Конституцию и законы.

Миллионы нашего патриотического народа годами боролись с такой властью.

Я не собираюсь вдаваться в экономические аспекты дела и другие подобные вопросы здесь, потому что это не об этом сейчас речь!

Дуэт ПСР-ПНД лучше нас знает рыночные цены на базаре, но они не в состоянии решать эти вопросы. Прибыль, коррупция… Предложения по приватизации…

Человеку трудно определиться, о чем (из этого) писать.

Если мы, как большинство нации, не скажем «Стоп» этой среде угнетения, этой беззаконности и плохой экономической тенденции, мы продолжим идти по интеллектуальным стопам Мустафы Кемаля Ататюрка еще многие годы.

В такой обстановке я не думаю, что кто-либо, тем более любой политик или лидер партии, имеет право отныне «капризничать, разоблачать и преследовать личные и партийные интересы».

Под этими словами я, конечно, не имею в виду две партии, одну большую, а другую маленькую, в правящей коалиции. Они все равно продолжат все делать, как привыкли.

Речь здесь идет об оппозиционных партиях и оппозиционных группах, больших и малых, которые должны их поддерживать.

В ситуации с 6-сторонней оппозицией открылась новая страница. Со всеми правильными и неправильными вещами.

Проблемы не закончились, они будут обсуждаться еще больше и будут продолжаться. Давайте осознавать такие насущные вопросы, давайте делать все возможное. Давайте познаем ценность чистой страницы, которая открывается…

Ну что, после всего этого камни встали на свои места? — Еще нет.

Мы должны работать вместе, чтобы привести его в соответствие.

В противном случае мы снова уступим место ПСР и, склонив головы, пожелаем друг другу «скорейшего выздоровления». Мы должны будем. И сожаление тут не поможет».

Итак, как мы видим, турецкая оппозиция настроена видеть в произошедшем лишь «издержки демократического процесса» и не склонна драматизировать ситуацию.

 

52.37MB | MySQL:103 | 0,563sec