О посредничестве Омана в переговорах между Украиной и Ираном

Спецпредставитель президента Украины по Ближнему Востоку и Африке Максим Субх заявил СМИ, что Украина в 2023 году планирует открыть свое посольство в Омане. На днях в открытых источниках информации появились сообщения, что в 2022 году на оманской территории прошли переговоры Киева и Тегерана об устранении разногласий, возникших с началом российской специальной военной операции (СВО). Встреча не привела к соглашению, но украинцы называют ее важным прецедентом. Таким образом, Оман станет одной из 10 стран, в которых скоро должны открыться новые украинские дипмиссии. «Конфигурация внешнеполитической деятельности Омана уникальна для Ближневосточного региона: страна, находясь одновременно в нескольких региональных и межрегиональных объединениях, поддерживает ровные и открытые отношения со всеми соседними государствами, – подчеркнул М.Субх. – Это касается и Ирана, и стран Залива, и отношений с Йеменом, где ситуация крайне напряженная, и всего другого». Спецпредставитель особо подчеркнул, что открытием посольства Киев намерен продемонстрировать, что его дипломатия самоценна и не рассчитана исключительно на аккумулирование международной помощи в условиях боевых действий.

Посвященное Ближнему Востоку издание Amwaj media со ссылкой на свои анонимные иранские  источники  уточнило, что Оман принял на своей территории в ноябре 2022 года конфиденциальные переговоры между Украиной и Ираном. Двусторонние отношения государств осложнены уже долгое время: Киев обвиняет Тегеран в поставке боевой техники российской стороне. Источники Amwaj media подчеркивают, что запуск переговоров между государствами о снижении напряженности произошел на фоне стремления верховного лидера  аятоллы Али Хаменеи понизить градус международной критики в адрес Исламской Республики Иран (ИРИ). Как предполагают инсайдеры, с этим же желанием связано его решение о помиловании некоторых иранцев, заключенных в тюрьму за протестную активность. Как сообщается, переговоры проходили по линии гражданских и военных чиновников. По словам собеседников Amwaj media, Украина в ходе встречи попыталась представить свои выводы о происхождении ударных БПЛА, задействованных в зоне СВО. Однако, судя по всему, иранцы только повторили те же высказывания, которые произнес в прошлом году глава МИД ИРИ Хосейн Амир Абдоллахиан о передаче Москве исключительно «небольшого количества дронов за несколько месяцев до старта конфликта» в Украине. И Москва, и Тегеран отвергают обвинения в применении иранских БПЛА. Таким образом, как подчеркнули инсайдеры, диалог в Омане свелся в основном к «утверждению позиций», а не к соглашению, но прецедент важен сам по себе.

На текущий момент не ясно, насколько это повлияет на уровень контактов: в последние месяцы отношения Киева и Тегерана подошли к новой черте. После того как в январе 2023 года один из военных объектов в иранском городе Исфахане подвергся израильской диверсии, советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк намекнул на причастность его страны к удару, заявив следующее: «Украина предупреждала вас». После этого случая ее посол в Тегеране был вызван в местный МИД для дачи объяснений принимающей стороне. В конце января 2023 года источники изданий, близких к иранскому аппарату безопасности, пригрозили, что отказ Киева скорректировать риторику, продемонстрированную М.Подоляком, может привести к тому, что ИРИ примет к боевым действиям в Украине новый, более жесткий подход.

В рассмотрении данного «кейса» представляет интерес и позиция США. Официальные лица американского Госдепартамента накануне уклонились от того, чтобы прямо подтверждать факт оманского посредничества между Киевом и Тегераном. В настоящий момент США сами прибегают к посредническим услугам Маската для того, чтобы договориться об освобождении своих граждан, находящихся в заключении в Иране. Общеизвестно, что Оман в последние десятилетия воспринимается как прочная площадка для переговоров между странами, которые находятся в сложных отношениях. Речь в том числе идет о государствах региона Персидского залива и Большого Ближнего Востока. После того как страна стараниями ее султана-реформатора Кабуса бен Саида в 1970-х гг. вышла из отчасти добровольной внешнеполитической изоляции, Оман славится не только своей неконфликтной политикой в таком взрывоопасном регионе, но и репутацией страны-посредника.

Со своей стороны напомним, что во время ирано-иракской войны стороны проводили в Маскате переговоры о прекращении огня. Другое дело, что они не были вполне успешными, однако сам факт того, что Оман предоставил площадку, говорит для мирового экспертного сообщества о многом. Впоследствии он выступал в роли медиатора в процессе восстановления дипломатических отношений между Ираном и Великобританией, Ираном и Саудовской Аравией. Оман сыграл и важную роль в переговорах по урегулированию в Йемене – между хоуситами и саудовцами. Несмотря на то, что отношения султаната с Ираном не всегда были простыми, сейчас среди аравийских игроков Оман имеет наиболее качественные связи с Ираном. Во всяком случае, с точки зрения Тегерана, Маскат является наилучшей региональной площадкой для переговоров, которые в Иране не хотели бы афишировать широкой аудитории.

52.19MB | MySQL:103 | 0,590sec