О трансформации протестного движения в Иране и надеждах на экономическое сотрудничество с Саудовской Аравией после подписания соглашения о восстановлении дипломатических отношений

14 марта общенациональному протестному движению в Иране исполнился 180-й день. Общий итог – протесты проходили в  282 городах и при их подавлении более 750 человек погибли,  а 30 000 были арестованы. При этом очевидно, что протесты выдохлись и повестка дня протестующих окончательно перешла на экономическую тему. В ночь с 12 на 13 марта иранская нация праздновала ежегодный фестиваль огня в преддверии Навруза, иранского Нового года, который наступит 20 марта и который постаралась использовать оппозиция. Ночные очень локальные антирежимные протесты проходили в Тегеране  и городах Мешхед, Карадж, Санандадж, Бабол, Савех, Малайер, Амол, Камьяран, Казвин, Йезд, Махабад и других (Тебризе, Карадже, Исфахане, Захедане, Бане, Куме, Дивандарре, Махабаде, Санандадже, Занджане, Пираншахре, Сакезе, Реште, Джаванруде, Накаде, Керманшахе, Камьяране, Шахре Рей, Абданане, Изе).  В данном случае активисты оппозиции  просто втерлись в общую толпу праздновавших.  Власти в городах Махабад, Саккез и по всей провинции Тегеран вывели силы безопасности на улицы и вызвали подкрепление, чтобы предотвратить превращение антирежимных протестов в крупные беспорядки. В городе Пираншахр на северо-западе Ирана местные жители провели локальные акции протеста, несмотря на то, что власти выслали большое количество сил безопасности на улицы. В Занджане, на северо-западе Ирана, протестующие сожгли памятник, построенный режимом в память о бывшем командующем спецподразделением  «Аль-Кудс» КСИР Касеме Сулеймани. В Карадже протестующие напали на магазин, принадлежащий КСИР. Кроме того, рабочие сталелитейного завода в Ахвазе, столице провинции Хузестан на юго-западе Ирана, провели 13 марта митинг в знак протеста против отказа официальных лиц компании выполнить их давние требования. Владельцы различных транспортных средств и грузовиков на площади раздачи фруктов и овощей в городе Шираз, на юге центральной части Ирана, бастуют, протестуя против недавнего повышения тарифов на транспортные средства. Сезонные рабочие на предприятии по производству сахарного тростника Haft Tappeh недалеко от города Шуш в провинции Хузестан на юго-западе Ирана продолжают забастовку и протесты, поскольку их требования остаются без внимания со стороны официальных лиц компании. При этом попытки организовать забастовку работников нефтяной отрасли провалились.

Трансформация лозунгов протестующих в основном на экономическую повестку дня не случайна. Накануне Навруза в Иране активно падают продажи мяса. По словам торговцев в столице, число людей, покупающих мясо, сократилось менее чем на треть по сравнению с предыдущими годами: «Все просто спрашивают, какие цены, или хотят мяса плохого качества». В связи с ежедневным падением стоимости иранского риала по отношению к доллару США, безудержной инфляцией и повсеместной безработицей покупательная способность иранцев значительно снизилась, что вызвало широкое общественное недовольство. 27 февраля риал достиг рекордно низкого уровня около 583 500 по отношению к доллару США, хотя он несколько вырос после восстановления дипломатических отношений с Саудовской Аравией до такой степени, что 12 марта он торговался в среднем на уровне 458 500 по отношению к доллару. В 2021 году потребление калорий на душу населения среди иранцев составило примерно 2200 калорий, что на 8,3% меньше, чем в 2017 году, и на 18,5% меньше, чем в 2011 году. Последние по времени данные Статистического центра Ирана показывают, что уровень инфляции в феврале достиг 53,4%, что на 2,1% больше, чем в предыдущем месяце. Наиболее значительный рост цен наблюдался на продукты питания, особенно овощи и мясо. Кроме того, в отчете Центрального банка  указывается на 43-процентный рост темпов инфляции в феврале по сравнению с предыдущим годом, при этом цены на баранину выросли на 21,8% только с января по февраль. Проблема очень проста: чтобы сохранить стоимость своих денег из-за инфляции в следующем году, люди будут конвертировать свой капитал в иранских риалах в доллары или другие валюты, а обменный курс увеличится из-за инфляционных ожиданий. Повышение обменного курса также приведет к общему росту цен на товары и услуги. Таким образом, местные экономисты предполагают, что в начале следующего иранского года обменный курс, вероятно, возобновит свой рост. При этом они считают,  что недавно объявленная разрядка в отношениях с Саудовской Аравией не принесет значительных экономических выгод, поскольку двусторонние экономические связи относительно слабые. Но все может очень быстро измениться. Министр финансов Саудовской Аравии Мухаммед аль-Джадаан заявил 15 марта, что инвестиции Саудовской Аравии в Иран могут произойти «очень быстро» после соглашения о примирении между двумя странами на прошлой неделе при посредничестве Китая. Выступая на форуме частного сектора Суверенного фонда благосостояния Саудовской Аравии, аль-Джадаан сказал, что «есть много возможностей для инвестиций Саудовской Аравии в Иран. Мы не видим препятствий, если будут соблюдаться условия любого соглашения». Новость о том, что Эр-Рияд всерьез рассматривает возможность инвестирования в Иран, страну, находящуюся под жесткими санкциями Запада, вероятно, вызовет удивление в Вашингтоне, исторически одном из ближайших союзников Эр-Рияда. После десятилетий санкций иранская экономика остро нуждается в инвестициях. Однако вливание наличных в Иран, вероятно, будет зависеть от того, насколько быстро обе стороны смогут восстановить доверие. «Иран — наш сосед, и был и будет оставаться им в течение сотен лет», — сказал аль-Джадаан, добавив, что перекрестные инвестиции стоят на повестке дня. В рамках соглашения, достигнутого в Пекине, Иран и Саудовская Аравия договорились о том, что предыдущие соглашения о сотрудничестве, такие как Соглашение о сотрудничестве в области безопасности от 2001 года и Генеральное соглашение о сотрудничестве от 1998 года, охватывающее торговлю, экономику, спорт, технологии, науку, культуру и молодежь, также будут возрождены. Но при этом  есть позиция  США, которые не были частью сделки и, по мнению аналитиков, были застигнуты врасплох скоростью событий. Местные аналитики полагают, что поскольку сделка была заключена при посредничестве Китая, Иран, возможно, не сможет в полной мере воспользоваться экономическими возможностями с Саудовской Аравией из-за санкций, введенных Соединенными Штатами. В данном случае отметим, что позиция Вашингтона имеет вторичное значение. Первым и основным фактором, который будет влиять на размер и объем инвестиций КСА в Иран, будет положительная динамика на йеменском направлении. А именно – сможет ли Тегеран быстро и эффективно уговорить хоуситов гарантировать безопасность КСА прежде всего с точки прекращения ракетных обстрелов и атак дронов. Второй момент – иранцы должны склонить йеменских хоуситов к компромиссу с просаудовским Президентским руководящим советом советом во главе с Р.аль-Алими по вопросу раздела власти. И этот момент может оказаться даже сложнее реализовать, чем предоставление гарантий безопасности.

52.53MB | MySQL:103 | 0,636sec