Разногласия в силовом блоке затормозили подписание окончательного соглашения между военными и гражданскими силами в Судане

Новой датой подписания окончательного договора по урегулированию между военными, удерживающими власть в стране, и гражданскими силами в Судане объявлено 6 апреля. Об этом сообщил в субботу телеканал «Аль-Хадас».
По его информации, на преодоление разногласий между суданской армией и Силами быстрой поддержки (СБП) отведено пять дней; новой датой подписания окончательного соглашения назначено 6 апреля.
Ранее сообщалось, что подписание окончательного соглашения между военными и гражданскими политическими силами в Судане, которое должно было состояться 1 апреля, отложено на неопределенное время. Причиной отсрочки стали разногласия суданской армии с командованием СБП. Основные противоречия возникли «по условиям и срокам включения подразделений спецназа в регулярную армию страны».
В основе соглашения находится вопрос о реформе сил безопасности и создании «единой профессиональной армии, которая будет находиться в подчинении у гражданской власти и не будет вмешиваться в политические вопросы». Ранее, согласно «дорожной карте» по урегулированию, предполагалось, что после подписания окончательного соглашения состоится принятие конституции переходного периода (по плану — 6 апреля), подготовленной коллегией адвокатов Судана, а к 11 апреля намечалось формирование нового переходного правительства. При этом пока в отношении этой ново даты у большинства экспертов остаются определенные сомнения, и на это есть свои причины. Согласно оценкам западных военных и дипломатических источников, борьба за власть между фактическим главой государства Судана генералом Абдель Фаттахом аль-Бурханом и его заместителем Мухамедом Хамданом Дагло (он же Хемити), который командует ополчением СБП, стала непреодолимой, угрожая общей ситуации с безопасностью в стране. Военные и гражданские аналитики, а также западные дипломаты сообщили, что появляется все больше признаков эскалации на фоне попыток международного посредничества между двумя сторонами. Аль-Бурхан и Хемити, поддерживали непростой союз после переворота во главе с аль-Бурханом в октябре 2021 года, в результате которого военные заменили переходное гражданское правительство Судана. Но у них разные источники власти и богатства, а также разные международные спонсоры. Глава Вооруженных сил Судана (SAF) А.Ф.аль-Бурхан контролирует военно-промышленный комплекс страны, и является фаворитом Каира, а также ряда серьезных фигур бывшего режима Омара аль-Башира в Судане. Среди последних стоит отметить бывшего главу спецслужб Судана М.Атту, который сейчас проживает в Каире и является по сути одним из главных советников египтян по суданскому досье. Хемити, который был одним из лидеров так называемы «джанджавидов» в Дарфуре контролирует золотые месторождения и пользуется покровительством  ОАЭ и КСА. Но в данном случае есть дополнительные вопросы, поскольку не все так линейно. Отметим в этой связи, что скоординированная сеть в Twitter в последние месяцы активно продвигает цели  Объединенных Арабских Эмиратов в Судане и ведет  систематическую кампанию подстрекательства против гражданских политических сил в стране. Базирующаяся в Хартуме Beam Reports опубликовала две недеди назад исследование, в ходе которого были проанализированы десятки аккаунтов в Twitter, использующих хэштеги, связанные с суданской политикой с начала февраля. Хэштеги включали «Судан в сердце Эмиратов», «Нет свободе и переменам» и «Мухаммед бен Заид аль-Бурхан», ссылаясь на президента ОАЭ и фактического лидера Судана генерала Абдель Фаттаха аль-Бурхана. Как видим, про Хемити здесь не упоминается.  Сеть стремилась повлиять на общественное мнение Судана, активно критикуя нескольких общественных деятелей из коалиции «Силы за свободу и перемены» (ССП) и продвигая инвестиции ОАЭ в страну, в том числе в порт на Красном море. В декабре Судан и ОАЭ заключили предварительное соглашение на сумму 6 млрд долларов о развитии и эксплуатации порта Абу-Амама на Красном море. Сделка включает в себя строительство аэропорта, крупных сельскохозяйственных объектов, а также железных и шоссейных дорог, которые соединят Нил с Красным морем. Соглашение было поставлено под сомнение местными жителями и работниками порта, которые заявили, что это приведет к потере земли без явной выгоды для сообщества. В прошлом году те же скоординированные проэмиратские  аккаунты в Twitter публиковали контент, осуждающий «Братьев-мусульман» и хоуситов в Йемене. И аль-Бурхан, и Хемити встречались с высокопоставленными членами правительств США, России и Израиля, а  Хемити еще нанес визит  в Москву уже после начала военной операции России на Украине. Тем временем международные посредники между гражданскими и военными представителями настаивали на том, что различные заинтересованные стороны должны подписать окончательное соглашение не позднее середины апреля. Рамочное соглашение будет включать в себя новую конституцию и стать основой для нового гражданского правительства. Считается, что эта сделка более выгодна Хемити, что является одной из причин, по которой он публично поддерживает ее. Проект окончательного соглашения призывает к интеграции суданской армии и СБП – в дополнение к бывшим повстанческим движениям – которая должна быть осуществлена в течение десяти лет. Семинар между гражданскими, военными и представителями СБП завершился 28 марта без каких-либо окончательных рекомендаций, поскольку разногласия по поводу интеграции военизированных формирований усилились, и делегация суданской армии внезапно покинула заключительное заседание. Чтобы объяснить этот шаг, высокопоставленный военный чиновник сообщил, что в заключительных рекомендациях семинара игнорировались предложения суданской армии, касающиеся сроков интеграции Сил быстрой поддержки в течение двух лет: «Предложения также предусматривали прекращение любого нового набора, достижение соглашения в течение первых месяцев перехода о едином командовании, включая внесение поправок в Закон о СБП, чтобы включить статью о передаче СБП под командование армии. Трехсторонний механизм и политические партии встали в этом вопросе на сторону Сил быстрой поддержки». Сразу отметим, что не все.  После падения прежнего режима генерал аль-Бурхан отменил подчинение СБП суданской армии, но это решение возмутило ее командование. Оно призвало  отказаться от создания параллельной армии, а аль-Бурхан недавно заявил, что армия приняла политический процесс, потому что он обеспечивает полную интеграцию СБП в судансую армию. Представитель Сил быстрой поддержки сообщил в свою очередь, что руководство армии одобрило проект соглашения о принципах и основах безопасности и военной реформы 15 марта: «Все стороны политического процесса подписали проект принципов и основ безопасности и военной реформы, который предусматривает интеграцию  СБП в течение десяти лет. Главнокомандующий армией одобрил и подписал этот пункт». Представитель СБП подчеркнул, что проект, подписанный всеми сторонами, стал рабочим документом для семинара, на котором работало три секции – по вооруженным силам, органам безопасности и полиции. Несколько местных источников сообщили, что существуют дополнительные трения, включая тему правосудия и отстранение от власти политизированных военных элементов. Проще говоря, разногласия касаются предоставления «судебного иммунитета» лицам из СБП, которые проходят обвиняемыми по ряду военных преступлений в Дарфуре. Это в дополнение к тому,  что армия предпочитает двухлетний срок для интеграции, международные посредники предложили пять лет, сообщили источники, в то время как СБП предложили десять лет. Комитеты сопротивления, которые были в центре продолжающейся демократической «революции» в Судане, продолжают выступать против сделки. Халид Махмуд, член Комитета сопротивления, полагает, что это не приведет к какой-либо политической стабильности или безопасности. Аналитики практически единогласно считают, что, поскольку многие вопросы все еще не решены, маловероятно, что соглашение будет достигнуто к середине апреля.

Между тем некие признаки нервозности в Хартуме западные дипломаты фиксируют. За последние недели вокруг штаба армии в Хартуме наблюдалась интенсивная передислокация сил и новые меры безопасности, включая возведение новых высоких стен. Военные закрывали и открывали мосты без указания какой-либо четкой причины. В столице Судана действуют жесткие контрольно-пропускные пункты безопасности, а досмотр пассажиров, прибывающих в аэропорт Хартума, усилился. Но от себя рискнем заметить, что это скорее необходимые условия торговли, а не реальная подготовка к эскалации. Высокопоставленные представители как из армии, так и из СБП на фоне это торговли усилили свою публичную риторику, поскольку Хемити и аль-Бурхан добиваются региональной и международной поддержки. В январе аль-Бурхан посетил Чад. На следующий день Хемити прибыл в ту же страну. Через два дня после этого министр иностранных дел Израиля Эли Коэн прибыл в Хартум, и Хемити сказал, что ему не сообщили о визите. В феврале, после разрушительных землетрясений, обрушившихся на Турцию и Сирию, армия направила самолет с гуманитарной помощью в Турцию. Неделю спустя СБП отправили свой собственный самолет. В марте это соперничество еще более обострилось, когда аль-Бурхан призвал к интеграции СБП в вооруженные силы. Хемити ответил вызывающе, сказав, что сожалеет о перевороте в октябре 2021 года, который он помог осуществить с аль-Бурханом. Вопрос о реинтеграции СБП еще более обострился, когда генерал армии и член Суверенного совета Шамс ад-дин Кабаши открыто заявил, что у Судана нет возможности иметь две армии и что, как таковые, СБП должны быть интегрированы в ряды армии. Несколько дней спустя Абдул Рахим Дагло, самый могущественный брат Хемити, намекнул, что армии пора передать власть суданскому народу. Западные посланники в Судане, в дополнение к Саудовской Аравии, ОАЭ и гражданской коалиции «Силы за свободу и перемены», возглавили посредничество между двумя военными сторонами. Западный дипломат, который предпочел не называть своего имени, заявил, что переговоры все еще продолжаются, поскольку обе стороны разошлись во мнениях о том, как интегрировать СБП, сроках для этого и других технических деталях.

Другой спорной областью является влияние и присутствие в армии исламистских силовиков эпохи О.аль-Башира. Хемити настаивает на том, что этот вопрос решен, в то время как армейские представители отрицают влияние исламистов в армии. Аль-Бурхан, как сообщается, намерен сформировать то, что он называет «Высшим советом армии»,  побочным эффектом которого будет смещение Хемити с поста заместителя лидера страны. Местный источник, близкий к армии, считает, что гражданская коалиция и Хемити поддерживают рамочное соглашение и хотят, чтобы окончательная сделка была заключена к середине апреля. Источник также обвинил военных в срыве соглашения и поддержке коалиции, в которую входят два бывших повстанческих движения, которые отвергли сделку. Этими повстанческими движениями являются СОД-МН, возглавляемая губернатором Дарфура Минни Миннави; и Движение за справедливость и равенство (ДСР), возглавляемое нынешним министром финансов Джибрилем Ибрагимом. СОД-ММ  объявило сразу же после ухода военных с переговоров  о мобилизации на улицы в ближайшие дни. «Движение Освободительной армии Судана провело экстренное совещание в своем административном офисе в присутствии главнокомандующего Освободительной армией Судана, генерал-лейтенанта Джумы Мухаммеда Хагара, и обсудило ряд вопросов на политической арене», — говорится в заявлении, добавляя, что на встрече было принято решение сформировать оперативный центр в столице, Хартуме, и в остальных штатах, чтобы мобилизовать массы на улицу в ближайшие дни, чтобы объявить о своем отказе от политического компонента и военного компонента подписания окончательного соглашения и объявления правительства.

Это окончательное соглашение направлено на то, чтобы положить конец режиму военного переворота, добиться ухода военных из политики и установить гражданский контроль над исполнительной и законодательной властью суверенным гражданским образованием. Органы безопасности должны будут представлены Советом национальной безопасности и разведки под председательством премьер-министра. Но есть и другие важные вопросы,  включая реформирование армии, правосудие переходного периода, демонтаж институтов прежнего режима, пересмотр Мирного соглашения в Джубе с повстанческими движениями и кризис в Восточном Судане, где местные группировки взяли под контроль порты страны и требуют большей автономии. Внутренняя борьба за власть дополняется и усиливается соперничеством между Россией и Западом, а также участием стран Персидского залива и Египта. Министерство внутренних дел Судана признало присутствие персонала российской ЧВК «Вагнер» в Судане, а также в соседней Центральноафриканской Республике, в то время как золото и другие ресурсы экспортируются в Россию для оказания помощи военным усилиям Москвы на Украине. Местные эксперты полагают,  что СБП поддерживали Россию в Судане и ЦАР, в то время как армия поддерживала Запад, включая США и европейские страны. На сегодня западные страны поставили тему высылки российский персонал «ЧВК «Вагнер» и золотодобывающих компаний из Судана, ЦАР и Ливии на первое место в своем списке политических приоритетов и  больше заинтересованы именно в этом, чем в политическом процессе в Судане. Как следствие, недавно органы военной разведки Судана арестовали или вызвали около 60 российских граждан и обвинили их в контрабанде золота из штата Река Нил. Глава компании Al-Sulaj Риад Альфатих, которая в 2021 году взяла на себя управление суданскими операциями с санкционированной США компанией Meroe Gold, полагает, что его компания стала мишенью в рамках попыток Запада сдержать российские инвестиции: «Мы работаем очень легально и очень привержены суданским правилам ведения бизнеса, поэтому эти действия противоречат интересам России».

Еще один элемент в борьбе между Аль-Бурханом и Хемити возник, когда суданские военные договорились о сделке с восемью повстанческими движениями в  Дарфуре в рамках переговоров, спонсируемых Катаром. Среди этих групп был Муса Хилаль, бывший лидер «Джанджавид», который был арестован своим непримиримым соперником Хемити в 2017 году во времена Омара аль-Башира, который конфисковал золотые прииски Хилаля в Северном Дарфуре и передал их командующему СБП. Хилаль, которого, как и Хемити, обвиняли в нарушениях прав человека в Дарфуре, был освобожден из тюрьмы Хартума в марте 2021 года. Хемити в этой связи заявил, что его освобождение было попыткой армии оказать на него давление. Холуд Хайр, аналитик из Хартума, считает, что напряженность между аль-Бурханом и Хемити является подлинной, но что два военных лидера также используют эту напряженность как способ добиться уступок от гражданских лиц. Это то, что региональные союзники не могут сдержать: «Они допускают эскалацию напряженности, наращивают свои вооружения и свои войска, чтобы использовать давление возможной конфронтации для получения уступок от продемократических субъектов, в частности, ССП. Затем они позволяют этой напряженности рассеяться, но сохраняют уступки, войска и оружие. Маловероятно, что проблемы аль-Бурхана и Хемити будут быстро решены, особенно раньше крайнего срока 1 апреля. Беспокойство вызывает то, что окончательное соглашение будет подписано без надлежащего решения ни одного из этих центральных вопросов, что создаст ловушку для будущего правительства. Более того, отношения аль-Бурхан-Хемити невозможно понять без участия исламистов. Всякий раз, когда отношения стабильны, исламисты работают над их подрывом. Когда отношения напряженные, они работают над разжиганием напряженности».  Аналитический центр Sudan Transparency and Policy Tracker (STPT) также обнаружил, что группа бывших агентов аль-Башира за кулисами работает над разжиганием ситуации. Аккаунты в социальных сетях, которыми манипулируют подозреваемые бывшие сторонники аль-Башира, стремятся распространять дезинформацию, которая разжигает разногласия между армией  и СБП, а также подрывает гражданские движения. Хайр также делает следующий вывод: «В целом, аль-Бурхан и Хемити не разделяют общего видения консолидации их совместного переворота в 2021 году. Аль-Бурхан, похоже, настаивает на египетском сценарии, где выборы будут штампом и узаконят его правление, в то время как Хемити открыт для модели в стиле ОАЭ, которая сосредотачивает предоставление услуг, чтобы получить легитимность в новом общественном договоре. Напряженность между Россией и Западом играет в этом определенную роль, но из-за близости Судана к франкоязычному Сахелю и конкуренции Парижа с Москвой, это началось намного раньше, чем вторжение на Украину. После вторжения на Украину США были основным препятствием для участия России в экономике и политике Судана, чему способствовало их полное дипломатическое присутствие в стране с августа 2022 года».

52.66MB | MySQL:103 | 0,441sec