О попытках преодоления президентского кризиса в Ливане. Часть 1

Начало разрядки в отношениях между Ираном и Саудовской Аравии после подписания двумя региональными соперниками Соглашения об урегулировании отношений в Пекине 10 марта с. г. может привести и к разрешению внутриполитического кризиса в Ливане. Напомним, что в этой многострадальной арабской стране с осени прошлого года сложился вакуум власти. После ухода в отставку в октябре 2022 года бывшего президента Мишеля Ауна пост главы государства остается вакантным. Одновременно парламент, избранный в мае прошлого года, так и не утвердил новый состав правительства страны. Нынешнее правительство Наджиба Микати остается временным (исполняющим обязанности), а значит оно не уполномочено вести переговоры с серьезными международными финансовыми институтами, такими как МВФ и Всемирный Банк и проводить экономические реформы. Между тем, страна с 2019 года переживает острейший финансово-экономический кризис, в результате которого 60% населения Ливана оказалось за чертой бедности, а ливанский средний класс оказался в значительной степени «вымыт».

7 марта с. г. генеральный секретарь движения «Хизбалла» шейх Хасан Насралла открыто высказался за кандидатуру Сулеймана Франжье на пост нового президента Ливана. Сулейман Франжье является лидером маронитской партии «Марада» и внуком президента Сулеймана Франжье-старшего (1970-1976 гг.), известного как твердого союзника Сирии. Его отец Тони Франжье был убит боевиками Самира Джаджаа в 1978 году. Сам он также унаследовал просирийские симпатии и альянс с «Хизбаллой». Однако при этом Франжье не пользуется популярностью в христианской общине, где его поддерживают не более 10-15% избирателей, в основном марониты из района Згорта. Франжье попал под перекрестный огонь как прозападной партии «Ливанские силы» Самира Джаджаа, так и союзной «Хизбалле» партии Свободное патриотическое движение (СПД) Джебрана Басиля. При этом Басиль, сам собирающийся стать президентом, воспринял поддержку кандидатуры Франжье как предательство. Лидер Прогрессивно-социалистической партии Ливана (ПСП) Валид Джумблат в феврале с. г. постоянно говорил о том, что кандидатуры Сулеймана Франжье и его противника, выдвиженца «Ливанских сил» Мишеля Муаввада, являются непроходными. При этом Джумблат предлагал компромиссных кандидатов: нынешнего командующего ливанской армией генерала Жозефа Ауна; бывшего депутата парламента, адвоката Салаха Хонейна; бывшего министра, а ныне директора Международного валютного фонда (МВФ) по Ближнему Востоку и Центральной Азии Джихада Азура.

Однако все это было до ирано-саудовского примирения. В настоящее время на Ближнем Востоке появился другой расклад карт. Ливан по своей геополитической и экономической природе должен держать нейтралитет в ирано-саудовском конфликте и сохранять хорошие отношения как с КСА, так и с ИРИ. Экономика Ливана после гражданской войны 1975-1990 годов, а значит и благополучие значительной части ливанцев  в большой степени зависели от экспорта в КСА и саудовских инвестиций. Большинство ливанцев проживают за границами своей страны. Переводы от трудовых мигрантов составляют 16% ливанского ВВП. В 2016 году ливанские эмигранты прислали своим родственникам 7,2 млрд долларов. Важной составляющей этой рабочей силы являются ливанские граждане, проживающие в государствах ССАГПЗ – 400 тысяч человек. По мнению Вашингтонского Института Ближнего Востока, две трети валютных переводов поступает от ливанцев, проживающих в странах Персидского залива.

Во-вторых, экономический разрыв с аравийскими монархиями привел к сокращению иностранных инвестиций. Около 80% прямых иностранных инвестиций в Ливане в 1992-2019 годах поступали из стран Песидского залива. При этом 40% шли в сектор недвижимости. Хотя с 2012 года не было заметного увеличения капиталовложений из ССАГПЗ, саудовские, катарские и эмиратские инвесторы по крайней мере не продавали свою собственность на территории Ливана. В случае же их ухода с рынка можно было прогнозировать падение цен на недвижимость на 10-20%.

В-третьих, разрыв связей с ССАГПЗ мог вызвать падение ливанского экспорта. 20% ливанского экспорта приходится на страны Персидского залива.

В-четвертых, разрыв отношений мог сказаться и на банковском секторе Ливана. В 1992 году по договоренности с премьер-министром Рафиком Харири саудиты разместили в Центробанке Ливана (Banque du Liban) депозит на сумму в 840 млн долларов для поддержки ливанской лиры. Хотя в то время эта сумма составляла всего 2% золотовалютных запасов страны ее вывод мог бы подорвать доверие к Центробанку.

С 2016 года, когда правительство Ливана отказалось поддержать антииранскую резолюцию ЛАГ, Саудовская Аравия и другие аравийские монархии неуклонно ужесточали экономические санкции по отношению к Ливану. Это дает повод противникам «Хизбаллы» из Коалиции 14 марта обвинять данную шиитскую партию в том, что именно ее политика привела к нынешнем экономическому кризису в стране. Поэтому неудивительно, что лидер «Хизбаллы» Хасан Насралла весьма одобрительно высказался о договоренностях, достигнутых представителями Ирана и Саудовской Аравии в Пекине. 11 марта 2023 года лидер движения «Хизбалла» Хасан Насралла, выступая на телеканале «Аль-Манар», назвал восстановление дипломатических отношений между Ираном и Саудовской Аравией «хорошим развитием событий». Он отметил: «Это хорошее развитие событий. У нас есть полная уверенность в том, что оно не будет проходить за наш счет». Он заявил о том, что полностью последствия этого политического события пока не ясны, но «Хизбалла счастлива». Можно предполагать, что Насралла имел консультации со своими иранскими союзниками и покровителями по данному вопросу и те заверили его в том, что интересы его партии будут соблюдены. Генсек шиитского движения добавил: «Это, конечно, важное развитие и оно может открыть новые горизонты для целого региона, в том числе для Ливана».

Выступая 15 апреля на Дне Иерусалима, Хасан Насралла вновь положительно оценил разрядку в ирано-саудовских отношениях: «Соглашение между Ираном и Саудовской Аравией имеет огромное значение для региона и затормозит процесс примирения между Израилем и арабскими государствами». В этой речи Насралла также коснулся темы недавнего ракетного обстрела Израиля с территории Ливана, осуществленного скорее всего движением ХАМАС. Он отметил: « «Хизбалла» будет хранить молчание и избегать прояснение того, кем и откуда были послан ракеты для того, чтобы держать Израиль в замешательстве. Нельзя говорить врагу всё. Это часть баланса сдерживания. Израильтяне сами признают, что ответ на огонь со стороны Ливана был слабым».

В последнее время ливанские эксперты и журналисты все чаще говорят о намечающейся сделке между великими державами (Ираном с одной стороны, Саудовской Аравией и Францией с другой) относительно состава нового руководства Ливана. Это так называемая сделка Франжье-Салям. Она подразумевает, что новым президентом республики становится Сулейман Франжье, а премьер-министром Навваф Салям. Навваф Салям является кадровым ливанским дипломатом. В 2007-2017 годах он занимал пост посла Ливана при ООН, до этого был послом Ливана в ФРГ. В настоящее время он преподает международное право в Американском университете в Бейруте. Навваф Салям является представителем чрезвычайно влиятельного ливанского суннитского клана Салямов. Это одна из семей заимов (традиционных неформальных лидеров) суннитской общины. Его дед Салим Салям, лидер «Движения реформ Бейрута» в 1912 года был избран депутатом парламента Османской Империи. Дядя Н.Саляма Саеб Салям, один из лидеров движения за независимость против французского колониализма, в 1952-1973 годах четыре раза занимал пост премьер-министра Ливана. Кузен Н.Саляма Таммам Салям, известный в Ливане бизнесмен, был премьер-министром в 2014-2016 годах. Семья Салямов имеет давние и прочные связи с Саудовской Аравией.

52.5MB | MySQL:102 | 0,585sec