Российско-турецкое энергетическое сотрудничество: станет ли Турция новой Украиной?

Сфере энергетики принадлежит ключевое место в торгово-экономическом сотрудничестве между Россией и Турцией. Доля энергоносителей в российском экспорте в эту страну составляет 70%.

В настоящее время Турция занимает третье место (после Германии и Италии) по объемам закупок российского природного газа, обеспечивающего на сегодняшний день около 64% общего потребления этой страны. Газ поступает по т.н. «западному маршруту» через Украину, Румынию и Болгарию на основании межправительственного соглашения от 18 сентября 1984 г., а также по газопроводу «Голубой поток» на основании соглашения о поставках российского природного газа в Турцию через акваторию Черного моря от 15 декабря 1997 г. В соответствии с последним Россия обязалась поставлять в Турцию в течение 25 лет дополнительно около 16 млрд куб. м. в год.

17 ноября 2005 г. с участием президента РФ В.В.Путина и премьер-министров Турции и Италии Р.Т.Эрдогана и С.Берлускони в г.Самсун состоялась официальная церемония пуска газопровода «Голубой поток» в эксплуатацию.

На начальной стадии в 2004 г. по трубопроводу поставлялось в Турцию более 3,2 млрд куб. м. газа. В 2008 г. было поставлено около 10 млрд куб. м., а в 2009 г. планируется увеличить поставки газа до 14 млрд куб. м. в год.

В связи с январским российско-украинским газовым кризисом в январе 2009 г., в результате которого по вине украинской стороны была полностью остановлена транспортировка газа в Турцию по «западному коридору», ООО «Газпром экспорт» по просьбе турок нарастило суточные объемы поставок по «Голубому потоку» с 22 млн куб. м до 48 млн куб. м. Из всех экспортеров газа в Турцию лишь Россия оперативно отреагировала на просьбы турок о дополнительных поставках — Иран указал на ограниченность своих ресурсов, Азербайджан вообще оказался не способен предоставить дополнительные объемы газа. Аналогичная ситуация наблюдалась в начале января 2006 г.

Анкара выражает заинтересованность в расширении газотранспортной системы «Голубой поток» с возможным ее продлением в южном направлении до Израиля. В ходе встречи В.В.Путина с Р.Т.Эрдоганом 16 мая 2009 г. в Сочи достигнута договоренность о начале практической реализации проекта газопровода «Голубой поток – 2», который планируется построить параллельно основному газопроводу «Голубой поток» с последующим продлением через территорию Турции в средиземноморском направлении.

Одновременно стороны условились о продлении в ближайшее время срока действия контракта о поставках газа в Турцию по «западному маршруту» в объеме 6 млрд куб. м в год, истекающего 31 декабря 2011 г. С целью детального рассмотрения этого вопроса ОАО «Газпром» и турецкая компания «Боташ» должны провести переговоры в ближайшее время.

Новым стратегическим направлением взаимодействия в газовой сфере является проект газопровода «Южный поток». Как известно, его маршрут должен проходить через исключительную экономическую зону Украины либо Турции: их границы смыкаются в центральной части Черного моря и обойти их невозможно. С учетом того, что украинский вариант по понятным причинам в данном случае был заведомо исключен, согласие Турции стало важнейшим условием реализации проекта. Данный вопрос был одним из ключевых в ходе визита В.В.Путина в Анкару 6 августа 2009 г. В итоге российской стороне удалось добиться принципиального согласия Анкары на строительство «Южного потока», а впоследствии получить разрешение на проведение необходимых для этого геологоразведочных работ.

Тот факт, что одновременно по итогам визита В.В.Путина было объявлено о готовности России участвовать в проекте нефтепровода Самсун-Джейхан через территорию Турции в Средиземное море в обход Черноморских проливов, дает, на первый взгляд, говорить о своеобразном «размене». Ранее считалось, что Москва поддерживает другой нефтяной проект: Бургас-Александруполис, являющийся прямым конкурентом турецкого.

Независимо от того, насколько речь в данном случае может действительно идти о размене в прямом смысле слова, более важным является другой вопрос: не слишком ли замыкается Россия на Турцию в выборе маршрутов транзита своих энергоносителей, не попадет ли она в результате в зависимость от Анкары, грозящую в перспективе обернуться новыми кризисами наподобие украинских.

Что касается «Южного потока», участие Турции в проекте носит номинальный характер и не идет (по крайней мере, на нынешнем этапе) дальше разрешения на строительство. Труба пройдет под водой, на достаточно большом расстоянии от побережья, поставки газа непосредственно в Турцию по нему не предусматриваются. В этой ситуации Анкара физически лишена возможности производить «несанкционированный отбор» газа для собственных нужд, что явилось одной из причин конфликта с Украиной, либо «перекрыть кран» в случае осложнения российско-турецких отношений.

«Голубой поток-2» в значительной степени ориентирован на потребности турецкой экономики с учетом прогнозируемого в среднесрочной перспективе значительного повышения внутреннего спроса на голубое топливо. В качестве получателей транзитного газа рассматриваются страны Ближнего Востока: Сирия, Ливан, Израиль. Их рынок достаточно ограничен, и возможные перебои с поставками вряд ли нанесут этим государствам существенный ущерб, ради которого Анкара могла рисковать своей репутацией надежного партнера и тщательно формируемым имиджем энергомоста между Европой и Азией.

Выбор же того или иного маршрута транспортировки нефти в обход Проливов, как представляется, для России не носит принципиального характера. Оставляя за рамками данной статьи вопрос обеспеченности сырьем, решение которого не зависит от того, через Балканы или Малую Азию пройдет нефтепровод, можно констатировать, что турецкий вариант не противоречит российским интересам и не создает для нашей страны дополнительных рисков. К тому же, недавние заявления нового болгарского руководства о намерении пересмотреть договоренности по проекту Бургас-Александруполис на фоне последовательной позиции Анкары, не могут не настораживать как российское руководство, так и потенциальных инвесторов.

Таким образом, оправданным, на наш взгляд, является вывод о том, что нынешний этап развития российско-турецкого энергетического сотрудничества отвечает интересам обеих стран. Складывающаяся ситуация может быть охарактеризована как растущая степень взаимозависимости, являющейся, как известно, лучшей гарантией стабильных отношений и страховкой от различных, в том числе политических, рисков.

52.7MB | MySQL:104 | 0,453sec