О майской конференции в Дохе и отношении международного сообщества к политике движения «Талибан». Часть 1.

Закрытый саммит по проблемам Афганистана завершился 2 мая в Катаре без какого-либо официального признания правительства движения «Талибан» (запрещено в РФ), хотя генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш заявил, что в перспективе планируется еще одно заседание. Эксперты опасались, что в ходе встречи в Дохе международное сообщество может прийти к соглашению о признании власти талибов, даже несмотря на то, что афганские женщины по-прежнему лишены полноценного доступа к общественной жизни из-за наложенных движением ограничительных мер. Гутерриш принял участие в саммите, который ООН охарактеризовала как мероприятие, нацеленное на достижение государствами единых позиций в отношении прав человека, государственного управления, борьбы с терроризмом и незаконным оборотом наркотиков в Афганистане. Сами талибы не были приглашены на саммит и никто из представителей движения на нем не присутствовал. Сухейль Шахин, глава политического офиса талибов в Дохе, сообщил информагентству Associated Press, что новое афганское правительство прекратило переговоры с западными державами. «Если они не готовы выслушать нас и принять нашу позицию, как они могут прийти к убедительному и приемлемому решению?» – заявил Шахин. «Односторонние решения не могут быть реализованы. Афганистан – независимая страна. У него есть собственный голос; мы хотим, чтобы они слышали наш голос». На прошлой неделе Шахин провел в Дохе встречи с Эндрю МакКубри, директором по Афганистану и Пакистану в Министерстве иностранных дел Великобритании, и Юэ Сяоюном, специальным посланником КНР по Афганистану. «Как вы знаете, спецпосланник ООН ведет переговоры с правительственными чиновниками в Кабуле, но когда дело доходит до такого рода конференций… нас не приглашают», – добавил Шахин. «Мы считаем, что это не является решением проблем Афганистана, и результат не может быть эффективным». Отношения между «Талибаном» и многими прежними союзниками Исламской Республики Афганистан ухудшились с тех пор, как движение пришло к власти в августе 2021 года. Серия переговоров с талибами в Дохе в 2020 и 2021 годах перед захватом ими власти породила смутную надежду на то, что на этот раз руководство движения сможет скорректировать подходы к ведению внутренней политики, создать плюралистическое правительство, не состоящее исключительно из его сторонников, и сохранит официальную амнистию для чиновников и военнослужащих предыдущего режима. Открытие посольств, начало «конструктивного диалога» и возобновление помощи в целях развития – все это обсуждалось за столом переговоров. Однако ничего из вышеперечисленного не произошло и в итоге ни одна страна не признала правительство талибов, хотя несколько зарубежных дипмиссий Афганистана в настоящее время находятся под их контролем, а ряд государств возобновили работу своих дипмиссий в Кабуле. Золотовалютные резервы Афганистана, хранящиеся в банках США и стран Европы, остаются замороженными с момента захвата власти в стране талибами.

Санкции, которые были наложены США и ООН, применялись к членам движения «Талибан» и некоторым связанным с ними лицам до смены режима в Афганистане, однако теперь их влияние распространилось и на страну, которой талибы управляют. Эти санкции неоднократно ослаблялись, что незначительно облегчало большую часть торговли, потоков денежных переводов и гуманитарной помощи, однако они по-прежнему оказывают сдерживающее действие в отношении делового и финансового взаимодействия Афганистана с внешним миром, поскольку иностранные банки-корреспонденты, выступающие в качестве посредников между афганскими и международными банками, не хотят иметь дело с первыми. Между тем, деньги, которые вливались в Афганистан в качестве гуманитарной помощи и военной поддержки (по оценке экономиста американского Института мира USIP Уильяма Берда их объем составлял около 8 млрд долларов в год) и обильные расходы иностранных армий, были сокращены в одночасье в августе 2021 года на гораздо меньшую, но все же значительную сумму. По оценкам Берда, она составила около 3 млрд долларов в год, или одну пятую часть валового внутреннего продукта (ВВП) Афганистана, который сам по себе стал намного меньше после захвата власти талибами и последовавшего за этим экономического кризиса. С точки зрения стран Запада, любое улучшение отношений последовательно тормозилось политическими решениями Исламского Эмирата, которые западные правительства сочли несостоятельными. Из наиболее спорных решений отмечались следующие:

назначение в сентябре 2021 года правительства, состоявшего исключительно из талибов, с небольшим количеством представителей непуштунского происхождения и отсутствием в его составе женщин;

решение закрыть доступ девочек к среднему образованию сразу после Навруза 2022 года, за 72 часа до крупной международной конференции по оказанию помощи Афганистану;

проживание главаря террористической организации «Аль-Каида» (запрещена в РФ) Аймана аз-Завахири в Кабуле на момент его ликвидации 31 июля 2022 года;

и, наконец, запрет на доступ афганских женщин к университетскому образованию и работе в НПО. В итоге правительство талибов решило распространить этот запрет и на ООН.

Отказ в признании режима талибов и наложение санкций вызывает недоумение и ярость среди руководства движения, которое считает, что права женщин и состав их правительства являются внутренними вопросами и никого больше не касаются. Более того, «Талибан» считает, что только его режим способен восполнить нужды афганского народа. Вместе с тем талибы осудили убийство Аймана аз-Завахири, заявив, что оно является «нарушением международных принципов и Дохийского соглашения» и нанесет ущерб их с США «взаимным интересам».

52.45MB | MySQL:102 | 0,657sec