Об очередной попытке избрать президента Ливана

Ливанские законодатели выдвинули 4 июня на пост президента Джихада Азура, регионального директора Международного валютного фонда и бывшего министра. Отметим,  пост президента Ливана остается вакантным в течение семи месяцев из-за политических потрясений. Срок полномочий бывшего президента Мишеля Ауна истек в октябре прошлого года, а преемника с тех пор не определили. Было проведено 11 парламентских голосований, чтобы попытаться назначить нового президента, но ожесточенные разногласия помешали кому-либо из кандидатов заручиться достаточной поддержкой, чтобы сменить Ауна. Пострадавшим от экономического  кризиса Ливаном управляет временное правительство с ограниченными полномочиями с тех пор, как выборы в законодательные органы в мае 2022 года  привели к тому, что ни одна из сторон не получила явного большинства. 4 июня депутат Марк Дау зачитал заявление от имени группы из 32 законодателей, поддержавших Азура после нескольких недель переговоров «как кандидата, которого ни один политический фактор в стране не считает провокационным». Те же депутаты ранее поддержали другого кандидата в президенты, парламентария Мишеля Муавада, который в воскресенье объявил, что снимает свою кандидатуру и поддерживает Азура. Международное сообщество призвало ливанских политиков занять вакантный пост президента, что позволило бы стране, погрязшей в тяжелом экономическом кризисе с 2019 года, провести реформы, необходимые для получения столь необходимых кредитов МВФ. По соглашению, президентом Ливана может быть только христианин-маронит, пост премьер-министра зарезервирован за мусульманином-суннитом, а пост спикера парламента достается мусульманину-шииту. Поддерживаемое Ираном шиитское движение «Хизбалла», которое имеет огромное влияние на политическую жизнь Ливана, поддержало кандидатуру просирийского Сулеймана Франжье на пост президента, но оппозиция со стороны двух основных христианских партий страны означала, что у него не было  поддержки большинства в разделенном парламенте. В свою очередь депутат от «Хизбаллы» Хасан Фадлалла назвал выдвижение Азура «пустой тратой времени», согласно информации  местных СМИ, настаивая на том, что «кандидат конфронтации» не будет избран президентом. Ключевой союзник  шиитского движения, христианское Свободное патриотическое движение, заявило, что поддержит Азура. Поскольку ни у одного кандидата нет явного большинства, неясно, когда спикер парламента Набих Берри может назначить новое голосование.

В этой связи местные эксперты отмечают, что «Хизбалла» и движение «Амаль» делали ставку на христианское разделение, чтобы выдвинуть своего кандидата Сулеймана Франжье, но христианские блоки удивили их, поддержав кандидатуру Джихада Азура — регионального директора Международного валютного фонда и министра финансов в правительстве Фуада Синьоры с 2005 по 2008 год. «Хизбалла» говорит, что ее человек является «естественным компромиссном  кандидатом», потому что другие лагеря не могут договориться о кандидате. Спикер парламента Набих Берри, союзник «Хизбаллы», отказывается созывать заседание парламента для избрания президента, если он не уверен, что один из кандидатов сможет набрать необходимые 65 голосов. «Хизбалла», как и иранцы, в настоящее время занимается своим излюбленным занятием — тянет время, тактика которая в прошлом срабатывала. Когда Аун был избран президентом в 2016 году, оппозиция, наконец, согласилась только после того, как Берри закрыл парламент на два с половиной года. Каждый раз, когда «Хизбалла» проявляет твердость, она получает то, что хочет, и ее упрямство окупается — но, похоже, на этот раз это будет не так.  В 2016 году «Ливанские силы» уступили требованиям «Хизбаллы» после того, как лидер партии Самир Джаджаа заявил своим сторонникам, что страна больше не может позволить себе президентский вакуум. Ныне несуществующая Future Group также поддержала кандидатуру Ауна. Была надежда, что после избрания он станет президентом для всех ливанцев, менее привязанных к «Хизбалле», но эта надежда не оправдалась: многие считают последние шесть лет худшими, которые когда-либо видела страна. При этом «Хизбалла» находится в сложном положении, как внутри страны, так и на международном уровне. У нее недостаточно голосов в парламенте, чтобы избрать президента по собственному выбору без посторонней помощи. Кроме того, президентство зарезервировано за христианином. Технически президент избирается с 65 голосами, независимо от того, откуда поступают эти голоса, но на практике президент, который не набирает большинства голосов христиан, не будет рассматриваться как легитимный. Кандидатуру Франжье от «Хизбаллы» отвергли основные христианские группировки, «Ливанские силы», Свободное патриотическое движение и партия «Катаиб». Он также не признан на международном уровне: имеется устойчивое мнение, что у государств Персидского залива есть желание не иметь дело с ним и ему подобными.  Между тем идея федерализма, даже раздела, становится распространенной в ливанском общественном дискурсе, особенно в христианских кругах. Несколько фракций не хотят жить под юрисдикцией «Хизбаллы», но они не хотят новой гражданской войны, поэтому, по их мнению, лучшее решение для каждого лагеря — идти своим путем. Разделение или федерализм были бы плохой новостью для «Хизбаллы». У бывшего премьер-министра Израиля Ариэля Шарона когда-то был план разделить Ливан и превратить шиитов на юге в государство, которое Израиль мог бы сокрушить. В этой связи «Хизбалле» не следует недооценивать преобладающие настроения против нее, которые избрание Франжье только усилит. Что усугубляет ситуацию и дает «Хизбалле» надежду, так это позиция Франции. Хотя публично Франция заявила, что у нее нет кандидата, на заднем плане Париж выдвигает Франжье на пост президента в обмен на назначение судьи и дипломата Навафа Салама премьер-министром. Оппозиция отвергла эту формулу, поскольку она слишком напоминает тупик Мишеля Ауна — Саада Харири. Теперь  основные христианские фракции договорились об Азуре в качестве своего кандидата. Политические обозреватели в Ливане говорят, что это только  маневр, поскольку лидер Свободного патриотического движения Джебран Бассиль только формально поддерживает Азура, а «Ливанские силы» вообще не принимают его  кандидатуру, потому что его брат Тони, подрядчик, имеет деловые отношения с Бассилем. То, что две христианские фракции договорились о едином кандидате, преследует две цели. Первое — послать сигнал о том, что президентство — это христианская позиция и что только христиане имеют право голоса в отношении того, кто становится президентом. Вторая — загнать Н.Берри в угол и заставить созвать парламентскую сессию для избрания президента. Самир Джаджаа однажды предложил, чтобы все члены просто посетили парламент и проголосовали; если ни один кандидат не набрал необходимого числа голосов, они должны начать переговоры о третьем имени. Кандидатура Азура, возможно, является такой тактикой загнать «Хизбаллу» и «Амаль» в угол, чтобы заставить отказаться от кандидатуры Франжье и выйти из тупика. Вопрос только в том, сработает ли эта тактика, чтобы подтолкнуть различные партии к согласию относительно компромиссного президента, или вновь возникнет вакуум власти, на что уже намекнули в «Хизбаллы».

52.8MB | MySQL:103 | 0,476sec