Визит вице-канцлера ФРГ на Ближний Восток: реальны ли ожидания в решении региональных проблем?

Программа шестидневного визита Г. Вестервелле в государства стран Ближневосточного региона была обнародована МИДом накануне поездки. Сроки: 6–11 января 2010 г. Маршрут: Турция – Саудовская Аравия – Катар – ОАЭ. Неожиданностью для многих стал визит Вестервелле в Йемен в последний день пребывания в регионе. Незаявленный заранее, он, тем не менее, был вполне логичен, учитывая непростую ситуацию, напрямую касающуюся ФРГ, о чем мы скажем ниже. Тем более что в перечне заявленных федеральным МИДом тем предстоящих переговоров в ходе ближневосточного вояжа текущая ситуация в Йемене предваряла две остальные — конфликт на Ближнем Востоке и иранское ядерное досье.

Впрочем, неожиданностей было немало, и в определенной степени они были спровоцированы именно личностью нового главы внешнеполитического ведомства ФРГ, по статусу вице-канцлера. Это была, как указывает немецкая печать, его первая поездка на Ближний Восток — колыбель трех мировых религий, который многоконфессиональную славу умножает новыми традициями. Это сегодня ключевой регион, где практически одновременно — в историческом плане — формируется промышленный потенциал нового столетия (основной нефтедобывающий регион) и современный геополитический облик мира (создание Государства Израиль). Ближний Восток — средоточие основных политических противостояний. Многие из них разрешаются на полях сражений, среди которых израильско-палестинское, являющееся, по существу, многолетней войной с короткими передышками за право евреев на собственную государственность и безопасность; война в Ираке и другие конфликты, в которые оказываются вовлеченными как ближневосточные, так и сопредельные государства и соседи по континенту. Военная составляющая исключает пассивных наблюдателей, по этой причине оруженосцами являются жители двух пересекающихся полос шириной в тысячи километров — от Индии и Пакистана до Египта, от хребтов Кавказа до песков Йемена.

Нередко, имея дело с восточными политиками, европейцы действуют по собственным наработанным стандартам, без учета специфического менталитета, которым обладает Восток. В этом смысле если и уместно говорить об успехе МИДов Старого Света, то лишь относительном. Понимая, что открытие Европой мудреного мусульманского сейфа не исключено в том числе с помощью кода под названием «Турция», турецкий марш в исполнении Вестервелле прозвучал ясно и диссонирующе. Ясно — потому что федеральный министр громко заявил о том, что надеется на вступление Турции в ЕС. Диссонирующе — потому что против этого вступления еще недавно решительно возражали ведущие политики ЕС, проще говоря, подавляющее большинство в Евросоюзе.

Причины известны. Невыполнение Турцией ряда условий, после чего и может быть рассмотрен вопрос о полноправном членстве страны в ЕС. Анкара, получив серьезную поддержку в лице Вестервелле, вполне может рассматривать его как «троянского коня» в ЕС, который способен определенным образом повлиять на ускорение процедуры приема и уйти от статуса «привилегированного партнера», на чем настаивали А. Меркель и ее союзники. Появление в Турции второго лица в исполнительной власти ФРГ рассматривается не просто как подарок судьбы. Газета Financial Times Deutschland предпосылает сообщению из Анкары четкий заголовок: «Друг из Германии». В лексиконе Гвидо Вестервелле появилась новая любимая фраза: Pacta sunt servanda (Договоренности должны соблюдаться), что является знаком немецкой поддержки, высказанной в присутствии турецкого коллеги Ахмета Давутоглу и всего дипломатического корпуса — его участие в качестве приглашенного оратора на конференции 200 послов турецкого МИДа было заранее оговорено на межправительственном уровне.

Перед послами Вестервелле держал получасовую речь. Он не стал упрекать Турцию в невыполнении условий, поставленных международным сообществом (соблюдение прав человека, решение ряда межэтнических проблем и проведение других политико-экономических реформ). Он словно забыл о позиции ЕС, что было расценено турецкой политической элитой как «скрытое нападение либерального министра на партнеров по коалиции», отмечает Financial Times Deutschland. «Я говорю от имени федерального правительства. Я нахожусь здесь не в качестве туриста, а как министр иностранных дел Германии». (Поясняя последние слова Вестервелле, упомянем, что он не однажды был гостем страны, в том числе отдыхающим и в качестве партийного лидера.) Продемонстрированный Вестервелле «подход к вопросу о членстве в ЕС Турции был совершенно с иной позиции», констатировала Huerriyet от 8.01.2010. Газета указала, что путь взаимных уступок в деле «создания всеобъемлющего механизма стратегического диалога» является наиболее продуктивным. Он служит логическим продолжением политики сближения Востока и Запада, заложенной основателем современного облика Турции Мустафой Кемалем Ататюрком, мавзолей которого посетил Вестервелле.

Решение кипрского вопроса, включая использование портов и аэропортов, федеральный министр воспринимает как домашнее задание, которое следует рассматривать в качестве процесса, подобного тому, который проходит в ЕС: он тоже «все еще делает собственное домашнее задание». Иными словами, позиции «учитель – ученик» (ЕС – Турция) не существует, есть позиция двух учеников, которые должны сдать тесты — каждый свой. В этом смысле дату 7 января 2010 года можно считать знаковой для реализации идеи «Турция – член ЕС». Вестервелле поддержал стремление Турции вступить в Евросоюз, сославшись на коалиционный договор партий, сформировавших немецкое правительство — Свободной демократической партии (СвДП) и блока христианских партий ХДС/ХСС. В этом документе партнеры по коалиции объявили себя сторонниками продолжения переговоров о вступлении Турции в ЕС. О возможности принятия Турции в Евросоюз на особых условиях там ничего не говорится, заявил Вестервелле.

 

Что же хочет получить Вестервелле взамен? В обмен на турецкий марш, если продолжать сравнения в музыкальной плоскости, он хочет получить целую симфонию, в которой немало частей: транскавказская, афгано-пакистанская, иранская. Если оценивать в целом звучание симфонии, в ней можно уловить беспокойные ноты армяно-азербайджанского противостояния, достижения стабильности в Афганистане, ядерной программы в Иране. Вестервелле видит Турцию в качестве модератора стратегического диалога между Европой и Ближним Востоком, поскольку она представляется ему «не только якорем стабильности в регионе, но и экспортером стабильности в соседние страны». По этой причине он готов закрыть глаза на то, что из всех барьеров (знаменитые 35 условий), поставленных Турции евросообществом для вступления ЕС, она одолела лишь треть.

Г. Вестервелле сделал предложение, от которого трудно отказаться. Тем более если учесть, что Турция, наряду с Египтом, Ираном и Саудовской Аравией, претендует на роль основного регионального лидера, и сейчас этот реальный шанс от Запада в лице вице-канцлера ФРГ она вполне может получить. «Мы понимаем стратегическую роль Турции на Ближнем Востоке, что, конечно, имеет большое значение для Европы», сказал Гвидо Вестервелле, выступая 7.01.2010 перед турецкими послами в МИДе Турции в Анкаре. Причем, указал Вестервелле, Турция уже наработала опыт в «конструктивной посреднической роли при решении двусторонних конфликтов». Это касается улучшения отношений между Афганистаном и Пакистаном; организации конференции соседей Ирака; соглашения о политическом урегулировании в Ливане (Доха); урегулирования израильско-пакистанских отношений, «Кавказской платформы», так называемых непрямых переговоров между Сирией и Израилем.

Статус миротворца в регионе с затяжными конфликтами, определяющими отношения ведущих и развивающихся стран и в конечном счете международное политическое и экономическое развитие, в принципе даже предпочтительнее статуса члена ЕС. «Многие проблемы на Ближнем Востоке могут быть решены, только если Турция воспримет свою функцию моста», приводит Deutsche Welle мнение вице-канцлера. Выступая в летней исторической (участок подарен Германии султаном Абдухамидом II в 1880 году) резиденции в Тарабии Г. Вестервелле подчеркнул, что Турция органично впишется в статус страны-моста, поскольку, к примеру, Стамбул — единственный в мире город, расположенный сразу на двух континентах, по обе стороны Босфора. Поддержка европейского локомотива, который в последний год хотя и утерял позицию ведущего мирового экспортера, уступив ее Китаю, но остался не менее мощным, дорогого стоит. При этом Германия является крупнейшим торговым партнером Турции, и их отношения динамично развиваются. В Турции имеют свои филиалы 3,9 тыс. немецких компаний — больше, чем в любой стране мира. Германия обладает мощнейшей в мире турецкой диаспорой за пределами Турции: примерно 2,7 млн человек с турецкими корнями, каждый четвертый из которых — гражданин ФРГ. Германия уже сегодня создала тысячи рабочих мест в Турции — как на предприятиях автоиндустрии, так и в сфере туризма на турецкой Ривьере, вкладывая капиталы в развитие ряда отраслей и целых курортных зон. Инвестирование легко объяснимо: 4 млн немцев ежегодно проводят отпуск в Турции.

Сопровождавшая Вестервелле делегация представителей немецких деловых кругов обсуждала с турецкими коллегами перспективы сотрудничества в ряде хозяйственных сфер, нацеливаясь на его усиление. Подтверждением долгосрочного партнерства ФРГ и Турции служат совместные проекты, в числе которых немецко-турецкий университет, создаваемый в Стамбуле в рамках инициативы «Эрнст Ройтер». Причем речь идет не просто о сотрудничестве немецких и турецких компаний, об укреплении научных связей. Важность проекта для федерального правительства в другом, подчеркнул Вестервелле в Анкаре: когда в молодости обретаешь друга, он остается другом на всю жизнь, эти люди будут сотрудничать долго и плодотворно, что приобретает особую важность в трудных ситуациях.

На руку туркам оказалась и последняя финансовая ситуация на Ближнем Востоке: дефолт компании Dubai World, ввиду которого потеряно главное для германского инвестора — его доверие к амбициозным проектам в Дубае и в регионе в целом. Известно, что следом за Дубаем может наступить черед Греции — члена ЕС безо всяких оговорок, чьи последние финансовые показатели сопоставимы с катастрофой: она, вслед за Дубаем, первая в списке на звание страны-банкрота с бюджетным дефицитом 12,7%. Греция не знает, что такое бюджетная дисциплина. Многие годы она проедает чужие деньги — в основном, Германии, которая, по иронии судьбы, была самым главным противником приема Греции в ЕС, словно предчувствуя, как дорого ей это обойдется. Греция скатывается к кризису, но, не желая признавать все более ощутимый финансовый крах, взывает к партнерам о срочной помощи, спекулируя на идее евросолидарности. По существу, поведение Греции по отношению к ЕС — зеркальное отражение поведения Дубая по отношению к Абу-Даби и другим соседям по Персидскому заливу, которые должны платить за амбиции шейха Мо. Волна забастовок, которую развернули греческие студенты, врачи и журналисты, показывает: многолетние иждивенцы, которым объяснили, что много лет они жили не по средствам, не считают убедительным доводом для экономии государственный долг в 300 млрд евро и призывают правительство к новым займам. Как может оценивать собственную расточительность греческий обыватель, если последнее по времени правительственное признание прозвучало с экрана телевизора 8.01.2010 из уст министра финансов Гиоргоса Папаконстатину в таком виде: «Я почувствовал себя неловко». Неловко, не более того.

 

После 25 ноября 2009 года (объявление о дубайском дефолте) Германия сравнивает Грецию с Турцией. У Турции свои проблемы, однако она понимает, что, как гласит пословица, следует по одежке вытягивать ножки. И главное, желает эту одежку создавать. У Турции уже сегодня есть веский аргумент, который можно расценивать двояко. С ее вступлением в ЕС население Евросоюза омолодится: более половины турецкого населения, которое прирастает со скоростью 7% в год, — люди моложе 28. Факт омоложения следует рассматривать на фоне столь же стремительно растущей безработицы. В связи с этим, как пишет Zueddeutsche Zeitung от 12.01.2010, все настойчивее звучат правительственные призывы поумерить чадолюбие и сделать на Босфоре резкую бэби-паузу. Премьер-министр Турции, к примеру, считает, что турецкая женщина вполне может ограничиться тремя детьми. Многие местные обозреватели считают подобные призывы следствием переговоров с Вестервелле.

Позиция «жить по средствам» более понятна немецкому менталитету, который исходит из формулы: чтобы лучше жить, надо лучше работать, а не интенсивнее выпрашивать блага. По утверждению премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана во время встречи с министром иностранных дел и вице-канцлером ФРГ Гидо Вестервелле, в случае принятия в ЕС страна не станет бременем для других, а скорее взвалит бремя на себя. Это как раз то, что хотела услышать Германия. На фоне подобного уровня ответственности слова главы турецкого правительства Эрдогана о том, что Турция не согласна довольствоваться «половинчатым членством» в Евросоюзе, были с пониманием встречены вице-канцлером ФРГ Гидо Вестервелле, поскольку «половинчатое» в понимании турецкого истеблишмента означает «второсортное». Между тем турецкая сторона предоставила возможность Вестервелле обсуждать ряд весьма чувствительных проблем и организовала встречи с руководителями этнических и религиозных меньшинств — курдскими представителями, патриархом Варфоломеем I.

В Саудовской Аравии министр иностранных дел ФРГ Г. Вестервелле провел переговоры со своим коллегой принцем Саудом аль-Фейсалом, другими членами королевской семьи и официальными лицами. «Эр-Рияд стал первой деликатной ситуацией на пути федерального министра», уточняет Spiegel от 09.01.2010, поскольку «Саудовская Аравия является одной из самых консервативных стран мира, где существует строгое разделение по гендерному признаку в общественной жизни, и гомосексуалисты (нетрадиционная ориентация Вестервелле общеизвестна) нередко наказываются, в крайних случаях смертной казнью». Frankfurter Rundschau, к примеру, сообщила, что недавно два гомосексуалиста-саудовца были приговорены к 7000 ударам плетью. Будет ли принят министр иностранных дел — гей в качестве равноправного собеседника в мусульманском мире — этот вроде бы интимный вопрос перерастал частные рамки и становился вопросом политики. Официальный Эр-Рияд был фактически поставлен перед выбором: идти на поводу традиций или действовать конструктивно, проявляя сдержанность. Принц Сауд аль-Фейсал с его 35-летним опытом в качестве главы МИДа решил отреагировать на ситуацию с нетрадиционной ориентацией дипломатичной фразой о том, что у каждого имеется собственная шкала ценностей. Ведь интимные пристрастия человека — часть его прав, за защиту которых Саудовская Аравия, при всей ее приверженности национальным и конфессиональных принципам, выступает в одном ряду с прогрессивными силами современности (хотя смертную казнь не отметила и поныне). В конце концов, возобладали разумные доводы: ведь Вестервелле не с призывами образца 1998 года прибыл проявлять большую общественную терпимость к геям и лесбиянкам. Он приехал обсуждать вопросы борьбы с международным терроризмом, говорить о принципе религиозного плюрализма, несоблюдение которого и ведет к вооруженному столкновению, перекинувшемуся от саудовских границ к центральному правительству в Сане.

Второй главной темой политических переговоров в Саудовской Аравии был арабо-израильский конфликт. Вестервелле называет Саудовскую Аравию «региональным лидером, который играет ключевую роль для всего региона», и с его помощью конфликтующие стороны, по мнению федерального министра иностранных дел, должны возвратиться к столу переговоров. Со своей стороны, указал он, Германия и ЕС также будут способствовать тому, чтобы прямые переговоры между Израилем и палестинцами были возобновлены. Прогресс может быть достигнут путем замораживания поселенческой деятельности, «если мы хотим достичь всеобъемлющего и справедливого мира». В интервью газете al-Hayat от 9.01.2010 Г. Вестервелле обрисовал необходимость возобновления переговоров серьезной угрозой: «В противном случае мы рискуем рано или поздно получить новые вспышки насилия».

Третья группа немецко-саудовских вопросов — экономические интересы. Так, в 2008 году в Саудовскую Аравию из Германии были вывезены товары на сумму почти 5,2 млрд евро, уточняет Frankfurter Allgemeine Zeitung. Это было частично компенсировано за счет импорта в размере более чем 1,4 млрд евро. Указанный дисбаланс может быть устранен за счет дополнительного притока саудовской продукции. Сопровождавшие Вестервелле немецкие менеджеры провели ряд переговоров с чиновниками соответствующих министерств о возможностях развития двусторонних хозяйственных связей. Призыв шире распахнуть двери для немецкой экономики был, в частности, с пониманием встречен министром финансов Ибрагимом ибн Абделем Азизом аль-Асафом. Немецкие деловые круги, представленные в основном средним бизнесом, проявили интерес к стремлению Саудовской Аравии и ее планам. В частности, к вложению значительных средств в ближайшие годы в инфраструктурные проекты: страна планирует расширить железнодорожную сеть, собственную и государств, входящих в Совет сотрудничества стран Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты). Саудовская Аравия не имеет национальной железнодорожной сети, только ее фрагменты в лице промышленных городов в Персидском заливе со столицей Эр-Рияд. Железная дорога поможет усовершенствовать основную отрасль (с 17-процентной долей Саудовская Аравия является крупнейшим экспортером нефти в мире, а с 22-процентной — обладает самой большой частью доказанных запасов нефти), а также диверсифицировать экономику, находя альтернативу нефти в возобновляемых источниках энергии. Поскольку последняя сфера находится в зачаточном состоянии, важны технологии Германии, которая является мировым лидером в области использования солнечной энергии. Таким образом, перспективных сфер две: железнодорожная сеть и возобновляемые источники энергии.

Тема стальных магистралей была продолжена в Катаре — третьем пункте ближневосточного маршрута. Здесь состоялись встречи с эмиром Катара и катарским министром иностранных дел. Как сообщила Deutsche Welle, на переговорах в Катаре, проходивших 10.01.2010, доминировал деловой акцент. Эмират является одним из самых богатых государств в Персидском заливе. Вестервелле сопровождали в поездке по государствам Залива не только представители среднего бизнеса, но и ведущие немецкие менеджеры и руководители корпораций, которые надеются упрочить и развить деловые контакты. Немецкая пресса напоминает: в ноябре 2009 года фирмой Deutsche Bahn в Катаре был подписан контракт на 1 млрд долларов, предусматривающий строительство железнодорожной сети.

В Объединенных Арабских Эмиратах участниками переговоров с Вестервелле были наследный принц Абу-Даби шейх Мухаммед бен Заид Аль Нахайян и министр иностранных дел Объединенных Арабских Эмиратов шейх Абдалла бен Заид Аль Нахайян. В центре внимания — развитие двусторонних отношений, вопрос о региональной стабильности и безопасности на Ближнем Востоке, в том числе формирование ситуаций в целях возобновления мирного урегулирования на Ближнем Востоке, конфликт вокруг ядерной программы Ирана и положение в Афганистане и Пакистане.

Особое внимание в обсуждении вопросов, занимавших федерального министра иностранных дел, было уделено ситуации в Йемене. В ряде интервью Г. Вестервелле подчеркнул, что Германия очень заинтересована в стабилизации положения в Йемене. Прежде всего, указал вице-канцлер, Йемен не должен быть убежищем для террористов. «Мы заинтересованы в стабильном Йемене, который не будет укрытием для террористов», — заявил 9 января с.г. Гидо Вестервелле во время своего визита в Эр-Рияд. Федеральное правительство делает все, что в его силах, чтобы помочь правительству Йемена стабилизировать ситуацию в стране. По словам немецкого политика, решающее значение имеет укрепление государственных структур с тем, чтобы они были в состоянии обеспечивать безопасность и эффективно противостоять экстремистам. Гидо Вестервелле не исключил возможности обсудить вопрос помощи Йемену в рамках международной конференции по Афганистану, которая пройдет в Лондоне в конце января. Напомним в этой связи, что глава МИДа Саудовской Аравии принц Сауд аль-Фейсал предостерег Иран от вмешательства в дела Йемена. «Йемен должен оставаться суверенным и независимым государством», — подчеркнул министр иностранных дел Саудовской Аравии.

Focus от 10.01.2010 под рубрикой «Неожиданный визит» поместил короткое сообщение о посещении Йемена федеральным министром Германии. В финале ближневосточного вояжа Гидо Вестервелле оказался в столице страны Сане, где провел вначале переговоры «с рядом представителей правительства президента Али Абдаллы Салеха». Острота восприятия Германией ситуации в Йемене объясняется рядом обстоятельств.

Во-первых, о прямой связи ФРГ и Йемена напоминает актуальное происшествие, едва не завершившееся гибелью 290 человек. Напомним, что 25 декабря 2009 года 23-летний выходец из Нигерии Умар Фарук Абдулмуталлаб предпринял попытку взорвать самолет А330 авиакомпании Delta, следовавший из Амстердама в Детройт. Взрывное устройство состояло из спрятанного в трусах 80-граммового пакетика с мощным взрывчатым веществом, 50 граммов которого достаточно для разрушения корпуса самолета — пентаэритриттетранитратом и кислоты в шприце, выполнявшей роль детонатора. Преступник попытался привести бомбу в действие, но устройство лишь загорелось. Пассажиры потушили огонь и обезвредили террориста. Во время первого допроса Умар Фарук Абдулмуталлаб заявил, что «еще около 20 молодых мужчин-мусульман прошли в Йемене обучение применению такой же техники для взрывания самолетов, как и он». Газета Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung уточняет: десять исламистов из Германии в настоящее время проходят обучение в одном из лагерей террористов на северо-западе Йемена. Среди них шестеро немцев, которые приняли ислам.

Во-вторых, чиновники йеменского МИДа время от времени дают понять ФРГ, будто у них имеются доказательства того, что похищенная 12 июня 2009 года семья Хеншель, прибывшая из небольшого городка Баутцен в Саксонии (Йоханнес, Сабина и трое их детей годовалого, трех- и пятилетнего возраста), жива. Напомним, что похищенные тогда же две немецкие девушки, Анита и Рита, также работавшие в больнице в Сааде, были убиты. Более полугода йеменские чиновники время от времени вселяют надежду на то, что немецкой семье ничто не угрожает. При этом никаких убедительных доказательств в пользу этой версии йеменские власти не приводят якобы по соображениям безопасности. «Йемен — государство террора! — восклицает Bild от 11.01.2010. — Вопрос заключается в том, сможет ли в нем чего-либо добиться Вестервелле, если говорить о судьбе немецких заложников. В последний раз признаки того, что они живы, появились незадолго до Рождества». В правительственных кругах Йемена обрисовывают положение довольно цинично: дескать, какой ясности вы, собственно, ждете от страны, где безработица достигла 30% и повсюду царит запустение. Именно нищета — брат-близнец терроризма в Йемене, где членство в «Аль-Каиде», как говорят йеменские чиновники, является работой с привлекательным уровнем оплаты.

В-третьих, Йемен — ближневосточный аналог сегодняшнего Афганистана. Тем более если это касается севера страны, который на местном политическом диалекте обозначается как «маленький Сомали». Это означает, что тут не признают ничьей власти — ни государства, ни шейхов племен. Здесь царит полная анархия. С 1995 года произошло более 200 случаев похищения, что говорит о масштабе беспредела. В связи с этими сообщениями Йоханнес и его жена Сабина приняли решение в 2010 году вернуться в Германию. «Йемен — популярный туристический регион между Красным морем и Аденским заливом, с весьма живописной столицей Саной. Здесь существуют центральное правительство и президент. Но уже второе десятилетие реальная власть в стране принадлежит племенам и кланам. В конечном счете, все конфликты решаются на родоплеменных сходках, в том числе и судьбы похищенных», уточняет много лет работающий в Йемене Флориан Вестфаль из немецкого Красного Креста.

В-четвертых, Йемен — страна рукотворных таинств. Примечательно, к примеру, дружное молчание как посла Республики Йемен в ФРГ Мохаммеда аль-Эриани, так и активистов немецко-йеменского общества (DJG), включая знатока йеменских традиций профессора Хорста Коппа из Института географии университета Эрлангена. Много лет подряд они ограничиваются описанием туристических красот Йемена, не упоминая о том, насколько опасным может быть подобное путешествие, не говоря уже о многомесячном миссионерстве двух убитых и пяти похищенных в июне 2009 года немцев. Cудьба похищенных стала одной из главных тем в ходе состоявшейся 11.01.2010 беседы Гидо Вестервелле с президентом Йемена Али Абдаллой Салехом. Последний, в частности, отметил, что йеменским властям известно местонахождение семьи немецких заложников, похищенных в июне прошлого года. Если это так, прокомментировал сообщение глава МИДа ФРГ, то это «обнадеживающая новость». Правда, новость второй свежести: еще в августе правительство заявляло, что похищенные находятся в руках бандитов под предводительством Абдулмалика аль-Хути. По свежей версии, немецкая семья находится на севере страны, в провинции Саада, где правительственные войска борются с шиитскими повстанцами. От деталей, касающихся переговоров, высокие правительственные чиновники, включая министра иностранных дел страны Абу Бакра аль-Кирби, уклоняются, не уточняя на сей раз, кто является похитителем. Однако 12.01.2010 шеф йеменского МИДа официально сообщил, что правительство Йемена начало переговоры об освобождении немецких заложников. Поскольку у немцев нет никаких конкретных фактов, дипломаты ФРГ настроены «весьма скептически», подчеркивает Spiegel. Ведь совсем не обязательно точно знать местонахождение заложников, достаточно убедить собеседника в том, что «мы нужны друг другу», чтобы создать доверительное отношение и просто хорошее настроение. Федеральный министр, который, не владея информацией, не мог дать конкретной оценки правительству страны за стремление содействовать освобождению пяти заложников из Германии, поблагодарил президента за эти усилия. Немецкие журналисты с иронией замечают: Вестервелле, судя по всему, начал усваивать игру по ближневосточным правилам — он выразил признательность за услугу, о которой нет никаких достоверных подтверждений. Судьба пяти заложников — часть общей проблемы Йемена. Имидж страны — убежище для экстремистов. Эту тревогу и обозначил Г. Вестервелле в Йемене. Развитие ситуации в стране, где существуют лагеря для обучения террористов, вызывает обеспокоенность ФРГ.

В-пятых, налицо нескрываемое желание йеменских властей подольше «доить» Германию. Похоже, их заботит одна тема — немецкое финансовое донорство. Причем, по признанию главы МИДа Йемена Абу Бакра аль-Кирби, которое приводит Die Welt от 11.01.2010, в стране, где половина жителей находятся за чертой бедности, еще даже не приступали к составлению долгосрочного плана по борьбе с нищетой. Все хозяйственные инициативы спонтанны и нацелены исключительно на удовлетворение сиюминутных нужд. Полное отсутствие представлений о том, как должна жить и действовать страна и как следует ею управлять, на фоне тотальной коррупции и разбазаривания иностранной помощи — именно в этот хаос Йемен призывает ФРГ вкачивать огромные средства. Сайт посольства ФРГ в Йемене сообщает в этой связи, что 10.11.2009 подписано соглашение о содействии Германии в охране морских границ Йемена, для чего выделяется 0,75 млн евро. Германия является одним из крупнейших доноров в аспекте хозяйственного развития в Йемене. Только по линии Министерства иностранных дел ФРГ в 2009 году было выделено 1,5 млн евро на оказание гуманитарной помощи, в том числе на нужды внутренних беженцев. В 2009–2010 гг. федеральное правительство обязалось предоставить стране 79 млн евро.

 

Оценивая ближневосточную поездку Г. Вестервелле, немецкие эксперты и комментаторы приходят к следующим выводам.

1. Она обозначила новую позицию Германии по вопросу о вступлении Турции в ЕС. Позиция продиктована, с одной стороны, формированием в регионе ситуации «страна-банкрот» (Дубай) и вероятной финансовой катастрофой Греции — члена Евросоюза, которая существует в последние годы фактически на германские деньги, с другой стороны, готовностью Турции не перекладывать на плечи локомотивов Евросоюза собственные экономические проблемы и принимать весь груз будущей ответственности, в том числе финансовой.

2. Наработав важный позитивный миротворческий опыт, Турция может пополнить звено ключевых посредников для решения региональных проблем, имеющих решающее значение для судеб мира как в его мусульманском формате, так и в векторе Восток — Запад. В этом плане доверие Германии является решающим для того, чтобы Турция превратилась в важнейшего международного игрока, став в один ряд с таким известным ближневосточным миротворцем, как Саудовская Аравия. В геополитическом аспекте это означает появление мощного политического рычага для перегруппировки и усиления конструктивных сил, которые нацелены на мирное решение всего пакета ближневосточных проблем.

3. В перечне тем, бывших в центре переговорного процесса на Ближнем Востоке, особо выделяется йеменская, причем не только в векторе ФРГ–Йемен, как бы остро ни затрагивала она существо германо-йеменских отношений. Данный тезис подтверждается тем, что сразу по завершении вояжа, что называется, еще не распаковав чемодан, Г. Вестервелле информировал о его результатах не федеральный кабинет министров, бундестаг и немецкие СМИ, а своего американского коллегу Х. Клинтон. В ходе телефонного разговора, о чем сообщает сайт МИДа ФРГ, были затронуты различные аспекты, но основное, что интересовало госсекретаря США, — положение в Йемене. Обе стороны договорились, что продолжат обсуждение результатов йеменских встреч 27 января с.г. в Лондоне.

42.93MB | MySQL:87 | 0,716sec