Новый «сильный человек» в Дарфуре

Зашедшие в тупик переговоры о достижение мира в Дарфуре вновь поставили на повестку дня вопрос об эффективности усилий катарских медиаторов. Нынешний кризис в переговорах, которые касаются самой щекотливой и деликатной темы — «разделение портфелей в региональном и центральном правительствах», способен сам по себе отбросить ситуацию очень далеко назад, фактически вернув ее к уровню начала прошлого года. Это особенно неприятно с учетом того, что Нджамена, которую называли, чуть ли не главным фактором достижения прогресса на переговорах, очевидно, свой ресурс влияния на партизан-загава из ДСР уже почти выработала. В действиях чадского лидера И.Деби чувствуется моральная усталость, он старается дистанцироваться от дальнейших убеждений лидера ДСР Х.Ибрагима в необходимости продолжить переговоры с Хартумом, переваливая всю эту миссию на Доху. И.Деби надо было решить два основных вопроса: наладить двухсторонние отношения Судана и Чада и под предлогом этого вывести войска ООН из своей страны. С первым вроде бы вопрос решился, второй решается. Правда, остается загадкой, чем так не угодили миротворцы ООН и чему они мешают. Здесь явно ощущается влияние Парижа, который, видимо, пришел к мысли о необходимости сохранения своих военных баз в Чаде «без присутствия посторонних». Другого внятного объяснения пока не видно.

В этой ситуации вновь активизировались «недоброжелатели» одного из главных катарских медиаторов, руководителя Смешанной миссии (СМ) ООН — АС Дж.Бассоле. По некоторым данным, в штаб-квартире Афросоюза уже фактически принято решение о его отставке, которая последует в конце мая – начале июня с.г. В качестве его приемника называется недавно назначенный глава миссии ЮНАМИД И.Гамбари (причем это не означает назначение на этот пост, это может быть «проходной» фигурой). Последний, в свою бытность министром иностранных дел Нигерии, несомненно, был ключевым лицом на африканском континенте в различного рода международных посреднических миссиях. В настоящее время он является одной из очень мощных фигур африканской политической наднациональной элиты, которая пользуется равным авторитетом, как в ООН, так и в Афросоюзе. И.Гамбари сразу стал позиционировать себя в качестве не только одного из руководителей «многочисленных» миссий ООН, но и как основного координатора посреднических усилий во всем регионе. Он сразу же провел консультации практически со всеми заинтересованными сторонами, посетил Доху, созвал спецпредставителей формата Е6 в Кигали, собирается посетить Москву и Китай. То есть «замах» у И.Гамбари несопоставимый с его предшественниками.

В этой связи ему будет «тесно» на одной «поляне» с Дж.Бассоле, особенно с учетом их разной «политической ориентации». Несопоставима также и степень их влияния и связей в самом руководстве Афросоюза. Руководитель этой структуры Дж. Пинг является одним из близких компаньонов И. Гамбари и главным лоббистом его назначения главой ЮНАМИД. Дж.Бассоле перестал устраивать руководство Афросоюза в силу своей откровенной ориентации на Париж. Понятно, что это очень раздражало главу «африканских мудрецов» Т.Мбеки, но основным фактором будущего «свержения» Дж.Бассоле стал все-таки И.Гамбари. Рискнем предположить, что вскоре именно И.Гамбари «де-факто» станет новым основным партнером катарцев по мирному урегулированию, тем более что в отличие от Дж.Бассоле у него будет лишний рычаг давления в лице миссии ЮНАМИД.

Суть всех этих игр «больших дядей» конечно, не только и не сколько в их непомерных амбициях. Во-первых, это кардинальное изменение политической ориентации самого Афросоюза, в котором все более и более начинают превалировать «афроцентристские» настроения. Во-вторых, такие тенденции обусловлены стремлением Афросоюза поставить под свой контроль максимально большее количество денежных потоков гуманитарной или иной помощи, которая поступает на континент по линии международных организаций. В настоящее время этим в основном занимаются специальные органы ООН. Основная задача И.Гамбари, таким образом, заключается именно в решении этой задачи и в качестве «полигона» выбран Судан, а точнее Дарфур.

И.Гамбари сразу же вошел в конфликт со штаб-квартирой ООН по вопросам участия возглавляемой им миссии в вопросах «кураторства» глобальных проектов восстановления инфраструктуры Дарфура. Помимо чисто «гуманитарных» проектов, он предпринимает попытку «подмять» под свое управление и более обширные проекты, например строительство деревень для «временно перемещенных лиц» и объектов социальной инфраструктуры. Ранее всем этим заведовал заместитель Генерального секретаря ООН Дж. Хомс, который и «осваивал выделенные средства» через соответствующие подразделения в ЮНАМИС. Теперь нашла «коса на камень». ЮНАМИС после референдума перемещается в Джубу, и согласно простой логике восстановлением Дарфура должен будет заниматься ЮНАМИД. Пока И.Гамбари пользуется «полной оторопью» штаб-квартиры ООН и «ударными темпами» подбирает под себя основные «хлебные участки». Не исключено, что главная битва за место «под солнцем» состоится на днях в Нью-Йорке, куда глава ЮНАМИД выехал для обсуждения размеров очередного годового бюджета миссии.

«Верховенство» И.Гамбари распространяется не только на бюджет и экономику. Он также вошел «в клинч» со штаб-квартирой ООН и по вопросам кадровых назначений на ключевые должности ЮНАМИД.

В общем, И.Гамбари при прямой поддержке руководства Афросоюза показывает «зажравшимся» ооновским руководителям, кто «в доме хозяин». Естественно, что судьба Дж.Бассоле в такой ситуации предрешена.

На «кону», помимо всего прочего, стоит 2 млрд долларов недавно основанного катарского фонда по восстановлению Дарфура. Не случайно в каждом своем коммюнике И.Гамбари подчеркивает право ЮНАМИД на «операции по восстановлению и развитию Дарфура».

Помимо этого И.Гамбари сумел наладить нормальные и конструктивные отношения с суданским руководством. Он отличается довольно жесткой позицией по отношению к непримиримым полевым командирам, прежде всего к А.Нуру. Например, он совершенно спокойно и «с пониманием» воспринял недавние попытки суданской армии военным путем «решить» проблему мятежников в районе Джабаль Марра. Как следствие, партизаны вслед за этим «разоружили» 63 нигерийских миротворцев, что вызвало резкую реакцию Хартума. Там посчитали, что нигерийцы сознательно отдали свое оружие повстанцам. Собственно это и являлось главной целью провокации повстанцев против нигерийских миротворцев, учитывая этническую принадлежность самого И.Гамбари.

Несмотря на эти нюансы, есть все основания полагать, что И.Гамбари ситуацию будет держать под контролем. Этому будет способствовать факт «двойного подчинения» И.Гамбари, который в нужный момент начинает «подчиняться» то руководству Афросоюза, то ООН. В любом случае приоритет, конечно, отдается первому, что дает И.Гамбари широкое поле для маневра.

42.59MB | MySQL:92 | 0,953sec