Привел ли «сезон Турции во Франции» к потеплению между Анкарой и Парижем?

Начавшийся в июле 2009г. год Турции во Франции превратился в «сезон» — прошел в сокращенном формате, длился не 12 месяцев, а 9. Анкара стремилась изменить позицию Парижа, отрицательно настроенного по отношению к ее вступлению в ЕС. Однако несмотря на затраченные неимоверные усилия и финансовые вложения (порядка 23 млн евро) сегодня большинство как европейских, так и азиатских СМИ подчеркивают слабость произведенного эффекта от мероприятий, оценивают прошедший «сезон» как положительный, но не приведший к потеплению двусторонних отношений.

В рамках «сезона» прошло порядка 400 мероприятий, многие простые французы смогли ознакомиться с турецким искусством, послушать турецкую музыку, отведать турецкую кухню, встретиться с турецкими деятелями культуры. Все в рамках «сезона» было очень турецким.

6 апреля «сезон Турции во Франции» подошел к концу. Завершился он пафосным мероприятием в Версальском дворце, в котором приняли участие 150 представителей Турецкой Республики, среди которых – премьер-министр Р.Эрдоган, министр иностранных дел А.Давутоглу и многие другие. В то время как французскую сторону из высокопоставленных чиновников представляли лишь председатель парламента Герард Ларшер, директор Версаля Аиллагон. Франция явно и однозначно дала понять, как она относится к подобного рода мероприятиям исламской страны на ее территории. Она также недвусмысленно намекнула, что попытки убедить Париж в необходимости немедленно принять находящуюся преимущественно в Азии мусульманскую страну в ЕС не достигли желаемого результата.

Вот уже с середины ХХ века Турция борется за вступление в европейский клуб. Данная цель стала, можно сказать, основой, маяком турецкой внешней политики. В последнее время и турецкие политики, и граждане страны все больше убеждаются в тщетности своих попыток, в том, что определенные члены ЕС не желают принимать в свой состав мусульманскую страну. Особенно ярым противником вступления Турции в ЕС в качестве полноправного члена стала Франция.

Западная Европа столкнулась со сложностями после вступления стран Восточной Европы в ЕС, поэтому многие западноевропейские страны в последнее время стали проявлять все больше негатива в отношении расширения Евросоюза.

Французы всегда стараются быть политкорректны, избегать резких высказываний, сглаживать углы в рамках ЕС. Однако в отношении Турции они практически перестали использовать замысловатые слова, стали выражать свои мысли прямо и конкретно. Так, президент Франции Николя Саркози часто утверждал, что Турция не принадлежит к Европе, предложил не давать Анкаре пустых обещаний, подчеркнул, что Турецкая Республика «может стать ассоциированным членом, а не полноправным участником».

Точка зрения многих французских политиков (например, Алена Жюппе, Бернара Кушнера, Пьера Лелуша) относительно вступления Турции в ЕС неоднократно менялась. Бывший премьер-министр Франции Ален Жюппе — теперь ярый противник расширения Евросоюза. Он заявил: «Когда речь идет о Турции, в игру вступают сердце и разум. С точки зрения сердца, я туркофил. Я люблю эту страну, и я часто там бывал. Это потрясающая страна, и жители ее такие же. Однако разум подсказывает мне, что сделать Турцию 28-ым или 29-ым государством Европы — значит изменить саму Европу. И я не слишком благосклонно к этому отношусь».

Причем такого рода незавуалированные критические высказывания становятся нормой во Франции, что, прежде всего, связано с растущим недовольством французов миграцией. Власти Франции переводят внимание граждан с вопросов внутренних на вопросы внешние, тем самым вовлекают народ в дебаты о расширении ЕС, переключают их недовольство на турок, которые, как и проживающие во Франции арабы, преимущественно исповедуют ислам.

Признание геноцида армян официально не является обязательным условием для вступления Турции в ЕС, однако некоторые авторы считают, что Турции придется сделать это на пути к членству в ЕС. 12 октября 2006 года парламент Франции принял законопроект, в соответствии с которым отрицание геноцида армян стало уголовным преступлением, аналогично отрицанию холокоста.

Все документы и высказывания первых лиц, ученых и простых граждан Франции, пусть и завуалировано, а порой просто и открыто, показывают, что Франция выступает против вступления Турции в ЕС, прежде всего, из-за того что Турецкая Республика – мусульманская страна с культурой, категорически отличающейся от европейской.

И дело не в том, что Париж плохо знает Анкару и нужно срочно провести разъяснительную работу посредствам мероприятий, подобных «сезону Турции во Франции». Отнюдь! Франция имеет свою жесткую и продуманную позицию, великолепно понимает, какую угрозу может представлять Турецкая Республика после вступления в ЕС. Именно поэтому все высшее руководство однозначно дает понять – нельзя позволить Турции вступить в ЕС, единственный путь – частичная интеграция и дальнейшее углубление отношений.

Турецкие власти стараются аккуратно реагировать на заявления своих французских коллег. Премьер-министр Эрдоган и его окружение великолепно понимают, что вступление Турции в ЕС во многом зависит от позиции Франции, с ней необходимо постоянно находить точки соприкосновения, а не конфликтовать. Именно в спокойном и постепенном, но твердом продвижении своих интересов и заключается позиция руководства Турции. Лишь некоторые случайно оброненные слова представителей турецких высших кругов выдают раздраженность и усталость руководителей страны от постоянной необходимости искать компромиссы.

Для чего Турции сейчас вступать в ЕС? Ответ на этот вопрос кроется в проводимой правящей Партией справедливости и развития явно не афишируемой политике – в медленном насаждении принципов ислама у себя в стране и в желании экспортировать их за рубеж. Турки преимущественно даже и не планируют становиться полностью европейцами, принимать европейские нормы как данность. Они вполне спокойно могут и хотят насаждать свои часто идущие вразрез с европейскими ценности, более того – они хотят получать экономические и политические дивиденды от Евросоюза, а не играть роль плацдарма, поля для игры в Азии. Именно поэтому ЕС в последнее время все более холодно смотрит в сторону Анкары, а Турция бьется о закрытую дверь, хоть и постепенно подбирается к тому, чтобы ее открыть.

Подводя итог, необходимо сказать, что в последнее время руководство Франции занимает все более жесткую позицию в отношении вступления Турецкой Республики в ЕС. И ни «сезон Турции во Франции», ни встречи Эрдогана и Саркози за закрытыми дверьми, по крайней мере сейчас, к потеплению в турецко-французких отношений не приведут. Более того, Анкара начинает понимать, что мечта о вступлении в ЕС рушится на глазах, с сожалением и завистью наблюдая за динамичным развитием российско-французких отношений.

52.39MB | MySQL:103 | 0,578sec