Индонезия и иранская ядерная программа

Министр иностранных дел Индонезии Марти Наталегава высказался в том плане, что диалог с Ираном значительно конструктивнее, чем санкции в отношении него. Это заявление было сделано на закончившейся 18 апреля с.г. в Тегеране конференции по вопросам разоружения и нераспространения ядерного оружия. Лозунг конференции состоял в следующем: “ Ядерная энергия для всех, ядерное оружие ни для кого”. В эксклюзивном интервью иранскому информационному агентству IRNA он также добавил, что Индонезия выступает против каких либо санкций в отношении Исламской республики Иран. Затрагивая тему Израиля, министр в порядке разоблачения сионистского режима и явно подыгрывая хозяевам конференции, заявил, что Израиль является крупным препятствием на пути реализации ядерного разоружения во всем мире. Подчеркивая необходимость следования курсу ядерного разоружения на Ближнем Востоке, индонезийский министр призвал израильский режим подписать договор о нераспространении ядерного оружия, отметив при этом, что страны, располагающие ядерным оружием, несут больше ответственности за напряженность в мире. (1) За несколько дней до этих высказываний центральная индонезийская газета “Jakarta Post” выступила с предложением позиционирования Индонезии в качестве главного инспектора иранского ядерного комплекса. Обозначенная цель инициаторов такого мероприятия состоит в том, чтобы стать посредником сохранении баланса интересов Ирана и Запада. По мнению индонезийских аналитиков два основных фактора подтверждают правильность такого выбора. Это большой заряд доверия, который страны Запада оказывают Индонезии, и потенциал политического влияния, которым она располагает в качестве крупнейшей страны исламского мира. Как пишет индонезийская пресса, при таком варианте инспекции стороны смогут избавиться от взаимной подозрительности, а западные страны проверить, насколько обоснованы их обвинения.(2) Далее газета отмечает, что в отношении иранской ядерной программы Соединенные Штаты нагнетают истерию, схожею с событиями предшествующими вторжению США в Ирак, который был заподозрен в наличии оружия массового уничтожения. Необоснованность подозрений, тем не менее, привела к военным операциям и неисчислимым жертвам. Как отмечается далее, между США и Ираном нарастает взаимная подозрительность и недоверие. Америка опасается за свою безопасность, Иран убежден, что американцы прежде всего заинтересованы в свержении его режима. На этом фоне разворачивается борьба нервов.

Судя по всему Индонезия, вознамерилась изменить ситуацию в лучшую сторону. При этом следует отметить позитив в отношениях Индонезии и Иране. В 2008 г. президент Индонезии Сусило Бамбанг Юдхойоно посетил Тегеран. Индонезия приветствовало избрание Махмуда Ахмадинежада на очередной президентский срок несмотря возникшие при этом определенные трудности. Относительно успешно развиваются отношения двух стран в области экономики, политики, социальной сфере. Что же касается их взаимоотношений в свете иранской ядерной программы, то здесь есть период, который обе стороны, по всей видимости, предпочитают не вспоминать. В 2007 г. Индонезия, являясь тогда непостоянным членом Совета Безопасности ООН, оказалась среди 15 членов Совета Безопасности ООН, единогласно проголосовавших за санкции в отношении Ирана. Оправдывая такое решение, министр иностранных дел Индонезии Хасан Вираюда высказалась в том плане, что поддержка резолюции Совбеза ООН представляет собой единственный путь к дальнейшим переговорам с целью нахождения мирного решения проблемы. Он отверг предположения относительно того, что Индонезия приняла решение под давлением Соединенных Штатов, хотя такое давление было очевидно.Решение правительства вызвало бурную реакцию. Ряд членов высшего законодательного органа страны выступили с резкой критикой правительства. Их высказывания сводились к тому, что правительство “не обладает достаточным мужеством для проявления самостоятельного курса перед лицом США”, “какой смысл членства в ООН при таком участии в нем?” Имели место неоднократные высказывания относительно того, что неспособность Индонезии проводить активную самостоятельную политику приводит к вычеркиванию ее из числа стран, являющихся полноправными участниками мусульманского сообщества и Движения неприсоединения, и что правительство потерпело поражение во внутренней и внешней политике (3). Дин Самсуддин, глава второго по численности объединения мусульман страны “Мухаммадия”, насчитывающего десятки миллионов человек, заявил, что решение правительства играет на руку Западу и Израилю. (4) Нужны были конкретные меры по ликвидации “иранской проблемы”. Судя по всему, Юдхойоно не оставалось ничего другого, как приложить усилия к демонстрированию своей приверженности интересам исламского мира, доверие к которой было подорвано при голосовании в СБ ООН за санкции в отношении Ирана в 2007 г. До этого момента в развитии отношений между Индонезией и Ираном значительно больше был заинтересован Иран. Ему было крайне необходимо сбросить с себя репутацию страны-изгоя и заручиться поддержкой самой крупной страны мусульманского мира, постоянно наращивающей в нем свой авторитет. Но положение меняется, и Индонезии надо было предпринимать конкретные шаги. В начале марта Совет Безопасности ООН проголосовал за новые санкции против Ирана в отношении его ядерной программы. Такое решение не поддержала лишь Индонезия – непостоянный член СБ. Представитель в те годы этой страны Марти Наталегава высказался в том плане, что Джакарта убеждена в том, что дополнительные санкции в отношении Ирана не являются наилучшим решением вопроса. Он сообщил, что Иран уже вступил в сотрудничество с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), на основании чего Индонезия и приняла такое решение. (5)Чистая дипломатическая победа со стороны Ирана. Это был один из шагов по преодолению его репутации страны-изгоя. Иран выразил исключительную благодарность народу и правительству Индонезии за непринятие резолюции. В этой ситуации визит Юдхойоно в Тегеран стал для него тогда значительно перспективнее. Он помог снять негативный осадок в собственной стране.

По прошествии ряда лет ситуация, в принципе, сохраняет свои параметры. Проводя курс на развитие сотрудничества, и Индонезия и Иран, внешне проявляя заинтересованность в развитии сотрудничества, преследуют чисто собственные интересы, которые совсем не обязательно должны соблюдать с интересами партнера, а в перспективе могут вступить в противоречие. Ирану по прежнему нужно преодолеть международную изоляцию, сбросить репутацию страны-изгоя, укреплять и расширять свои позиции на Ближнем Востоке. Индонезия все также настойчива в своем стремлении зарекомендовать себя глобальным игроком в мусульманском политическом пространстве.

1. ANTARA News/IRNA, 19.04.2010

2. Jakarta Post, 14.04.2010

3. Tempo Interactive, Jakarta, 27.03. 2007 Jakarta Post, 27.03.2007

4. Jakarta Post, 27.03.2007

5. Antara News, 04,03.2008

43.88MB | MySQL:92 | 0,903sec