Египетско-суданские отношения и нильская проблема

Свой первый визит в качестве официально выбранного президента Судана О.аль-Башир нанес в Египет. Это не случайно, так как трудно переоценить для Хартума его отношения с северным соседом. Особенно теперь, когда Судан получил привилегированное положение по условиям поставок в страну египетского газа, что является очень важным моментом для суданской экономики. Визит О.аль-Башира в гости к своему египетскому коллеге последовал по приглашению Х.Мубарака и преследовал цель показать четко и ясно всем «сомневающимся» в итогах прошедших выборов, что Каир свой выбор сделал. Добавим от себя, что этот выбор он сделал давно и сам процесс выборов его волновал только в качестве «неизбежной технической формальности». Такой шаг Х.Мубарака был не случайно синхронизирован по времени с заявлениями Госдепартамента США, который довольно не лицеприятно отозвался об организации суданских выборов. Каир дал четко понять своему стратегическому партнеру, что Судан является «священной коровой».

Основная задача египтян – это максимально использовать оставшееся до начала референдума о независимости Южного Судана время для организации под своей эгидой совместных консультаций между Джубой и Хартумом об условиях «мирного развода». Египет своей позиции в отношении возможности разделения страны в общем-то никогда не скрывал: он выступает категорически против. Итоги прошедших выборов развеяли последние иллюзии в отношении итогов референдума, они будут для Каира неутешительными. Как впрочем и другой итог, а именно наличие всех основных предпосылок для того, чтобы бы после провозглашения независимости на Юге разразится полномасштабная война между различными племенами и группами. Прошедшее голосование в южных штатах показало это со всей очевидностью, в чем и заключается основной положительный итог этого события. «Грызня» в СНОД, а также полная профессиональная некомпетентность государственных структур южан по организации выборного процесса должна только убедить сторонников сохранения единства Судана утроить свои усилия по организации подходящей схемы по сохранению единства страны хотя бы де-факто.

Каир и раньше больших иллюзий в отношении состоятельности Джубы не питал. Он конечно открыл там свое генеральное консульство, увеличил в несколько раз экономическую помощь, дал «зеленый свет» египетскому бизнесу по освоению южносуданской «поляны», но все это окажется лишь «бегом на месте» в том случае, если Южный Судан получит независимость одномоментно и будет вынужден решать все вопросы самостоятельно, без оглядки на Хартум, который так приятно критиковать за свои собственные ошибки и промахи. Да еще и получать от него за это деньги, не делая более ровным счетом ничего.

Дополнительным стимулом для египтян резко активизировать свои попытки добиться каких-то гарантий по сохранению хотя бы относительного спокойствия в Южном Судане стали последние заявления руководства Эфиопии о пересмотре существующих в настоящее время основных положений о разделе водных ресурсов Нила. Напомним, что 21 апреля с.г. официальный представитель правительства этой страны Шимелис Кемал открыто обвинил Египет в тактике затягивания пересмотра прежних статей нильского договора и пригрозил заключить договор уже без египетского участия. «Новый договор должен быть основан на принципах существующего международного права, заключение которого Египет всячески затягивает. Все семь стран, ( входящие в Нильский бассейн-авт.) отвергают старый колониальный договор, который был заключен между Британией и Египтом», — заявил Ш.Кемал. В этой связи Эфиопия и остальные шесть стран намерены 14 мая с.г. подписать рамочное соглашение, которое установит «новые правила игры» по использованию водостока Нила. При этом было подчеркнуто, что несмотря на то, что Египет и Судан (две крупнейшие страны – потребители Нильского водопотока) отказываются участвовать в пересмотре прежнего договора, другие заинтересованные страны предпримут все усилия для продвижения своих интересов. Представитель Эфиопии также отметил, что «стол переговоров по-прежнему открыт и для Каира, и для Хартума». Сказано это было в связи с заявлениями египтян, которые в категорической форме предупредили о недопустимости принятия каких-либо решений по Нилу без их участия. Напомним, что Египет сейчас потребляет сейчас 85% вод Нила или 5,5 млн кубометров в год.

Тем не менее, остальные страны (Эфиопия, Кения, Бурунди, ДРК, Руанда, Танзания, Уганда) намерены довести это дело до логического конца.

Сама по себе ситуация прекрасно иллюстрирует степень падения египетского влияния на континенте. Еще 15 лет назад подобный вариант развития событий было бы практически невозможно себе представить.

При этом Египет и Судан не имеют в настоящее время реальных рычагов влияния на эту ситуацию. Военный механизм мы сразу же исключаем. Такой вариант событий никто в мире «правильно» не поймет. Можно конечно разбомбить иррагационные сооружения, если их начнут возводить оппоненты, как в свое время это планировал делать А.Садат. Но такой вариант событий вызовет обструкцию и резкую реакцию ряда более мощных международных игроков, чем Бурунди и Руанда. За нынешними требованиями Эфиопии (помимо чисто предвыборных соображений) стоят серьезные региональные игроки в лице ЮАР и Катара. Они преследуют свои разновекторные интересы, но способны серьезно попортить нервы Каиру. Речь идет о процессе перекраивания рейтинга региональных лидеров. Процесс, который был предопределен концом «холодной войны» и нарушением принципа двуполярности модели мирового устройства. Теперь система саморегулируется, а при этом вероятны «тектонические сдвиги и выбросы пепла». За демаршем Аддис-Абебы стоят ЮАР (а вместе с ним и руководство Афросоюза), а также Катар, который выразил готовность финансировать эти проекты на льготных условиях. И ЮАР и Катар являются «молодыми львами», которые стремятся потеснить признанных авторитетов. Афросоюз в лице его нынешнего руководства пытается укрепить «афроцентризм» и перевести основной центр силы в «черную Африку», признанным лидером которой является ЮАР. Катар играет свою игру, претендуя на роль лидера в арабском мире. И в этом варианте расшатывание позиций Египта и отвлечение «его сил и средств» на «водный конфликт с африканскими странами» преследует цель если не окончательно похоронить его лидерские амбиции, то в крайнем случае сильно их ослабить. С учетом грядущих продовольственных проблем тема Нила для египтян по важности может быть даже важнее, чем вопросы ближневосточного урегулирования. В любом случае, при отсутствии иных способов повлиять на ситуацию, Каиру придется очень сильно «раскошелиться».

В этой ситуации присоединение в перспективе к «союзу недовольных» еще и нового южносуданского государства со своими собственными амбициями ситуацию еще больше усугубляет. И это при условии, если новообразованное государство не станет ареной открытого вооруженного конфликта.

В любом случае, Египту брошен новый вызов и в этой ситуации его союз с Суданом предопределен.

40.14MB | MySQL:91 | 1,079sec