Иран: март 2010 г. Военно-политическая ситуация

1.ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

21 марта Иран встретил Новый год — Ноуруз. Летоисчисление по иранскому календарю ведется со времени переселения пророка Мухаммеда из Мекки в Медину. Это событие произошло в 621 году нашей эры и получило название «хиджра», поэтому для жителей Ирана наступил 1389 год.

Ушедший год стал весьма сложным для Ирана. После состоявшихся в июне президентских выборов ИРИ пережила самый острый за всю свою 31-летнюю историю внутриполитический кризис. Акции протеста оппозиции сопровождались массовыми уличными беспорядками и столкновениями манифестантов с полицией. Антиправительственные выступления продолжались более шести месяцев и прекратились лишь в результате решительных и даже жестких действий властей и правоохранительных органов. В общей сложности были арестованы более 4 тысяч человек.

Верховный лидер ИРИ аятолла Хаменеи обвинил в беспорядках США, Великобританию, Израиль. «Они попытались разделить нашу нацию на две части: большинство и меньшинство», — заявил Хаменеи в обращении, приуроченном к празднованию Ноуруза. «Они хотели создать раскол внутри страны и сделать так, чтобы в Иране началась гражданская война», — заявил Хаменеи.

Накануне новогодних празднеств президент Махмуд Ахмадинежад заявил, что Иран уверенно продолжает движение по пути прогресса и освоения передовых технологий, и никакие препятствия со стороны врагов не остановят этого движения. «Исламская Республика добилась в последние годы заметных успехов в самых различных областях, только перечисление которых займет несколько часов. Это космические исследования, нанотехнологии, биотехнологии, агротехнологии, фармацевтика и многие другие». По его словам, «иранский народ доказал, что способен преодолеть любые преграды и устранить любые угрозы, и сегодня ничто не может помешать ему покорять новые рубежи на пути прогресса».

К иранскому народу обратились не только его руководители, но и президент США Барак Обама. В своей речи он постарался привлечь иранское население на свою сторону, том числе и в затянувшемся ядерном конфликте. Не ушел американский президент и от оценок президентских выборов в ИРИ. «В прошлом июне мир с воодушевлением наблюдал, как иранцы пытаются использовать свое право быть услышанными, — заявил президент США. — Как ни прискорбно, надежды граждан Ирана были встречены железным кулаком — мирно марширующих демонстрантов били дубинками, политических заключенных мучили, против США и Запада высказывались абсурдные и ложные обвинения, а мировая общественность была потрясена видеокадрами, которые запечатлели убийство молодой женщины-активистки».

Кроме того, Обама обратился напрямую к иранскому режиму под руководством Али Хаменеи. Лидер США заявил, что власти ИРИ выбрали путь самоизоляции, несмотря на предложение Вашингтона в прошлом году начать отношения с нового листа. Однако Обама подчеркнул, что предложение США сесть с Ираном за стол переговоров все еще в силе, и вновь указал на то, что Тегеран должен выполнять международные требования по ядерной программе. «Вы отказались принять жесты доброй воли со стороны международного сообщества, — заявил американский президент. — Вы повернулись спиной к пути, который мог бы дать вашим соотечественникам больше возможностей и привел бы Иран к той международной роли, которой заслуживает эта великая цивилизация».

В своем обращении Барак Обама пообещал, что США будут прилагать усилия, «чтобы обеспечить иранцам доступ к программному обеспечению и интернет-технологиям, что даст им возможность общаться друг с другом и со всем миром, не опасаясь цензуры».

К иранцам обратился и министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд, который, поздравив граждан ИРИ с Новым годом, подчеркнул, что у иранцев должно быть право выражать свое мнение без боязни быть избитыми или арестованными. Министр отметил, что его обращение является призывом к властям Ирана соблюдать права человека, а не зашифрованным посланием к оппозиции.

Действительно, с правами человека в ИРИ дела обстоят не совсем хорошо. Известная иранская правозащитница лауреат Нобелевской премии мира Ширин Эбади высказала опасение, что мировое сообщество, сосредоточившись на обсуждении ядерной программы Ирана, забудет о проблеме нарушения прав человека в этой стране. Она подчеркнула, что Ирану принадлежит «печальное лидерство» по числу несовершеннолетних заключенных и отбывающих тюремные сроки журналистов. И не только журналистов.

В Иране подвергаются арестам и преследованиям все инакомыслящие, вне зависимости от их бывших заслуг или нынешнего статуса. Причем дело не ограничивается только лишением свободы, но и используются более жесткие меры для «усмирения оппозиционеров», в том числе смертная казнь.

В марте Революционный суд Тегерана приговорил к смертной казни педагога школы города Пакдашт Абдулрзу Гамбари. В обвинении сказано, что Гамбари является «мухарибом», поддерживающим связь с антииранскими группировками и иностранными телеканалами. То есть преступником, борющимся против Аллаха и исламского правительства ИРИ.

Еще шесть человек, арестованных в ходе беспорядков в траурный день Ашура, в конце декабря приговорены к смертной казни. Ранее сообщалось, что тегеранский Революционный суд приговорил к смертной казни 11 участников беспорядков. В отношении двух из них приговор уже приведен в исполнение. Всем обвиняемым вменялось в вину членство в монархистской группировке, целью которой, по мнению суда, было свержение руководства Исламской Республики Иран и восстановление монархического строя, а также причастность к оппозиционной террористической группировке — Организации моджахедов иранского народа (ОМИН, — «Саземане Моджахедине Халке Иран»). Еще 100 арестованных ожидают рассмотрения дела или вынесения приговора.

В марте в Тегеране спецслужбами был арестован бывший вице-президент Ирана Хосейн Мараши. Суд приговорил его к году лишения свободы и направил в тюрьму «Эвин». В отношении него был введен пожизненный запрет на участие в политической, культурной и общественной деятельности страны за распространение антирежимной пропаганды.

Хосейн Мараши в разное время, начиная с образования ИРИ и вплоть до прихода к власти президента Махмуда Ахмадинежада в 2005 году, занимал разные государственные посты. Он два срока подряд был депутатом иранского парламента. Г-н Мараши также занимал пост вице-президента при администрации бывшего президента Ирана Мохаммада Хатами. После президентских выборов 2005 года и с приходом к власти Ахмадинежада, Мараши пришлось оставить занимаемые им посты. Он стал официальным представителем либеральной партии «Каргозаран» (Партия созидателей — Servants of the Construction Party. Это объединение считает своим лидером бывшего президента ИРИ либерала-реформиста Мохаммада Хатами) и выступал с резкой критикой в адрес действующего правительства.

В этом же месяце к трем годам тюремного заключения приговорена известная сторонница политических реформ Азар Мансури. Она была арестована в прошлом году в ходе кампании подавления оппозиции. Ей были предъявлены обвинения в нарушении общественного порядка и нанесении ущерба национальной безопасности.

Кроме того, в марте подтвержден приговор 86 задержанным во время послевыборных беспорядков.

Возбуждены уголовные дела в отношении детей влиятельного государственного деятеля председателя двух важнейших исламских органов – Совета по целесообразности принимаемых решений и Совета старейшин (Совет экспертов), бывшего президента ИРИ Али Акбара Хашеми Рафсанджани — дочери Фаизы Хашеми и сына Мехди Хашеми. Ранее они неоднократно обвинялись в создании беспорядков в стране. В ходе прошлогодних митингов Фаиза дважды подвергалась аресту. А Мехди Хашеми уже несколько месяцев находится в Великобритании.

Один из депутатов меджлиса, сторонник президента Ахмадинежада Рухолла Хосениян заявил: «Мы поддерживаем возбуждение уголовного дела против детей Хашеми Рафсанджани Фаизы и Мехди. Это должно быть справедливое дело, и с этого начнется процесс привлечения к суду других руководителей-интриганов». Коснувшись обращения в суд от имени 114 депутатов меджлиса относительно бывшего кандидата в президенты Мир-Хосейна Мусави, г-н Хосейниян сказал: «В настоящее время это обращение рассматривается в суде. Надеюсь, в ближайшее время против Мусави будет возбуждено уголовное дело».

Но атака на семейство Рафсанджани продолжалась. По прибытии рейсом из Лондона в Тегеран арестован и помещен в тюрьму внук Рафсанджани и сын Файзы — Хасан Лахути. Он обвиняется в связях со спецслужбами Великобритании, а также в причастности к вспыхнувшим после президентских выборов беспорядкам.

Также в тегеранском аэропорту спецслужбы задержали сына оппозиционного экс-кандидата в президенты и генерального секретаря партии «Эттемаде мелли» (партия Народного доверия — National Confidence Party), Мехди Карруби — Мохаммадтаги Карруби. Ранее силы безопасности препятствовали выезду из страны другого сына Карруби — Хосейна Карруби.

Подвергаются арестам не только представители политической и экономической элиты страны, но и известные деятели культуры. Так, в начале марта в своем доме в Тегеране был арестован вместе с семьей и гостями кинорежиссер Джафар Панахи. 49-летний лауреат многих международных премий Джафар Панахи считается одним из самых известных и влиятельных режиссеров в Иране. Он прославился фильмами, получавшими призы на кинофестивалях в Каннах, Венеции и Берлине. В 1997 министерство культуры Франции удостоило Панахи звания Кавалера искусств. Находящийся в жесткой оппозиции к действующей в Иране власти, г-н Панахи выступал по западным радиоканалам с резкой критикой в адрес действующего президента Махмуда Ахмадинежада. Тем не менее, генеральный прокурор Тегерана Аббас Джафари Довлатабади заявил, что задержание кинорежиссера не носит политического характера, а также никак не связано с его профессиональной деятельностью. Против Панахи возбуждено уголовное дело и ведется следствие.

Однако надо отдать должное властям ИРИ — они с пониманием относятся к желанию подследственных быть дома на празднике Ноуруз. Так, власти Ирана освободили на две недели на время празднования иранского Нового года бывшего вице-президента страны Хосейна Мараши. Причем, без залога.

Другие заплатили залог. Это коснулось внука Рафсанджани Хасана Лахути, а также других оппозиционеров. Освобожден под залог в 450 тысяч долларов (немыслимая для Ирана сумма) Мохсен Мирдамади, возглавляющий оппозиционную партию «Исламский иранский фронт участия» (Islamic Iran Participation Front). Освобождены также под залог режиссёр Мохаммад Расулов, журналист Акбар Монтажаби, еще четыре неназванных журналиста и профессор. Все они должны после праздников вернуться в тюрьмы и ожидать приговора в связи с обвинениями в участии в антиправительственных выступлениях, пропаганде «против исламской республики» и так далее.

Справедливости ради, надо отметить, что без всяких залогов были выпущены из-под ареста члены семьи и друзья режиссера Панахи, а также гражданка Ирана армянского происхождения Сильва Арутюнян. Сильва Арутюнян была арестована в Иране летом 2008 года. Она являлась представителем программы обмена по проблемам здоровья матери и ребенка в американской организации IREX. Сильва Арутюнян была арестована по обвинению в подготовке «бархатной революции» в Иране и приговорена к трем годам лишения свободы. Все эти факты освобождения, в том числе и «на праздники», несомненно, являются явным показателем ирано-исламской демократии в действии.

Но, если говорить серьезно, то ужесточение полицейского режима в ИРИ вызывает протесты даже у умеренных консерваторов. Аятолла Али Акбар Хашеми Рафсанджани подверг критики влияние «крайних» (читай – экстремистско-радикальных) сил во власти. Он сказал, что большинство представителей оппозиции, находящихся в настоящее время под арестом, являются невинными лицами, которые «неразрывными узами связаны с Исламской революцией». Бывший президент добавил, что протестовавшие и проводившие акции против итогов президентских выборов, являются «детьми Исламской революции, ее строителями и хранителями». По словам Рафсанджани, арестованные представители оппозиции полностью признают Конституцию и не допустили беззакония. 23 марта аятолла Рафсанджани заявил о том, что стабильность и порядок в стране могут быть обеспечены освобождением представителей оппозиции, находящихся под арестом, и возмещением им морального и материального ущерба.

Репрессии коснулись студентов и профессоров ВУЗов. Министр науки, исследований и технологий Камран Данешджу, который, кстати, был руководителем Центральной избирательной организации Ирана и соответственно несет ответственность за фальсификацию итогов голосования, жестко предупредил преподавателей университетов, что ни один из них не вправе «собирать студентов в целях, выходящих за рамки конституции», (то есть призывать к митингам и демонстрациям) и в случае несоблюдения этой нормы в отношении этих преподавателей будут предприняты решительные меры. Далее он, заявил, что преподаватели и студенты, не разделяющие устремлений народа, (другими словами, не разделяющие устремлений иранских властей) должны оставить свою работу, свое дело. Подобные угрозы со стороны официальных лиц являются, по сути, запретом на профессию по политическим мотивам.

Слова правозащитницы г-жи Эбади относительно репрессий против журналистов в ИРИ были подтверждены в докладе Международного комитета защиты журналистов. В нем говорится, что сотрудники СМИ стали главной мишенью властей Ирана, стремящихся положить конец массовым оппозиционным протестам против переизбрания президентом Махмуда Ахмадинежада. По данным авторов доклада, около ста иранских журналистов были вынуждены покинуть страну в связи с событиями после июньских президентских выборов, а под стражей в Иране сейчас находятся 52 журналиста – больше, чем в какой-либо другой стране мира.

В последние недели цензура в ИРИ ужесточилась. Иран блокирует вещание зарубежных спутников с 2009 года. Недавно иранские власти заблокировали трансляции еще 70 теле- и радиостанций, вещавших через спутник французского оператора Eutelsat. Спецслужбами ИРИ было прекращено вещание каналов BBC, Voice of America и Deutsche Welle. Также был затруднен доступ иранских пользователей в Интернет. Прекращение вещания коснулось также совершенно аполитичного канала мод — Fashion TV

Международный союз электросвязи (ITU) призвал власти Ирана принять меры по прекращению блокады зарубежных спутниковых трансляций. Эти действия Тегерана нарушают принятые этой организацией правила о спутниковых трансляциях. Иран является членом ITU. В свою очередь, Совет министров иностранных дел стран Евросоюза призвал Ирана прекратить информационную блокаду зарубежных, в том числе европейских электронных СМИ, вводить цензуру в интернете и немедленно положить конец практике электронного вмешательства. ЕС намерен ввести запрет на поставки в Иран современных технологий, позволяющих блокировать каналы мобильной и интернет-связи. ЕС призывает обеспечить право на свободу выражения в соответствии с международной конвенцией по гражданским и политическим правам, которую ИРИ подписала и ратифицировала.

В марте наложен запрет на выпуск ежемесячного журнала «Ирандухт» («Иранская девушка»). Главным редактором журнала является сын одного из лидеров иранской оппозиции, экс-кандидата в президенты Мехди Карруби — Мухаммед Хусейн Карруби. Власти Ирана закрыли также главный печатный орган оппозиции — газету «Эттемад» («Доверие»). Поводом для закрытия послужили, в частности, заявления представителей оппозиции и бывшего президента-реформатора Мохаммада Хатами, публикуемые в издании.

В последнее время в Иране были запрещены несколько периодических изданий, отражавших на своих страницах взгляды лагеря реформаторов. Кроме того, управление по прессе Министерства культуры ИРИ сделало предупреждение 17 известным периодическим печатным изданиям страны. Среди этих изданий названы журналы «Насле Эмруз», «Бану-е Шярги», «Аиене-е зендеги», «Пайамавар», «Сепидар», «Пишхан», «Зендеги-е Ирани», «Медад рянги», «Зендеги-е идеал», «Руйеш», «Кухенур», «Тохид», «Рахе зендеги», «Синема-е Эмруз», «Чилчрах», «Футбол» и газета «Бахар». Причинами выноса предупреждений указанным газетам являются несоответствие распространение ложной информации и искажение изображения государственного флага. Ранее, в январе этого года, уже были вынесены предупреждения 15 иранским газетам.

Правительство ИРИ наложило санкции на деятельность оппозиционной партии «Исламский иранский фронт участия». По утверждению властей, эти меры были предприняты в рамках подавления протестов оппозиции.

Иранские евреи тоже протестуют, но не против режима, а против военной операции ЦАХАЛа в секторе Газы. Члены еврейской общины Ирана провели пропалестинскую демонстрацию возле офиса ООН в Тегеране.

Председатель Иранского еврейского союза Рахматулла Раафи сказал, что его община выступила в поддержку палестинского народа. «Мы здесь, чтобы выразить нашу поддержку и сочувствие палестинскому народу», — сказал он, добавив, что мусульманские страны могут подняться как единая крупная сила против Израиля. Он также сказал, что жертвами нынешнего конфликта являются жители Газы. В Иране проживает сегодня около 25 тысяч евреев.

Власти ИРИ ведут неустанную борьбу не только с внутренней оппозицией и «внешними дьяволами» – США и Израилем, но и с их агентами на иранской территории.

Министерство юстиции ИРИ 13 марта выступило со специальным заявлением, в котором сообщило о разгроме «финансировавшейся Соединенными Штатами сети кибершпионов». В заявлении сообщается о том, что в последние месяцы президентства Джорджа Буша была основана тайная программа Iran Proxy, целью которой было сколачивание антиисламского альянса, в состав которого вошли монархические группировки и «антииранские ячейки». Данному альянсу, через ЦРУ и Госдепартамент было выделено финансирование в размере 400 миллионов долларов. Члены террористического подполья занимались шпионажем за иранскими ядерными объектами и «провоцированием беспорядков». Кроме того, вооружившись специальными приборами, предоставленными ЦРУ, кибершпионы похищали через интернет личные данные граждан ИРИ и членов их семей и поставляли их в американские центры. В связи с этим делом иранская полиция арестовала 30 человек. Их обвинили в ведении кибер-войны против исламского государства и получении за это денег от США. В сотрудничестве с американскими спецслужбами власти ИРИ обвиняют трех арестованных кибершпионов Кайвана Рафиая, Джамаля Хосейни и Ахмада Батеби. Естественно, арестованные уже дали признательные показания.

Но спецслужбы Ирана вели в марте борьбу не только против кибер-террористов, но и против «ваххабитского террористического подполья в провинции Западный Азербайджан». Там была арестована преступная группа ваххабитов. Не сообщается о количестве арестованных, однако говорится, что группа несет ответственность за убийство суннитского проповедника и охранника в городе Махабад в прошлом году. У арестованных найдены большие запасы оружия и боеприпасов, и, по словам следователей, они внедрялись в религиозные центры с целью вербовки молодых кадров.

В провинции Систан и Белуджистан продолжается вооруженная борьба с террористической группировкой «Джундалла». В марте подразделениями КСИР была уничтожена боегруппа при попытке их незаконного перехода из Пакистана на территорию Ирана. Члены группировки прибыли в Иран с большим количеством боеприпасов с целью совершения теракта в ответ на недавний арест органами национальной безопасности Ирана главы группировки Абдульмалика Риги.

Успех президента Ахмадинежада в борьбе с внешними и внутренними врагами повышает его мировой рейтинг. Так, в Санкт-Петербурге в семье мусульманина, приехавшего в Россию из Бангладеш, и русской мусульманки, новорожденного мальчика назвали Махмудахмадинежадом в честь президента Ирана Махмуда Ахмадинежада. Мальчик уже получил свидетельство о рождении. Мать ребенка рассказала, что ей «нравится политика, ум и доброжелательность иранского президента». «Если куда-то нам пришлось бы уехать, я бы не отказалась жить в Иране, где стабильность, и где президент страны не боится никого, кроме Аллаха», — добавила она.

Неизвестно, называют ли иранцы такими именами своих детей. Но президент Ахмадинежад всерьез обеспокоен резко возросшим количеством разводов и упадком института брака в стране. Он разработал специальный план. В соответствии с ним, иранцы, желающие вступить в брак, должны будут получить от государства специальное свидетельство. Для этого им придется пройти трехмесячные курсы предсвадебного обучения, которые подготовят молодых к радостям и трудностям семейной жизни. Каждую неделю для слушателей будут проводиться экзамены. Лишь сдав все экзамены, студенты курсов смогут получить свидетельство. Обучение будет проходить на базе национальной молодежной организации. Мохсен Занджанеш, глава национальной молодежной организации в Тегеране, уверен, что курсы дадут молодым людям представление об «алфавите жизни».

Обеспечат ли выпускники курсов перелом негативной тенденции в семейных делах? Согласно статистическим данным Организации регистрации актов гражданского состояния Ирана, в этой стране за прошедшие 11 месяцев 1388 года (март 2009 – февраль 2010г.) количество разводов по сравнению в прошлым годом увеличилось на 2,13%, число людей, вступивших в брак, уменьшилось на 5,2%. Возраст женщин и мужчин, вступивших в брак, составил 20 — 24 года, а возраст разведенных составил: у женщин 29-30 лет, у мужчин — 34-35.

За 11 месяцев этого года в Иране родились один миллион 240 тысяч 259 детей; умерло 359 723 человека; вступили в брак 804 628 человек и разведены 114 674 человека. Рождаемость увеличилась на 5,3 процента, смертность уменьшилась на 5,6 процента.

Но, быть может, дело еще и в дискриминации женщин в Иране, о чем заявила супруга лидера иранской оппозиции Мир–Хосейна Мусави Захра Рахневард. Она распространила заявление в связи с Международным женским днем. В заявлении г-жа Рахневард высказала критику в отношения действующих в Иране законов, которые приводят к дискриминации. В качестве примеров она привела закон о разводе, несоблюдение равноправия между мужчиной и женщиной в законе об откупе за убийство, привлечение женщин в более раннем возрасте к ответственности за совершенное преступление по сравнению с мужчинами и другие.

 

 

2.ОСНОВНЫЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

 

В марте в высших эшелонах иранской власти обсуждались проблемы внешнеполитической деятельности Ирана. Тегеран изложил цели своей внешней политики в наступившем новом 1389 году. Главные ее приоритеты: ядерный вопрос, ядерное разоружение, расширение дипломатических отношений со всеми странами (кроме Израиля), углубление связей с государствами региона с целью создания Азиатского союза, наподобие Европейского союза.

При этом, официальный представитель МИД ИРИ Рамин Мехманпараст особо подчеркнул, что Иран продолжит свои мирные ядерные работы, отметив, что Иран не допустит посягательства «ненасытных» держав на законное право Ирана осуществлять свою ядерную деятельность.

В конце февраля – начале марта в Тегеране состоялось ежегодное совещание иранских представителей за рубежом, целью которого было скоординировать внешнюю политику страны, выявить достижения и определить перспективы на будущее и план действий.

Иранские дипломаты имели встречи с верховным лидером ИРИ аятоллой Хаменеи, президентом Махмудом Ахмадинежадом, а также рядом членов кабинета министров и другими высокопоставленными должностными лицами.

Встреча с аятоллой Хаменеи проходила в день рождения пророка Мохаммада. Поэтому иранский лидер особое внимание обратил на единство мусульман во всем мире. Он призвал иранских дипломатов приложить усилия для поддержания единства мусульман и защиты своих прав. Лидер отметил, что выполнение предписаний пророка является одной из самых важных обязанностей мусульман, и что сплочение вокруг ислама может привести к решению многих проблем в исламских государствах и к их развитию.

Аятолла Хаменеи подчеркнул также, что мусульманские страны занимают выгодное географическое положение, располагая богатыми природными ресурсами, а также большим потенциалом. Однако он задал риторический вопрос: «Почему, несмотря на такие богатства, в этих странах существует такое количество проблем, и они не знают, как использовать свои преимущества»? Среди проблем в этих государствах Хаменеи назвал высокий уровень нищеты, разобщение, регресс в развитии науки, недостаточно развитую культуру, а также неумение защитить свои права перед мировыми гегемонами.

Здесь он раскритиковал некоторые мусульманские государства, сказав, что «сионистский режим» совершает преступления против палестинского народа, наносящие удар по мусульманскому единству, однако исламский мир ведет себя так, будто не имеет отношения к происходящему.

Верховный лидер в очередной раз назвал сионистский режим «прогрессирующей раковой опухолью», и добавил, что единственный способ бороться с ней — вернуться к исламу и начать выполнять предписания пророка. Аятолла Хаменеи обвинил США и Великобританию в разжигании конфликтов между сторонниками суннитского и шиитского толка ислама, а также назвал единение мусульман всего мира и защиту Палестины одной из важных миссий Ирана и его шариатских обязанностей.

В рамках «обновленной» внешней политики иранское руководство активизировало свои усилия на центрально-азиатском и кавказском направлениях. В частности, воспользовавшись празднованием Ноуруза во многих региональных странах, Тегеран в конце марта устроил международные торжества, посвященные этому празднику. В Иран прибыли президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, глава Афганистана Хамид Карзай, президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент Ирака Джаляль Талабани, а также вице-премьер Турции Джемил Чичек и министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров.

В марте Тегераном была выдвинута идея создания модели интеграции Ирана, Турции, Ирака и Сирии по образцу Евросоюза. Кроме того, меджлис устами советника спикера парламента по внешней политике Хосейна Шейхольэслама заявил о готовности Ирана подписать договор о ненападении со странами региона. По его словам, Иран не является врагом Саудовской Аравии, а «существующий на Ближнем Востоке кризис создается США для достижения собственных целей, включая использование запасов ближневосточной нефти». Советник подчеркнул, что Иран готов подписать соглашение о ненападении со странами региона при условии ненападения этих стран на Иран, и отметил, что «США запугивают эти страны ядерной программой и ракетами Ирана для продажи им своего оружия». При этом г-н Шейхольэслам пригрозил всем супостатам, заявив, что США и Европа не смогут защитить Израиль от ракет «Хизбаллы», а американские ракетные системы ПРО не смогут гарантировать безопасность странам региона.

Однако в ирано-арабских отношениях прорывов не произошло. Причина тому — и религиозные шиитско-суннитские разногласия, и этнические сложности между персами и арабами, и территориальные споры, уходящие корнями вглубь истории. Но в современном мире к ним добавились и сугубо политические. Исламская Республика Иран все громче заявляет о своих претензиях на привилегированное положение в мусульманском мире и на Ближнем и Среднем Востоке, что, естественно, не вызывает понимание в арабских странах.

Не сближают их и территориальные споры. Это относится и к трем стратегически важным островам, расположенным вблизи Ормузского пролива — Абу Муса, Большой и Малый Томб . Истоки этой проблемы лежат в 70-х годам прошлого века, когда Иран установил над ними контроль. Лига арабских государств (ЛАГ) поддерживает ОАЭ и рассматривает территориальный конфликт Объединенных эмиратов и Ирана как оккупацию островов со стороны Тегерана. В иранской столице отказываются считать эти острова «спорной территорией» и отрицательно относятся к идее передачи вопроса в Гаагский международный суд.

Масла в огонь территориальных споров подлило и заявление советника Верховного лидера Ирана аятоллы Хаменеи — Натега Нури — о том, что «Бахрейн в прошлом являлся одной из провинций Ирана». Это вызвало гнев среди арабских стран Персидского залива.

Кроме того, арабы считают, что Иран проводит политику усиления шиитов в арабском обществе, где преобладают сунниты. Это, в первую очередь касается, конечно, Ирака, но не только. В Йемене, где правительственные войска подавили недавно мятеж шиитской секты зейдитов, также, по мнению руководства этой страны, прослеживается рука Тегерана.

Однако это еще не всё. Как отметил арабский политолог Джавад Махмуд аль-Хамад, до сих пор в отношениях Ирана со странами Персидского залива сохраняется напряженность, помимо разногласий Тегерана с арабскими государствами вокруг вмешательства во внутреннюю ситуацию в Ираке и Йемене.

Одной из основных причин такой напряженности является иранская ядерная программа. Многие арабские политологи и, прежде всего из стран Залива, например, президент Кувейтского центра стратегических исследований, советник по национальной безопасности Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива доктор Сами аль-Фарадж, полагают, что Иран развивает ядерные технологии не только в мирных целях, как хочет это показать, но и для решения военных задач.

Кроме того, по их мнению, поведение Ирана свидетельствует о его намерении стать гегемоном в регионе. С 2003 года Иран разными способами, в том числе денежными вливаниями и военной мощью, вмешивается во внутренние дела стран региона. Всё это Иран делает, обладая традиционными средствами вооружения. Что же будет, если Иран станет обладателем ядерного оружия? — спрашивают арабы.

Обеспокоенность арабов, прежде всего региона Персидского залива, ядерными амбициями Ирана дала толчок ядерной программе Саудовской Аравии. В прошлом году Эр-Рияд заявил о строительстве первой атомной электростанции при поддержке США. Это решение саудитов эксперты рассматривают как ответ на ядерные инициативы Ирана.

Разрабатывая ядерную программу, Иран подталкивает другие страны региона, такие как Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет, к тому, чтобы заполучить такие же технологии и атомную энергию, считают специалисты. Такой путь чреват гонкой ядерных технологий с возможностью превращения в гонку ядерных вооружений.

У Саудовского королевства напряженные отношения сложились сразу же после установления в Иране руководства шиитского духовенства. В частности, после иранской революции возникли сложности в осуществлении иранцами паломничества к исламским святыням в Саудовской Аравии, которые вызваны, с одной стороны избыточной политизацией хаджа иранцами, с другой — жестким отношением саудовской религиозной полицией к паломникам-шиитам из Ирана.

Политические разногласия Эр-Рияда и Тегерана еще больше обострились после военных столкновений в Ливане между союзниками Саудовской Аравией — правящей коалицией «14 марта» и проиранской партией «Хизбалла». Кроме того, Иран поддерживает палестинское движение сопротивление ХАМАС, в то время как Эр-Рияд предоставляет помощь президенту Палестинской национальной администрации администрации Махмуду Аббасу.

К проблемам ирано-арабских взаимоотношений относятся и сложнейшая — палестинская. Иран, по сути, отвергает план мирного процесса в регионе, призывающий к созданию независимого палестинского государства, сосуществующего бок о бок с Израилем. Такая позиция Тегерана вызывает недовольство большинства арабских стран, в том числе и палестинцев. Так, лидер ПНА Махмуд Аббас выступил недавно с критикой в адрес Ирана, обвинив его в пособничестве группировке ХАМАС, которая тормозит мирный процесс. Действительно, Тегеран спонсирует суннитский ХАМАС и шиитскую «Хизбаллу», укрепления которых также опасаются арабские страны, граничащие с Израилем.

Надо подчеркнуть, что единственным относительно преданным союзником Ирана среди арабских стран является Сирия, которая стала своеобразным мостом между Тегераном и экстремистскими палестинскими группировками. Поэтому отношение к Ирану является принципиальным моментом в разногласиях между Сирией и большинством арабских стран. Это главная причина натянутости отношений между Каиром и Дамаском в последние несколько лет. В Египте считают, что тесный союз Сирии с Ираном наносит ущерб интересам арабов.

Очередное обострение напряженности произошло несколько месяцев назад после провала египетских усилий по достижению примирения между враждующими палестинскими движениями ФАТХ и ХАМАС. Каир обвинил Дамаск в оказании влияния на позицию ХАМАС, который после многочисленных раундов консультаций в конечном итоге отверг египетский план межпалестинского урегулирования. Считают, что не без участия Ирана.

Арабы все больше опасаются гегемонистских амбиций иранцев, которые усиливаются прямо пропорционально успехам Тегерана на ракетно-ядерном поприще. В последние годы общемусульманская обеспокоенность Израилем уступает место их тревогам в отношении ядерного Ирана. Возникает невообразимое и невозможное ранее единство взглядов арабов и израильтян на иранскую угрозу. Безусловно, это еще никакой ни арабо-израильский союз, это, скорее, не объявленный никем, неинституцированный альянс общего понимания иранской угрозы. Правда, угрозы, имеющей разные спектры цвета и световую насыщенность для израильтян, для арабов в целом, для арабов конкретных стран и даже для мусульманского мира.

Более того, в марте немецкий журнал Spiegel опубликовал статью, где говорилось, что у Израиля и государств Персидского залива складывается единый фронт против Ирана. Далее — что Эр-Рияд уже настолько далеко зашел в своей неприязни к Тегерану, что даже провел переговоры с госсекретарем США Хиллари Клинтон касательно вероятной военной операции против Ирана. Журнал также цитирует представителей западной разведки, которые убеждены в готовности Эр-Рияда открыть свое воздушное пространство для израильских военных самолетов.

Подобный «альянс понимания» беспокоит иранскую сторону. Совершенно не случайно председатель иранского меджлиса Али Лариджани 21 февраля резко осудил позицию Саудовской Аравии, выступающей в качестве союзника США. Г-н Лариджани предупредил саудовский королевский дом, что он рискует разделить судьбу иранского шаха, брошенного Вашингтоном на произвол судьбы. Одновременно Иран стремится заручиться двусторонними соглашениями с более «мягкими» в своих отношениях с ИРИ арабскими режимами.

Кроме того, Тегеран пытается использовать исламскую карту. Так, президент ИРИ Ахмадинежад, находясь в феврале в Сирии, совершил пятничную молитву в суннитской мечети, впоследствии заявив, что для него ислам един, и он не видит никакой разницы между суннитами и шиитами. Президента поддержал и экс-президент Ирана, а ныне политический соперник Ахмадинежада аятолла Али Акбар Хашеми Рафсанджани, который призвал саудитов создать совместно с Ираном суннитско-шиитский союз для решения разногласий между исламскими течениями. Руководство Ирана готово создать с арабскими государствами Залива совместную систему коллективной безопасности и даже подписать договор о взаимном ненападении.

Однако в Эр-Рияде прекрасно понимают, что призыв к началу диалога между суннитами и шиитами и признание иранским президентом «только единого ислама» — не что иное, как маневр, имеющий к тому же две цели. Прежде всего — тактическую — разрядить хотя бы религиозно-идеологическую напряженность между Ираном и арабскими странами. Кроме того, в этом прослеживается и стратегическая цель Тегерана — стать безусловным лидером не только шиитов (коих в мусульманском мире всего около 10%), но и всех мусульман. На это Саудовская Аравия пойти, конечно, не может.

Поэтому на призыв генерального секретаря ЛАГ Амра Муса начать диалог с Ираном на случай возрастания «израильской ядерной угрозы» ведущие арабские страны «под водительством» Саудовской Аравии ответили «нет». Они заявили, что им неизвестно, о чем говорить с Тегераном. «О чем? О том, чтобы Иран не вмешивался во внутренние дела Ливана, Ирака и Газы?», — риторически интересовались арабские дипломаты. Пожалуй, также проблематично предложение Амра Мусы создать структуру на Ближнем Востоке, которая объединит арабский мир с его ближайшими соседями — Ираном и Турцией.

Как мы видим, проблем и довольно сложных между арабским миром и Ираном вполне достаточно, чтобы их решение затянулось не на один год.

Исходя из нынешнего состояния ирано-арабских отношений, можно сделать вывод, что, несмотря на значительные усилия иранской стороны по налаживанию и развитию отношений с арабским миром, в целях предотвращения изоляции (причем не только политической, но и религиозной), а в худшем случае — создания единого арабо-израильского антииранского фронта, — в настоящее время о каком-то кардинальном арабо-иранском сближении, о пакте о ненападении или совместной системы коллективной безопасности не может идти речь.

В марте Иран продолжал пропагандистские атаки на Израиль. Так, президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад, выступая в самом конце февраля на конференции глав палестинских организаций сопротивления в Тегеране «Национальная и исламская сплоченность для будущего Палестины», сказал: «Близкое присутствие израильтян к Палестине сулит опасность, кризис и войну… Этот микроб коррупции более не может находиться в теле хозяина». Президент Ирана сказал, что «благодаря сопротивлению стойких сынов Палестины оккупационный сионистский режим утратил философию своего существования». Президент Ирана также отметил, что такие лозунги, как «защита прав человека» и «региональная борьба с терроризмом», представляют собой лишь повод для присутствия покровителей сионистского режима в регионе и направлены исключительно на его поддержку. Бескомпромиссный Ахмадинежад призвал палестинские группировки объединиться для борьбы с Израилем. Он сказал: «Объединение — единственный путь одолеть этого злого демона и отправить его в недра ада… Региональные правительства, которые все еще связывают свои надежды с некоторыми обещаниями западных политиков (надо понимать арабские страны Персидского залива, — В.С.), если они не могут стоять рядом с идеалами Палестины и народов региона перед лицом Израиля, пусть, хотя бы сохранят нейтралитет, не мешают своим народам защищать идеалы Палестины».

Новую волну антиизраильской пропаганды со стороны официальных лиц Ирана вызвало заявление премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху о строительстве в Иерусалиме, а также открытие Израилем синагоги на площади вблизи исламской святыни — Аль-Акса. Эти земли объявлены Биньямином Нетаньяху «наследием Израиля».

Спикер парламента Ирана Али Лариджани направил письмо спикерам парламентов Индонезии, Намибии, Уганды и главе Межпарламентского союза, где отметил «провокации в отношении палестинцев и их исламских убеждений». «Продолжающаяся агрессивная политика оккупационного режима Израиля в отношении строительства поселений почти полностью заблокировала путь к урегулированию кризиса на Ближнем Востоке… Израильский режим добавил к своим неправомерным действиям провокационное открытие разрушенной синагоги в окрестностях аль-Кудс (Восточного Иерусалима) всего через три недели после присвоения израильтянами двух признанных исламских памятников Палестины, а именно мечети Ибрагима в Хевроне и мечети Билала Бен Рабах в Вифлееме», — сказано в сообщении Лариджани.

В свою очередь, министр иностранных дел ИРИ Манучехр Моттаки направил официальные письма Экмеледдину Ихсаноглу, генеральному секретарю Организации Исламская конференция (ОИК), Амру Мусе, секретарю Лиги арабских государств, а также министрам иностранных дел Сирии, Ливана, Иордании и Индонезии. В сообщении министр просит провести чрезвычайное заседание по последним событиям в Иерусалиме, связанным со священной мечетью Аль-Акса. Он сказал, что дальнейшее молчание и бездействие мусульманских и арабских стран будет способствовать смелости Израиля в продвижении своих планов.

Кроме того, иранское министерство иностранных дел призвало мировое сообщество применить жесткие санкции против Израиля.

В марте Тегеран в очередной раз отверг попытку Вашингтона наладить отношения. Верховный лидер ИРИ аятолла Хаменеи в ответ на предложение Барака Обамы наладить диалог заявил, что «Обама не вправе говорить о мире дружбе с Ираном, так как его страна является частью заговора против Тегерана… Нам стало ясно, что за красивыми словами Вашингтона — его стальная губительная хватка».

Глава иранского МИДа ИРИ Манучехр Моттаки обвинил США и Великобританию в поддержке терроризма в среднеазиатском регионе. Об этом он заявил на проходившей в марте в Тегеране международной конференции по проблемам Средней Азии и Кавказа. «За деятельностью террористов в регионе стоят США, Великобритания и их силы в Афганистане и Пакистане», — утверждал руководитель иранской дипломатии. Он призвал государства региона перед заключением договоренностей о создании иностранных военных баз на своей территории обращать внимание на то, не будут ли эти базы создавать угрозу соседним странам.

В марте обострились отношения Ирана с Италией и Германией. В начале месяца в Италии были арестованы журналист государственного телевидения Ирана Хамид Масуминежад и еще один иранец. Согласно информации международных СМИ, эти два лица были задержаны итальянской полицией во время ареста нескольких лиц, подозреваемых в контрабанде в Иран оружия.

Германия освободила после краткосрочного ареста лидера курдской группировки «Пежак» Абдольрахмана Хаджи Ахмади. Члены «Пежак» придерживаются левых экстремистских взглядов и ведут вооруженную борьбу с властями Ирана, добиваясь независимости Курдистана. По данным иранских источников, эта группировка имеет тесные связи с действующей в Турции Курдской рабочей партией и причастна к убийству в начале этого года прокурора иранского города Хой, а также к ряду других терактов.

Эти действия двух европейских стран взвали недовольство иранских властей. Дипломатические отношения ИРИ и Норвегии также обострились в последние недели. Норвегия предоставила политическое убежище Мохаммаду Раза Хейдари, бывшему генеральному консулу Ирана в стране. Дипломат покинул свой пост, протестуя против подавления антиправительственных демонстраций в Тегеране в прошлом году. Это вызвало высылку норвежского дипломата из Тегерана. В ответ Норвегия выслала иранского дипломата из Осло.

В целом отношения Ирана с Европой в связи с «ядерным кризисом» значительно ухудшились. Европейские государства настаивают на ужесточение санкций против ИРИ. Это вынуждает иранское руководство, обеспокоенное угрозой новых санкций, искать поддержку в Китае и России – постоянных членов Совета безопасности ООН, странах, относящихся более мягко к санкционным путям убеждения Ирана. Однако в последние недели уверенности в китайской поддержке Тегерана у иранских официальных лиц несколько поубавилось. Так, бывший посол Ирана во Франции Садек Харрази, выразив отношение к сопротивлению КНР против применения в отношении Ирана более жестких санкций в Совбезе, сказал, что было бы больше наивностью, чем умной оценкой, думать, что Китай воспользовался своим правом вето из-за «сочувствия» к Ирану. Иранский дипломат заявил: «Я не слышал, чтобы Китай воспользовался своим правом вето при принятии против Ирана какой-либо резолюции в СБ ООН. Безусловно, Китай не может согласиться на более жесткие санкции, в частности, в связи с экспортом нефти». Дело здесь в том, что «экономика Китая развивается, а для развития необходима энергия, поступающая из постоянного источника». Но ответ на вопрос, подчинится ли Китай желанию Запада по применению против Ирана жестких санкций, зависит от того, как Запад удовлетворит Китай». Поэтому уповать на безусловную поддержку Пекина нет смысла.

В позиции России также стали появляться более жесткие по отношению к Ирану моменты. Это выражалось в высказываниях высших лиц государства. Однако говорить о кризисе в российско-иранских отношениях явно преждевременно. На многочисленных мартовских встречах в МИД РФ российских и иранских дипломатов обсуждались пути выхода из «ядерного тупика». Однако полного совпадения взглядов замечено не было. Суть российской позиции сводится к следующим моментам: Россию тревожат «ядерная политика» Ирана; РФ – за поиск компромиссного решения иранской ядерной проблемы; если же дело дойдет до введения санкций, то Москва за «умные» санкции, не вредящие жизненному уровню населения; санкции должны быть направлены только на обеспечение режима нераспространения ядерного оружия; Россия против изоляции Ирана, который обладает серьезными рычагами влияния и задача состоит в том, чтобы это влияние «внести в общую копилку и использовать в поиске конструктивных мирных решений в этом весьма взрывоопасном регионе». Такова была в общих чертах позиция Москвы на март 2010 года. Хотя события вокруг Ирана развиваются, и гарантировать неизменность такого подхода никто не может.

Российская тема присутствовала и кавказской и каспийской тематике. Так, 7 марта в Тегеране была проведена международная конференция на тему: «Конфликты, безопасность и сотрудничество на Южном Кавказе», на которую были приглашены послы Азербайджана, Армении и Грузии в Иране. На этом мероприятии Тегераном был поднят вопрос о его посреднической миссии в разблокировании армяно-азербайджанского конфликта. По мнению многих азербайджанских политологов, в последнее время Иран действительно уделяет повышенный интерес к Южному Кавказу. И эксперты делают такой вывод: Иран изучает возможность политических маневров в регионе. Однако по их мнению, в регионе важную роль играет Россия, и возможности для маневров у Ирана ограниченны. Поэтому Тегерану придется довольствоваться только экономической сферой, и играть какую-либо роль при решении политических вопросов он не способен. Перспективы иранского посредничества также встречены на Кавказе скептически. Как заявил член парламентского комитета по вопросам обороны и безопасности азербайджанского парламента Захид Орудж, «политическая система Ирана и его положение на международной арене не таковы, чтобы он выступал в роли посредника». Таким образом, южно-кавказское экспертное сообщество, не отрицая возможности влияния Ирана на процессы, происходящие в этом регионе, склоняется к мнению о том, что он не обладает достаточными политическими ресурсами и международной репутацией для того, чтобы включиться на равных в процесс урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха при наличии в составе посредников таких «тяжеловесов» мировой политики, как Россия, США и Франция.

11 марта в Баку началось заседание на уровне заместителей глав МИД Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении по вопросу безопасности на Каспийском море.

Следует отметить, что, по словам участников заседания, самые важные вопросы, связанные с правовым статусом Каспийского моря, такие как использование водной поверхности, завершение разграничения морского дна, рыболовство, судоходство, в том числе вопросы, связанные с безопасностью, — демилитаризация, движение военных кораблей и прочие вопросы комплексного характера — все еще не согласованы в полном объеме.

Вместе с тем в проекте Конвенции о правовом статусе Каспийского моря были согласованы положения по вопросам экологии и использования биоресурсов моря, и борьбы с наркотиками. Однако сомнительно, что согласованные проблемы составляют 70% вопросов, связанных с Каспийским морем, о чем говорят политики.

Вопрос о том, как по справедливости разделить Каспийское море и его ресурсы, до сих пор остается открытым. Политики бьются над этим с 2001 года, но так и не могут прийти к единому мнению. Ученые оказались более открытыми для диалога. Они нашли способ ускорить процесс определения политического статуса Каспийского моря. Создана научная организация для исследования региона, в которой будут в равной степени участвовать представители всех прикаспийских государств. Результатом станет создание единой информационной базы по Каспию. Таким образом, политики получат научное обоснование или опровержение своих аргументов о распределении ресурсов в пользу того или иного государства. Впрочем, вряд ли научные доводы перевесят экономико-политические.

Каспийское море — очень богатый регион, доказанные ресурсы нефти около 10 млрд т, общие ресурсы нефти и газоконденсата оцениваются в 18—20 млрд т, и естественно, каждое из прилежащих к нему государств пытается получить самый большой кусок «пирога». Несколько лет назад Иран хотел получить 50% каспийского дна, лишь недавно умерил свои желания до 20%. Несмотря на то, что решение о разделе шельфа между Казахстаном и Россией принято, до сих пор не улажены детали по Хвалынскому месторождению (запасы 332 млрд куб. м газа, 36 млн т нефти), и Россия не может приступить к его разработке.

Напомним, что вопрос об определении юридического статуса Каспийского моря возник после распада СССР. До 1991 года он был определен договорами между прибрежными государствами — Ираном и Советским Союзом.

 

Справка. Российско-Иранский договор, заключенный 26 февраля 1921 года в Москве, уделял больше внимание юридическому статусу Каспия. 3-я статья этого договора гласит: «Обе стороны, ведущие переговоры на высоком уровне, соглашаются принимать пограничную линию, определенную пограничной комиссией в 1881 году, как водную границу между Ираном и Россией. Эта граница должна быть охранена и является неприкосновенной». (Пограничная линия, закрепленная этой статьей, является водной границей Астара — Гасан-Кули).

В 1970 году по решению Министерства нефтяной промышленности СССР была претворена в жизнь практика деления Каспийского моря на национальные сектора. Согласно этому делению, примерно 70 тыс. кв. км территории Каспийского моря доставалась Азербайджану, 80 тыс. кв. км — Туркменистану, 60 тыс. кв. км — России, 105 тыс. кв. км — Казахстану, а 55 тыс. кв. км территории оставалось за Ираном. С этим осуществляемым делением также был ознакомлен Иран, и топографическая карта этого деления была отправлена в Тегеран. Тогда официальный Тегеран не предъявлял никакие претензии на проведение деления. Согласно этому решению Иран в рамках государственной водной границы от азербайджанской Астары до туркменской Гасан-Кули имел 14,86 % Каспия.

 

Первый саммит прикаспийских государств (Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении) прошел в Ашхабаде в 2002 году. Тогда было принято решение провести вторую встречу в Тегеране в 2003 году, но в этот срок она не состоялась и потом еще несколько раз откладывалась. Лишь в октябре 2007 года в Тегеране прошел второй саммит. Его участники подписали декларацию, в которой обозначили общие подходы к выработке конвенции о правовом статусе Каспия.

Прикаспийские государства в ноябре 2003 года подписали Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря. В июле 1998 года между Казахстаном и Россией были заключены Соглашение о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование, а в мае 2002 года — протокол к данному Соглашению. (Остаются, правда, проблемы по Хвалынскому месторождению). А 29 ноября 2001 года и 27 февраля 2003 года заключены Соглашение между Казахстаном и Азербайджаном о разграничении дна Каспийского моря и протокол к нему соответственно. Также между Казахстаном, Азербайджаном и Россией 14 мая 2003 года заключено соглашение о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря. Таким образом, Россия, находящаяся на севере Каспия, в целом решила на двух- и трехсторонней основе свои вопросы с соседними Казахстаном и Азербайджаном. Поэтому для России, по большому счету, вопрос политического статуса Каспия не требует немедленных и, тем более, скороспелых решений.

Афганистан оставался в марте в поле зрения Ирана. Президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад 10 марта впервые с момента своего переизбрания в прошлом году нанес краткий визит в Афганистан. Поездка иранского президента в Афганистан была запланирована на 8 число. Однако министр обороны США Роберт Гейтс прилетел в Кабул без предупреждения именно 8 марта. Из-за этого визит г-на Ахмадинежада был передвинут.

Однако, несмотря на это Кабул стал местом заочной полемики между Вашингтоном и Тегераном. Глава Пентагона Роберт Гейтс обвинил Иран в ведении «двойной игры» в Афганистане, заявив, что Тегеран, с одной стороны, «поддерживает афганское правительство, а с другой — талибов». Иранцы хотят, чтобы афганское правительство было дружелюбно с ними, но не желают, чтобы оно добилось успеха, -подчеркнул г-н Гейтс. Американские спецслужбы утверждают, что Тегеран снабжает боевиков афганского движения «Талибан» оружием и деньгами.

В свою очередь, президент Ахмадинежад также обвинил США в ведении «двойной игры» в Афганистане. Америка борется с террористами, которых они сами создали, — заявил г-н Ахмадинежад и добавил, что НАТО не может принести мир Афганистану. Зарубежные страны не хотят, чтобы Афганистан был свободной и развитой страной. «Народ Афганистана на протяжении долгих лет встречался с большими трудностями, и иностранцы не хотят, чтобы афганский народ развивался и жил в безопасности», — сказал Махмуд Ахмадинежад.

В ходе своего краткого визита в Кабул Ахмадинежад обсудил с афганским коллегой Хамидом Карзаем пути урегулирования проблем Афганистана.

В марте в орбиту внешнеполитической деятельности Тегерана входила и Африка. В начале месяца президент ИРИ Ахмадинежад встретился в иранской столице с государственным секретарем Зимбабве Дидимусом Мутаса. Махмуд Ахмадинежад заверил африканского дипломата, что Иран предпримет все, что в его силах, чтобы помочь Зимбабве в борьбе против «незаконного давления», против санкций, введенных Западом. Г-н Ахмадинежад заявил, что Иран всегда осуждал незаконное давление со стороны государств-гегемонов, которые пытаются заставить Зимбабве сдаться. Он высоко оценил сопротивление африканских стран вопреки всему. Иранский президент также призвал к выполнению всех соглашений, подписанных двумя странами. Г-н Мутаса передал послание президента Зимбабве Роберта Мугабе иранскому президенту. Он также призвал Иран активизировать сотрудничество с Зимбабве и вкладывать в страну инвестиции.

По всей вероятности, активность на африканском направлении Ирана не в последнюю очередь связана с потребностью этой страны закупать так необходимый ядерной программе ИРИ уран, точнее урановую руду.

Практически в эти же дни глава МИД ИРИ Манучехр Моттаки совершал официальный визит в Уганду, где встретился со своим коллегой Сэмом Кутеса. Иран стремится развивать всесторонние отношения с африканскими странами, сказал Моттаки во время встречи. Он также подчеркнул, что Иран приветствует инвестиции Уганды в экономический и частный сектор ИРИ. Для этого необходимо упростить механизм торговых процедур между двумя странами. Г-н Моттаки обсудил с коллегой также региональные и международные проблемы. Примечательно, что в настоящее время Уганда является непостоянным членом Совета Безопасности ООН, где, по всей вероятности скоро будет обсуждаться иранская ядерная проблема.

На Африканском континенте Манучехр Моттаки посетил также Кению, чтобы завершить работу по соглашениям, ранее достигнутым между Тегераном и Найроби.

Не ослабевают ирано-южноамериканские связи.

В марте Иран с официальным визитом посетил вице-президент Эквадора Ленин Морено. Он провел с официальными лицами Ирана переговоры по вопросам двусторонних связей, а также международных отношений и ситуации в мире и регионах Латинской Америки и Ближнего Востока.

В начале марта министром кооперации Ирана Мохаммад Аббаси посетил Уругвай, где новый президент Хосе Мухика выразил готовность расширять связи с ИРИ.

Таким образом, в марте продолжилась тенденция во внешнеполитической деятельности Тегерана, направленная на укрепление своих позиций среди мусульманских стран, арабского мира, а также государств Африки и Латинской Америки с целью создания, насколько возможно, широкой коалиции, защищающей Иран против воздействия Совета Безопасности ООН и Запада. Эту внешнюю политику можно расценивать, как стремление иранского руководства не допустить политико-экономической изоляции в случае введения новых, более жестких санкций со стороны СБ ООН, основных развитых стран.

 

 

3.ЯДЕРНАЯ ПРОБЛЕМА ИРАНА

 

В марте особых изменений в позициях сторон в разрешении иранского «ядерного кризиса» (в первую очередь, пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германии, а также Ирана) не произошло. Быть может, эти позиции проявились более ярко. Так, Соединенные Штаты делали все возможное, чтобы убедить партнеров в необходимости введения жестких и даже, по терминологии госсекретаря Хиллари Клинтон, «зубастых» санкций. Великобритания, Германия, Франция еще больше убедились в необходимости введения подобных санкций. При этом, среди западноевропейцев наиболее резкие мнения на этот счет имеет президент Франции Николя Саркози.

Надо подчеркнуть, что в марте в позициях Китая и России в большей степени, чем раньше, проявились моменты, свидетельствующие о готовности Пекина и Москвы к обсуждению в рамках «шестерки» новых санкций против Ирана. И это проявилось на практике. Так, Китай в первые месяцы 2010 года сократил почти на 40% объемы закупаемой в Иране нефти. Для убеждения КНР в необходимости принятия более жестоких санкций против Ирана в Пекин отправились высокопоставленные израильтяне — министр стратегического планирования Моше Аялон и директор Центробанка Стэнли Фишер. Руководство Израиля предоставило в распоряжение Китая «всю полноту разведывательной информации об иранской ядерной программе». Задачей — минимум израильтян было убедить китайцев хотя бы не голосовать против принятия новых, более жестких санкций против Ирана в рамках Совета Безопасности. Ранее Пекин с этой же целью посетили и представители США.

Российский «ЛУКойл» свернул свое присутствие в Исламской Республике. Как отмечают иностранные эксперты, это решение частной нефтяной российской компании, известной своей близостью к Кремлю, было принято не без его участия. Официальные лица России уже намекнули на неизбежность санкций против Ирана.

Наряду с этим, Москва выдвинула предложение о создании банка ядерного топлива для АЭС стран-членов МАГАТЭ и в конце марта юридически осуществила это. Между «Росатомом» и МАГАТЭ было подписано соглашение, согласно которому в городе Ангарске Иркутской области будет создан международный резерв ядерного топлива. Создание этого запаса является ключевым моментом российской инициативы в отношении гарантированного предоставления услуг ядерного топливного цикла. Инициатива предусматривает строительство системы центров по предоставлению данных услуг. Это должно обеспечить доступ всем заинтересованным государствам к атомной энергетике. Данная реализованная инициатива открыла путь к разрешению кризиса вокруг иранской ядерной программы. РФ предложила ИРИ поставлять топливо для его АЭС с условием возврата отработанного урана. Международный центр по обогащению урана в Ангарске был создан еще в 2007 году. Объем резерва должен составлять 120 тонн в форме UF6 со степенью обогащения в пределах от 2% до 4,95%. Однако четкого ответа до сих пор получено не было.

В марте активность в деле защиты иранской ядерной программы проявили Турция и Бразилия, доказывающие, что ИРИ имеет право развивать ядерные технологии (кто бы сомневался?!), что санкции не решат проблему, что надо действовать только путем переговоров. Все это правильно теоретически, но практически – в условиях сложившихся внутри и вокруг Ирана – это красивая утопия. Хотя, безусловно, все международное сообщество, включая «шестерку», поддерживает дипломатический путь, рассматривая санкции, как исключительные меры, не говоря уже о военных. Но не все зависит от постоянных членов Совбеза ООН и Евросоюза. Главное для позитивного решения иранской ядерной проблемы – позитивная политика Тегеран в этом вопросе. А ее пока нет.

25 марта президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад в очередной раз выступил с заявлением о сугубо мирном характере иранской ядерной программы, обвинив западные страны в создании «ажиотажа» вокруг данного вопроса. Он сказал, что Иран осуществляет обогащение урана, преследуя исключительно мирные цели. По словам иранского президента, западные державы лишь «унижают себя», отказываясь в это поверить.

Но поверить трудно. В начале марта в Вене открылась сессия Совета управляющих агентства. В состав этого руководящего органа входят представители 35 государств-членов МАГАТЭ, в том числе России. Участники сессии рассмотрели доклады генерального директора МАГАТЭ об осуществлении соглашений о гарантиях в связи с Договором о нераспространении ядерного оружия с Ираном и Сирией. Выводы выглядят весьма неутешительными. Так, в докладе по Ирану отмечается, что у МАГАТЭ нет «уверенности в отсутствии возможных военных составляющих в иранской ядерной программе». Кроме того, вопреки требованиям международного сообщества Тегеран продолжает развивать и наращивать мощности по обогащению урана.

«Иран не обеспечивает необходимого сотрудничества, которое позволило бы агентству подтвердить, что весь ядерный материал в Иране находится в мирной деятельности, — подчеркивается в документе. Иран не выполняет требования, содержащиеся в соответствующих резолюциях Совета управляющих и Совета Безопасности ООН, включая осуществление Дополнительного протокола, что важно для укрепления уверенности в исключительно мирных целях его ядерной программы и для решения остающихся вопросов». МАГАТЭ осуществляет контроль лишь за «непереключением заявленного ядерного материала в Иране» и не может подтвердить, что весь находящийся там материал используется исключительно в мирных целях. Об этом заявил на открытии сессии генеральный директор агентства Юкия Амано. По его словам, Иран «не обеспечивает должного сотрудничества с агентством». Генеральный директор МАГАТЭ призвал Тегеран принять шаги по выполнению в полном объеме соглашения о гарантиях с МАГАТЭ и рассматривать выполнение иных обязательств как первоочередную задачу.

Но, скорее всего, эти призывы останутся лишь призывами. К тем вопросам, которые имеет МАГАТЭ к Ирану и на которые Тегеран не отвечает, прибавился еще один: зачем Тегерану обогащение урана до почти 20%? По данным МАГАТЭ, Иран уже освоил (правда, в незначительных объемах) необходимые для этого технологии. Официальный иранский ответ: для того, чтобы сделать топливные элементы для Тегеранского исследовательского реактора (ТИР). Ведь, по словам руководителей ИРИ, МАГАТЭ и «шестерка» не желает поставлять для него топливо на иранских условиях. А продлить работу этого реактора на имеющихся запасах даже при значительном снижении мощности можно максимум еще на год. А дальше десятки тысяч иранских больных останутся без медикаментов, которые готовятся с использованием изотопов, вырабатываемых на тегеранском реакторе. Что касается больных, то необходимые лекарства или изотопы для их производства можно приобрести на международном рынке, поэтому не пристало иранскому руководству спекулировать на естественном сострадании к больным.

Главный вопрос о топливе, точнее – топливных элементах, или сборок, или таблеток, как их называют специалисты. Так вот. Технологией изготовления топливных элементов для ТИРа обладают в мире всего две страны – Франция и Аргентина. Последняя и поставила много лет назад используемые и заканчивающиеся ныне топливные элементы. Следует подчеркнуть, что ни в России, ни в США с их развитой ядерной промышленностью не существует оборудования для производства подобного специфического топлива. Даже если Иран, накопив значительное количество 20% урана, решится на создание собственных топливных элементов, это, во-первых, поставит под угрозу ядерную безопасность на предприятии, в районе, в самой стране. Во-вторых, совсем неочевидно, что данный эксперимент завершится выпуском топливных элементов.

Поэтому, как полагают специалисты, реальная неспособность Ирана производить топливо для реактора в Тегеране ставит под сомнение реальные цели обогащения урана до 20%, так как он не может использоваться для обеспечения топливом реактора в сроки, которые указал Иран. Тем не менее, достижение почти 20 процентного уровня обогащения значительно приближает Иран к производству расщепляющих материалов для ядерного оружия. То есть: обогатив уран до 20%, Иран фактически сделал 85% всей работы по производству ядерного оружия.

Таким образом, несмотря на огромные усилия международного сообщества, прежде всего, стран «шестерки», Иран в марте ни на йоту не изменил свою позицию, тем самым загоняя ситуацию с разрешением своей ядерной проблемы в сложнейшее положение.

 

 

4.САНКЦИИ

 

Март стал месяцем начала обсуждения возможных санкций против Ирана. 29-30 числа страны «Большой восьмерки» (G8), собравшиеся в Италии, обратились к мировому сообществу с призывом принять «надлежащие и решительные меры» по вопросу ядерной программы Ирана. Стороны поддержали свое первоначальное мнение по-прежнему оставаться открытыми для диалога с Ираном по поводу проводимой Тегераном ядерной политики и сотрудничества иранских властей с МАГАТЭ. При этом, несмотря на готовность сотрудничества с Ираном, вопрос оказания давления все же остается одним из вариантов дальнейшего развития событий.

Как известно, США и западноевропейские страны уже давно предлагают ужесточить санкции против Ирана за его отказ выполнять требования резолюций Совета Безопасности ООН, а также принять предложения России, США и Франции по дообогащению иранского 3,5 процентного урана в РФ с последующей передачей его во Францию для создания топливных элементов для Тегеранского исследовательского реактора.

В свою очередь, Россия и Китай не спешили одобрить санкции, хотя в марте Москва была уже согласна с необходимостью их введения. Пекин на протяжении месяца постепенно приходил к пониманию неотвратимости санкционных мер. В конце марта представитель КНР принял участие в телефонном обсуждении ситуации с санкциями между членами «шестерки» переговорщиков.

Представляет интерес позиции двух крупных стран — непостоянных членов Совета Безопасности ООН – Бразилии и Турции.

Бразилия в целом выступает против санкций. Однако глава МИД Бразилии Селсу Аморим заявил, что Бразилия будет соблюдать санкции в отношении Ирана, если ООН примет решение ввести таковые. Он сказал: «Есть заинтересованность в бразильских инвестициях (в иранскую экономику), могут возникать совместные проекты, так что, думаю, Бразилии не следует пренебрегать этим обстоятельством. Однако если будут введены санкции, они получат силу закона и будут нами уважаться, независимо от того, как мы к ним относимся». По его мнению, «санкции в целом ведут к изоляции» и подталкивают Иран к «еще более жесткой политике».

Турция пока категорически против санкций международного сообщества в отношении Ирана. Об этом заявил в марте премьер-министр Турции Тайип Эрдоган.

Наиболее жесткую позицию занимает Израиль. Израиль попросил США полностью изолировать Иран с моря, посчитав, что санкций, предлагаемых мировым сообществом недостаточно для того, чтобы в Тегеране прекратили свою ядерную программу. Министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман считает, что США должны использовать в отношении Ирана кубинский сценарий и ввести полное эмбарго против ИРИ. Однако, как считают эксперты, не похоже, что эта просьба найдет отклик в Вашингтоне.

Генеральный секретарь Организации Исламская конференция (ОИК) Экмеледдин Ихсаноглу выступает за решение ядерной проблемы Ирана путем переговоров. Находившийся в марте в России, генсек ОИК заявил: «Санкции против любой страны, в том числе Ирана, наносят огромный вред, прежде всего их населению. Это никому не принесет пользы. Должны быть в первую очередь переговоры… Мы считаем, что любое государство имеет право использовать атомную энергию в мирных целях, противостоять этому неправильно». Однако генсек ОИК при этом он подчеркнул, что, «конечно же, Иран должен предоставить гарантии, что атомная энергия будет использоваться в мирных целях».

Западноевропейские партнеры США, опасаясь, что Россия и Китай отвергнут санкционную резолюцию со слишком жестким набором санкций, убедили Вашингтон отказаться от ряда предлагаемых мер, а ряд предложений по санкциям смягчить — чтобы Совбез ООН смог бы одобрить хотя бы какие-то санкции.

Изменения в американских предложениях коснулись следующих вопросов. В первоначальном варианте США настаивали на полном запрете на зарубежные полеты государственных иранских аивакомпаний или перевоз грузов через третьи страны без специального разрешения от СБ ООН. В смягченном варианте речь идет об ограничениях на грузоперевозки, которые могли бы вводиться только в тех случаях, когда речь идет о попытках Тегерана обойти уже действующие санкции (запрещающие, например, поставки оружия, а также предметов и материалов, которые могут использоваться в ядерной или ракетной программах).

В вопросе финансовых ограничений США смягчили формулировку одного из положений возможного проекта. Первоначально она предполагала жесткий запрет на предоставление страховых услуг иранским компаниям при осуществлении ими контрактов, связанных с международными перевозками. В обновленном варианте речь идет лишь о том, что государства должны «принять дополнительные шаги» с тем, чтобы оказываемые иранским компаниям финансовые или страховые услуги не противоречили бы предыдущим резолюциям СБ ООН.

Этот пункт играет существенную роль в возможностях Ирана по экспорту своей нефти и импорту нефтепродуктов, и его «жесткий» вариант мог бы существенно ограничить их поставки, поскольку иностранные компании не могли бы заключать контракты на страхование транспортировки этого вида товаров.

Фактически исчезает из обновленного варианта запрет на международные финансовые операции с иранскими государственными облигациями, который был в первоначальных предложениях. В новом варианте речь идет лишь о том, чтобы страны «проявляли бдительность» при совершении таких финансовых операций и обеспечивали бы их соответствие прежним резолюциям Совбеза в отношении Ирана. Упоминание термина «облигации» вообще исключено из нового варианта. Ранее в этом году принадлежащий государству иранский Bank Mellat объявил о выпуске облигаций на 1 миллиард евро для финансирования добычи газа на одном из месторождений.

Впрочем, значительные санкционные меры в американском проекте сохраняются. В предложенном проекте резолюции говорится о «серьезной озабоченности ролью Корпуса стражей исламской революции (КСИР)», военизированных формирований, являющихся оплотом режима в Исламской Республике в течение последних трех десятилетий. В тексте указывается, что КСИР играет важную роль «в чувствительной ядерной деятельности Ирана в сфере распространения и разработке систем доставки ядерного оружия». В проекте содержится также указание на замораживание зарубежных активов КСИР и «любых физических или юридических лиц, действующих от их имени или по их поручению», а также фирм, которыми КСИР владеет или которые контролирует.

Вместе с тем, сейчас Соединенные Штаты пока не получили никакого ответа от России и Китая по поводу новых предложений.

На упомянутой телефонной конференции высокопоставленных дипломатов «шестерки» было решено продолжить дискуссию. Это США и западноевропейцы расценили как позитивный сигнал. По их мнению, такая реакция России и Китая говорит, что они уже готовы хотя бы обсуждать новый, измененный американский вариант перечня элементов возможной санкционной резолюции. Вместе с тем, западные дипломаты признают, что появления в Совбезе новой резолюции по Ирану вряд ли стоит ожидать раньше июня.

Однако президент США Барак Обама настаивал на ведении санкций в течение ближайших недель. Его поддержал президент Франции: «Пришло время действовать. Мы не хотим наказывать жителей Исламской Республики. В то же время, в отношении иранских властей мы будем требовать самых жестких санкций. И в этом процессе должны участвовать все европейские страны».

В марте эксперты обратили внимание на примечательную информацию, распространенную СМИ. В ней говорится, что за 10 последних лет правительство США выделило 107 млрд долл. в виде помощи американским компаниям, сотрудничающим с Ираном в нарушение эмбарго. Причем, в отношении зарубежных компаний, которые пытаются обойти санкции, Белый дом действует жестко, осуществляя против них мощное финансовые давление. По мнению большинства экспертов, такая политика Вашингтона явно раскалывает и так хрупкое единство, которого пытаются добиться в последнее время оппоненты ИРИ. Ведь сейчас вновь возобновились дискуссии по поводу введения новых санкций против ИРИ со стороны Совбеза ООН. Всем прекрасно известно, что без единства действий все санкции станут «бумажным тигром», как говорят в Китае. В этой связи, американская экономическая политика двойных стандартов по отношению к Ирану усложняет процесс принятия совместного решения.

 

Справка. Возможность введения санкций была предусмотрена уставом ООН еще в 1945 году, однако активно эту меру начали применять лишь с начала 1990-х годов.

В 1966 году Совбез ввел торговое эмбарго против британской колонии Южная Родезия (ныне Зимбабве), белое правительство которой ограничило в правах черное большинство. Запрещался вывоз ряда товаров и ввоз оружия, авиа- и автотранспорта, нефти. Меры отменены в 1979 году, когда стороны договорились о проведении выборов.

В 1977 году введено эмбарго на поставки оружия в ЮАР за политику апартеида. Отменено в 1994-м после всеобщих выборов.

После вторжения в Кувейт в 1990 году на Ирак наложено полное торговое эмбарго. Позже Багдаду разрешили продавать часть нефти, покупая на доходы продукты и медикаменты. Ограничения сняты в 2003-м после свержения Саддама Хусейна.

В 1991 году в связи с началом вооруженных конфликтов в бывшей Югославии Совбез запретил поставки оружия в регион. В 1992-м введены санкции против Сербии и Черногории, в 1994-м — против боснийских сербов. В 1996-м после подписания Дейтонских соглашений все запреты сняты. В марте 1998-го из-за конфликта в Косово против Белграда ввели оружейное эмбарго (до 2001 года).

В 1992 году из-за гражданской войны введено эмбарго на поставки оружия в Сомали. С 2008-го ограничены поездки и заморожены счета лиц, связанных с пиратами.

В 1992-м введены санкции против Ливии за взрыв самолета над Шотландией. Были запрещены авиаперелеты в страну, ввоз оружия и оборудования для нефтепереработки, заморожены счета за рубежом. В 2003-м после выдачи организаторов теракта и выплаты компенсаций санкции сняли.

В 1992 году Совбез ввел эмбарго на поставки оружия в Либерию, охваченную гражданской войной. В 2001 году был также запрещен импорт алмазов. Запрет на ввоз оружия сохраняется до сих пор, запрет на экспорт алмазов снят в 2007-м.

В 1993-м после переворота на Гаити введено эмбарго на поставки оружия и нефти, заморожены счета властей за рубежом. Отменено в 1994-м после возвращения президента Аристида.

В 1993 году Совбез запретил поставлять оружие и нефтепродукты группировке УНИТА в Анголе. Позже были запрещены поездки и заморожены активы повстанцев, ввоз автотранспорта и судов, горнорудного оборудования, вывоз алмазов. Санкции отменены в 2002-м, после окончания гражданской войны.

В 1994 году из-за геноцида в Руанде запрещены поставки оружия в страну. Запрет отменен в 2008-м.

В 1997 году после переворота в Сьерра-Леоне запрещены поставки оружия и нефти, поездки членов хунты. Позже нефтяное эмбарго отменили, а оружейное не действует на новое правительство страны.

В 1999 году Совбез ввел санкции против движения «Талибан» в Афганистане. Позже они были распространены на «Аль-Каиду» и на связанных с этими группировками лиц. Запрет на продажу оружия, поездки и заморозка активов касаются свыше 500 лиц и организаций.

В 2000 году запрещены на 12 месяцев поставки оружия в воюющие между собой Эфиопию и Эритрею. В 2009-м Совбез вновь ввел оружейное эмбарго и заморозил зарубежные счета ряда лиц в Эритрее из-за поддержки боевиков в Сомали.

28 июля 2003 года Совбез ввел оружейное эмбарго в отношении Демократической Республики Конго, раздираемой межэтническими конфликтами. Были запрещены поездки и арестованы активы лидеров боевиков и лиц, вербующих детей в вооруженные отряды.

С 2004 года действует запрет на поставки оружия участникам конфликта в провинции Дарфур в Судане. Составлен список лиц, чьи поездки ограничены, а зарубежные активы заморожены.

В 2004 году Совбез ввел аналогичные санкции против Кот-д`Ивуара, где погибли французские миротворцы.

С 2005-го заморожены счета и ограничены поездки лиц, причастных к убийству экс-премьера Ливана Рафика Харири.

В 2006 году после проведения КНДР ядерных испытаний Совбез наложил запрет на поставки в страну ряда вооружений, материалов для ракетной и ядерной программ, предметов роскоши. После испытаний в 2009 году расширено оружейное эмбарго.

С 2006-го Совбез принял ряд резолюций о санкциях против Ирана за отказ свернуть работы по обогащению урана. Введен запрет на поставку ядерных и ракетных товаров и технологий, на экспорт из Ирана оружия. Члены ООН должны предотвращать обучение граждан Ирана по ряду дисциплин.

 

 

5.НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

 

Иранская ядерная программа понесла потери. Ведущий иранский ученый-ядерщик Шахрам Амири пошел на сотрудничество с ЦРУ и переселился в США. Ученый, которому сейчас около 30 лет, пропал в июне 2009 года через три дня после прибытия в Саудовскую Аравию для совершения паломничества. ЦРУ, по данным СМИ, связалось с ученым еще в Иране через посредника, который предложил ему переехать в США.

Представители иранских властей считают, что побег Амири был «заговором ЦРУ» с целью подорвать ядерную программу Ирана. ЦРУ от комментариев отказалось. Амири работал в тегеранском университете Малек Аштар, который тесно связан с Корпусом стражей исламской революции. Коллега Амири по университету назвал побег ученого «тревожным знаком» и обвинил саудовцев в помощи ЦРУ.

Директор аналитического подразделения Национальной разведки США Мэтью Бэрроуз заявил в Вашингтоне: «Мы продолжаем считать, что Иран имеет научный, технический и промышленный потенциал, чтобы произвести достаточное количество высокообогащенного урана для изготовления одного экземпляра оружия в ближайшие несколько лет, если он решит пойти по этому пути, а в перспективе — и для производства ядерных вооружений, — сказал американский эксперт. — Центральный вопрос — это принятие соответствующего решения».

Как признал Бэрроуз, разведка США не знает, будет ли такое решение принято Тегераном, но при этом исходит из того, что отношение к данному вопросу в иранском руководстве прагматичное, основанное на сопоставлении «затрат и ожидаемых выгод». Этим и определяются «усилия, прилагаемые США и многими другими странами мира, в попытке повлиять на это решение», — заявил специалист. Он также напомнил, что Иран «продолжает совершенствовать свои баллистические ракетные силы», которые потенциально могут стать средством доставки и ядерных боеголовок.

Наконец, американский аналитик подтвердил, что в США вызывает тревогу рост регионального влияния Ирана. В этом контексте он упоминал такие страны, как Ирак, Афганистан, Сирию и Ливан, а также ряд радикальных региональных организаций и движений.

Другое мнение об иранской ядерной программе высказал глава Центрального командования вооруженными силами США в регионе Ближнего и Среднего Востока Дэвид Петрэус. Он подчеркнул, что Иран в ближайшее время не будет готов к созданию атомной бомбы, поскольку разработки несколько замедлились. «К счастью, — добавил генерал и продолжил, — Так что не думаю, что это произойдет в нынешнем календарном году».

В Израиле царит другая позиция. В марте израильский посол в ООН Габриэла Шалев впервые открыто подтвердила готовность своей и американской армии начать войну с Ираном. США и Израиль нанесут военный удар по Ирану, если предлагаемые международным сообществом санкции не охладят ядерные амбиции исламской республики. Ранее подобные подозрения уже неоднократно озвучивались наблюдателями. В частности, на подготовку к военной кампании против исламской республики указывали планы Вашингтона разместить свои зенитные ракетные комплексы «Пэтриот» в странах Персидского залива: Катаре, Бахрейне, Кувейте и ОАЭ.

В свою очередь, США активизировали работу по формированию планов перехвата на море подозрительных грузов, следующих в Иран или из него, в качестве меры оказания дополнительного давления на Тегеран с целью заставить его прояснить характер своих ядерных разработок. Американцы изучают ряд возможных вариантов действий — «от скромного расширения существующих международных инициатив по перехвату, до более экстремальных» и потому «менее вероятных», вплоть до блокады районов Аравийского моря. Тем не менее, как полагают американские политологи, Вашингтон не собирается принимать военные меры, по существу загоняющие Тегеран в западню. США добиваются того, чтобы Совет Безопасности ООН при обсуждении целесообразности введения против Тегерана новых международных санкций рассматривал возможность наделения стран-участниц правом подъема на борт вызывающих подозрение судов, направляющихся в Иран или из него, проведения досмотра грузов на их борту, а также — в случае необходимости — их ареста.

Несомненно, возрастающая военная активность иранцев вызывает у США опасения. Неназванный представитель разведывательных кругов США еще раз подтвердил, что боевики-террористы радикального афганского исламистского движения «Талибан» проходят специальную подготовку на территории Ирана. По его словам «на протяжении нескольких лет Иран обеспечивал поставку оружия и боеприпасов афганским талибам». Кроме того, сообщил разведчик, — Тегеран «также помогал устраивать, по меньшей мере, незначительные по масштабу учебные занятия» по обращению с оружием для талибов, при этом «есть основания считать, что некоторые такие курсы проводились в Иране».

В такой обстановке иранское военно-политическое руководство продолжало целенаправленную работу по укреплению своих вооруженных сил. Это коснулось в марте, в первую очередь, военно-морских сил: надводных, подводных и ракетных.

Эсминец «Джамаран», изготовленный на вервях страны и недавно спущенный на воду, провел испытания находящейся на вооружении новой ракеты. Западные аналитики за месяц, прошедший с момента спуска первого иранского эсминца на воду сумели подробнее рассмотреть его и пришли к следующим выводам: дизайн эсминца основан на британском проекте легких фрегатов класса Alvand. Водоизмещение корабля – 1500 тон, экипаж 140 человек, он оснащен, по сообщениям иранской прессы, современным радаром и системами электронного наблюдения. Изготовление второго иранского корабля такого же класса подходит к концу. Второй эсминец предназначен для Каспийского моря.

На эсминце «Джамаран» была испытана ракета «Нур» («Свет») класса «море-море», которая поразила цель, находившуюся на расстоянии почти 100 км от эсминца. Ракета обладает чрезвычайно низкой траекторией полета, что делает практически невозможным обнаружение ее радаром. «Нур» является модернизированным вариантом китайской ракеты C-802, однако, иранским инженерам удалось увеличить дальность действия и, соответственно, поражения до 170 км.

По данным иностранных СМИ, Китай открыл в Иране предприятие по производству крылатых противокорабельных ракет (ПКР) «Наср-1» («Победа-1»), являющиеся усовершенствованной версией китайской ракеты C-704.

В этой связи следует отметить, что сведения о военно-техническом сотрудничестве (ВТС) Китая и Ирана не являются новостью. Эти страны уже на протяжении многих лет имеют тесные связи в военной области. Особенностью ирано-китайского ВТС является то, что Пекин не только поставляет готовые образцы оружия, но и передает Ирану ряд технологий, оказывает содействие в создании его военно-промышленного комплекса, способного выпускать тактические и оперативно-тактические ракеты, артиллерийские системы, боевые корабли и катера, а также противокорабельные ракеты. Под этим углом зрения надо и рассматривать пуск завода по производству иранского варианта С-704.

Китайская ПКР C-704 впервые была продемонстрирована на авиашоу в китайском городе Чжухае в 2006 году и практически сразу поставлена в Иран, где получила наименование «Наср-1». Стрельбовые испытания ракеты «Наср-1» были выполнены в конце 2008 года. Ракета первоначально предназначалась для установки на малых кораблях, включая быстроходные катера, для обеспечения береговой обороны. Иранские военные также говорят о варианте для пуска с вертолета. «Наср-1» предназначена для поражения морских целей водоизмещением до 3000 т. Теперь в Иране началось собственное производство подобных ракет.

В марте заместитель главы Организации по исследованиям, технологиям и образованию в морской промышленности при министерстве обороны Ирана Алиджаббар Рашиди заявил, что Иран располагает технологией производства сверхмалых подводных лодок «миджет», которой обладает только несколько стран в мире. Он отметил, что в Иране наблюдается прогресс в сфере строительства больших и малых подводных лодок.

ВМС КСИР успешно провели в Бушере испытания «высокоскоростного судна». По словам заместителя командующего морскими силами Корпуса Али Фадайи, «высокоскоростное судно» произведено в Иране иранскими специалистами. Информацию о характеристиках судна он не предоставил.

Иранские ВМС не только оснащаются новой боевой техникой и вооружением, но и постоянно совершенствуют боевое мастерство. Для этого вахтенным методом осуществляется, в частности, патрулирование Аденского залива и северной части Индийского океана. В марте очередная военно-морская группа отправилась в эту зону для борьбы с сомалийскими пиратами. Иранский флот патрулирует торговые маршруты вдоль берегов Сомали с ноября 2008 года.

Министр обороны Ирана генерал Ахмад Вахиди в ходе мартовской поездки на военно-морскую базу в городе Бендер-Аббас в Персидском заливе сказал о том, что после успешных испытаний новой зенитной ракеты класса «земля-воздух» малой дальности начато ее производство в промышленном масштабе. В ближайшее время это мощное тактическое оружие будет передано вооруженным силам страны. Эти ракеты имеют радиус поражение цели до 40 км. Генерал Вахиди рассказал, что «умная ракета будет лететь со сверхзвуковой скоростью и воздействовать на цель как шрапнель».

Вполне вероятно, что именно об этих ракетах писали СМИ, отмечая, что они способны будут поражать американские вертолеты «Апачи» (Apache) во время возможного вторжения США в страну. Сейчас «Апачи» активно используются военным контингентом США в боевых операциях на территории Ирака и Афганистана.

В начале февраля 2010 года в Иране были открыты заводы по производству ракет «Каем» («Непоколебимый») и «Туфан-5» («Шторм-5»). «Каем» предназначена для уничтожения вертолетов противника на малых и средних высотах. Технические характеристики ракеты обнародованы не были. Это же относится и к ракете «Туфан-5», про которую известно только то, что она оснащена двумя боеголовками.

В феврале иранские военные также объявили, что начали разработку зенитной ракетной системы, которая по своим характеристикам, как подчеркнули иранские военные, превосходит российскую С-300. Ранее Иран планировал импортировать С-300 из России, однако эта сделка не была завершена. По всей видимости, поставки С-300 будут разморожены лишь после разрешения кризиса вокруг ядерной проблемы ИРИ, что в ближайшее время маловероятно.

О непоставленных в Иран ЗРК С-300 израильский специалист по ПВО и ПРО Узи Рубин сказал, что эта система представляет опасность для авиации Израиля, поскольку из-за ее секретности пока не разработаны средства преодоления. Он заметил, что «надо учитывать, тот факт, что этот зенитный комплекс постоянно модернизируется, и мы не можем знать наверняка, какую модификацию Россия может поставить Ирану. Этот ракетный комплекс опасен для нас не своими возможностями, а тем, чего мы о нем не знаем».

В ближайшее время ВВС ИРИ проведут испытания нового поколения самонаводящихся ракет «Касед-2» («Гонец-2»). Сейчас в Иране осуществляется полномасштабное производство самонаводящихся ракет типа «Касед-1» весом 2 фунта (907,2 г), которые находятся на вооружении ВВС страны. «Дальность поражения цели новых ракет превышает аналогичные показатели их предшественников», — сказал командующий ВВС Ирана генерал Хасан Шахсафи. «Касед-2» весом 700 г. имеет высокую точность поражения цели и обладает большей взрывной мощью по сравнению с предыдущей модификацией. По всей вероятности это, так называемая «планирующая авиационная бомба».

Иранские специалисты разработали «интеллектуальный радар», использовав полимер нового вида, сообщил в марте директор по научным исследованиям компании «Рах Пуян» Сухейл Июзхани. По его словам, эти радары быстро меняют диапазон и могут улавливать разные волны и частоты. Использованный в радаре полимер автоматически регулирует геометрические изменения. Обычные радары могут передавать и получать информацию в ограниченной частоте, новые радары способны передавать информацию в одной частоте, а получать в другой. Г-н Июзхани отметил, что радар имеет малый вес, и это является еще одним его преимуществ. Новые радары предназначены как для гражданских целей (для прогноза погоды и связи), так и военных.

Таким образом, март 2010 года или месяц Нового 1389 года и праздника Ноуруз стал месяцем ужесточения ситуации внутри Ирана, месяцем репрессий властей против оппозиции, месяцем усилением мощи вооруженных сил Ирана, месяцем очередных попыток Тегерана заручиться поддержкой на международной арене как можно большего числа стран, месяцем согласования общих подходов к Тегерану со стороны международного сообщества по проблеме урегулирования важнейшей для всех — ядерной проблемы Исламской Республики Иран.

32.81MB | MySQL:67 | 0,812sec