Ирак: перспективы развития политической ситуации

До начала запланированного вывода американских войск из Ирака осталось около двух месяцев. При этом внутренняя ситуация в стране далека от оптимистических прогнозов. Несмотря на ликвидацию командира иракской «Аль-Каиды» в прошлом месяце, террористическая активность в стране находится на неприлично высоком уровне. Надежды аналитиков Госдепартамента США на то, что прошедшие выборы приведут к некой балансировке сил в стране, что установит хотя бы относительную стабильность, не оправдываются.

При этом совершенно очевидно, что «Аль-Каида» здесь является вторичным звеном. Радикалы проявляют свою активность только на фоне не прекращающегося противостояния между суннитскими и шиитскими партиями. В случае политической консолидации у каидовцев очень мало шансов серьезно дестабилизировать обстановку.

На сегодняшний день основным препятствием на пути достижения хотя бы видимости политической стабильности является абсолютно деструктивная позиция по этому вопросу со стороны действующего премьера Н.аль-Малики. Свержение С.Хусейна и нарушение жесткой вертикали власти вызвали естественный хаос, который до сих пор не удалось структурировать. Политические элиты страны никак не могут найти оптимальную для всех систему разделения власти.

Прошедшие выборы это прекрасным образом продемонстрировали. Светский блок «Аль-Иракия» А.Алауи, несмотря на одержанную победу (91 место в парламенте), скорее всего, будет лишен возможности воспользоваться ее плодами. Судя по последним данным, коалиция Н.аль-Малики (89 мандатов) уже достигла предварительной договоренности о формировании будущего правительства с курдами (57 мандатов), которые сумели достигнуть договоренности между собой и объединиться в единую коалицию. Причем компромисса удалось достигнуть даже с Исламской партией Курдистана, в состав которой входит ряд лиц, напрямую аффилированных с «Аль-Каидой». Таким образом, курды подходят ко времени формирования правительства во всеоружии. Это совершенно не означает того, что в их рядах все гладко и спокойно. Просто курдским лидерам удалось найти общий лейтмотив совместных действий, который является главенствующим среди всех курдских партий в настоящее время. Это самостоятельность в контроле над нефтяными месторождениями в Курдистане и полная свобода по вопросам экспорта углеводородов. Это требование является основным со стороны курдов по поддержке той или иной правительственной коалиции. Судя по всему, Н.аль-Малики вынужден согласиться на это условие и на ряд других. Среди последних – определение статуса Киркука путем проведения переписи населения, предоставление четверти министерских мест в будущем правительстве, государственное финансирование курдских военных подразделений (пешмерга) и т.п. У нынешнего премьера просто нет другого выхода, если он хочет остаться у власти.

Но одни курды не в состоянии обеспечить большинство в парламенте Н.аль-Малики. Ему необходимо договариваться с М.ас-Садром, чей Иракский национальный конгресс пришел в выборной гонке третьим (68 мандатов). Единственным спорным вопросом, который может затянуть вопрос формирования союза, является крайне непримиримая позиция М.ас-Садра по вопросу определения статуса Киркука. Требование курдов проведения переписи определено их желанием официально закрепить за этим районом статуса «части Курдистана», исходя из пропорций этнического состава населения. Помимо нефти, месторождения которой находятся в этом районе, вопрос стоит еще шире. А именно определение административных границ Курдистана, которые в очень близкой перспективе станут государственными. Что так произойдет, никто в принципе даже в самом Ираке не сомневается.

Таким образом, совершенно очевидно, что в результате долгих переговоров коалиция будет сформирована только под руководством нынешнего премьера. Шансы А.Алауи возглавить правительство, фактически равны нулю в силу ряда обстоятельств. Первым и главным является тот момент, что А.Алауи (даром, что шиит) является отчетливым оппонентом Ирана, что подчеркивалось им не раз публично и что собственно обеспечивает ему поддержку суннитов. Откажись он от этого постулата, и о нем как о реальном политике можно будет сразу забыть. На «шиитской площадке» ему места нет.

С курдами у Алауи также не ладится. Прежде всего, потому, что он настаивает на государственном контроле за месторождениями углеводородов в Курдистане. Таким образом, говорить о будущем премьерстве Алауи можно больше в теоретической плоскости.

В этой ситуации перед США снова стоит дилемма. Пентагон и спецслужбы, безусловно, поддерживают А.Алауи. Это обусловлено, прежде всего, тем, что Алауи полностью контролируется ЦРУ США, и его коалиция с суннитами дает возможность в случае наличия благоприятных условий фактически полностью минимизировать террористическую активность «Аль-Каиды». Алауи уже доказал жизнеспособность своей стратегии, именно при его активном участии создавались племенные образования суннитов в приграничных с Сирией и Иорданией районах, которые смогли значительно снизить влияние исламистских радикалов. Другое дело, что затем Н.аль-Малики это благое начинание развалил. Привлекательность кандидатуры А.Алауи для американских «силовиков» объясняется еще и тем, что он смог договориться с основным источником непрекращающейся террористической войны. Мы имеем в виду баасистов, которые во времена режима С.Хуссейна служили в армии и спецслужбах. Эта же категория лиц является и основным поставщиком новых рекрутов в исламистские организации сопротивления. Достижение с ними компромисса фактически ставит «крест» на активности отрядов джихадистов. Понятно, что за это надо платить. Платить интеграцией баасистов в политическую и экономическую инфраструктуру Ирака. Это совершенно исключено для Н.аль-Маликии, других шиитских вождей и курдов.

Дрейф Н.аль-Малики (о М.ас-Садре и говорить не приходится) в сторону Ирана является еще одной «головной болью» для американских военных. Последние рассматривают, как им и положено, все варианты развития противостояния (в том числе и силовой) с Тегераном по вопросу его «ядерного досье». В этой ситуации иметь у себя «под боком» «пятую колонну» в планы Пентагона не входит. Это второй момент также объясняет предпочтение А.Алауи со стороны американских «силовиков».

Именно «силовиков», поскольку в Госдепе придерживаются иной точки зрения. Там убеждены в том, что в лице Н.аль-Малики они нащупали идеальную фигуру, которая сможет обеспечить баланс интересов основных сил и сохранить «нейтральность» по отношению к Ирану. Бывшие баасисты в этой схеме учитываются мало, что чревато продолжением гражданской войны сколь угодно долго. А гражданская война является идеальным инкубатором для выращивания новых бойцов для «Аль-Каиды».

Из всего этого следуют следующие выводы. Напряженность и террористическая активность в Ираке сохраниться, как минимум, в среднесрочной перспективе. Необходимо ожидать ее усиления по мере выполнения графика вывода американских войск. Последний в свою очередь будет незначительно пересматриваться в сторону его пролонгации. В этой связи следует ожидать возрастание противоречий по этому вопросу между Пентагоном и Госдепом США, который считает, что присутствие американских военных является дополнительным стимулом активности исламистов. По мере вывода американских войск пропорционально будет возрастать политическое влияние иранцев, и соответственное усиление суннитских отрядов сопротивления, при активной поддержке их со стороны КСА и других стран Персидского залива.

39.68MB | MySQL:94 | 1,268sec