Политика США в отношении курдов Турции

Для Соединенных Штатов курдская проблема в Турции уже стала одним из факторов региональной политики. Хотя США, в отличие от европейских стран, не оказывали столь серьезного давления на Анкару в том, что касается прав человека, они напоминали Турции о необходимости демократизации страны.

Тем не менее в докладах по правам человека Соединенные Штаты регулярно указывают на нарушения прав курдов в Турции, отмечая давление на неправительственные организации на «юго-востоке».

Представляется, что этот вопрос служит для США потенциальным рычагом давления и позволял Вашингтону на фоне бесконечной критики Европы оказывать серьезное влияние на Анкару. Большее внимание проблеме «прав человека и расширения демократии» уделялось при администрации Б. Клинтона, особенно в середине 90-х годов. Так, в 1996 г. конгресс США ввел ограничения на продажу вооружений в Турцию. Это было обусловлено использованием американского оружия в убийстве и выселении мирных граждан в Турецком Курдистане. Однако американские военные обходили эти ограничения, проведя в 1997 г. в рамках Европейского командования совместные учения по подготовке турецких сил «горных коммандо» (по борьбе с ПРК), которые как раз и отличались жестокими действиями в отношении мирного курдского населения.

Тем не менее «проблема прав человека» не создает кризиса в отношениях между США и Турцией.

Хотя США не поддерживают идею автономии «для турецких курдов в Турции», по выражению представителей Госдепа, Вашингтон все же имеет «большой интерес» в обеспечении прав человека и гражданских прав курдов, составляющих «значительную долю… свыше 10 процентов» населения Турции. Американские представители регулярно отмечают, что «гражданские права курдов — в какой бы стране они ни находились — должны быть защищены».

Поддерживая Турцию в борьбе с ПРК, США обращали внимание Анкары на необходимость разграничения турецкими властями проблемы ПРК от вопросов, связанных с турецкими курдами в целом.

Интерес США к турецким курдам, кроме фактора своей «турецкой политики», обусловлен потенциальными геоэкономическими интересами США в важном в гидростратегическом и геостратегическом аспектах Турецком Курдистане, а также возрастающей ролью курдского фактора в региональной геополитике. Посольство США в Турции с 1990-х годов осторожно интересовалось Турецким Курдистаном и курдами. США пытались создать консульство в неофициальной столице Северокурдистанского региона — Диярбакыре, что вызвало резко негативное отношение Турции, как раз опасающейся формирования сравнительно независимой политики Вашингтона в отношении Турецкого Курдистана. Турция резко выступила также против планов США открыть в Диярбакыре «специальный офис» (бюро) для помощи в налаживании контактов американских и местных бизнесменов.

В настоящее время большая часть Турецкого Курдистана входит в консульский округ консульства США в Адане. Этот консульский округ простирается до сирийской, иракской, иранской и армянской границ. Особое внимание в конце 90-х годов американское консульство в Адане уделяло региону Проекта Юго-Восточной Анатолии (ПЮВА).

Консульство в Адане активно содействует продвижению американских фирм в этом регионе, уделяя особое внимание именно районам этногеографического Курдистана, и призывает американские фирмы осуществлять инвестиции в регион. В настоящее время наиболее активно американские фирмы действуют в Урфе — фактической столице региона ПЮВА. Однако перспективными представляются и другие районы Турецкого Курдистана, в частности, Диярбакыр, Ван, Карс.

Для более тщательного ознакомления с Турецким Курдистаном послы США в Турции с середины 90-х годов начали регулярно посещать Турецкий Курдистан.

Американские дипломаты интересуются практически всем Турецким Курдистаном, говоря турецкой терминологией, и Восточной и Юго-Восточной Анатолией.

Турция традиционно крайне негативно относится ко всяким попыткам субъектов мировой политики вмешаться в «ее» курдскую проблему. Поэтому визиты американских послов в провинцию этнического Курдистана вызывали напряжение в Анкаре. Однако сегодня визиты американских дипломатов в этот регион уже не вызывают практически никаких возражений Анкары и стали происходить регулярно. Хотя турецкие власти при этом весьма недоверчиво относятся к США, как собственно и к ЕС, постоянно подозревая Запад в желании расколоть Турцию.

Примечательно, что, несмотря на различия в политике США в отношении Южного (Иракского) Курдистана и курдской проблемы в Турции, Вашингтон все же понимает взаимосвязь между курдскими регионами. Так, посол США в Турции Роберт Пирсон в июле 2003 г., перед своим возвращением в США, заявил, что «с американской точки зрения весь восток и юго-восток Турции и весь север Ирака формируют единое экономическое пространство». Особо посол обращал внимание на связывающие эти регионы коммуникации. То есть американский посол говорил о едином рынке Турецкого и Иракского Курдистана.

С точки зрения американо-турецких отношений, а также отношения США к ПРК примечательны ежегодные доклады Госдепартамента США по глобальному терроризму. В 90-х годах Вашингтон регулярно включал ПРК в список террористических организаций. Однако США нередко называли действия ПРК «повстанчеством» (а не терроризмом), а их членов «бойцами», а не «террористами». После 2000 г. в связи с прекращением вооруженной борьбы в докладах Госдепартамента США ПРК на протяжении нескольких лет фактически не называлась террористической организацией, хотя и оставалась в списке. Более того, упоминалась «мирная инициатива» Абдуллы Оджалана, который упоминался как председатель ПРК. Хотя ПРК включалась в список иностранных террористических организаций, информация, которая была указана о ней, по сути, свидетельствует о том, что в Вашингтоне не считали ее обычной террористической организацией, а относились к ней как к крупнейшей курдской политической организации, выступающей за «создание независимого, демократического курдского государства на Ближнем и Среднем Востоке».

Примечательно, что хотя ПРК после ареста Оджалана не только не требовала создания курдского государства, но и выступала резко против этого, считая, что о независимом Курдистане говорят лишь «гнилые националисты», в докладах Госдепартамента США до 2007 г. ПРК, видимо, по инерции называлась организацией, борющейся за независимое курдское государство.

Таким образом, несмотря на внесение ПРК в список террористических организаций, США не ставили знака равенства между ПРК и одиозными террористическими организациями.

Американское посольство в Турции пытается наладить отношения с различными политиками и курдскими интеллектуалами, регулярно проводя встречи, на которых обсуждается курдский вопрос. При этом в американское посольство приглашались и представители крупнейших турецких партий курдского происхождения. Из курдских политиков американские дипломаты большей частью общались с представителями курдских партий (XAK-PAR, KADEP), не имеющими никакого влияния в Курдистане, а не с представителями Партии демократического общества (ПДО), получавшей около 2 млн голосов курдов и представленной как в парламенте страны, так и в местных администрациях (ныне мандаты перешли к ее преемнице — Партии мира и демократии). По-видимому, это было вызвано опасениями подвергнуться обвинениям со стороны турецких властей, считавших ПДО политическим крылом ПРК.

Ранее общение представителей посольства США с представителями других партий по курдскому вопросу также вызывало сильное недовольство Турции. Американские дипломаты в Турции встречались и с депутатами курдского происхождения от крупнейших партий Турции — Партии справедливости и развития и Народно-республиканской партии.

Хотя американские дипломаты и заявляют, что главным препятствием на пути решения курдской проблемы служит ПРК, эти фразы являются скорее дежурными, направленными на успокоение турецких властей.

В отношении ПДО американцы часто солидаризировались с позицией турецких властей (ранее в части игнорирования этой партии), но Вашингтон понимал, что это (ныне — ее преемница) основная партия и сторона по курдской проблеме. Обсуждение курдского вопроса следует вести не с Шарафеттином Эльчи, партия которого даже неспособна участвовать в выборах, и не с Байрамом Бозъелом (XAK-PAR на местных выборах 2009 г. получила в 70 раз меньше голосов, чем ПДО), хотя эти не влиятельные курдские политики также регулярные гости в посольстве США в Турции, что обусловлено важностью курдской проблемы. Реализм Вашингтона отражается в том, что американские дипломаты ныне во время посещения Курдистана встречаются с руководителями местных администраций — членами ПДО, а президент США Б. Обама во время своего визита в Турцию в начале апреля 2009 г. провел встречу с сопредседателем ПДО Ахметом Тюрком. Наиболее часто американские дипломаты проводят переговоры с мэром Диярбакыра Османом Байдемиром, что обусловлено неформальным статусом Диярбакыра как столицы нынешней курдской политики в Турции и связанным с этим возросшим в последние годы влиянием О. Байдемира, одного из крупных гражданских лидеров курдов Турции.

В последний раз посол США посетил Диярбакыр в конце апреля текущего года.

Следует отметить, что даже в 2006 г., когда США официально игнорировали ПДО, во время визита в Вашингтон Османа Байдемира его неофициально посетил в гостинице представитель Госдепартамента США, о чем поведал мэр Диярбакыра. Это сообщение вызвало негодование турецких властей, которые изначально были против поездки мэра Диярбакыра в Вашингтон, считая, что глава городской администрации должен заниматься проблемами города, а не политикой.

Таким образом, США будут «нащупывать» свою политику в отношении турецких курдов. В этом контексте Вашингтону трудно игнорировать крупнейшую военно-политическую силу со стороны курдов — ПРК. Робкие попытки этого процесса после свержения баасистского режима в Ираке уже начали проявляться, когда американские представители проводили переговоры с лицами, выступающими от имени ПРК. Соединенные Штаты предполагали даже создание на базе находящейся после ареста Оджалана в глубоком кризисе ПРК новой партии под руководством группы отколовшихся от этой партии высокопоставленных функционеров. Однако более вероятным кажется создание постоянно действующего канала связи между американскими дипломатами и ПДО (ее преемницей Партией мира и демократии), во многом представляющей политические интересы ПРК. Это процесс фактически начался примерно с 2007 г., усилившись в 2008–2009 гг. В начале мая с.г. в ходе визита руководства ПМД и бывшего депутата парламента Турции Ахмета Тюрка в столице США было открыто представительство Партии мира и демократии.

Соединенные Штаты понимают, что решение курдской проблемы в Турции возможно лишь в результате определенного компромисса, для чего турецким властям необходимо предпринять определенные шаги на курдском направлении, которые могут быть позитивно восприняты гражданским курдским населением. Ведь именно недовольством курдского населения политикой турецких властей в отношении курдов объясняется легкость рекрутирования Партией рабочих Курдистана новых членов. Неслучайно американские представители говорят о необходимости «долговременного политического решения» проблемы ПРК и курдской проблемы в Турции.

Таким образом, хотя Соединенные Штаты регулярно поддерживали Анкару в борьбе против «террористов ПРК», они не забывали напоминать Турции о необходимости отделения ПРК от курдского вопроса и о политическом урегулировании курдской проблемы.

В этой связи политика США представляет определенный интерес и для России. Будучи важнейшим союзником США и ни в коем случае не поддерживая какую-либо курдскую организацию против турецких властей, американские дипломаты в то же время наладили и поддерживают регулярные контакты с практически всеми курдскими силами в Турции — от маргинальных до крупнейших. Для дипломатов, работающих в Турции, очевидно, что, поскольку курдская проблема является крупнейшей проблемой современной Турции (и это заявления не курдских пропагандистов, а высшего руководства страны), оценка ситуации в этом государстве не может быть полной без учета этой проблемы, что означает в том числе и наличие определенных контактов. При этом встречи с курдскими представителями не означают необходимости какой-либо поддержки курдам. Дипломаты многих стран (от Австралии и Новой Зеландии, кстати, считающей ПРК террористической организацией, до США и стран Европы) регулярно встречаются с легальными представителями курдов, не вызывая уже никакого возмущения турецких властей. В связи с этим курдские представители раньше с некоторым недоумением, а теперь уже с полным безразличием воспринимают политику России и ее дипломатов, полностью игнорирующих курдов и курдскую проблему. Хотя, представляется, что можно было бы, следуя примерам других государств, наладить контакты с легальными партиями курдов, главами администраций, депутатами и т.д., что содействовало бы росту авторитета среди турецких курдов, представляющих влиятельную силу в регионе.

39.88MB | MySQL:91 | 1,341sec