Судан: инаугурация президента О.аль-Башира

27 мая с.г. суданский лидер О.аль-Башир будет официально приведен к присяге в качестве вновь избранного президента страны на следующие пять лет. На инаугурации, которая знаменует собой международную легитимизацию нынешнего режима, тем не менее, будет присутствовать крайне ограниченный круг иностранных гостей высокого ранга. Официально подтверждено присутствие только шести руководителей стран: Эритреи, Эфиопии, Чада, ЦАР, Малави и Мавритании. Ливийский лидер М.Каддафи, который ранее заявлял о своей готовности присутствовать на церемонии, в Хартум не приедет. При этом ранее М.Каддафи предполагал придать своему визиту новый качественный характер в ранге будущего председателя Лиги арабских государств (ЛАГ). Решение было изменено в последнюю минуту и напрямую связано с «молчаливым» конфликтом между Суданом и Ливией по поводу пребывания в Триполи изгнанного из Чада и Дарфура лидера основной оппозиционной группы Движения за справедливость и равенство (ДСР) И.Халиля. Визит шефа суданской разведки Атты в Ливию, личные послания и телефонные разговоры О.аль-Башира с лидером ливийской революции, судя по всему, пока к подвижкам в разрешении этого вопроса не привели. Судя по всему, для большего эффекта, М.Каддафи готовит возвращение И.Халиля за стол переговоров в Дохе уже в рамках своего председательствования в ЛАГ.

Это ставит под вопрос реальность возобновления очередного раунда мирных переговоров в столице Катара в первую неделю июня, о чем уже продекларировали медиаторы из Смешанной миссии АС-ООН. «Наши братья из ДСР являются полноправными участниками переговорного процесса, и мы надеемся, что они изменят свое решение и присоединятся к нам», — заявил государственный министр МИД Катара А.Бен Махмуд. Он также добавил, что медиаторы уже разослали соответствующие приглашения всем участникам. Была также подтверждена готовность Дохи выписать И.Халилю и членам его делегации проездные документы, что особенно актуально в связи с недавним изъятием у него чадского паспорта. Кстати, тот факт, что опальный партизан не обзавелся до сих пор ливийским паспортом, внушает оптимизм в благоразумие Триполи. Тем не менее, по всей видимости, очередной раунд переговоров пройдет без «обиженного» лидера ДСР и ограничится исключительно консультациями с лояльным лидером Движения за освобождение и справедливость (ДОС) Ас-Сисси.

Вернемся однако непосредственно к самой процедуре инагурации О.аль-Башира. Каир делегирует на эту церемонию своего министра обороны М.Тантауи. Это попахивает дипломатическим демаршем. Судан является ближайшим союзником и соседом Египта, особенно в свете последних дискуссий по новому разделу вод Нила. В этой связи представительство должно было быть как минимум на уровне министра иностранных дел или начальника УОР О.Сулеймана, да и то в силу слабого здоровья президента Х.Мубарака. Еще более эффектным было бы включение в состав делегации и сына египетского лидера Гамаля. Он вообще в никаких международных усилиях Каира не участвует, что вызывает определенные вопросы по степени его готовности принять на себя бразды правления страной. Причиной «не представительности» египтян в Хартуме является, видимо, все та же «странная война» по поводу И.Халиля. А если брать еще глубже, то, скорее всего, дали о себе знать неудовлетворенные амбиции Каира, которому грубо отказали в Хартуме в праве стать основным медиатором Дарфурского урегулирования. Эта позиция египтян спроецировалась и на председателя ЛАГ, египтянина А.Мусу, который «тоже не смог приехать в Судан из-за сложного рабочего графика». На дипломатическом языке такая формулировка означает вежливый отказ.

Адекватной была и реакция основных «непримиримых» повстанческих групп из Дарфура: ДСР и СОД-Нура. «Эта легитимизация фарса с выборами О.аль-Башира есть поддержка актов геноцида и убийства жителей Дарфура, которые происходили в течение десятилетий и зафиксированы документально», — заявил А-В.Нур. Он добавил, что надеется на поддержку со стороны мирового сообщества усилий МУС и его прокурора Л.Морено-Окампо. С ним был солидарен и пресс-атташе ДСР Адам, который охарактеризовал происходящее «как пощечину суданскому народу, который отвергает президента Башира, и как нарушение всех моральных ценностей ООН». Дальше-больше: оба договорились до того, что «присутствие на инаугурации поощряет Башира на отмену референдума о независимости Юга». Волнения лидеров обеих группировок абсолютно понятны. Дальнейшие развитие ситуации в сегодняшнем ключе грозит превратить их в простую «воинствующую эмиграцию» без всякой поддержке «на земле». Бьют они в наиболее «чувствительные для США точки», но вряд ли это вызовет панику в Вашингтоне и в Евросоюзе. Другое дело, что сами консультации в Дохе в начале июня с.г. скорее всего, пройдут без них, и значит, заключение мира вновь откладывается на неопределенный срок.

США и Великобритания ограничились присутствием на церемонии глав своих дипломатических миссий. Евросоюз обозначил отношение к происходящему присутствием своих чиновников «местного уровня». Данный эпизод, опять же согласно дипломатическим канонам, является демонстрацией приверженности решениям Международного уголовного суда (МУС). Если говорить яснее, О.аль-Баширу дали понять, что вердикт МУС по-прежнему имеет силу и будет использован в качестве «дубинки» в зависимости от складывающихся обстоятельств. Основным из этих обстоятельств, конечно, остается референдум о независимости Южного Судана, а вернее приверженность Хартума к невмешательству в этот процесс. Надо отдать должное суданским властям: они сумели выжать из абсолютно проигрышной для себя ситуации максимум пользы. Объективно теряя юг страны, суданские лидеры не ввязались в очередную бесплодную войну или обмен гневными репликами с Западом «а-ля Ахмадинежад», а сумели увязать ключевой для себя момент международной легитимизации обвиняемого МУС в военных преступлениях О.аль-Башира с крайне важной для Запада темой референдума 2011 года. Теперь США и ЕС немного «осаживают» Хартум, что является больше демонстрацией, чем реальным действием. При этом «усеченность» в представительстве «западников» на инаугурации никакого юридического значения не имеет, так как официальное присутствие фигур даже из «второго эшелона» означает признание итогов состоявшегося голосования, а значит «де юре» — победу О.аль-Башира.

Кстати отметим и «скромное представительство» со стороны китайских партнеров Хартума, что выглядит на первый взгляд нелогично. На первый, потому что в принципе свою позицию, а значит и действия на суданском треке Пекин для себя определил. Рискнем предположить, что эти движения не будут отличаться прежней интенсивностью и напористостью.

На этом фоне диссонансом выглядит позиция ООН, которая направила в Хартум двух своих высших представителей. Отвечая на критику правозащитников, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил, что «представительство организации отвечает нынешнему моменту развития ситуации и укладывается ровно в те рамки, которые требуются». Строго и сердито. Опять же проглядывается на горизонте референдум 2011 года, успешное проведение которого будет означать логическое завершение первого и самого трудного этапа работы миссии организации в Судане и переход ее функционирования в новый режим.

40.46MB | MySQL:92 | 1,096sec