Пакистан – США: визит госсекретаря США Х. Клинтон в Исламабад

18–19 июля с.г. состоялся визит государственного секретаря США Хилари Клинтон в Пакистан. Цель визита в Исламабад, как пояснила глава внешнеполитического ведомства, «усиление американо-пакистанского стратегического диалога и обеспечение прочной поддержки в войне против международного терроризма в Афганистане». Встречи с руководством страны — премьер-министром Юсуфом Раза Гилани, президентом Асифом Али Зардари, а также с представителями политических, военных и деловых кругов страны; интервью журналистам, выступление на телевидении — таков график двухдневной работы Х. Клинтон.

Официальная повестка дня переговоров включала обсуждение вопросов энергетики, водоснабжения, образования, здравоохранения, сельского хозяйства; коммуникаций, экономики и финансов, расширения прав женщин, а также сотрудничество в борьбе с международным терроризмом и вопросы обороны.

Визит, о котором американская сторона объявила еще в марте с.г., можно было бы рассматривать как очередную встречу двух заинтересованных сторон, если бы не несколько обстоятельств, которые и продиктовали сроки его проведения, повестку дня, тон заявлений Вашингтона и Исламабада и т.д.

20 июля госсекретарь США отправилась в Кабул для участия в Международной конференции доноров в Афганистане, поэтому ей крайне важно было заручиться поддержкой Исламабада в борьбе против международного терроризма.

Многие эксперты рассматривают визит с разных точек зрения: дальнейшего развития американо-пакистанских отношений; определения роли и места Исламабада в антитеррористической кампании США и Международных сил содействия безопасности в Афганистане/МССБ, перспектив переговоров с движением «Талибан», решении региональных проблем и т.д., и, наконец, правильности вектора политики Вашингтона в Западной Азии самой Х. Клинтон как руководителя внешнеполитического ведомства США. И сегодня экзамен по политологии для нее заключается в том, сумеет ли она «убедить» Пакистан отказаться от «ядерной сделки» с Китаем, «помириться» с Индией, расширить торговое сотрудничество с Афганистаном и в целом выступить единым фронтом в борьбе против боевиков движения «Талибан» в требуемом для Белого дома формате, т.е. «закрыть» северо-западные границы страны для проникновения боевиков с территории Афганистана, начать, наконец, военную операцию в агентстве Северный Вазиристан, прекратить переговорный процесс с боевиками Хаккани и т.д., подготовив, таким образом, «пакистанский блок» для выполнения своей главной миссии — начала вывода войск НАТО и США из Афганистана после 1 июля 2011 г., о чем заявил президент США Б. Обама еще в декабре 2009 г.

В целом, визит госсекретаря Х. Клинтон в Исламабад прошел под звуки американских заверений в долгосрочности американо-пакистанских отношений, признания ошибок прошлого, желания укрепления доверия, стремления развеять антиамериканские настроения в пакистанском обществе, с одной стороны, а с другой — под американскими лозунгами выполнения данных обещаний: США привержены долгосрочному развитию потребностей страны, а не только краткосрочным выгодам безопасности. И в подтверждение своей позиции Х. Клинтон в своем портфеле привезла в Исламабад несколько инфраструктурных и социальных проектов суммарной стоимостью 500 млн долл. Проекты включают: завершение строительства и ввод в эксплуатацию двух плотин для гидроэлектростанций, которые должны «обеспечить бесперебойные поставки электроэнергии для более 300 тыс. человек в районах пакистано-афганской границы; строительство и реконструкцию трех медицинских учреждений в центральной части и на юге Пакистана; финансирование проекта, который в перспективе облегчит доступ к чистой питьевой воде большему количеству населения, и т.д.

Указанные проекты являются частью общего пакета помощи США, известного под названием законопроект Керри-Лугар, одобренного конгрессом и подписанного президентом США Б. Обамой осенью 2009 г. Суммарный объем помощи — 7,5 млрд долл. в течение пяти лет.

В то же время госсекретарь США Х. Клинтон заявила, что одна из целей оказания помощи Исламабаду — «убедить пакистанцев, что Вашингтон не только уделяет внимание поддержке страны в борьбе против движения «Талибан» и «Аль-Каиды», но и направляет помощь на улучшение жизни рядовых граждан». Цель, по ее словам, состоит в том, чтобы снизить высокий уровень антиамериканских настроений в стране, предоставляя Пакистану больше возможностей для сотрудничества. «Мы знаем, что у многих пакистанцев существует мнение, что приверженность Америки по отношению к ним начинается и заканчивается вопросами безопасности», — подчеркнула Х. Клинтон. — Но безопасность является лишь одной частью этого жизненно важного партнерства. Мы разделяем с Пакистаном видение будущего, в котором все люди могут жить безопасной, здоровой и продуктивной жизнью…»

Чтобы оценить значимость нынешнего раунда переговоров, важно вернуться к его первоначальным целям. Отношения между США и Пакистаном исторически носили неравномерный характер; периоды интенсивного сотрудничества сменялись острым разочарованием и подозрительностью. «Новый, усовершенствованный этап стратегического партнерства, — по выражению Х. Клинтон, — должен был показать, что обязательства США в Пакистане выходят за рамки узких целей безопасности и что США хочет помочь Пакистану разобраться в его экономических проблемах и поступательном развитии демократии».

В целом, многие обозреватели отметили, что июльский визит в Исламабад госсекретаря США Х. Клинтон был более благоприятным с точки зрения восприятия ее пакистанской общественностью по сравнению с прошлым визитом в октябре 2009 г., когда она, по словам Р. Холбрука, спецпредставителя президента США по Афганистану и Пакистану, «столкнулась с враждебной и скептически настроенной толпой в Пакистане».

Несмотря на инициативы и частичное выполнение обещаний, госсекретарь США Х. Клинтон, тем не менее, столкнулась с проблемами по усилению сотрудничества. США крайне необходима помощь Исламабада в борьбе против боевиков, которые, по ее словам, «обвиняются в заговоре с целью нападения на Соединенные Штаты, к ним относятся несостоявшийся взрыв на Таймс-сквер в Нью-Йорке, а также активизации действий в борьбе против экстремистов на границе с Афганистаном». В ее задачу входило «убедить пакистанские власти, что именно сейчас самое время искоренить «Аль-Каиду», когда она ослаблена». Кроме того, США настаивают, чтобы «Пакистан усилил давление на различные группы пакистанских боевиков, аффилированные с «Аль-Каидой». Вашингтон продолжает подталкивать Исламабад к принятию дальнейших шагов по подавлению талибов в северо-западных районах, на границе с Афганистаном.

Соединенные Штаты давно выражают обеспокоенность тем, что, по их утверждению, военные круги Пакистана оказывают поддержку талибам, несмотря на официальную позицию правительства по вопросу борьбы с терроризмом. Госсекретарь США Х. Клинтон заявила, что, по ее мнению, «Усама бен Ладен все еще находится в Пакистане, и это было бы большой помощью, если мы сможем схватить его».

К списку разногласий между Вашингтоном и Исламабадом также относятся вопросы взаимодействия последнего с афганскими талибами, выступающими против присутствия иностранных воинских контингентов на территории Афганистана, в частности, с группой Хаккани, базирующейся, по сообщениям местной печати, в агентстве Северный Вазиристан в Пакистане. Госсекретарь США предупредила и Афганистан, и Пакистан о том, что «не следует вступать в переговоры с сетью Хаккани, так как последние не отвечают минимальным требованиям США для того, чтобы быть инкорпорированными в афганское общество, поддерживают связи с «Аль-Каидой» и нарушают Конституцию Афганистана», подтвердив при этом, что Вашингтон настаивает на включении имен из группы Хаккани в список террористов Организации Объединенных Наций.

Многие аналитики полагают, что Пакистан, во-первых, избегает прямых столкновений с афганскими талибами, находящимися на территории своей страны в силу ряда объективных и субъективных факторов, а также поддерживает все потенциальные силы, включая Талибан, которые в перспективе могут прийти к власти после вывода войск США и МССБ из Афганистана.

Несмотря на обоюдные заверения в направлении «углубления стратегического диалога и сокращения дефицита доверия», стороны, тем не менее, жестко отстаивали свои позиции. Х. Клинтон и на этот раз оставила без ответа неоднократные просьбы президента Асифа Али Зардари о передаче Исламабаду технологий беспилотных летательных аппаратов, которые успешно применяются против боевиков, и т.д.

Х. Клинтон довела свою миссию в Исламабаде до конца, озвучив труднопроизносимый для нее пассаж о сети боевиков Хаккани, но достигла ли она цели в переломный для внешнеполитического ведомства момент — вопрос, который многие задают в Пакистане.

39.75MB | MySQL:93 | 0,837sec