Иран: июнь 2010 года. Военно-политическая ситуация

1.ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, выступая 23 июня на очередном митинге заявил: «Отличительным качеством иранского народа является единобожие. Другими его особенностями является стремление к справедливости, науке и технологии, на пути достижения которых иранский народ оставляет за собой неоспоримое право». Касаясь другой особенности иранцев, а именно доброжелательности, являющейся одной из главных характерных качеств иранского народа, президент ИРИ дополнил: «Если где-то в мире происходят какие-либо события, то на помощь устремляется весь иранский народ». Подчеркивая потребность сегодняшнего мира в культуре и ценностях, подобных иранским, Ахмадинежад сказал: «Отсутствие этой культуры влечет за собой убийства и прочие преступления». Г-н Ахмадинежад уверен, что на сегодня мир нуждается в иранской культуре и ценностях.

Ранее в июне президент Ахмадинежад выступил с неожиданной речью, в которой подверг критике религиозную полицию, применяющей силовые меры для борьбы с нескромным внешним видом и поведением молодежи. Иранский президент сказал, что он «решительно» выступает против разгона полицией женщин, которые предположительно отказываются от традиционной исламской одежды, и молодежи, которая выступает за свободу поведения в публичных местах. Ахмадинежад добавил, что правительство не вмешивается в эти вопросы, так как считает, что оскорбительно спрашивать юношей и девушек об их отношениях. «Никто не имеет права задавать людям такие вопросы», — сказал он.

В свою очередь лидер религиозно-консервативной группы в парламенте страны Мохаммад Таки Рахбар заявил, что подобными выступлениями президент предает своих избирателей, отдавших за него свой голос.

В июне важными для страны событиями стала годовщина смерти аятоллы Хомейни (04.06), а также один год со дня (12.06) скандальных президентских выборов в ИРИ.

День смерти Хомейни традиционно отмечается по всему Ирану. Почтить память основателя Исламской Республики в иранскую столицу прибыли более двух миллионов человек. Основные поминальные мероприятия прошли в его усыпальнице на юге Тегерана. У могилы Хомейни выступил нынешний иранский лидер аятолла Хаменеи.

Во время выступления внука имама Хомейни Сайеда Хасана Хомейни, который выразил обеспокоенность насильственными действиями в отношении граждан, выступавших на акциях протеста против официальных результатов выборов, участники мероприятия выкрикивали лозунги против оппозиции Ирана. Следует отметить, что Хасан Хомейни занимает умеренно оппозиционную позицию в отношении правительства Ахмадинежада. Он поддержал сторонников оппозиции и экс-кандидата в президенты Мир-Хосейна Мусави и не принял участия в инаугурации Махмуда Ахмадинежада, победившего на последних президентских выборах.

 

Справка. Лидер и основоположник Исламской Республики Иран аятолла Рухолла Мусави Хомейни родился в иранском городе Хомейн 24 сентября 1902 года. С первых дней своей политической деятельности Хомейни активно противостоял шахской власти в Иране, сотрудничая с клерикальной оппозицией. С 1958 года начались его прямые столкновения с правительством. Пик антишахских выступлений пришелся на 5 июня 1961 года, когда произошли кровавые события, переросшие в антиправительственные выступления. Хомейни выступил с несколькими резкими антишахскими речами, за что был арестован и отправлен в военную тюрьму Тегерана Эшратабад. Через год после освобождения повторно был арестован. Но в этот раз, 4 ноября 1965 года, был сослан в Турцию. Прожив там некоторое время, он перебрался в Ирак, в город Неджеф. Там в Неджефе в 1977 году был убит его сын Мустафа Хомейни. В 1978 году в шахском Иране начались мощные выступления против шахского режима. После этого Хомейни был сослан из Ирака во Францию, в Париж. В январе 1979 года шахский режим пал, шах бежал из Ирана. В 1979 году, после 15 лет ссылок, Хомейни возвращается в Иран, где его торжественно встречают. С его возвращением революционные события в Иране стали развиваться стремительнее, и 11 февраля 1979 года исламская революция под предводительством Хомейни одержала в Иране победу.

Имам Хомейни скончался через 10 лет после победы революции, 4 июня 1989 года, в одной из кардиологических клиник Тегерана. В марте 2009 года после продолжительной болезни ушла из жизни Хадижа Сагафи — вдова основателя ИРИ. У супругов, проживших в браке без малого 60 лет, было пятеро детей: два сына — Ахмад и Мустафа и три дочери — Фариде, Захра и Садиге.

 

Лидеры иранской оппозиции Мир Хосейн Мусави и Мехди Карруби заблаговременно подали заявку на проведение демонстрации в Тегеране 12 июня — в день, когда в прошлом году в стране прошли президентские выборы. Однако власти не разрешили демонстраций протеста в годовщину выборов. По мере приближения даты усиливались меры безопасности в Тегеране и других крупных городах. В результате — оппозиция «для сохранения спокойствия среди населения» отказалась от акций протеста. Однако в столице и ее пригородах состоялось несколько несанкционированных митингов и демонстраций, быстро разогнанных полицейскими силами.

По словам главы полиции Тегерана Хосейна Саджединия, никаких серьезных инцидентов не было отмечено, но арестован 91 человек.

Мир-Хосейн Мусави заявил, что люди, протестующие против результатов выборов, продолжат борьбу с иранским правительством. Мехди Карруби также пообещал продолжать борьбу против правительства Махмуда Ахмадинежада.

Тем временем в Иране продолжаются судебные процессы, аресты и казни неугодных режиму лиц. Так, 20 июня был казнен через повешение лидер суннитской белуджской группировки «Джундалла» («Воины Аллаха») Абдулмалек Риги.

В Иране эта группировка действует против властей ИРИ и шиитов в восточной и юго-восточной части страны, прежде всего, в провинции Систан-Белуджистан. «Джундалла», по данным СМИ, имеет связи с «Аль-Каидой». По мнению специалистов, в том числе и американских, эта группировка с 2005 года находилась под пристальным вниманием ЦРУ. После того, как в 2008 году администрации Дж.Буша удалось добиться от Конгресса согласия на выделение 400 миллионов долларов для тайных операций против Ирана, американцы стали секретно поддерживать антииранские группировки, в том числе и «Джундаллу», действуя по принципу – «враг моего врага – мой друг». Однако в целом эта группировка «Воинов Аллаха» самостоятельно совершает свои террористические акты, не особенно ориентируясь на своих спонсоров.

Иранцы активно борются с этой организацией. Наиболее эффектным было задержание в феврале самого лидера организации. История с захватом Абдулмалека Риги обросла различными версиями и предположениями. Иранские власти считают Риги американским агентом и обвиняют американские силы в Афганистане и Пакистане в поддержке действующих на территории ИРИ террористов. США отрицают любые связи с этой организацией и опровергают то, что схваченный иранцами лидер «Воинов Аллаха» Абдулмалек Риги направлялся на самолете, совершавшем рейс Дубаи — Бишкек, на американскую военную базу «Манас» в Киргизии.

В июне в иранском Белуджистане были казнены еще два человека, по всей вероятности, также члены «Джундаллы», которые были обвинены в жестоком убийстве пятерых сотрудников благотворительного банка и в организации взрыв в мечети в городе Захедан. Прокурор потребовал казни в отношении других девяти членов преступной группировки. Судебный процесс продолжается.

Так же продолжаются судебные заседания над семерыми лидерами религиозной организации бахаи, содержащихся в Иране под стражей уже более двух лет. Судебный процесс над заключенными бахаистами начался 12 января после 20 месяцев их пребывания в тегеранской тюрьме «Эвин» без предъявления обвинения. На первом слушании в Тегеране лидеры бахаи категорически отвергли предъявленные им обвинения в шпионаже, пропаганде действий против исламского режима и, среди прочих обвинений, — в коррупции. В настоящее время около 35 представителей бахаи заключены под стражу в различных городах Ирана.

Спецслужбы ИРИ ликвидировали экстремистскую группировку, члены которой за последние месяцы убили, по меньшей мере, четыре человека и нескольких ранили. В ходе операции были задержаны 13 экстремистов и конфисковано более 500 кг взрывчатых веществ. По иранским данным, группировка поддерживала связи с иностранными разведывательными службами, а задержанные террористы причастны к преступлениям в западной части Ирана, где проживают курды. Иран уже давно ведет борьбу с курдскими сепаратистами. По данным полиции, в начале июня в результате взрыва придорожной бомбы в западном Иране, организованном группой боевиков, погибли 3 полицейских.

Для зачистки местности от террористов иранские вооруженные силы 23 июня атаковали границу с северным Ираком, где, как предполагается, базируются члены Курдской рабочей партии. Главный удар иранская армия нанесла по окрестностям Кандильских гор. О жертвах и раненых не сообщается.

Министр информации (разведки) Ирана Хейдар Мослехи заявил, что спецслужбы предотвратили заговор террористической группировки Организации моджахедов иранского народа (ОМИН, «Саземане моджахеддине мардоме Иран»). По словам министра, две группы террористов были арестованы, прежде чем они смогли выполнить запланированную операцию. «Арестованные террористы получили необходимую подготовку в лагере ОМИН в Ираке. Они планировали убийство невинных граждан в ряде районов Тегерана», — сказал министр. Г-н Мослехи также обвинил Великобританию, Францию и Швецию в поддержке террористической группы.

 

Справка. ОМИН была создана в 1965 году иранскими студентами, поставившими себе цель свергнуть режим шаха и создать в Иране социалистическую исламскую республику. Вскоре после исламской революции 1979 года ее деятельность была запрещена в Иране. Тогда отряды иранских «моджахедов» перебазировались в Ирак, откуда регулярно совершали вооруженные вылазки в Иран. Радикально настроенные члены группировки при сотрудничестве с режимом Саддама Хусейна занимались подрывной деятельностью против Ирана. После войны и оккупации Ирака ОМИН была нейтрализована и разоружена, однако политическая активность организации продолжается.

 

В июне в городе Ардебиль (Север Ирана) арестован ведущий мирную борьбу за национальные права азербайджанцев в Иране журналист и блогер Ибрагим Рашиди (Савалан). Сотрудники спецслужб ИРИ месяц назад изъяли книги и рукописи в доме отца Рашиди в городе Хийов. Журналист и ранее неоднократно подвергался аресту и тюремному заключению. За последний месяц в Иране было арестовано 45 азербайджанских активистов, 17 из которых находятся в тюрьме, а 28 освобождены под залог

Сотрудники службы безопасности Ирана арестовали троих иранских тюркоязычных азербайджанцев в городе Тебриз иранской провинции Восточный Азербайджан во время встречи футбольных команд Тебриз и Исфагана. Иранские азербайджанцы используют подобные футбольные встречи в качестве площадки, где можно поднять свои этнические задачи. Арестованные требовали от правительства Ирана предоставить турецкому языку в университетах и школах провинций, населенных в основном иранскими тюркоязычными азербайджанцами, статус государственного языка. В мае по обвинению в антиправительственной деятельности спецслужбы Ирана арестовали в северных города Ирана (Тебриз, Урмия, Ардебиль, Маку, Решт) около тридцати иранских тюркоязычных азербайджанцев.

Иранец Саеди, работавший фотографом в одном из информационных агентств приговорён к трём годам тюрьмы. Поводом стали снимки, сделанные им в прошлом году на акции протеста оппозиционеров против результатов президентских выборов. Оказалось, что фотографирование разгона акции протеста в Иране уголовно наказуемо.

Иранский режиссер Мохаммад Нуризад признан судом виновным в антигосударственной пропаганде и оскорблении верховного лидера страны, аятоллы Али Хаменени. Г-н Нуризад приговорен к 50 ударам плетью и трем с половиной годам лишения свободы. Режиссер был арестован в прошлом году — после того, как во время массовых протестов против результатов президентских выборов опубликовал в своем блоге материалы, которые власти посчитали оскорбительными.

Иранский революционный суд приговорил журналистку Бани Ягуб к лишению свободы на один год и к лишению права на деятельность в сфере журналистики на 30 лет. Г-жа Ягуб — призер Международного фонда женских СМИ — признана виновной в ведении «пропаганды против режима». Бани Ягуб была арестована в июне прошлого года в ходе акций, проведенных после президентских выборов.

Гражданин Ирана Омид Исмаил-заде 12 июня устроил шествие протеста из Тбилиси в Ереван. Г-н Исмаил-заде из-за гонений и преследований вынужден жить в Ереване, а сейчас находится в Тбилиси. По его словам, его преследование началось после того, как он отказался от своей исламской веры. В данное время он учится в магистратуре на биотехнологическом факультете в Армении. Омид говорит, что иранские спецслужбы не оставляют его в покое даже в Ереване и постоянно следят за ним. 12 июня для многих в Иране — это день протеста, и Омид по-своему хочет отметить его. Он решил пройти пешком от офиса ООН в Тбилиси до офиса ООН в Ереване.

В свою очередь в Иране также проходили санкционированные властями манифестации. В июне были организованны несколько демонстраций и митингов в поддержку политики правительства по международным проблемам. Так, несколько сотен тысяч иранцев провели акции протеста против Израиля в различных регионах страны в связи с гибелью активистов «флотилии свободы», пытавшейся прорвать блокаду сектора Газа.

Акции протеста в Иране начались вскоре после того, как руководитель ИРИ аятолла Али Хаменеи выступил с проповедью в Тегеране. Участники акции протеста выкрикивали лозунги «смерть Израилю» и «смерть США». Они заявили, что готовы сражаться на стороне палестинского народа. В конце демонстрации протестующие зачитали коммюнике, состоящее из шести пунктов. В частности, они призвали Совет Безопасности ООН принять «серьезные и незамедлительные меры, чтобы остановить преступления израильтян». Кроме того, демонстранты призвали Организацию Исламская конференция и Лигу арабских государств выступить единым фронтом против Израиля. Протестующие потребовали привлечь к уголовной ответственности руководителей Израиля, а также положить конец блокаде сектора Газа.

Несколько меньшая по накалу манифестация прошла в Тегеране перед посольством Франции в Тегеране в знак протеста против того, что французское правительство поддерживает боевиков антиправительственной группировки «Организация моджахедов иранского народа» и разрешило ей провести митинг в парижском пригороде

В июне во внутриполитической жизни Ирана были отмечены и положительные моменты.

Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи объявил амнистию в отношении 81 оппозиционера, которые были осуждены по обвинению в участии в массовых акциях протеста на прошлогодних президентских выборах. Амнистия приурочена к отмечаемой 03 июня годовщине со дня рождения дочери пророка Мухаммеда — Фатимы Захры.

Из заключения освобожден также председатель Комитета по защите прав иранских заключенных Имадеддин Багги. Бывший член Корпуса стражей исламской революции Багги был арестован в декабре 2009 года.

ООН отметила усилия Ирана в борьбе с наркобизнесом, который продолжает оставаться серьезной проблемой для Ирана. В первом квартале года (новый год в Иране начинается 21 марта) в Иране обезврежены 1383 группировки, занимающиеся контрабандой наркотиков, сказал глава иранского Управления по борьбе с наркотиками Хамидреза Хосейнабади. По его словам, за отчетный период арестовано и предано суду 52324 контрабандистов и торговцев наркотиками. Из незаконного оборота изъято 108 тонн наркотических средств. 12407 кг этих наркотиков обнаружены при помощи специально обученных собак. Эти показатели превышают на 36 процентов показатели аналогичного периода прошлого года.

Среди изъятых из незаконного оборота наркотиков 81 674 кг составил опиум, 1304 кг — морфий, 7385 — героин, 15 623 — гашиш, 2356 — другие наркотические средства.

В новом докладе ООН были высоко оценены усилия Ирана по борьбе с наркотическими веществами и их незаконным оборотом, а также отмечено, что Иран лидирует по количеству конфискованного опия.

Иранские власти планируют увеличить скорость доступа в интернет со 128 до 512 килобит в секунду. Об этом сказал министр телекоммуникаций и информационных технологий Реза Тагипур. При этом министр добавил, что его министерство не вводит ограничений на скорость доступа в интернет и не оценивает целесообразности доступа к тому или иному интернет-ресурсу. Решения по этому вопросу принимают органы культуры Ирана. Не секрет, что в Иране действует достаточно жесткая цензура на пользование интернет-ресурсами. Государственные органы и религиозные институты ИРИ контролируют содержание и распространение информации, в том числе печатной и музыкальной продукции, произведений изобразительного искусства, фото- и кинематографических произведений, передач радио и телевидения.

В настоящее время в Иране три органа осуществляют цензуру интернет-ресурсов в соответствии с нормами ислама и идеалами исламской революции 1979 года: Высший совет культурной революции Ирана, министерство культуры и исламской ориентации Ирана, а также Комитет по проверке интернет-контента на соответствие уголовному кодексу страны. Власти не раз ограничивали доступ и к почтовым серверам.

Цензура введена и на ношение темных солнечных очков. Одна из пользователей livejournal рассказала о строгих правилах, бытующих в Иране, где штрафы выписывают не только парковку в неположенном месте, но за ношение неположенной одежды. Автор приводит тарифы штрафов на нарушение правил «общественного порядка»:

1. Солнечные очки на голове — 15 долларов США;

2. Короткое манто — 25 долларов США;

3. Манто яркого цвета (особенно красное или зеленое) — 25 долларов США;

4. Лак на ногтях (за каждый ноготь) – 5 долларов США;

5. Загар искусственный (т. е. после солярия) — 25 долларов США;

6. Неестественно ярко окрашенные волосы — от 50 до 150 долларов США.

В саму квитанцию заносится число, имя нарушителя, само нарушение ( например, «лак на четырех с половиной ногтях»), номер его «гос. карточки» (аналог паспорта), служебный номер остановившего полицейского и «род войск», а также способ оплаты (наличными, чеком или в рассрочку).

Но все проблемы можно решить с помощью «заочных» молитв. Речь идет о том, что за человека могут помолиться за деньги прямо на улице. В Иране появился новый вид бизнеса – продажа молитв. Неофициальные уличные «продавцы молитв» обещают прохожим за определённую плату походатайствовать за них перед Всевышним и тем самым решить любые жизненные проблемы. Услугами чудо-продавцов теперь можно воспользоваться даже через интернет или набрав нужный номер телефона. «Совершенно разные люди, в основном – молодые девушки, подходят с просьбами помолиться о скором разрешении их проблем», – рассказывает один из «продавцов молитв», сидящий в кресле посреди старой аллеи в одном из районов Тегерана. Некоторые шиитские лидеры Ирана, комментируя подобную практику, заявляют, что, конечно же, верят в силу молитв, но в то же время предупреждают, что не следует путать молитвы с откровенным магизмом и мошенничеством.

Однако проблемы остаются. В том числе и в связи брачными узами для малолетних. В соответствии с официальными статистическими данными, в ИРИ узами брака связаны около 950 тысяч детей, среди которых 85 процентов – девочки. Это противоречит международной конвенции по правам детей, — заявляет Мохаммад Боньядзаде — активист по защите прав детей. Он добавляет, что «с одной стороны закон признает, что ребенок младше 11 лет не может выбирать и лишает их права голосовать на выборах, но с другой стороны установленный в стране возраст вступающих в брак колеблется с 9 до 13 лет». «К сожалению, маленькие девочки должны выполнять роль жены вместо того, чтобы получать образование, — говорит Боньядзаде. — Они должны нести ответственность за выполнение супружеских обязанностей, кроме того, существует риск ранней беременности, которая может привести к тяжелым последствиям как для здоровья матери, так и для здоровья ребенка», — сказал он.

 

 

2.ОСНОВНЫЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

В июне в международной жизни событием номер один стало принятие Советом Безопасности ООН резолюции 1929, включающей четвертый с 2006 года пакет финансово-экономических санкций против Ирана. Несомненно, этот акт мирового сообщества повлиял на имидж Исламской Республики и в определенной степени сменил акценты во внешнеполитической деятельности Тегерана.

Иранское руководство в течение нескольких прошедших месяцев предпринимало решительные меры на дипломатическом поле по всему миру, чтобы не допустить принятие подобной резолюции. По мнению политологов, оно до последнего момента надеялось, что этого не произойдет. Однако конфронтационная политика ИРИ по ядерной проблеме не оставляла ее оппонентам другого выбора. Не будет преувеличением сказать, что резолюция 1929 стала символом провала иранской внешней политики. Особенно это стало заметно на фоне перманентных успехов Тегерана на протяжении последних лет в борьбе за выигрыш времени, в мастерском запутывании ситуации с собственной ядерной проблемой, в хитроумной игре с МАГАТЭ и «шестеркой» переговорщиков.

Иранским ответом на резолюцию стало усиление антиамериканской (и в целом – антизападной), антиизраильской пропаганды, выпады против России, активизация поиска новых и укреплением старых союзов.

Поводом для очередной вспышки антизападной пропаганды еще до принятия 9 июня Советом Безопасности ООН резолюции 1929 стали события вокруг «Флотилии мира».

31 мая спецназ ВМС Израиля захватил в Средиземном море конвой, направлявшийся в блокированный палестинский сектор Газа. Во время штурма было убито девять и ранены десятки человек.

Многие наблюдатели обратили внимание на то, что инцидент с гуманитарной флотилией не возник сам по себе или по воле отдельных правозащитников со всех континентов. Он был тщательно материально и финансово подготовлен, причем отнюдь не правозащитниками. Однако это не умаляет тот факт, что израильская сторона отреагировала неадекватно, подставив себя для резкой критики. Не вызывает сомнения то, что Израиль своими действиями нанес значительный моральный ущерб своему имиджу. Причем удар по израильскому имиджу был нанесен на всех направлениях: на арабском, и на европейском, и на африканском, и даже на американском.

Этим обстоятельством не мог не воспользоваться Иран. Причем и в плане критики Израиля, и в плане формирования мощного антиизраильского фронта по всему миру. Уже 1 июня с посланием ко всем обратился верховный лидер ИРИ аятолла Хаменеи (см. приложение). Затем, развивая тезисы руководителя, с заявлением выступили все ветви иранской власти, включая президента Ахмадинежада, и отдельные представители «народных масс». Так, посол ИРИ в Азербайджане Мохаммад Багир Бахрами заявил: «Израильский режим показал всему миру свое истинное лицо. Израильский режим похож на раковое заболевание, единственный способ избавиться от этой болезни – удалить и выбросить эту опухоль. Может быть, после такого хирургического вмешательства человечество найдет успокоение».

Иран потребовал созыва экстренных заседаний всех международных организаций, в которых членствует, включая ООН, для осуждения Израиля.

В двусторонних контактах с иностранными представителями Тегеран также требовал осуждения Иерусалима и солидарности с палестинским народом. Президент Ахмадинежад в телефонной беседе со своим сирийским коллегой Башаром Асадом подчеркнул необходимость по всей строгости наказать Израиль. Во время телефонного разговора с лидером палестинского движения сопротивления ХАМАС Исмаилом Ханией Ахмадинежад подчеркнул, что мировое сообщество должно создать фронт и удвоить свои усилия, чтобы прорвать кольцо блокады сектора Газа. Президент Ахмадинежад, заявил, что иранский народ решительно поддерживает народ Палестины и солидарен с ним. Исмаил Хания в свою очередь, выразив признательность Ирану за всестороннюю помощь и поддержку народу Палестины, сказал, что иранский народ является единственным народом, который сегодня стоит рядом с палестинским народом.

В пособничестве «сионистскому режиму» были обвинены США, Великобритания, Франция и «другие европейские правительства, которые оказывают политическую, масс-медийную, военную и экономическую поддержку этим врожденным преступникам и всегда стоят за трагедиями, которые они порождают». За это все они должны ответить.

Новая волна иранской пропаганды «против всех» поднялась в связи с принятием Советом Безопасности ООН резолюции 1929. Она накрыла и Россию, как «соучастницу» этой ооновской акции.

В России обратили внимание на статью, опубликованную еще 7 июня в иранской англоязычной газете Tehran Times под многозначительным заголовком «Члены иранского парламента: «Россия никогда не была другом Ирана». Содержание статьи и самое главное — приведенные в ней мнения, которых придерживаются некоторые политики в Иране, — вызвали оправданное недоумение в Москве. Дело касается, в первую очередь, реакции иранских властей на новую резолюцию Совбеза, одобренную Россией и подготовленную для голосования среди пятнадцати постоянных и непостоянных членов этого высокого международного органа. Иранские официальные лица обвиняют в связи с этим Россию в том, что она, якобы, отступает от своих обязательств в отношении Ирана.

Напомним: Москва никогда не одобряла конфронтационную политику Тегерана в ядерной сфере, сомнительные ядерные проекты в Иране, которые идут вразрез с резолюциями Совета Безопасности ООН, с решениями МАГАТЭ и угрожают режиму нераспространения ядерного оружия.

Очередной доклад генерального директора МАГАТЭ Юкия Амано убедительно свидетельствует: Иран пока далек от того, чтобы международное сообщество признало его ядерный проект мирным. Со своей стороны, российская дипломатия призывала и призывает Тегеран учитывать озабоченности международного сообщества и, прежде всего МАГАТЭ, недостаточной открытостью иранской ядерной программы.

Разрабатывая вынужденные резолюции, Россия всеми силами пыталась не довести дело до введения широкомасштабных санкций, затрагивающих экономические интересы населения страны. Все предыдущие резолюции и новый проект направлены только на то, чтобы не допустить у Ирана возможности создать ядерное оружие. И при этом обеспечить возможности создавать мирную ядерную энергетику. Хорошо известно, что Москва, вопреки всем объективным и субъективным трудностям, построила первую в Иране АЭС, подготовила специалистов-ядерщиков, тем самым заложив основу всей ядерной отрасли страны.

Никогда Россия не меняла своих позиций по отношению к Ирану. Но меняется, и не всегда в разумную сторону, — позиция политиков в Тегеране. Кто же виноват, что обеспечение режима нераспространения ядерного оружия требует усиления давления на Тегеран.

Поэтому иранским парламентариям следует обратить свое внимание не на Москву, а посмотреть на кого-то, кто гораздо ближе, кто осуществляет ядерную политику своего руководства, подвергая испытаниям отношения Ирана с мировым сообществом и с Россией в том числе. И не сеять своими заявлениями семена вражды между народами наших стран, на протяжении почти пятисот лет, имевших нормальные, деловые связи.

Да, Россия на международной арене всегда стремится защищать свои «собственные интересы и свой кошелек», как сказал один из недовольных иранских парламентариев. И это абсолютно справедливо. Только то государство достойно уважения, которое защищает политические и экономические интересы собственного народа. В данном случае его интересы совпадают с интересами обеспечения международной безопасности — сохранения режима нераспространения ядерного оружия.

Что же касается особых обязательств России перед Ираном, о чем также упомянули рассерженные парламентарии, то это вообще вне логики. Москва никогда не давала обязательств защищать провокационную деятельность Тегерана, наносящую ущерб международной безопасности.

Иранский президент накануне голосования в Совбезе ООН в очередной раз предостерег Россию от шагов, которые способствовали ли принятию новых санкции против Тегерана. По словам Махмуда Ахмадинежада, Москве следовало бы воздержаться от шагов, которые Тегеран воспринял бы как переход на сторону «врагов Ирана».

И уже, конечно, вызывают возмущения, слова с которыми выступил вице-президент Ирана по правовым и парламентским делам Мохаммад Реза Мир-Таджеддини в интервью иранскому информагентству «Мехр», заявивший, что «Россия еще заплатит за то, что пошла по стопам американцев…». Такой тон неприемлем в международных отношениях и свидетельствует только об одном: иранское руководство расписывается в своем бессилии.

Позже интонации в речах иранцев стали немного меняться. Руководитель комиссии по внешней политике парламента ИРИ Хосейн Эбрахими сказал, что позиция России в отношении Ирана является тактикой, а не стратегией, и рассматривается Москвой как средство для сближения с Западом.

Политический аналитик Хасан Бехештипур с пониманием отметил, что Россия всегда играла роль посредника в вопросе принятия резолюций и пыталась скорее модифицировать санкции против Ирана, чем отказываться от своей позиции. С одной стороны, Москве нравится поддерживать отношения с Ираном. С другой, — она хочет продолжать отношения с США и Западом. Россия использовала Иран как козырь.

Политолог Джахангир Карами подчеркнул: «То, что сегодня переживают российско-иранские отношения, носит временный характер, так как обе страны всегда находились в хороших отношениях друг с другом. А их общие интересы заставят их держаться друг друга».

Политолог Махмуд Шоори отметил: «На Москву стоит полагаться, так как она модифицировала несколько резолюций против Ирана». Некоторые аналитики пошли даже дальше, заявив, что голосование России против Ирана было направлено на то, чтобы блокировать более жесткую резолюцию против Тегерана.

Однако у иранских официальных лиц мнение несколько другое. Так, официальный представитель МИДа Ирана Рамин Мехманпараст заявил, что иранский МИД осуждает те страны, которые проголосовали против иранской нации, так как это противоречит национальным интересам великой иранской нации.

Но и в официальных кругах нет единства. Посол Ирана в Армении на пресс-конференции в Ереване заявил 23 июня, что в Иране Россию не считают бывшим союзником, и тот факт, что эта страна проголосовала за введение санкций против Исламской Республики, не окажет негативного воздействия на отношения двух стран в будущем. Эти две страны, как отметил посол, являются важными игроками в регионе, и «как Россия нужна Ирану, так и Иран нужен России». «И, несмотря на то, что позиция Москвы в ходе заседания Совета Безопасности ООН оставит негативный след в памяти иранцев, она никак не повлияет на отношения между странами в будущем», — подчеркнул дипломат.

В свою очередь, глава парламентского комитета по национальной безопасности и внешней политике меджлиса Алаеддин Боруджерди отметив, что иранцы недовольны решением российских властей поддержать новые санкции, заявил: «Вопрос сокращения связей с Россией совсем не обсуждался на заседании комитета национальной безопасности меджлиса».

Принятие Совбезом жесткой резолюции по Ирану, которую поддержали Россия и Китай, повлияло и на возможности вступления ИРИ в Шанхайскую организацию сотрудничества. На форуме ШОС, который проходил в Ташкенте 10-11 июня, вопрос об Иране впрямую не стоял. Но на этом саммите было принято положение о принятии в организацию новых членов, где в частности, было продекларировано, что не может претендовать на участие в организации страна, которая находится под санкциями ООН. Это был недвусмысленный ответ Ирану, долгие годы стремившемуся стать полноправным членом ШОС. Такой поворот событий не устроил президента ИРИ Ахмадинежада, который всегда возглавлял на заседаниях ШОС иранскую делегацию. Махмуд Ахмадинежад демонстративно не поехал в Ташкент, где планировалась его встреча и беседа с премьер-министром РФ Владимиром Путиным, и 9 июня (день принятия резолюции СБ ООН!) из Душанбе, где он находился с визитом, отбыл в Шанхай для участия в ЭКСПО-2010.

 

Справка. ШОС — региональная группа безопасности создана в 2001 году. В организацию входят: Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Еще четыре государства — Иран, Пакистан, Индия и Монголия — имеют статус наблюдателей, а Белоруссия и Шри-Ланка с конца апреля этого года — статус партнеров по диалогу. В ташкентском форуме ШОС приняли участие представители ООН, СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и АСЕАН.

 

Оказавшись на пороге изоляции, Иран предпринимает шаги по созданию сферы своего влияния в регионе. Первым пунктом выбран Таджикистан. Президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад прибыл 8 июня в Душанбе с двухдневным визитом. В столице Таджикистана иранский президент принял участие в работе международной конференции «Вода для жизни: 2005–2015». Но главное — он провел переговоры с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном по вопросам расширения двустороннего сотрудничества. По мнению экспертов, в Центральной Азии может возникнуть новая геополитическая конфигурация. Иран активно стремится к расширению влияния в Таджикистане. И в этих целях готов оказывать «любую помощь». Об этом, не скрывая, в частности, заявил министр обороны Ирана Ахмад Вахид, побывавший в Душанбе в середине мая. Эксперты расценили заявление иранского министра как готовность Тегерана оказать в случае необходимости, в том числе и военные услуги. Тем более что на брифинге для журналистов иранский министр отметил, что «Иран выступает за военное сотрудничество трех персоязычных стран – Афганистана, Таджикистана и Ирана – для обеспечения безопасности в регионе».

По мнению эксперта по кризисным ситуациям Льва Королькова, Тегеран задумал создать в регионе удобный для себя военно-политический плацдарм. «Идет подготовка к новой геополитической конфигурации в Центральной Азии. Иран сближением с Таджикистаном блокирует в значительной мере действия международных сил в самом Афганистане, и под его контроль в случае успешной реализации этого проекта попадут обширнейшие районы Афганистана, населенные таджиками», – считает эксперт, подчеркивая, что Иран за последние годы оказал Афганистану помощь более чем на полмиллиарда долларов. С Таджикистаном у Ирана еще более плотное сотрудничество. Он оказывает Душанбе мощную финансовую поддержку, причем в объемах, которые в нынешней ситуации не может предоставить Россия (Независимая газета, 08.06.2010).

Иран активизируется и на Кавказе. Это относится и к армяно-азербайджанскому конфликту в связи с проблемой Нагорного Карабаха. Руководители ИРИ неоднократно в последнее время заявляли о готовности их страны стать посредником в урегулировании ситуации.

В то же время двусторонние отношения между Тегераном и Баку, Тегераном и Ереваном не столь благостные. Хотя на высоких уровнях все выглядит достаточно хорошо, между сторонами существуют значительные противоречия. Ереван с недоверием относится к стремлению Тегерана напрямую сотрудничать с Нагорным Карабахом. С другой стороны, это стремление вызывает недовольство Баку. Кроме того, в Азербайджанской республике вновь оживление на националистическом антииранском направлении. Действующие за рубежом азербайджанские организации в ходе состоявшегося 12-13 июня в Брюсселе второго съезда приняли решение создать структуру «Национальный фронт освобождения Южного Азербайджана». А национальные политические деятели так называемой организации «Южный Азербайджан» (GAMOH) провели в Баку тайное собрание, на котором было принято решение «наладить связи с организациями, борющимися за демократические и национальные права проживающих в Иране иных наций, и вместе с ними бороться против центральных властей Ирана».

Иранский сайт «Аранньюз.ир» сообщил в конце июня, что спонсируемые азербайджанскими политическими организациями националистические силы включили северные провинции Ирана Ардебиль, Восточный Азербайджан и Западный Азербайджан в карту, называемую «Большой Азербайджан», и уверены, что борются за свободу указанных территорий. «Официальный Баку не только искажает исторические реальности, связанные с иранскими территориями Аран и Ширван, но и официальными и неофициальными изданиями ведет антииранскую политику против территориальной целостности Ирана», — читаем на сайте.

В июне политологами отмечалось резкое сближение Тегерана и Тбилиси. По их мнению, президент Грузии Михаил Саакашвили, уязвленный тем, как президент Б.Обама обошелся с ним на недавнем саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне, и недовольный оттепелью в отношениях между Белым домом и Кремлем, начал новый этап своей внешней политики «маяка демократии», которая проводится под старым девизом «враг моего врага — мой друг».

Теперь, когда Запад официально начал ослаблять поддержку грузинского президента и отказался продавать ему оружие и боевую технику, г-н Саакашвили приступил к созданию новых альянсов с Ираном и Сирией — двумя заклятыми врагами США.

Президент Саакашвили вступает на путь дружбы и экономического сотрудничества с Ираном, исключительно желая разозлить администрацию Обамы и рассорить Иран с Кремлем. Иран, в свою очередь, также заинтересован в новом близком партнере на фоне все большего ужесточения политико-экономической блокады. На форуме, проведенном в Тбилиси, посол Ирана в Грузии Маджид Самазаде Сабер заявил: «Мы получаем от грузинского правительства положительные сигналы относительно улучшения отношений в регионе и готовы к этому». Тегеран планирует отменить визовый режим между государствами, построить в Грузии гидроэлектростанцию и намерен импортировать из этой страны электричество.

В июне продолжался ирано-турецкий «медовый месяц». Апофеозом этому стала поддержка Анкары Тегерана в Совете безопасности ООН, где Турция выступила против санкций. Это открыло новые возможности укрепления ирано-турецких связей.

В середине месяца Иран посетил председатель Великого национального собрания (парламента) Турции (ВНСТ) Мехмет Али Шахин. В ходе визита Шахин провел переговоры со спикером парламента Ирана Али Лариджани, главой МИД Манучехром Моттаки, президентом Махмудом Ахмадинежадом и верховным лидером Али Хаменеи. Стороны еще раз подтвердили важность и незыблемости ирано-турецких связей.

Продолжались традиционные контакты представителей Ирана и Сирии. В июне Тегеран посетил вице-президент Сирии Фарух аш-Шара, который встретился и провел переговоры с лидерами ИРИ: президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом, первым вице-президентом Мохаммадом Резой Рахими, секретарем Верховного совета по национальной безопасности Саидом Джалили. Иракский вице-президент заявил о поддержке Сирией позиции ИРИ в вопросе иранской ядерной программы. Было подчеркнуто, что санкции против Ирана не повлияют на достижения иранского народа.

В свою очередь Ирак может стать для Ирана еще одним «окном» в арабский мир. Министр внешнеполитического ведомства Ирака Хошияр Зибари на встрече с послом Ирана в Багдаде Хасаном Каземи-Куми отметил необходимость развития отношений с Ираном на основе сохранения взаимных интересов и принципов добрососедства. Стороны также обсудили вопросы, связанные с деятельностью совместных технических комитетов по вопросам границ, водного пространства и консульских отношений двух стран.

Иран открыл пятое консульство в Ираке. На этот раз в Неджефе — крупнейшем на юге Ирака священном городе мусульман-шиитов, местом их паломничества к гробнице халифа и первого имама шиитов Али, двоюродного брата и зятя пророка Мухаммеда. По количеству мусульманских паломников, посещающих этот город, уступает лишь Мекке и Медине.

Были отмечены также контакты представителей иранского меджлиса и парламента ОАЭ. 20 июня в Дубае пресс-секретарь парламентской комиссии Ирана по вопросам национальной безопасности и внешней политики Казем Джалали и спикер парламента ОАЭ Абдольазиз аль-Гарир рассмотрели вопросы расширения совместного сотрудничества парламентов двух стран. Джалали прилетел в ОАЭ, чтобы принять участие в работе 23-го заседания исполнительного комитета межпарламентского союза стран-участниц ОИК. Однако наблюдатели сомневаются в практических результатах встреч представителей ИРИ и ОАЭ, в связи с глубокими противоречиями в их отношениях.

Примечательным и даже показательным стала беседа министра иностранных дел Ирана Манучехра Моттаки с новым послом Северным Кореи Джу Ин Чулом на вручении последним своих верительных грамот. Глава МИД ИРИ заявил о необходимости расширения сотрудничества и активизации двухсторонних отношений с Северной Кореей. Он отметил, что ИРИ и КНДР должны увеличить уровень сотрудничества, заметив, что одним из эффективных критериев в расширении отношений двух стран являются взаимные поездки должностных лиц. Подчеркнув, что экономическое сотрудничество Ирана и Северной Кореи является важным аспектом развития взаимоотношений двух стран, глава МИД Ирана предложил наладить обмен специалистами в технической и инженерной областях.

Новый посол Северной Кореи в Иране, в свою очередь, также выступил за расширение двухсторонних отношений. Джу Ин Чул подчеркнул, что Пхеньян по-прежнему будет защищать позицию ИРИ на международной арене и выступил за расширение и увеличение сотрудничества двух стран в реализации национальных интересов на международной арене.

В июне продолжалось «тихое» иранское наступление в Африке. Министр сельскохозяйственного джихада Садек Халилиян в ходе 4-го заседания совместной ирано-сенегальской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству в Тегеране заявил, что расширение сотрудничества с африканскими странами имеет большое значение и Сенегал играет важную роль в качестве ворот для выхода на африканский континент.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад побывал и в Китае на шанхайской выставке ЭКСПО-2010, где отметил День Ирана. Правда, на заседание Шанхайской организации сотрудничества, как было запланировано, он не поехал, поскольку, как уже отмечалось, выступление ИРИ в ШОС отдалилось на неопределенное время.

Таким образом, в июне внешнеполитическое положение Ирана явно ухудшилось. Тегеран предпринимает всевозможные меры, чтобы выйти из изоляции. Однако, как справедливо пишет The Washington Post (09.06.2010), «Тегеран демонстрирует удивительную стойкость… Ему удается изолировать часть своих наиболее важных отраслей от финансовых ограничений, инициированных Соединенными Штатами, и построить мощную дипломатическую цепочку, которая частично поможет противостоять давлению со стороны Запада. Иранские лидеры встречаются с политиками из мировых столиц, от Токио до Брюсселя. Они также подписывают энергетические соглашения, меняющие правила игры, повышают свою экономическую самодостаточность и даже получают места в международных организациях». Способность Ирана владеть ситуацией в таком опасном дипломатическом окружении, по словам аналитиков, отражает как здравомыслие Ирана, так и недостатки его оппонентов. «Мы очень гордимся нашей дипломатией, хотя в основном мы наживаемся на ошибках, допущенных Соединенными Штатами и их союзниками, — приводит The Washington Post слова Казема Джалали, высокопоставленный член комиссии иранского парламента по национальной безопасности и внешней политике. — Мы пускаем в ход все средства, чтобы воспользоваться этими упущениями».

Но все же международная ситуация для Тегерана становится все более сложной. И, по-видимому, подобная тенденция в будущем будет только усиливаться.

 

 

3.ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА

7 июня в Вене открылась сессия Совета управляющих МАГАТЭ. Ранее все участники Совета получили Доклад генерального директора МАГАТЭ Юкиа Амано о ядерной программе Ирана. В документе, выдержанном в жестких тонах, констатируется, что Иран не выполняет требований, содержащихся в соответствующих резолюциях совета управляющих МАГАТЭ и Совета Безопасности ООН, включая осуществление дополнительного протокола к соглашению о гарантиях с МАГАТЭ.

«В особенности, Ирану необходимо сотрудничать в прояснении остающихся вопросов, которые дают повод для озабоченностей относительно возможных военных составляющих его ядерной программы», — отмечается в докладе. Кроме того, вопреки соответствующим резолюциям совета управляющих МАГАТЭ и СБ ООН, Иран не приостановил деятельность по обогащению урана. В докладе указано, что запасы накопленного в Иране низкообогащенного урана достигли к началу июня 2,43 т против 2,06 т, которые были зарегистрированы в конце января нынешнего года. При этом, количество газовых центрифуг, задействованных в каскаде для обогащения урана, возросло в Иране до 3,936 тыс, а их общее число достигло 8,528 тыс.

Исламская Республика продолжает эксплуатацию установок по обогащению в Натанзе и сооружение нового завода по обогащению в Фордоу. В начале апреля Ирану удалось довести степень обогащения урана до 19,7 проц. и уже накоплено 5,7 кг. урана данного уровня обогащения. Позже в июне Тегеран сообщил о 17 кг наработанного 19,7 процентного урана. «Для того, чтобы можно было проверить хронологию создания и первоначальное назначение установки по обогащению топлива в Фордоу, Ирану необходимо предоставить агентству доступ к соответствующей проектной документации и к компаниям, которые участвовали в проектировании этой установки», — говорится в докладе МАГАТЭ.

«Иран объявил также, что он выбрал места для новых ядерных площадок, и что сооружение этих площадок осуществляется, но не предоставил агентству необходимой соответствующей информации и доступа в соответствии с соглашением о гарантиях».

Аналогичные претензии к Ирану сохраняются также в связи продолжающимся сооружением тяжеловодного реактора и работами, связанными с тяжелой водой, вопреки соответствующим резолюциям совета управляющих МАГАТЭ и СБ ООН. «Агентству, — указывается в докладе, — не было позволено отобрать пробы тяжелой воды, которая хранится на установке по конверсии урана, и ему не был предоставлен доступ к установке по производству тяжелой воды».

«В этой связи генеральный директор МАГАТЭ просит Иран принять меры по полному осуществлению своего соглашения о гарантиях и других своих обязательств, включая осуществление дополнительного протокола», — подчеркивается в заключение.

В документе отмечается, что Тегеран не обеспечивает необходимого сотрудничества, позволяющего подтвердить, что весь его ядерный материал используется в мирных целях.

К началу июня пять постоянных членов Совета Безопасности ООН уже согласовали проект новой, более жесткой резолюции по Ирану. Он был передан для обсуждения непостоянным десяти членам Совбеза. Сомнений не было, что Совбез примет этот документ.

И 9 июня в Нью-Йорке Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в соответствии с которой против Ирана международное сообщество вводит новую порцию санкций.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад жестко отреагировал на этот документ СБ ООН. «Против нас сейчас приняли резолюцию, но мы к ней относимся как к бумажной салфетке, которой вытерли рот и бросили в урну… Санкции для нас, как назойливые мошки», — сказал иранский президент. Иранскую ядерную программу остановить нельзя – вот лейтмотив всей политики и пропаганды, ведущейся Тегераном. Эту реакцию Махмуда Ахмадинежада следовало ожидать. Она не случайность. Это производная тех идеологических доктрин, которые изначально были положены в фундамент Исламской Республики.

Еще создатель ИРИ и вождь исламской революции аятолла Хомейни, насадивший в Иране учение «хомейнизма», видел в своей стране лидера всех угнетенных мусульман. По его мнению, Исламская Республика Иран должна была стать примером для всего исламского мира. Ради этой цели и разрабатывалась концепция «экспорта исламской революции».

И уже после окончания ирано-иракской войны, после смерти аятоллы Хомейни новое-старое руководство стало на практике осуществлять его заветы. Прежде всего, укреплять свою военный потенциал и прилагать усилия, чтобы стать супердержавой региона, используя как раз методы экспорта революции и создания проиранских анклавов практически по всему миру.

Одновременно лозунги величия Исламской Республики и происков главных врагов – США и Израиля постоянно насаждались в головах иранцев. К тому же, население ИРИ было готово к подобной идеологической обработке. Психология персов – это своеобразная смесь великодержавной исторической памяти древней Персии, покорившей половину античного мира, и сознания уникальности шиизма, как главной для иранцев школы Ислама.

Именно поэтому идеи «хомейнизма», идеи мессианства Ирана, идеи его великой цели стали близки широким народным массам.

А как же в этом случае сверхдержаве быть без сверхоружия? Пока, правда, не объявленным открыто, но страстно желаемого всеми от крестьянина до министра.

К слову сказать, идея нуклеризации страны всегда, даже еще при шахе пользовалась всеобщей поддержкой в Иране. И особенно эта идея стала общенациональной с приходом к власти Махмуда Ахмадинежада – выходца из элитного Корпуса стражей исламской революции. Человека, который с юношеских лет впитывал идеи величия Ирана. К тому же с его приходом во власть, как никогда раньше, иранское общество раскололось на противников и союзников президента. Ядерная программа стала для него идеологическим цементом, скрепляющим расползающееся в разные стороны иранское общество. Плюс к этому надо было определить врагов – и ими, по традиции, заложенной еще Хомейни, стали США (да и весь Запад), Израиль, а в последнее время все чаще упоминаемая Россия.

И, кажется, у Ахмадинежада сегодня нет выхода, чтобы пойти на компромиссы со своими противниками. Слишком много сил и энергии потрачено на то, чтобы привить иранцам идеи великодержавности, идеи мессианства иранской нации, которые «подвергают испытаниям ее враги (внешние и внутренние)».

И санкции, которые введены 9 июня, лишь очередной повод для иранских властей попытаться еще сильнее сплотить вокруг себя население страны перед лицом угрозы. Да, конечно, новые более жесткие санкции нанесут ущерб экономике Ирана, но это мелочи по сравнению с необходимостью удержать власть в своих руках, даже углубляя конфронтацию с мировым сообществом.

Однако все это не значит, что сегодня Тегеран готов полностью порвать все нити и уйти в изоляцию. Слишком много стоит на кону. Именно поэтому руководство ИРИ на протяжении всех последних лет проводит политику маневрирования, политику «шаг вперед, два шага назад», ведя сложную игру, как ее определяют некоторые эксперты – игру «в кошки мышки» с МАГАТЭ и Советом Безопасности ООН.

Так, после долгих раздумий, возникших в результате принятия 9 июня Совбезом резолюции 1929 с ужесточенными санкциями, Тегеран заявил о готовности возобновить переговоры со странами «шестерки» (пять постоянных членов СБ ООН плюс Германия) относительно иранской ядерной программы. С чем Иран идет на эти переговоры? Какие перспективы открываются в связи с этим решением?

Перспективы, к сожалению, по-прежнему туманные. Вроде бы все должны радоваться: ура, Иран после принятия жесткой резолюции 1929, несмотря на «грозные» заявления некоторых представителей властей ИРИ, не вышел из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и не покинул МАГАТЭ. Больше того — он готов к новым переговорам. Правда, не сразу, а только после завершения священного месяца рамадан (07.08. — 07.09.2010), то есть не ранее середины сентября. Но не это главное. Переговоров можно подождать, особенно, если они обещают стать плодотворными. А вот здесь есть большие сомнения.

Иран выдвинул столько условий предстоящих переговоров, причем, по мнению экспертов, настолько неясных и расплывчатых, что всей «шестерке» придется не одну неделю «докапываться» до их реального смысла. Быть может, именно для этого Тегеран дал своим оппонентам два месяца?

28 июня иранский президент Махмуд Ахмадинежад выдвинул три условия для возобновления переговоров по иранской ядерной проблеме. Соответствующие государства должны четко выразить свою позицию по поводу обладания Израилем ядерным оружием, четко заявить о своих обязательствах в рамках ДНЯО, а также продекларировать стремление к позитивным переговорам.

Между тем, на протяжении многих лет и СБ ООН, и МАГАТЭ достаточно четко выражают свою единую позицию по этим вопросам: Иран должен прекратить формировать производственно-технологическую базу для возможного создания ядерного оружия. При этом, Тегеран вправе, в соответствии с ДНЯО, развивать ядерную энергетику под строгим контролем МАГАТЭ, в чем высокотехнологичные развитые державы готовы оказать ему помощь.

И все стремление собеседников Ирана на проходивших переговорах было направленно именно на достижение этих целей. Тут всё ясно. Как, кстати, и отношение МАГАТЭ к «израильской ядерной проблеме». Другое дело, что прямого отношения к иранской ядерной проблеме она не имеет и должна решаться отдельно.

Позже другой влиятельный чиновник секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Саид Джалили направил письмо верховному представителю ЕС по внешней политике и безопасности Кэтрин Эштон, в котором выдвинул еще три условия возобновления переговоров.

Они так же изящны, как и расплывчаты. Первое, — соответствующие государства должны четко заявить, что целью возобновления переговоров являются контакты и сотрудничество, а не враждебность и противостояние. Второе, — согласие возобновить переговоры не преследует цели запугивания и оказания давления. Третье, — соответствующие стороны должны четко выразить свою позицию на обладание Израилем ядерным оружием.

Следует напомнить, что на протяжении всех бесконечных переговоров со стороны оппонентов Ирана никогда не было ни враждебности, ни противостояния, ни запугивания. Особенно со стороны России, которая на протяжении многих лет защищала исламскую республику и вела душеспасительные беседы с Тегераном.

Да, действительно, давление было. Но оно было следствием только одного — неконструктивности и конфронтационности позиции Тегерана на переговорах. Если рассматривать документы высшего международного органа, коим является Совет Безопасности ООН, как использованную салфетку, (что делает иранский президент), то трудно ожидать даже от вежливых дипломатов только похвал, поощрений и поглаживаний по голове. Необходимо именно давлением призвать к порядку.

Еще одним не менее интересным пунктом в списке условий Тегерана стало заявление президента Ахмадинежада о том, что возобновление переговоров Ирана с другими странами по ядерной проблеме должны вестись только на основе трехстороннего соглашения по обмену ядерным топливом между Ираном, Турцией и Бразилией. Между тем, вопрос об обмене 1200 кг иранского низкообогащенного урана на топливные стержни, включающие уран, обогащенный до 20%, для Тегеранского реактора — это не вся иранская ядерная проблема, и даже не часть ее. Это лишь отдельная, периферийная сфера переговоров, которые велись так называемой Венской группой, куда входят МАГАТЭ, Россия, США и Франция.

Вопрос обмена не может стать главной темой переговоров «Иран — «шестерка», потому что даже его положительное решение не в состоянии снять претензии международного сообщества к иранской ядерной программе. Выпячивание иранским руководством Тегеранской декларации и всего того, что связано с ней является несомненной попыткой увести переговорный процесс в сторону.

Таким образом, все многочисленные условия и требования, выдвигаемые иранской стороной в качестве основы возобновления переговоров, являются очередной, далеко не первой попыткой Тегерана, запутать проблему, навести туман на причины международных претензий к Ирану, вывести их из повестки дня переговоров и тем самым затянуть весь переговорный процесс. Для чего? А для того, чтобы, как ни в чем ни бывало, продолжать наращивать свой промышленный ядерный потенциал.

Но хватит ли у США и Израиля выдержки терпеть долго? Как можно понять из сообщений СМИ, генеральные штабы этих двух стран уже давно разработали возможные варианты боевых действий против ядерных и военных объектов Иран, а их вооруженные силы отработали все это на учениях. Кроме того, появились сообщения, что США усиливаю т свои авианосные группировки в регионе, складирует вблизи Ирана вооружение и боеприпасы.

Да что США и Израиль! Даже арабские соседи Ирана все громче заявляют о возможности силовым методом решить иранскую ядерную проблему. Так, посол ОАЭ в США Юсуф аль-Утайба считает, что положительные последствия военного удара по иранским ядерным объектам перевешивают вероятные отрицательные результаты применения силы для борьбы с ядерной программой Ирана.

Становится все яснее, что время недомолвок, хитрых игр Ирана с международным сообществом прошло. Тегерану необходимо принимать четкие и ясные решения, соответствующие требованиям Совета Безопасности ООН и МАГАТЭ.

Однако, по всей видимости, особых изменений в ядерной политике Ирана вряд ли стоит ожидать. Тегеран, конечно, пошумит, но сядет за стол переговоров с условиями или без, в том или ином формате, что и является одной из целей введенных санкций.

Другое дело, что результаты этих переговоров, учитывая манеру Ирана их вести, могут быть нулевыми. И государства, принявшие резолюцию, должны быть готовыми к этому и уже сегодня начать разработку новой тактики и стратегии в отношении Ирана с учетом всех возможных хитроумных ходов Тегерана.

Причем, время до часа «Х», когда Иран реально сможет создать ядерное оружие, сокращается, как шагреневая кожа. Например, директор ЦРУ США Леон Панетта заявил, что «сейчас, вероятно, Иран располагает достаточным количеством низкообогащенного урана для создания двух ядерных бомб. Но на это уйдет не менее двух лет».

Вопрос о сроках, когда у Ирана появится атомная бомба, если вообще он собирается производить это оружие, а не стращать мировое сообщество только возможностью его создания, довольно сложный.

Если подходить к вопросу исключительно теоретически, то, действительно, материальный потенциал для атомных бомб у Тегерана есть. По данным на конец мая, в Иране было произведено более 2500 кг низкообогащенного (до 5%) урана. Кроме того, иранские физики смогли наладить процесс дообогащения урана до почти 20%, правда, в очень ограниченном количестве — лишь на одном каскаде из 164 центрифуг. И, как уже было отмечено, смогли получить порядка 17 кг. Об этом заявил глава Организации по атомной энергии Ирана Али Акбар Салехи. Говоря об успехах иранских атомщиков, он также сообщил, что в настоящее время завершается тестирование новых центрифуг, более современных.

Как известно, для ядерного заряда необходим высокообогащенный уран – порядка 90%. Специалисты-ядерщики подсчитали, что из имеющегося уже сегодня иранского низкообогащенного урана при его дообогащении до 90% можно получить порядка 70 – 75 кг оружейного урана, что достаточно для производства двух – трех ядерных зарядов. Но это чистая теория.

На практике, несмотря на бравурные заявления главного иранского атомщика г-на Салехи, все гораздо сложнее. Дело заключается в том, что для дообогащения урана и последующего создания ядерного оружия требуются не только теоретические знания, но и высокие технологии. Причем не только в узкой, конкретной области создания, например, центрифуг, но и в широком плане — в материаловедении, металлургии, химии и так далее. А самое главное – должно присутствовать желание непременно стать ядерной державой. А такое желание, судя по всему, у Тегерана имеется. И как раз это больше всего и беспокоит другие страны.

На прошедшем в июне в Канаде саммите «восьмерки» подробно обсуждалась тема ядерной безопасности, включая ядерные проблемы Ирана. Отвечая на вопросы, президент России Дмитрий Медведев заявил о необходимости проверки информации ЦРУ о наличии у Ирана обогащенного урана для производства двух атомных бомб. «Если будет доказано то, о чем говорят американские спецслужбы, это еще в большой степени напряжет ситуацию. Я не исключаю, что этот вопрос нужно будет обсуждать дополнительно», — подчеркнул Дмитрий Медведев.

Безусловно, до предполагаемого момента превращения Ирана в реальную ракетно-ядерную державу время в любом случае еще есть, но пускать этот процесс на самотек, предоставив Тегерану беспрепятственно осуществлять задуманное – было бы недальновидно и безответственно.

 

 

4.САНКЦИИ

Июнь стал неприятным месяцем для Тегерана. 9 июня Совет Безопасности ООН 12-ю голосами «за» одобрил новую резолюцию 1929, предусматривающую санкции в отношении Ирана. По результатам голосования, документ поддержали 12 членов Совбеза ООН, в том числе Россия, две страны (Турция и Бразилия) проголосовали против, одна страна (Ливан) воздержалась.

Резолюция 1929 расширила список физических и юридических лиц, по отношению к которым «следует проявлять бдительность». В новый список включены новые лица, 22 государственные и частные организации, в том числе университеты, 15 фирм, связанных с Корпусом стражей исламской революции (КСИР), и еще 3 компании, находящиеся под контролем иранской судоходной компании Iran Shipping Lines. Резолюция призвала проявлять бдительность в контактах со всеми банками Ирана, в том числе с Центробанком.

Документ разрешил странам — членам ООН: блокировать счета физических лиц — граждан Ирана, вводить запрет на открытие филиалов иранских банков за рубежом, на сделки с участием иранских банков, а также на любые финансовые операции на своей территории, если есть подозрение, что они связаны с иранской ядерной программой; вводить запрет на передвижение по своей территории физических лиц, перечисленных в резолюциях разных лет; досматривать все корабли и самолеты под иранским флагом на своей территории, если есть подозрение, что их груз связан с иранской ядерной программой.

Санкции запрещают странам продавать или передавать Ирану иным путем шесть видов тяжелых вооружений: танки, боевые бронированные машины, артиллерийские системы большого калибра, боевые самолеты, ударные вертолеты, корабли, ракеты и ракетные системы, запрещают Ирану инвестировать капиталы за рубежом в особые виды деятельности, такие, как урановые рудники.

Принятие Совбезом новой резолюции свидетельствует о двух вещах. Первое – озабоченность и беспокойство международного сообщества иранской ядерной проблемой возрастает с геометрической прогрессией. И второе, — политика Ирана в последние месяцы в ядерной сфере была настолько конфронтационная, что вынудила даже Россию и Китай согласиться с необходимостью введения против ИРИ санкционных мер. То есть, другими словами, сам Тегеран скрепил единство постоянных членов Совбеза – России, США, Великобритании, Франции, Китая.

Новый пакет призван оказать еще более жесткое давление на Тегеран, с тем, чтобы вынудить его следовать в ядерной деятельности указаниями ООН и МАГАТЭ. Только благодаря усилиям Москвы и Пекина удалось несколько смягчить жесткие варианты, затрагивающие экспорт Тегераном нефти и импорт бензина. Россия и Китай были против столь решительных мер. Поэтому в нынешней резолюции подобные санкции выведены за скобки. Однако документ даже в этом, смягченном варианте выглядит более жестким, нежели предыдущие три резолюции.

Таким образом, резолюция 1929 не затрагивала напрямую нефтегазовую отрасль Ирана. Однако односторонние санкции США и Евросоюза «компенсируют» это. Согласившись в Совете Безопасности на введение дополнительных санкций против Ирана в относительно мягкой форме, западные страны дополнили принятую СБ резолюцию собственными односторонними санкциями. Причем значительно более жесткими, чем предусмотренные в резолюции.

Уже через несколько дней после принятия СБ ООН резолюции против Ирана Конгресс США принял законопроект об односторонних антииранских санкциях. Эти санкции будут применяться в отношении любого предприятия или частного лица, помогающего Ирану в переработке нефти, в развитии нефтеперерабатывающих мощностей, ракетной и ядерной программ, либо поддерживающего контакты с КСИР или с теми иранскими банками, которые включены в список подлежащих санкциям, а также тех, кто помогает стране обходить международные санкции.

В соответствие с решением Конгресса, составлен список официальных лиц, куда вошли министр обороны Ирана Ахмад Вахиди и глава КСИР Мохаммад Али Джафари, против которых США введены санкционные меры. «Черный список» пополнился названиями более тридцати иранских компаний. В том числе, санкции распространяются на 22 нефтяные, энергетические и страховые компании. Новые санкции подразумевают запрет на любое финансовое сотрудничество американцев с перечисленными в списке юридическими лицами, а также замораживание любых активов, которыми они обладают и которые находятся под юрисдикцией США. В новый «черный список» США попали более 90 иранских морских судов.

17 июня саммит Европейского союза принял решение о введении в отношении ИРИ санкций, сверх тех, которые обусловлены резолюцией Совбеза. Европейское решение носит беспрецедентный характер. Санкции будут направлены на иранский энергетический сектор, внешнюю торговлю, транспорт и финансы. В частности, санкционные меры предусматривают запрет на вложение капитала в нефтегазовые объекты Ирана (включая сжиженный природный газ), торговлю оборудованием для его нужд, продажу и любые формы передачи технологий очистки нефти и сжижения газа, а также ограничения на участие в развитии нефтеперерабатывающей отрасли этой страны. Также ожидается решение о сокращении экспорта бензина в Иран. Кроме того, вновь расширен «черный список» иранских функционеров, которым запрещен въезд на территорию ЕС.

Финансовый раздел этого пакета предусматривает замораживание активов ряда иранских банков и других бизнес-структур, которые «могут быть использованы для финансирования военных разработок». В сфере транспорта под удар попадет крупнейшая в стране «Судоходная компания республики Иран» (IRISL), а также иранские авиаперевозчики. Им будет ограничен или совсем запрещен вход в воздушное пространство или территориальные воды 27 европейских стран.

Учитывая возможные последствия этих евроамериканских санкций, в последние месяцы поспешили приостановить свою деятельность в Иране практически все известные мировые нефтегазовые компании: европейская Royal Dutch Shell, британская British Petroleum, французская Total, индийская Reliance Industries, испанская Repsol, голландская Vitol Group, малазийская Petronas, швейцарские Trafigura и Glencore, а также российская ЛУКойл.

Между тем, уже сейчас ситуация в нефтегазовой промышленности Ирана чрезвычайно сложная. По данным министра нефти Масуда Мир-Каземи Ирану необходимо привлечь 200 млрд долларов инвестиций в течение ближайших пяти лет для обновления нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности. В противном случае в отрасли может произойти существенное снижение объемов производства или даже остановка предприятий.

При этом международные компании не только прекратили свое участие в проектах по освоению нефтегазовых месторождений и в инвестициях в иранскую нефтегазовую отрасль, но, что наиболее опасно для Тегерана в ближайшей перспективе — сократили и прекратили поставки бензина в Иран.

Бензин — ахиллесова пята Ирана. Являясь одним из крупнейших экспортеров нефти (пятое место в мире), но, не обладая достаточными нефтеперерабатывающими мощностями, Иран закупал за рубежом более 40% необходимого ему бензина. По иранским данным, этот вид топлива стоит на первом месте в списке импортируемых товаров — 15% от всего импорта страны.

В прошлом 1388-м иранском году (21.03.09-20.03.10) Иран импортировал почти 8 млн т бензина на общую сумму в 4,5 млрд долларов. По сравнению с предыдущим годом импорт бензина увеличился на 67% в стоимостном выражении и на 154% в весовом выражении. Но санкции сокращают ввоз в страну бензина.

Так, сокращение импорта бензина в мае, которое уже чувствуется в Иране, составило почти 20%. Причем в том месяце на долю французской Total приходилось 50% ввозимого бензина. В конце июня эта компания прекратила поставки бензина. Что ожидает иранскую экономику, трудно себе представить. В стране насчитывается 9,7 млн автомобилей. Более 90% грузоперевозок в стране осуществляются автомобильным транспортом.

В такой ситуации поставки бензина, например, Китаем или через третьи страны подставными компаниями не решат проблему. Бензиновый кризис будет только углубляться. А это — повышение цен и не только на бензин, но и на все товары. Это уже социальная проблема. Здесь уместно вспомнить, какие массовые выступления прошли в Иране несколько лет назад, когда правительство квотировало субсидированное потребление бензина.

Понимая всю сложность ситуации, иранские власти объявили о формировании Штаба по борьбе с санкциями — это вынужденный ход руководства Ирана. Что может сделать этот Штаб? По всей видимости, в первую очередь сконцентрировать усилия на ускорении введения в строй собственных НПЗ. Как сказал еще весной министр нефти Масуд Мир-Каземи, ввод в действие новых предприятий по переработке нефти — это главное средство борьбы против американских санкций.

Отчитываясь в успехах, достигнутых его ведомством в 1388 г., г-н Мир-Каземи сообщил, что благодаря реконструкции уже имеющихся нефтеперегонных заводов, строительству новых предприятий и совершенствованию методов производства на нефтехимических комбинатах, производство бензина в Иране увеличилось настолько, что «бензиновый бойкот» ему не страшен. Насколько это верно, покажет ближайшее будущее.

Вот только вызывает сомнение, поможет ли борьбе против международных экономических санкций бойкот «компаний, принадлежащих евреям» о чем в июне заявил президент Ахмадинежад. Более того, он утвердил поправку к закону, запрещающую импорт продукции «сионистских компаний», базирующихся в США, таких как IBM, Intel, а также Coca-Cola. Но все-таки представляется, что без кока-колы прожить можно, без бензина трудно.

А если учитывать то, что резолюция 1929 усугубляется односторонними евроамериканскими более жесткими санкциями, то экономическая ситуация для иранских руководителей представляется еще менее оптимистичной. Да, конечно, финансово-экономические санкции не решат окончательно иранскую ядерную проблему. Но все же, даже при эффективности в 40 — 50% они затруднят продвижение Ирана к возможности создания ядерного оружия, хотя и не остановят это опасное движение. Вполне вероятно, что более жесткие санкции сократят для Тегерана возможности маневра и успешной игры «в кошки – мышки» с международным сообществом. Они заставят Тегеран ускорить процесс выработки ответа (причем в данном случае не так важно: положительного или отрицательно, но вполне ясного и конкретного) на санкционную деятельность оппонентов и тем самым облегчат им поиск наиболее эффективных методов воздействия на иранское руководство.

Удивительно, но при выборе санкционных мер возникает поразительный казус. «Мягкие», «щадящие иранский народ» санкции, но не дающие необходимый эффект, в нынешних условиях, как это ни парадоксально, искушают некоторые всем известные страны решить иранскую ядерную проблему силовыми методами (если переговоры и санкции неэффективны — значит удар!), тем самым объективно увеличивая вероятность силового решения.

И здесь начинаются размышления: что гуманнее — жесткие, но эффективные санкции, парализующие иранский финансово-экономический потенциал, в том числе и отрасли, связанные с ракетно-ядерными разработками, однако при этом, естественно, влияющие на некоторые слои населения, или военный удар, который в неизмеримо большей степени обречет иранский народ на страдания, чем самые жесткие санкции. И не только иранский народ, а весь Ближний Восток.

 

5.НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Министр обороны США Роберт Гейтс заявил 20 июня, что правительство Ирана склоняется к военной диктатуре. Он пояснил: «Что мы видим — это изменение природы режима в Тегеране за последние полтора года или около того… Теперь в Тегеране более узко ориентированное правительство. Многие религиозные деятели отстраняются от власти… После президентских выборов 2005 года в Иране Корпус стражей исламской революции расширил свой контроль над национальной экономикой». Министр Гейтс сделал такой вывод, по всей вероятности, исходя из того, что иранский президент Махмуд Ахмадинежад, который служил в КСИР, назначил многих отставных офицеров на посты в государственный аппарат Ирана. КСИР также начал контролировать большее число нефтяных контрактов и заявлять о себе при попытках Ирана обзавестись ядерными технологиями.

Ранее в июне глава Пентагона Роберт Гейтс в сенатском комитете по делам вооруженных сил Конгресса заявил, что американская разведка пришла к выводу, что, если Иран захочет нанести удар по Европе, то использует «не одну или две, а сотни баллистических ракет». По его словам, данные оценки были учтены нынешней администрацией при корректировке подхода к размещению компонентов американской ПРО в Европе.

Пока же вооруженные силы ИРИ проводят боевые операции в Курдистане. 1 июня утром несколько приграничных с Ираком населенных пунктов были обстреляны из дальнобойных орудий, а потом иранские солдаты перешли границу, вошли в Северный Ирак на глубину до 2 км и заняли позицию вокруг села Чоман. Цель операции — уничтожение боевых группировок Партии за свободную жизнь Курдистана (PJAK) – иранского филиала Курдской рабочей партии, действующей в Турции.

Командующий Силами охраны правопорядка (полицейскими силами) Ирана, генерал Исмаил Ахмади Могаддам, которому подчинены и пограничные войска, представляя нового командующего пограничной и полицейской службы провинции Западный Азербайджан, сообщил, что в целях обеспечения безопасности границ все пограничные заставы страны будут оснащены новейшими технологиями, что позволит пресечь применение бомб дистанционного управления. Ведутся также полномасштабные работы по укреплению иранских границ и для более эффективной борьбы с контрабандистами, добавил он. Генерал Могаддам отметил, что в вопросе обеспечения безопасности наибольшее внимание следует уделять провинции Западный Азербайджан, поскольку именно там удалось нейтрализовать как внешние, так и внутренние угрозы.

В свою очередь, командующий пограничными силами ИРИ генерал Хосейн Зульфугари заявил, что настоящее время Иран контролирует только 60 процентов своих границ. Для осуществления полноценного и эффективного контроля за обстановкой на оставшихся 40 процентов необходимы капиталовложения в 3,4 миллиарда долларов. Основное внимание командования сосредоточено на восточных, северо-западных и западных границах страны.

Иранское руководство обеспокоено расширением военного сотрудничества США и Азербайджана. Особо обращается внимание на тот факт, что, по мнению иранской стороны, именно после визита в Баку министра обороны США Роберта Гейтса в начале июня Милли межлис (парламент) Азербайджана утвердил военную доктрину страны, согласно которой разрешается размещение иностранных военных баз на азербайджанской территории. Ранее иранские СМИ сообщили, что в ходе визита министра обороны США между двумя странами было подписано три соглашения о сотрудничестве. Американская сторона выразила желание разместить военные базы на юге Азербайджана, в районе северных границ Ирана. Был обсужден также вопрос совместной эксплуатации Габалинской РЛС. Кроме того, иранские СМИ отмечают, что 14-18 июня в Баку прошел семинар по вопросам военного сотрудничества между США и Азербайджаном.

Иранское беспокойство американо-азербайджанским военным сближением воплощается в конкретные мероприятия. Так, в середине июня пришло сообщение, что КСИР стягивает силы к северо-западной границе. «Присутствие американских и израильских вооруженных сил на западной границе страны вынуждает Иран мобилизовать свои силы в этом регионе», — заявил один из командиров КСИР, бригадный генерал Мехди Моини. По словам Моини, дополнительные войска перебрасываются в иранскую провинцию Западный Азербайджан в связи с тем, что некоторые западные страны, по его словам, стремятся усилить межэтнические конфликты и пытаются дестабилизировать обстановку в регионе».

 

Справка. Провинция Западный Азербайджан (столица – город Урмие) находится в северо-западной части Ирана. Она граничит с Ираком, Турцией, Азербайджаном и Арменией.

 

В июне после принятия СБ ООН резолюции 1929 иранские военные и политические деятели резко отреагировали на это решение международной организации. Представитель КСИР генерал Хосейн Салами заявил 14 июня, что Корпус «не беспокоит» последний пакет санкций ООН, введение которых предусмотрено резолюцией 1929. «Иран формирует свой оборонный потенциал, основываясь на возможном «наихудшем сценарии», и что новые санкции не остановят ядерную программу Ирана.

В ответ на резолюцию 1929, предусматривающую, в частности, проведение инспекций грузовых судов, председатель иранского парламента Али Лариджани заявил: «В случае, если иранские морские и воздушные суда будут подвергаться досмотрам, Иран в качестве ответной меры будет досматривать иностранные суда в Персидском и Оманском заливах».

Заместитель председателя комиссии по национальной безопасности и внешней политике при парламенте Ирана Хосейн Эбрахими добавил, что если будет осуществляться досмотр каждого иранского судна, как это прописано в новой резолюции, то Иран будет задерживать и обыскивать все корабли западных стран, проходящих в Персидском заливе.

Командующий ВМС КСИР Али Фадави согласился с г-ном Лариджани и г-ном Эбрахими: «Если США или их союзники будут осматривать иранские суда в нейтральных и международных водах, в таком случае военно-морские силы КСИР отреагируют на это «соответствующим образом» в Ормузском проливе и Персидском заливе. Добавив, что США и их союзники должны остерегаться осматривать корабли Ирана, адмирал уточнил, что «мощь и военно-технические возможности КСИР выросли за последние 20 лет. КСИР располагает развитой системой ракет различного класса и может осуществлять любые военные операции».

 

Справка. Ормузский пролив стратегически важный пролив, соединяющий Оманский залив на юго-востоке с Персидским заливом на юго-западе. Пролив имеет длину 195 километров, а самое узкое место пролива шириной около 54 километров. Пролив разделен на два транспортных канала шириной около 2,5 километра каждый, разделённые друг от друга 5-ти километровой буферной зоной. На настоящий момент пролив является единственным морским путём, позволяющим экспортировать нефть и сжиженный природный газ, произведенные в регионе, в третьи страны, в частности в США, Японию, Китай.

По данным 2006 года, через Ормузский пролив проходило 33 процента глобального экспорта нефти по морю. Если учитывать нефтепродукты, то на долю пролива приходится около 40 процентов глобального экспорта нефти по морю и до 80 процентов всей добываемой в регионе нефти.

 

По данным военных источников разных стран, в 20-х числах июня иранское командование отдало приказ военно-морским подразделениям КСИР находиться в состоянии повышенной боевой готовности в водах Персидского залива.

Иранские военные специалисты оснастили три подводные лодки новыми сенсорами местного производства, получившими название «Рыбий глаз». На прямой связи с субмаринами постоянно находятся, по меньшей мере, десять вертолетов, осуществляющих патрулирование в данной зоне. Поводом для такой мобилизации иранских сил стали сведения о том, что в июне через Суэцкий канал прошли 12 американских боевых кораблей и один израильский корвет. Как считают в Тегеране, перед ними поставлена задача вести патрулирование у берегов Ирана на случай возможной блокады этой страны в связи с вводом новых санкций.

Командующий южным районом ПВО Ирана Канбар-Али Салахиан 23 июня сообщил, что Иран уже разместил в районе Персидского залива радарную систему собственного производства, способную отслеживать и уничтожать вражеские суда и военные самолеты. Г-н Салахиан сообщил, что заменившая радары западного производства система может покрыть район Персидского залива и прибрежные страны. Он заявил, что радары средней и большой дальности, а также система противоракетной обороны ВВС Ирана и другая оборонная техника предназначены для защиты воздушного пространства. «Мы всегда готовы отразить любые угрозы, направленные на Иран».

Иран займется разработкой и производством беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), управляемых с подводных лодок, заявил в июне глава Отдела промышленных исследований армии Ирана адмирал Мохаммад Садри. «Сегодня мир стремится создавать БПЛА, управляемые с подводных лодок, полупогружаемых судов и надводных кораблей. Мы в свою очередь тоже подумываем об этом», — отметил Садри. По его словам, Иран уже эксплуатирует построенные собственными силами БПЛА на морских рубежах для испытания новых систем оружия и целеуказания. Г-н Садри подчеркнул уникальные черты иранских БПЛА: малозаметность для радиолокационных средств и небольшие размеры.

Заместитель командующего ВВС армии Ирана бригадный генерал Мохсен Даребаги заявил, что ВВС намерены сформировать по дивизиону БПЛА во всех своих базах. «На каждой базе истребителей ВВС будет сформирован дивизион беспилотников. На четырех базах он уже формируется», — отметил Даребаги.

По его словам, БПЛА действуют в ВВС уже много лет, и сейчас занимаются в первую очередь сбором разведданных, но в будущем будут применяться также в бою. В феврале 2010 года Иран сообщил о начале серийного производства двух отечественных беспилотных летательных аппаратов Ra’d («Гром») и Nazir («Предвестник») для разведки, патрулирования и нанесения ударов высокоточным оружием. В прошлом июне Иран успешно испытал невидимый БПЛА-бомбардировщик.

Через два дня после введения новых санкций 9 июня, 11 июня, Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству РФ (ФСВТС) проанализировала положения резолюции Совета безопасности ООН по Ирану и пришла к выводу, что ограничительные меры затрагивают вопрос поставки в Иран зенитно-ракетных комплексов С-300. Позднее правильность этого вывода подтвердили в МИД РФ.

Директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Михаил Дмитриев заявил сразу после принятия резолюции 1929, что из-за санкций Россия свернет военное сотрудничество с Ираном, в том числе и откажется от поставок С-300. В свою очередь, директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов в этой связи отметил, что отныне невозможно не только поставлять в Иран С-300, но и обслуживать ранее поставленные комплексы «Тор-М1».

Иранские официальные лица все еще не могут прийти в себя от шока, перенесенного после официального отказа Россией поставить в ИРИ зенитные ракетные комплексы С-300. Они явно обиделись на Россию из-за принятого ее руководством данного решения. С осуждением этого решения выступили последовательно несколько депутатов и политиков. Депутат иранского парламента и председатель межпарламентского комитета ирано-российской дружбы г-н Санаи заявил: «Поставка С-300 является ясно определенным государственным обязательством России. Для его неисполнения нет и не может быть каких-либо извинений». Он предупредил: «Отказ от поставки С-300 не только причинит большой урон российско-иранским отношениям, но и резко понизит статус России в глазах всего региона, где отныне ее будут воспринимать в качестве необязательного и неисполнительного партнера». Иранские деятели разного ранга и калибра осуждали решение России о замораживании сделки по поставке комплексов С-300. Министр обороны генерал Ахмад Вахиди заявил, что в настоящий момент Иран готовит программу по производству собственных зенитных ракетных комплексов дальнего радиуса действия. Он добавил, что решение о производстве ракетных систем в Иране принято в связи с отменой поставок Россией систем С-300.

Президент ИРИ Ахмадинежад также выразил свое отношение к ситуации. Он сказал: «Наш народ теперь не уверен в том, что русские являются друзьями. Может быть, они являются чем-то совершенно иным. Нам все труднее интерпретировать русское поведение».

Кроме того, уже упоминавшийся депутат меджлиса и глава парламентского комитета по безопасности Хосейн Эбрахими заявил что на встрече между членами комитета и представителями министерства информации (разведки) обсуждались возможности «резкого сокращения» связей с Россией. Г-н Эбрахими заявил, что участники встречи решили, что Иран должен пойти на свертывании связей как с Россией, так и с Китаем, после того, как оба государства на заседании Совета Безопасности ООН проголосовали за ужесточение санкций против Ирана.

В иранских войсках продолжается боевая подготовка. Сухопутные войска Ирана в сентябре проведут учения на территории юго-западной провинций Хузестан и западной провинции Илам. Во время этих учений будет проведено испытание оружия нового поколения, в том числе новой снайперской винтовки и танков, имеющих лазерную систему наведения.

Военно-воздушные силы Ирана в ближайшее время, предположительно в начале августа готовятся провести широкомасштабные учения. Об этом заявил заместитель командующего ВВС армии Ирана бригадный генерал Мохсен Даребаги. В ходе учений планируется задействовать истребители F-4, F-5, F-7 и SU-24. Предполагается провести стрельбы ракетами «воздух-земля». Касаясь внешних угроз в отношении Ирана, генерал Даребаги отметил, что если Израиль попытается напасть на Иран, то получит разрушительный ответ.

В июне поступило сообщение, что прокуратура США предъявила одному американцу и пяти иранцам обвинения в нарушении торгового эмбарго и продаже Ирану технологий, которые были использованы ИРИ для запуска спутника в 2005 году с территории России. Сорокадевятилетний Надер Моданло, американец иранского происхождения, и его пять предполагаемых подельников обвиняются в создании фиктивных компаний для продажи Ирану технологий и оборудования в обход эмбарго. Всего, по данным прокуратуры, по этой схеме были заключены сделки на 10 миллионов долларов. Моданло был арестован в начале июня, а иранцы в настоящее время находятся в бегах.

 

Итак, главным политическим событием июня стало принятие Совбезом ООН санкционной резолюции 1929. Практически вся внутри- и внешнеполитическая жизнь Ирана в значительной степени шла под влиянием этого. Надо полагать, что более-менее конкретные направления политики иранского руководства в сфере ядерной проблемы будут сформированы не раньше середины-конца сентября. Тогда станет в определенной степени ясно, состоится ли новый раунд переговоров «Иран – «шестерка» или «Иран – Венская группа», если да, то в каком формате, с какой повесткой дня. Остается ждать ответа Тегерана.

 

 

 

Приложение

 

Полный текст послания лидера Исламской революции аятоллы Хаменени:

 

Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного! Преступное и безжалостное нападение сионистского режима на морской караван спасения и гуманитарной помощи представляет еще одно звено в цепи крупных преступлений, которым заполнило это злостное и мерзкое правительство седьмое десятилетие своей позорной жизни. Это — пример дерзкого и безжалостного поведения, против которого десятки лет борются мусульмане в этом регионе, особенно на угнетенной земле Палестины. На этот раз, этот караван не был исламским или арабским, более того он представлял общественное мнение и человеческую совесть со всех концов света. Это преступное нападение должно служить доказательством для всех, что сионизм представляет собой новый и более зверский облик, чем фашизм, который на этот раз пользуется поддержкой и помощью правительств, претендующих на свободу и права человека, и больше всего правительства Соединенных Штатов Америки.

Америка, Британия, Франция и другие европейские правительства, которые оказывают политическую, масс-медийную, военную и экономическую поддержку этим врожденным преступникам и всегда стоят за трагедиями, которые они порождают, должны серьезно ответить за это. Пробужденная совесть во всем мире должна серьезно задуматься, с каким опасным явлением сегодня сталкивается человечество в чувствительном регионе Ближнего Востока? Какой кровожадный, дерзкий и сумасшедший режим сегодня господствует над захваченным государством Палестины и его угнетенным и потерявшим родных и близких народом; что означает три года продовольственной, медикаментозной и жизненной блокады одного с половиной миллионов женщин, мужчин и детей в секторе Газа; как можно понять ежедневные пытки, истребления и заточение в тюрьму молодежи в секторе Газа и на западном берегу реки Иордан.

Палестина больше не является ни арабским вопросом, ни даже только исламским вопросом, а это — самый важный вопрос прав человека в современном мире.

Символическое и блестящее дело, связанное с отправкой морского каравана в Газу должно повторятся и повторятся в десятках других формах и методах. Кровожадное правительство сионизма и его покровители, особенна Америка и Британия, должны увидеть перед собой и почувствовать непобедимую силу воли и пробуждения общественной совести мира.

Арабские правительства оказались на пороге тяжелого испытания. Пробужденные арабские народы требуют от них решительных и окончательных мер. Организация «Исламская конференция» и Лига арабских государств не должны соглашаться меньше, чем на полное снятие блокады с сектора Газа, полное прекращение посягательства на дома и палестинские территории на западном берегу реки Иордан и привлечение к судебной ответственности преступников, таких как Нетаньяху и Эхуд Барак.

Борющийся на пути Аллаха народ Палестины, жители и народное правительство Газы также пусть знают, что их мерзкий враг сегодня слаб и уязвим как никогда ранее. Морское преступление, имевшее место в понедельник, является не столько признаком силы, сколько признаком безвыходного положения и растерянности захватнического режима. Сунна Аллаха проявилась в том, что угнетатели в конце своего позорного периода своими руками приближают свою участь, обреченную на исчезновение и уничтожение. Нападение на Ливан, а потом нападение на сектор Газа в прошлые годы были теми самыми сумасшедшими действиями, которые приблизили террористов, восседающих на троне сионизма к обрыву. Нападение на международный караван помощи в водах Средиземного моря является очередным бестолковым поступком в этом свете.

Палестинские братья и сестры! Доверьтесь всемудрому и всесильному Богу, поверьте в свою силу и увеличьте ее. Будьте уверенны в окончательной победе. Знайте, что: «Аллах непременно помогает тому, кто помогает Ему. Воистину, Аллах — Всесильный, Могущественный!».

 

Сейед Али Хаменеи

 

11 хордада 1389 г.

 

/1 июня 2010 г./

32.8MB | MySQL:67 | 0,853sec