Об экономической обстановке в Ираке

На первый взгляд, экономическая ситуация в Ираке в целом сохраняется стабильной, несмотря на очевидные проблемы в военно-политической области.

Так, по оценкам международных организаций, правительству Ирака удается удерживать в обозначенных рамках бюджетные расходы, курс национальной валюты, что обеспечивает небольшой экономический рост. Золотовалютные резервы Ирака также увеличиваются (13 млрд долларов в 2006 г.).

Однако складывается впечатление, что представленная картина крайне не объективна.

Достаточно сказать, что иракский парламент, утвердив бюджет на 2010 г., установил его доходную часть в размере 52,8 млрд долларов, а расходную — в пределах 72,4 млрд.

После весьма простых подсчетов становится очевидным, что это речь нужно вести не о профиците, а скорее о дефицит иракского бюджета в 19,6 млрд долларов.

Более того, на покрытие дефицита будут использоваться государственные валютные резервы, а также внутренние и внешние заимствования. Багдад рассчитывает получить 4,5 млрд долларов от Международного валютного фонда и 2 млрд долларов от Всемирного банка.

По словам депутата иракского парламента Х. Хамуди, в бюджете, помимо прочего, предусмотрено сокращение на 10% заработной платы высокопоставленным официальным лицам.

Что касается других важных показателей, то они следующие. ВВП в 2008 г. составил 102,3 млрд долларов. ВВП на душу населения в Ираке составляет 950 долларов.

Основной доход казне приносит нефтяная промышленность, от которой зависит жизнеспособность экономики Ирака. Расходная часть бюджета жестко не фиксируется и по необходимости перераспределяется между обычными затратными статьями государственных ведомств и «полусамостоятельных агентств», которые контролируют ключевые государственные и другие, связанные с добычей и переработкой нефти, предприятия, а также ежегодными программами развития.

По словам генерального директора отдела маркетинга в иракском министерстве нефти Дж. аль-Мари, доходы от экспорта нефти в 2009 г. составили более 30 млрд долларов.

В этой связи зарубежные эксперты убеждены, что экспорт «черного золота», который сегодня активно возрождает Ирак, приносит, как и прежде, баснословные дивиденды в государственную казну. На наш взгляд, такого рода заявления и оценки не должны вводить в заблуждение. Почему?

Фискальный профицит, о котором говорят западные специалисты, обеспечивается за счет того, что правительство не решается запускать масштабные инвестиционные проекты с государственным участием, заложенные в бюджете.

Анализируя динамику ВВП и развития макроэкономической ситуации, необходимо иметь в виду, что иракская экономика пребывала в кризисном состоянии на протяжении 1990-х гг. вплоть до 2003 г. Ее темпы развития в целом соответствовали тем, которые мы наблюдаем в официальной статистике и сейчас. Причинами относительно низкой динамики развития экономики в целом является сложная военно-политическая ситуация и целый комплекс факторов, связанных с далекими от решения политическими, хозяйственными, структурными, социальными проблемами.

Локомотивом всей иракской экономики могла бы стать нефтяная отрасль, однако проекты в нефтяной сфере также серьезно «пробуксовывают» в связи с экспортными ограничениями технического характера (низкая пропуская способность существующих трубопроводов через Турцию и нефтеналивных терминалов в провинции Басра), вызванные низким уровнем капиталовложений в обновлении необходимой инфраструктуры.

Дальнейшие перспективы развития нефтяной отрасли, на которую сейчас приходится более 90% производимого в Ираке ВВП и более 95% экспорта, связаны исключительно со способностями правительства не только аккумулировать поступающие нефтедоллары, но и обеспечить нормальные условия для освоения этих средств внутри страны.

По мнению некоторых наблюдателей, правительство Ирака, стремясь компенсировать неудачи в налаживании поступательного развития экспортного потенциала нефтяной отрасли, проводит в ускоренном порядке линию по либерализации розничного рынка топлива.

С 2005 г. планомерно проводится повышение цен на основные виды реализуемого в стране топлива. В настоящее время средний уровень внутренних цен на керосин составляет 75 динаров за литр, что эквивалентно 0,06 доллара. (Курс иракского динара по состоянию на 30 июля 2010 г. следующий: за 1174 динара дают 1 доллар).

Заявленная цель – довести уровень цен на топливо до соответствующих показателей соседних стран. Вероятно, речь идет не о Сирии, Иране и монархиях Персидского залива, а об Иордании, где уровень цен сопоставим со среднеевропейским.

Крайне высоким остается уровень инфляции и высокие инфляционные ожидания. В настоящее время в годовом исчислении уровень инфляции находится в пределах 50%. Наблюдатели называют главными причинами высокого роста внутренних цен напряженную ситуацию в области безопасности, которая вызывает дефицит товаров, особенно бензина и других видов топлива, серьезно затрудняет их транспортировку внутри страны.

Справедливости ради стоит отметить, что улучшение положения дел в вопросах обеспечения безопасности в конце 2007 г. позитивно отразилось и на состоянии экономики Ирака.

В частности, по итогам 2007 г. отмечено снижение уровня инфляции (по официальным данным, с 66 до 20 %) и безработицы (с 70 до 20 %). Причем наибольшие успехи достигнуты в головной отрасли национальной экономики – нефтяной. В декабре 2007 г. объем добычи нефти в стране впервые превысил довоенный уровень.

На наш взгляд, центральная проблема иракской экономики заключается в ее структурном несоответствии реальным потребностям как современного национального хозяйства, в котором ведущая роль принадлежит капиталоемким, технологическим, инфраструктурным и информационным отраслям, так и мировой экономики, с которой Ирак связывают только его нефтяные ресурсы.

Отдельно стоит вопрос реформирования социальной сферы.

Проблемы возникают в отношении условий функционирования кредитно-банковских учреждений. В стране основательно подорвана система транспортных коммуникаций и средств связи. Правительство Ирака, хотя и имеет доступ к значительным ресурсам капитала, не может реально приступить к выправлению структурных перекосов в национальном хозяйстве в силу ограниченной дееспособности в вопросах, связанных с реализацией своих решений на местах.

Одним из системных вопросов развития иракской экономики и восстановления к ней доверия со стороны иностранных инвесторов является урегулирование задолженности этой страны, которая по состоянию на конец 2005 г. превышала 63 млрд долларов. Этот вопрос постепенно решается как при участии государств-кредиторов из числа членов Парижского клуба, так и на уровне частных инвесторов.

Ожидается, что по итогам переговоров с основными кредиторами консолидированный объем внешнего долга сократится до 33 млрд долларов к концу 2010 г.

Возможность выплаты Ираком оставшейся части долга зависит от мировой цены на нефть. При этом иракское правительство исходит из того, что выплаты по нему будут производиться за счет внутренних ресурсов вплоть до того, пока мировая цена на нефть не опустится ниже 4,5 доллара за баррель.

С учетом того, что прогнозируемая цена на нефть к началу 2011 г. будет варьироваться в крайних пределах от 50 до 100 долларов за баррель, риск невыплаты Ираком реструктуризированной части долга является относительно малым.

Необходимо особо отметить, что ведущие международные агентства (к примеру, Standard & Poors), воздерживаются от присвоения Ираку сверенного кредитного рейтинга. Данный факт говорит не столько о том, что аналитики опасаются оценивать риски невыплаты иракского долга, сколько об отсутствии надежных и независимых показателей для проведения какой-либо объективной оценки состояния дел в иракской экономике.

Серьезно подрывает доверие к экономике Ирака на макро- и микроуровнях коррупция, автоматически унаследованная нынешним правительством от прежнего режима. Несмотря на ряд громких дел (например, «дело Чаляби»), уровень раскрываемости коррупционных дел остается на очень низком уровне. По имеющимся данным, наиболее коррупционным ведомством Ирака является министерство нефти.

Еще одним вопиющим случаем, связанным с коррупцией в руководстве американских нефтяных компаний, является «дело Halliburton». Наиболее серьезные обвинения против работающей в Ираке американской компании «Halliburton» касаются взяток. В документе Госдепа США отмечается следующее: чиновники «Halliburton» продажны и открыто требуют взяток.

Острой проблемой иракской экономики является демографическая ситуация. Гражданская междоусобица, межэтническое насилие, карательные акции вооруженных сил коалиции привели к резкому росту эмиграции. Страну продолжают покидать квалифицированные кадры.

Как сообщил в июне с.г. заместитель министра по делам беженцев и переселенцев Ирака С. аль-Хафаджи, вернувшиеся в течение последних двух лет в Ирак беженцы вновь покидают страну.

По данным ведомства, за минувший год из соседних стран в Ирак вернулись 450 тыс. беженцев, однако в настоящее время многие из них вновь эмигрируют.

По словам местных жителей, основной причиной очередного всплеска массового оттока граждан является неспособность иракских властей обеспечить занятость всему трудоспособному населению. Коммерческая жизнь в стране практически полностью остановилась, так как местные и иностранные компании ждут, чем закончится острое политическое противостояние, вызванное итогами мартовских выборов в иракский парламент.

Не выявив явного победителя, они привели к расколу политических сил на два лагеря.

Один во главе с действующим премьер-министром Н. аль-Малики, возглавляющим блок «Государство закона» и контролирующим силовые структуры.

Другим руководит экс-премьер А. Алауи. Его блок «Аль-Иракия», получивший широкую поддержку суннитской части населения, завоевал наибольшее число мест в парламенте — 91, опередив на два голоса «Государство закона».

В этой связи как номинальный победитель Алауи претендует на право формирования правительства. Однако Н.аль-Малики уступать премьерское кресло не собирается и намерен отстаивать пост главы правительства в тандеме с занявшим третье место на выборах «Иракским национальным альянсом основных шиитских партий».

Однако в случае если шииты отстранят Алауи от формирования правительства, то это вновь может обернуться межконфессиональной резней.

Таким образом, надежды местного населения на улучшение социально-экономической обстановки в Ираке, связанные с «демократическими» парламентскими выборами, не оправдались.

Наиболее полную картину экономического положения на микроуровне дают соответствующие данные, которые регулярно готовятся специалистами Всемирного банка и Международной финансовой корпорации. И с этой статистикой вполне можно согласиться.

По мнению экспертов, в целом Ирак занимает 145 место (из 175), с точки зрения условий ведения бизнеса. Параметры, на основе которых выводился данный показатель, показаны ниже.

Во-первых, наиболее сложные области ведения бизнеса в Ираке фиксируются на этапах запуска, организации экспорта и импорта, а также выполнения контракта. С транзакционной точки зрения заметно сократился объем «бумажной» работы. Однако реальное функционирование новых механизмов тормозится на исполнительном уровне.

Так, чтобы открыть компанию в Ираке предпринимателю необходимо пройти 11 процедур, на оформление которых уходит в среднем 77 дней. Для организации экспорта и импорта товаров инвестору необходимо приготовить 10 документов для оформления вывоза и 10 для ввоза. Однако на их прохождение через ведомства уйдет 102 и 101 день соответственно. Еще сложнее обстоит дело с выполнением контракта, на что требуется 51 процедура, что в среднем занимает 520 дней.

Во-вторых, в результате проведенной налоговой реформы значительно упростилась в Ираке схема регистрации собственности. Для этого необходимо оформить в среднем 5 процедур, которые по времени могут занять около 8 дней. С точки зрения финансовых издержек регистрация собственности обойдется предпринимателя в среднем в 6,3% от ее стоимости.

К немногочисленным, но заметным «плюсам» ведения бизнеса в Ираке можно отнести налоговый режим в стране. По оценкам экспертов, иракская система налогообложения в целом (с процедурной точки зрения) сравнима с ситуацией в этой области в таких странах, как Южная Корея и Малайзии.

Обобщенная картина положения дел в налоговой сфере Ирака, с точки зрения инвестора, выглядит следующим образом: условия работы хозяйствующих субъектов имеют общую тенденцию к ухудшению. Правительством Ирака в целом предпринят ряд административных шагов по упрощению условий ведения бизнеса. К примеру, заметно сократилось количество процедур, уменьшились размеры «поборов», однако очевидно, что под влиянием сложной военно-политической ситуации на их оформление уходит значительно большее время, чем в других странах.

Таким образом, после проведенного анализа становится совершенно очевидным, что текущая ситуация во многих аспектах иракской экономики далека от совершенной, что крайне затрудняет развитие местного бизнеса, а также существенно повышает риски для потенциальных иностранных инвесторов.

Принимая во внимание еще более сложное положение дел в вопросах безопасности и политической ситуации, можно с уверенностью сказать, что ожидать положительной динамики роста важных экономических показателей, которые хоть как-то смогли бы залатать прорехи в «проблемных» областях иракской экономики, не представляется возможным.

42.9MB | MySQL:87 | 0,772sec