Хартум выигрывает борьбу за лагеря беженцев

Руководство миссии ЮНАМИД в Судане приняло решение передать шесть человек из числа временно перемещенных лиц центральным властям. Последние обвиняют их в организации волнений в лагере Калм в конце июля с.г. и провоцированию нападений на сторонников мирных переговоров с Хартумом. Напомним, что тогда в лагере беженцев вспыхнуло серьезное вооруженное противостояние между сторонниками «непримиримого» полевого партизанского командира А.Нура и последователями А.Сисси, который в июне с.г. подписал мир с суданским правительством. А.Сисси является, как и А.Нур этническим фур, что придает их противостоянию дополнительную интригу. В прошлом он занимал должность губернатора Южного Дарфура, что априори означает его высокий социальный и племенной статус. Кроме того, за ним стоят американцы в лице специального представителя США по Судану С.Грейшена. Собственно, благодаря прежде всего его усилиям, и удалось преодолеть «войну амбиций» мелких партизанских групп и объединить их под единым командованием А.Сисси. Обратим внимание и на то, что все эти группы изначально находились под плотным контролем ливийских спецслужб и их объединение свидетельствует о тесных и более чем доверительных контактах между С.Грейшеном и лидером ливийской Джамахирии М.Каддафи

Возвращаясь непосредственно к столкновениям в лагере Калм, то следует заметить, что они стали проявлением долгоиграющей совместной комбинации С.Грейшена и суданских руководителей по «усмирению» Дарфура и достижению в этом регионе относительной стабильности. При этом очень примечательно, что С.Грейшен, как истый практик и реалист, применяет в Дарфуре ровно те же схемы контрпартизанской войны, которые использовали американцы в Ираке. Эта схема подразумевает отказ от «лобовых» военных столкновений с повстанцами и фактическую «перекупку» влиятельных полевых командиров. Единственным ее недостатком применительно к Судану является недостаточный для полной гегемонии социальный статус и авторитет А.Сисси по сравнению со своим оппонентом А.Нуром. Тем не менее, она пока срабатывает, и фактическое бегство представителей командования СОД-Нур под покровительство ЮНАМИД означает, что Хартум и лояльные ему полевые командиры одерживают верх в борьбе за влияние в лагерях для временно перемещенных лиц, что является основным условием нейтрализации влияния оппозиции Хартуму в рядах фур.

Шесть беженцев (а они являются далеко не простыми людьми, а входят в племенную верхушку), которые все это время находились под охраной полицейских сил ЮНАМИД, породили очень серьезный конфликт между руководителем миссии И.Гамбари и суданскими властями. И.Гамбари, который активно «тянет одеяло на себя», постарался использовать этот инцидент для утверждения себя в роли основного переговорщика с А.Нуром. Все это время И.Гамбари вел активные негласные консультации с шестью племенными шейхами, стараясь убедить их в необходимости начала мирных переговоров с правительством, естественно под своей эгидой. Все эти попытки оказались бесплодными. Собственно трудно было ожидать иного результата, так как СОД-Нура имеет жесткую вертикаль управления и целиком и полностью «замыкается» исключительно на своего руководителя. В этом и сила, и крайняя уязвимость этой группировки, которая остается на сегодняшний день основным препятствием установлению полномасштабного мира в Дарфуре.

В конечном счете, ЮНАМИД была вынуждена пойти на компромисс и все-таки согласилась передать оппозиционеров центральным властям, оговорив, правда, это рядом условий. Среди них: обеспечение беспристрастного юридического расследования инцидента в Калме с привлечением независимых адвокатов; абсолютная гарантия неприменения к обвиняемым пыток или иных мер принуждения; предоставления права юристам ЮНАМИД посещать арестованных в процессе следствия и осуществления мониторинга их состояния, гарантия неприменения к ним смертной казни. Хартум легко пошел на все эти условия, так как основной задачей, которую ему сейчас необходимо решить – это физическая изоляция «полевого» звена СОД-Нур. Это вполне достижимо и при полном, и безусловном соблюдении всех требований ООН. ООН в свою очередь ни в коем случае не хочет повторить свой «конголезский опыт», когда войска ООН фактически выдали «на смерть» тогдашнего премьера страны П.Лумумбу его противникам. Этим обстоятельством объясняется и факт того, что генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун специально встречался по вопросу передачи шести беженцев с министром иностранных дел Судана, в процессе которой и получил все необходимые гарантии «беспристрастного расследования, отвечающего нормам международной юриспруденции».

Борьбу за Калм, тем не менее, Хартум выиграл, без чего все совместные усилия С.Грейшена и его суданского коллеги Г.ат-Табани терпели неминуемое фиаско. Этот крупнейший оплот СОД-Нура теперь будет расформирован, а его обитатели расселены по двум, более мелким лагерям для беженцев. В Калме проживало около 90 тыс. человек, большинство которых принадлежали к сторонникам СОД-Нура. Он же использовался и в качестве основной тыловой базы боевиков. Немаловажным обстоятельством является и тот факт, что отныне охрану лагерей совместно с ЮНАМИД будет осуществлять и суданская полиция. А это, в свою очередь, в разы усиливает рычаги влияния на процессы, происходящие в них, со стороны официальных властей.

В связи с происходящими событиями необходимо спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации. Следующим этапом, по всей логике, уже в сентябре с.г. с большей долей вероятности будет возобновление боевых операций правительственных войск в районе Джабаль Моон, где базируются основные боевые отряды Нура. Без тыловой базы и с нарушением каналов снабжения продовольствием и медикаментами (а основным их источникам являлась гуманитарная помощь беженцам), судьба этих отрядов незавидна.

Эта ситуация является зеркальным отражением ситуации с лагерями беженцев в Чечне и Ингушетии. И в том, и другом случае они являлись основным рассадником бандитизма и их ликвидация в Судане, несомненно, сыграет свою положительную роль в стабилизации ситуации.

Вся эта история проходит на фоне усиления нажима на Афросоюз со стороны США и стран Запада. Там явно набирает силу опасная тенденция по изоляции режима О.аль-Башира, для чего всячески муссируется новый обвинительный вердикт МУС. Напомним, что в нем добавлены долго дискутируемые пункты о геноциде. В частности, МУС объявил о начале расследования в отношении ряда высокопоставленных офицеров руандийского контингента ЮНАМИД, которых обвиняют в фактах геноцида в период противостояния между хуту и тутси в 80-х гг. Реакция на это заявление со стороны руандийского руководства последовала незамедлительно: командование армии пригрозило немедленно вывести свой контингент из Дарфура в случае дальнейших спекуляций на эту тему. Расчет этой провокации очень прост: руандийцы составляют основную военную составляющую контингента гибридной миссии АС-ООН, и их вывод из Судана серьезно осложнит вопросы соблюдения режима безопасности. Это плата за несговорчивость руководства Афросоюза по вопросу юридического преследования О.аль-Башира. Эта борьба будет иметь тенденцию к обострению по мере приближения сроков проведения референдума о независимости Южного Судана.

Но сейчас для О.аль-Башира задачей первостепенной важности является завершение разгрома основных военных формирований оппозиции в Дарфуре до проведения этого референдума, что и определяет дальнейшую логику действий Хартума.

41.41MB | MySQL:92 | 0,952sec