Новый внешнеполитический инструмент иранского президента М.Ахмадинежада

Вязкая аппаратная борьба внутри иранской политической элиты по перераспределению властных полномочий в сфере внешней политики с годами набирает новые обороты. Администрация иранского президента в последние годы осуществляет последовательные усилия с целью вывести эту приоритетную сферу из-под влияния Верховного лидера ИРИ и принизить роль парламента в формулировании основ иранской внешнеполитической деятельности.

Реализация этой тактической задачи видится иранскому президенту М.Ахмадинежаду через ослабление координирующих функций МИД ИРИ и создание параллельных, дублирующих структур по выполнению приоритетных внешнеполитических установок. Для достижения поставленных целей президентская администрация разработала незатейливый план: учредить посты специальных посланников главы исполнительной власти по отдельным, наиболее важным векторам внешнеполитической деятельности и заполнить их ближайшими сторонниками президента, не обязательно имеющими прямое отношение к кадровой дипломатической службе. В итоге были обозначены 6 приоритетных региональных направлений иранской внешней политики: среди них Ближний Восток, Азия, Афганистан, Каспий. Кандидатами на эти новые позиции М.Ахмадинежад отобрал соответственно руководителя президентской администрации Рахима Машаи, вице-президента и руководителя Организации по культурному наследию и туризму Хамида Багеи, заместителя руководителя Высшего совета национальной безопасности Абольфазла Зохреванда, заместителя министра иностранных дел Мохаммада-Мехди Ахундзаде. Кроме того, на позиции спецпосланников президента по Африке и Латинской Америке планировались соответственно министр экономики и финансов Шамсуддин Хоссейни и министр кооперации Мохаммад Аббаси. По мысли стратегов президентской администрации такое комплексное и единовременное решение позволяло бы установить полный президентский контроль над внешней политикой государства.

В начале сентября с.г. началось претворение президентского плана в жизнь. Однако сразу же его практическое осуществление натолкнулось на серьезное и ожесточенное сопротивление со стороны различных политических сил: старых консерваторов, либералов и высшего духовенства. С критикой в адрес М.Ахмадинежада обрушились политики и иранские СМИ. Их основные контраргументы – неизбежное дублирование функций и соответственно потенциальная конфронтация с иранским внешнеполитическим ведомством, недостаточная профессиональная квалификация президентских назначенцев и пр. В итоге в решение вопроса вновь вынужден был вмешаться Верховный лидер Ирана А.Хаменеи, который в ходе встречи с президентом М.Ахмадинежадом и его кабинетом резко раскритиковал данную инициативу и высказался в том духе, что министры должны работать в рамках своих полномочий и в сферах своей ответственности, и необходимо избегать дублирования, особенно в сфере внешней политики.

Позицию Верховного лидера поддержала солидная группа иранских парламентариев, призвавшая М.Ахмадинежада отыграть обратно, указав на то, что такое решение вступает в противоречие с рекомендациями рахбара. Соответствующее письмо в адрес президента подписали 122 парламентария. Отдельное обращение также последовало от парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и внешней политики. Более того, специальное заявление по этому поводу сделал Исследовательский центр парламента (меджлиса) – весьма влиятельная структура, которая является по сути экспертно-аналитическим инструментом депутатского корпуса. В этом заявление указывается, что инициатива о назначении специальных посланников вступает в противоречие со статьей 127 Конституции Ирана, которая регламентирует, что такого рода назначения правительство должно предварительно согласовывать с парламентом. Кроме того, отмечается в заявлении, хотя назначение спецпосланников является в принципе допустимым, крайне неверно распределение их полномочий по географическим регионам, что относится к прерогативе МИД Ирана. Кроме того, считают в иранском меджлисе, избранники президента не имеют достаточных личных и профессиональных качеств для таких высоких назначений. В продолжение темы: вопреки единодушному мнению различных политических сил Ирана – старых консерваторов, реформистов, высшего духовенства – М.Ахмадинежад все-таки не отступился от своего намерения. Формально подчинившись напутствию А.Хаменеи иранский президент не стал создавать институт специальных посланников, заменив его институтом советников президента по международным вопросам и назначив на эти посты все тех же шесть кандидатов из своей команды. Распределение полномочий между ними по географическому признаку иранский президента сохранил в силе и наделил своих советников функциями «расширения связей со странами координируемых ими регионов с целью максимального использования имеющего потенциала сотрудничества». При этом согласно указу президента М.Ахмадинежада новый институт советников по международным вопросам теперь напрямую подчинен и подотчетен президенту, минуя Министерство иностранных дел.

В сухом остатке мы имеем проведенное президентом ИРИ М.Ахмадинежадом решение, вопреки рекомендациям Верховного лидера и позиции иранского парламента. Уступив по форме вопроса и отказавшись от идеи спецпосланников, иранский президент тем не менее провел нужное ему решение. Такой поворот создает новую ситуацию во внутриполитическом раскладе, а также серьезно укрепляет президентские позиции в осуществлении внешнеполитической линии. С внутриполитической точки зрения мы может наблюдать новый виток межфракционных трений, который теперь уже выливается во все более открытые формы. В иранских СМИ также раскручивается кампания, а клерикалы консервативного лагеря прямо заявляют о своем недовольстве действиями М.Ахмадинежада. Здесь явно просматривается стремление иранского президента и его команды неоконсерваторов создать прочный плацдарм накануне следующей предвыборной кампании и ослабить, таким образом, позиции своих потенциальных оппонентов, главным из которых может стать спикер иранского парламента и бывший кандидат в президенты ИРИ Али Лариджани. В этом кадровом решении более рельефно просматривается и линия президентской администрации на ослабление исламских институтов иранской политической системы, постепенное сведение роли Верховного лидера к номинальной. Во внешнеполитической сфере новая инициатива иранского президента – очень сильный удар по позициям главы МИД М.Моттаки. Президентская команда получает серьезный карт-бланш во внешнеполитической сфере, что расширяет возможности для проведения каких-либо новых инициатив, которые раньше наталкивались на сопротивление в лояльном «старой гвардии» консервативного крыла дипломатическом ведомстве.

42.07MB | MySQL:92 | 0,961sec