Южный Судан: армия как системообразующий фактор будущего государства

Приближающийся референдум о независимости Южного Судана с особой остротой ставит вопрос о состоянии дел в Суданской народно-освободительной армии (СНОА). В условиях, когда социальные и гражданские институты находятся в зачаточном состоянии, а народ только последние пять лет живет в относительно мирных условиях, роль силовых структур становится определяющей. При этом обрывочные сведения, которые приходят с Юга в отношении процессов, которые происходят в вооруженных силах южан, особого оптимизма не вызывают.

Начнем с того, что после проведения всеобщих выборов в апреле с.г. армия Южного Судана фактически раскололась. Нельзя утверждать, что на две или три равных части: центральное руководство в Джубе все-таки контролирует как минимум 80% армейских соединений, но сам факт развала южносуданских силовиков по этническому принципу имеется. Эта тенденция очень опасна и, скорее всего, будет набирать обороты после образования нового государства. Пока откололись мелкие этнические племена, на очереди конфликт между нуэр и динка, который пока имеет «тлеющую форму».

Совершенно неоправданная в условиях многоплеменной системы практика политбюро СНОД «забвения» мелких племенных лидеров и замены их на свои креатуры во властных структурах штатов из представителей титульной нации (динка) начинает приносить свои негативные плоды. После апрельских выборов, когда в партийный список кандидатов не попали многие представители мелких этносов, что вызвало мятеж сразу трех довольно авторитетных высокопоставленных военных: бывшего заместителя начальника генерального штаба генерала Дж.Атор Генга, генерала Давида Яуяу, полковника Галтуак Гея. Последний действует в Объединенном штате, двое первых в штате Джагли, который является крупнейшим на Юге. Все три «диссидента» уже прекрасно координируют свои действия с мая с.г. Попытки Джубы укротить мятежников чисто военными способами успеха не принесли, и в настоящее время предпринимаются усилия с целью наладить с ними какой-то диалог. Примечательно, что посредниками в налаживании этих контактов являются представители миссии ЮНАМИС, которые видимо очень остро понимают всю опасность развития этих процессов. Делается это в большей степени из-за прямой угрозы со стороны «диссидентов» проведению процедуры голосования на референдуме. На налаживание и успех такого диалога большие надежды возлагают в генеральном штабе СНОА, где указанную работу координирует его начальник генерал Куол. Пока этот процесс находиться в самом начале долгого пути, и в Джубе, после провала попытки организовать переговоры с основным оппонентом Атором, переключились на более «мелкие» фигуры. Д.Яуяу является этническим мурел, и в руководстве южан надеются «оторвать» его от сложившегося союза «оппонентов» путем предложения ему различных преференций, в том числе и в аппарате исполнительной власти штата Джагли. Что помешало сделать это еще в апреле с.г. непонятно, но совершенно очевидно, что в Джубе совершенно не владеют ситуацией «на местах» и плохо прогнозируют последствия своих «эпохальных» решений. Это очень настораживает и дает все основания утверждать, что ровно такая же практика сохранится и после получения Южным Суданом независимости. Всю эту ситуацию, несомненно «подогревают» в Хартуме. Тот же Г.Гей после столкновений с подразделениями СНОА в Объединенном штате весной этого года совершенно спокойно отошел со своими сторонниками на Север под защиту суданской армии. Имеют эти контакты и другие мятежники, правда, стараются их не афишировать: мы уже писали про инцидент с северосуданском вертолетом, который перевозил на Юг сторонников генерала Атора. Совершенно очевидно, что в случае обострения противоречий между Хартумом и Джубой после января 2011 года, этот фактор будет использоваться суданскими силовиками все с нарастающей силой.

Вторым настораживающим моментом является предстоящая реформа армии. В настоящее время она насчитывает порядка 300 тыс. человек, что было абсолютно понятно во время активных боевых действий, и что совершенно неоправданно с экономической точки зрения в период мира. Эту армию необходимо минимизировать до более или менее оптимальных размеров. Пока в результате этой реформы удалось демобилизовать только 6 тыс. человек из 90 тыс. запланированных, основную массу которых составляют женщины, вспомогательный состав, ветераны и т.п. На очереди подростки, которые традиционно для Африки использовались СНОА и которых только по официальной статистике насчитывается более 900. Кстати, сам по себе этот факт, который совершенно не озвучивался мировыми правозащитными организациями, уже достаточен для отдельного вердикта МУС.

Программу адаптации возглавляет заместитель президента Южного Судана С.Киира Р.Машар, что говорит о ее важности и приоритетности. Согласно ее основным принципам демобилизованные должны обеспечиваться пайком на семью из пяти человек в течение полугода, льготами в сфере медицинских услуг (это при двух десятках врачей на весь Юг!) и пенсией (но только при выслуге более 12 лет). Предполагается также организация обучения новым профессиям для оптимального вхождения в мирную жизнь. Все это вызывает общий скепсис и совершенно законные опасения в отношении того, что абсолютно неразвитая социально-экономическая инфраструктура Юного Судана сможет адаптировать демобилизованных военных. Любой сбой приведет к очень печальным последствиям, так как страна наводнена оружием, а есть хочется каждый день. Если Джуба начнет упрямиться в диалоге с Хартумом и не найдет в очень сжатые сроки компромисса по вопросу раздела доходов от нефти, то возможны новые мятежи, но уже на основе элементарного голода. И никакая гуманитарная помощь эту ситуацию не исправит. Хотя возможность социальной реабилитации на Юге имеются, хотя бы в области строительства тех же дорог, которых просто нет. Пока же Р.Машар откровенно заявил, что попытка демобилизовать 83 тыс. бывших военнослужащих с момента заключения ВМС в 2005 году провалилась.

Третья проблема заключается в том, что южносуданская армия постепенно деградирует. Многие части фактически существуют только на бумаге, а их солдаты (между прочим, с оружием) разбрелись по стране и добывают себе на пропитание как умеют: от торговли до грабежей. Все чаще фиксируется открытое неповиновение командирам. Например, недавно два солдата расстреляли своего командира (полковника!) в Центральноэкваториальном штате, что носило ко всему прочему еще и национальную подоплеку.

Вообще разрыв между Джубой и периферией все растет и растет. Косвенным свидетельством этому является открытое признание начальника генерального штаба СНОА генерала Коула, который посетовал на то, что население штатов фактически отказывается сотрудничать с силовиками по вопросам снабжения их упреждающей развединформации о рейдах и активности печально известной «Армии гнева господня» Д.Кони. Это говорит о недоверии населения к своей «народной армии» и неверие в ее способность эффективно защитить его.

Все это ясно очерчивает главную проблему будущей жизнеспособности нового государства, которая уже сейчас страдает всеми «детскими» болезнями, присущими странам Африки. Неспособность наладить мирную жизнь приведет Джубу сначала к межэтническим противоречиям, а затем к попытке объединить нацию для проведения «маленькой победоносной войны» против коварного Севера. Такая перспектива вполне реальна уже во второй половине 2011 года.

41.41MB | MySQL:92 | 0,947sec