Размышления о возобновлении переговоров об обмене израильского военнослужащего Г.Шалита

Премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху объявил о начале контактов с руководством ХАМАСа в отношении условий освобождения израильского военнослужащего Г.Шалита, который уже четыре года находится в плену у боевиков движения. Посредником в переговорах вновь выступают немцы. Действительно тема освобождения Шалита – это совсем не переговоры по Ближневосточному урегулированию (БВУ), где можно демонстрировать свою «непримиримую позицию» и в случае чего просто их заблокировать. Здесь в качестве довлеющего фактора выступают родственники пленного, многочисленные общественные группы и организации и то, чего в любой демократической стране боятся больше всего — общественное мнение. От этого никакой израильский премьер-министр, будь он трижды «жесток и неприступен», отмахнуться просто не в состоянии, поскольку это уже голоса избирателей, а тема для Израиля уж больно болезненная.

Можем предположить, тем не менее, что в данном конкретном случае мы имеем дело с обычной «демонстрацией добрых намерений» и не более. Должен же по всем принятым внутренним в Израиле правилам руководитель государства «ставить жизнь одного солдата выше всего», вот Нетаньяху и демонстрирует это самое правило в действии. Опять же надо как-то реагировать на демонстрации возмущенной общественности. Несомненно, что тема Шалита для Б.Нетаньяху – это не чистая формальность. Но надо понимать отчетливо, что один боец для любого командира – это «допустимые потери» в отличие от родственников этого бойца, как бы цинично это не звучало и, чтобы руководители государства по этому поводу публично не говорили. Если бы любой командир начал рассматривать вверенных ему военнослужащих с позиций их родственников, он просто не смог бы воевать. Шалит для израильского премьера в этой связи представляет классическую «кость в горле», так как он (Нетаньяху) не только санкционирует военные действия, но еще обязан заниматься сохранением своего рейтинга. Собственно ради этого и была организована провалившаяся операция по похищению высокого ранга эмиссара ХАМАС в ОАЭ (третья, пожалуй, по степени произведенного негативного эффекта после убийства марокканского официанта в Норвегии и неудачной попытки отравления Х.Машаля в Иордании), а также и во многом операция «Литой свинец» в секторе Газа (тема освобождения Г.Шалита там, конечно, тоже присутствовала в качестве одной их приоритетных задач).

Почему мы приходим к выводу о том, что за словами премьер-министра Израиля нет никакой реальной политики? Да потому, что исходные условия, которые он предлагает, просто не позволяют по определению чего-либо добиться и кого-то освободить. Это Б.Нетаньяху собственно доказал, когда пошел ранее на крайне рискованную операцию в ОАЭ с подачи своих «палестинских партнеров».

Начнем с того, что премьер-министр Израиля обозначил границы «дозволенного». Речь идет об обмене, но «самые опасные преступники должны сидеть в тюрьме». Там же – «Израиль готов обменять тысячу человек на одного Шалита». Исходя из этого, становятся понятными последние массовые аресты сторонников ХАМАС на ЗБРИ, которые проходили в этом месяце. Не будем обманываться, речь идет совсем не об «опасных преступниках», речь идет о М.Баргути (осужден израильским судом за терроризм и отбывает пожизненный срок в израильской тюрьме) и его сторонниках из ФАТХа. Они, конечно не ангелы и, мягко говоря, не пацифисты, но их основная «опасность» заключается в том, что они могут кардинальным образом изменить ситуацию в ООП и очень сильно потеснить нынешнего главу Палестинской национальной администрации, он же глава ООП, он же лидер ФАТХа М.Аббаса. Именно поэтому М.Баргути «со товарищи» присутствуют первыми в списке, предствленном ХАМАСом для обмена. Их освобождение кардинально меняет политический расклад внутри ФАТХа и создает реальные предпосылки для блокирования с хамасистами. То есть создаются все основные условия для достижения т.н. «внутрипалестинского согласия», без которого никакое БВУ по формуле «два народа, два государства» невозможно в принципе. Также совершенно ясно, что на это правящая израильская коалиция никогда не пойдет. Как и ХАМАС, руководство и члены которого не страдают в отличие от израильтян «гуманистическим комплексами» по поводу томящихся в тюрьмах товарищей, а преследуют конкретные политические цели по своей интеграции в официальные процессы БВУ.

Второе. Выбор посредника. Ничего не хотим сказать плохого в отношении немцев, но они здесь, что называется, «не прописывают». Реально сдвинуть процесс освобождения могут только Сирия и Турция, но их игнорируют. Совсем не просто так, за день до заявления Б.Нетаньяху «о возобновлении контактов» турецкий премьер-министр Т.Эрдоган вновь и довольно «неожиданно» по времени, потребовал от израильской стороны «компенсации ущерба и извинений» за эпизод с «Флотилией мира». Если расшифровывать такого рода послания и переводить их на понятный язык, то оно звучит примерно так: «без нас ни о каком Шалите и БВУ речь не идет». Ровно такой же позиции придерживаются и в ХАМАСе, и в Дамаске. А ведь именно «тема Шалита» могла бы стать при желании действительным детонатором «подвижки» всего процесса БВУ «с мертвой точки», так как на ее примере можно было бы убедиться в серьезности намерений Анкары и Дамаска войти «на равных» в глобальный переговорный процесс, а что, более важное, оценить реальную способность турецкой стороны влиять «в нужном ключе» на тех же сирийцев и палестинцев. Другими словами, насколько оправданны чаяния руководства Турции превратиться в крупного регионального игрока и посредника.

Таким образом, израильские власти начинают процесс переговоров об освобождении Г.Шалита с заранее известным результатом. Ровно также они месяц назад начинали свои «прямые переговоры» с М.Аббасом. И в том, и другом случаях все затевалось не ради результата, а ради процесса. Ибо именно процесс без достижения результата имеет первостепенное значение для правящей коалиции, так как не в интересах ее политического долголетия что-то менять кардинально или идти на какие-то прорывы. В этом случае она может перестать существовать, и возникает большой вопрос в реальности ее формирования в прежнем составе в дальнейшем. Все это ставит для США пути решения проблемы в очень конкретной плоскости. Если они действительно намереваются что-то сделать в сфере БВУ, то совершенно очевидно, что в нынешнем политическом формате это является безнадежным делом. Необходимо «менять в этой пьесе актеров», а возможные действия Вашингтона на этом направлении и будут являться самым верным индикатором серьезности его намерений.

Что же касается позиции России, то необходимо согласиться с мнениями тех экспертов, которые предупреждают о нежелательности активного участия в нынешнем формате переговоров по БВУ, дабы не компрометировать себя лишний раз участием «в беге на месте с высоко поднятыми коленями». Москве необходимо активнее и регулярнее контактировать с ХАМАСом и Анкарой, дабы создавать себе хорошие заделы на будущее, так как именно от степени состояния этих контактов и будет во многом зависеть, какую роль будет играть Россия в дальнейшем.

52.38MB | MySQL:103 | 0,567sec