Судан: переговоры по Абъею

Как мы и предполагали, ситуация вокруг Абъея начинает потихоньку «разруливаться». Напомним, что корень разногласий лежит в плоскости подхода к вопросу регистрации избирателей для запланированного на январь референдума о независимости Южного Судана, вопроса свободного пересечения будущей границы кочевниками-миссерия и т.п. Но главная из всех проблем, конечно, нефть, а вернее – будущее распределение доходов от ее добычи и продажи. Не надо обманываться, «тема коренных жителей штата и их право на самоопределение» всего лишь необходимый для мировой общественности фон для обсуждения более важных проблем. Если еще проще: сможет ли и дальше северосуданская элита импортировать предметы роскоши и автомобили на 200 млн долларов ежегодно, а их южносуданские партнеры строить себе особняки во Флориде, или нет?

В этой связи в Хартуме состоялась встреча президента Судана О.аль-Башира с двумя основными переговорщиками по этому вопросу 2 вице-президентом О.Тахой и южносуданским лидером С.Кииром. То есть закончилось время пустых разговоров, и серьезные люди быстро и качественно начали решать важные проблемы будущего совместного жития. Вообще необходимо отметить, что личные встречи между О.аль-Баширом и С.Кииром производят на последнего впечатление, схожие с ощущениями кролика перед удавом. В крайнем случае, все «до этого» нерешаемые и тупиковые вопросы чудесным образом после таких аудиенций разрешаются. И Абъей не стал, по- видимому, исключением из этого правила внутрисуданской политической жизни.

Первое и важное последствие последней встречи: суданский лидер публично заявил о том, «что война между Севером и Югом исключена полностью, пути решения всех проблем будут искаться исключительно в плоскости диалога». Это фактически ответ на те вопросы и сомнения многих экспертов, которые всерьез рассматривали возможность возникновения широкомасштабных военных действий или локальных операций северосуданской армии. Второе: стороны «констатировали» общее видение перспектив двухстороннего сотрудничества между Севером и Югом, которое должно идти «в рамках дальнейшего развития экономической и социальной интеграции». При этом было подчеркнуто, что необходимо всячески подчеркивать «специальный характер указанных взаимоотношений».

Была решена проблема и продолжения работы по демаркации границ. Южане крайне нервно воспринимали предложение северян заморозить этот процесс и вернуться к нему после проведения референдума в январе 2011 года. О.аль-Башир по итогам встречи заявил, что он отдал распоряжение ускорить эту работу и завершить ее до января. Речь идет о четырех секторах на будущей границе: необходимо закончить демаркацию в Восточном секторе, и провести разделение трех спорных районов в Центральном и Западном секторах. По итогам встречи стороны договорились и о формировании смешанной комиссии по контролю над этой работой. Судя по тональности беседы, есть все основания полагать, что так оно и будет, и все проблемы будут, в общем, разрешены в установленные сроки.

Теперь необходимо задаться вопросом, почему Хартум сменил «гнев на милость»? Ровно по причине того, что он получил в результате этого торга все, что планировал. Это косвенно доказал генеральный секретарь Суданского народно-освободительного движения (СНОД) П.Амум, который завил, что «Юг готов заплатить выкуп за право самоопределения для народа Абъея». Именно при таком условии. П.Амум вообще имеет в СНОД репутацию человека, «который в свойственной ему манере» публично озвучивает позицию руководства по тому или иному вопросу. Иногда попадая впросак, как это было, например, в истории с проведением всеобщих выборов в апреле с.г. Теперь он фактически признал, что Хартум получил в результате то, что он хотел более всего, а, именно, сохранение на неопределенный срок (а если быть точнее, пока не построят альтернативный трубопровод) существующих условий получения доходов от продажи углеводородов. Это дает возможность Хартуму, не особенно торопясь, но и не затягивая, проводить структурные реформы в суданской экономики, потихоньку «сползая» с нефтяной иглы. Такой переходный период важен для суданского руководства конечно не в силу уменьшения импорта предметов роскоши. Уменьшение золотовалютных запасов сильно и очень быстро «ударит» по импорту продовольствия, а это однозначно приведет к внутренним катаклизмам.

На примере всей этой истории остается еще раз поаплодировать искусству дипломатии Хартума, особенно в их отношениях со странами «черной» Африки. Похоже, что в этой области суданцы достигли больших высот и дадут «фору» странам Запада и США. За этим стоит отличное знание психологии партнеров и их уязвимых точек. То, что предпринимает суданское руководство в этой области, несмотря на первоначальное восприятие этого европейцем «как вверх бескомпромиссности и упертости», прекрасно просчитано и всегда приводит к положительному результату. Так было и во время вердикта МУС, и во время апрельских выборов. И всегда Хартум одерживал тактическую победу. Это чутье подвело его только раз, когда он позволил Дж. Гарангу начать войну, не просчитав до конца степени решимости южан получить свой «кусок пирога».

Многих европейских и американских экспертов такая политика пугает, они привыкли делать выводы из заявлений, переводя и трактуя их буквально, и не стараясь вникнуть в язык «сигналов и посылов». Отсюда и опасения в отношении возобновления новой гражданской войны и срыва переговоров по Абъею, о которых якобы завил О.Таха. Тем не менее, любое появление О.Тахи в качестве переговорщика означает в нынешних суданских реалиях только одно: решение найдено, и скоро оно воплотится в жизнь. Вице-президент никогда не появляется для того, чтобы «объявит войну», он там, где заключают мир. Что мы видели опять же в процессе всей истерии по поводу бойкота апрельских выборов. При этом он может в зависимости от ситуации говорить, все что угодно. Надо смотреть, что он делает. Такое поведение характерно для всех политиков высшего звена Судана за исключением президента. Последний говорит редко, но только то, что будет точно.

Теперь же можно определенно сказать о том, что Хартум остался «при своих» и решил при этом три задачи. Первое – он сохранил статус-кво при распределении нефтедолларов. Второе – он успокоил Запад и США и обеспечил проведение январского референдума. А в этом случае Вашингтон устами Дж.Керри на днях открыто пообещал «серьезно пересмотреть режим санкций», что кардинально важно для Судана. И третье — он «потрафил» Афросоюзу в лице лидера «африканских мудрецов» Т.Мбеки и подарил ему право воспользоваться успешными плодами своего посредничества в мирных переговорах по Абъею. А это плата за твердую позицию в отношении неприятия вердикта МУС. Вот так одним выстрелом по трем целям и все в «яблочко».

52.74MB | MySQL:103 | 0,460sec