Судан-ЕС: обострение отношений

Министерство иностранных дел Судана выступило с заявлением в отношении «пересмотра своей позиции к странам ЕС, в связи с последними событиями». Как мы уже говорили ранее, под нажимом европейских стран ливийское руководство «попросило» Хартум воздержаться от поездки суданского президента О.аль-Башира в Триполи для участия в очередном саммите Африка-ЕС. В Хартуме пошли навстречу М.Каддафи, но при этом сильно обиделись: суданская делегация не приехала на саммит вообще. И это при том, что в Триполи суданская тема будет вынесена в число основных. Министр иностранных дел А.Карти охарактеризовал ситуацию, как «проявление новой колониальной политики не только по отношению к Судану, но и ко всему Африканскому континенту». По его мнению, «обвинения МУС почему-то не мешают западноевропейским послам вручать О.аль-Баширу верительные грамоты». В этом существует своя логика, но вся внешнеполитическая концепция ЕС в настоящее время представляет собой желание возвести «правосудие в качестве основного приоритета ценностей». В этом тоже есть своя логика, так как на данном этапе других реальных возможностей как-то обуздать диктаторов, которые составляют большинство правителей «третьего мира», не существует. На месте А.Карти можно было еще дальше развить свою мысль «о двойных стандартах» Запада и вспомнить о французкой фирме «Тоталь». Последней никакие обвинения и вердикты МУС не мешают «столбить» участки на юге Судана, при этом не особенно задумываясь о том, к кому они отойдут при разделе страны. Можно также вспомнить и кризис в Дарфуре, который очень долго не имел никаких шансов на урегулирование благодаря позиции того же Парижа.

Что же касается самих суданцев, то при взаимоотношении с ними, или вернее при конструировании этих отношений и выстраивания стратегии необходимо учитывать и их национальные черты. Суданцев отличает повышенное чувство собственного достоинства, что не позволяет им, как например тем же иракцам, быть сторонними наблюдателями, когда публично унижают или убивают их лидера. Это совершенно не означает, что этого не смогут сделать сами суданцы, но они это сделают сами, без постороннего вмешательства. Хотя бывший президент А.Нимейри, отношение к которому сильно не однозначно внутри суданского общества, спокойно жил на старости лет на родине.

Чем реально грозит осложнение взаимоотношений Судана с ЕС? И что Хартум может реально предпринять для того, чтобы «насолить» европейцам?

Реально на данном этапе только одним. Вновь предпринять демарш по ограничению деятельности международных благотворительных организаций, как это Хартум очень успешно сделал два года назад. Тогда этот вариант очень грамотно сработал, поскольку для ЕС помимо юстиции еще существует и приоритет гуманитарных ценностей. Что-то наподобие этого мы и будем наблюдать в ближайшем будущем. Тем более, что сокращение поставок гуманитарной помощи серьезно осложнит ситуацию в лагерях для перемещенных лиц, которые являются основной базой непримиримых дарфурских повстанцев. А это, в свою очередь, отвечает проводящейся сейчас суданским руководством политики по ликвидации этих анклавов, которые существуют фактически в автономном режиме.

Других вариантов у суданцев реально повлиять на позицию ЕС не существует. Некоторые эксперты серьезно полагают, что нынешний демарш может вызвать некие агрессивные действия Хартума по срыву намеченного референдума. Не разделяем этой точки зрения, поскольку суданские руководители за последние два года проявили себя опытными стратегами. Срыв референдума не укладывается в их тактику выхода из-под экономических санкций и интеграции в мировую экономическую систему. Это для них сейчас задача номер один.

Здесь надо иметь ввиду, что в Хартуме четко разделяют свои позиции и соответственно предпринимаемые действия на американском и европейском направлениях. Совершенно очевидно, что в этом раскладе Вашингтон является основным партнером, так как от него зависит дальнейшая стабильность режима. Именно стабильность, поскольку в силах американцев серьезно дестабилизировать ситуацию внутри страны, при этом применяя исключительно меры экономического и политического прессинга. Основные терзания в этом контексте в Хартуме испытывают, прежде всего, с точки зрения того, насколько готов Вашингтон выполнить свои обещания, которые он озвучил недавно. Речь идет о том, что Б.Обама дал ясно понять, что в случае успешного проведения референдума в январе 2011 года и завершения переходного периода в июле того же года, Судан будет исключен из списка «стран-спонсоров терроризма». Эта первый и очень важный шаг к полному снятию экономических санкций. При этом санкции по Дарфуру остаются в силе и пролонгируются еще на один год. Такое «разделение» говорит о гибкости в подходе Вашингтона и ясно указывает на его приоритет в плане достижения независимости Южного Судана. И эта схема действий США была согласована предварительно с суданцами специальным представителем США по Судану С.Грейшеном. Именно по этой причине Хартум не будет срывать референдум, хотя и будет предпринимать попытки затянуть вопрос по Абъею с целью получения в результате его раздела максимум возможного. Кстати, этим же объясняется и попытка суданского руководства утихомирить Дарфур до январского референдума, так как в этом случае есть шанс сразу же выйти из под всех санкций и такая схема действий была опять же согласована с Вашингтоном. Достаточно сказать, что основные тезисы т.н. «новой стратегии по Судану» предварительно обсуждались с тем же С.Грейшеном. И прорыв по оси Чад-Судан также вряд ли бы произошел, если бы американцы не дали гарантий французам в отношении «доброй воли» суданского лидера и строгого соблюдения им принятых обязательств.

Европа в этом плане не оценивается в Хартуме как основной партнер. Понятно, что позиция ЕС будет подвержена различным трансформациям, исходя, прежде всего, из позиции тех же американцев. Суданские руководители прекрасно отдают себе отчет о том, кто в этом тандеме является главным и на кого необходимо делать ставку. Французское влияние распространяется в основном на Чад, и, несомненно, оказывает влияние на развитие ситуации в Судане. Но опять же в Хартуме предпочитают влиять на Париж через Вашингтон. Это понимают и в Брюсселе, поэтому основным центром притяжения для стран ЕС остается Юг.

Вот такая оторванность европейцев от реальной политики в Судане и определяет их очень жесткую позицию по отношению лично к О.аль-Баширу. Плюс конечно и сильные позиции правозащитников в странах ЕС.

Такая ситуация позволяет нам с достаточной долей уверенности утверждать, что ничего серьезного и взрывоопасного в отношениях между ЕС и Суданом не произойдет. Хотя бы по той причине, что у суданцев крайне мало возможностей для этого, а страны ЕС (кроме Франции) по большому счету занимаются Суданом в силу исключительно своих гуманитарных обязательств.

52.74MB | MySQL:104 | 0,443sec