Военно-политическая обстановка в Ираке (ноябрь 2010 года)

В ноябре 2010 года военно-политическая обстановка в Ираке продол-жала оставаться сложной и неустойчивой. Главным событием минувшего ме-сяца стало достижение договоренностей между ведущими политическими силами страны о распределении основных государственных постов, что по-зволило возобновить работу Совета представителей (нижней палаты парла-мента) и начать консультации по составу нового правительства. Тем не менее, пока нет оснований говорить о выходе Ирака из политического кризиса. Ситуация в сфере безопасности в стране по-прежнему остается нестабильной, а в некоторых районах напряженной. В ноябре внешнеполитическая деятельность иракского руководства не отличалась высокой активность, что было связано с его занятостью внутренними проблемами.

Положение дел в сфере безопасности в Ираке в ноябре 2010 года про-должало оставаться неустойчивым. По данным иракского министерства здравоохранения, в ноябре от различных видов вооруженного насилия по-гибли 105 мирных жителей (в октябре – 120 человек), а число раненых соста-вило 155 человек (в октябре – 202 человека). Кроме того, в ходе боевых и контртеррористических операций было убито 40 боевиков и террористов (в октябре – 50), а число задержанных составило 192 человека (в октябре — 250 человек). Вместе с тем, приведенные выше цифры вызывают большие со-мнения. Так, по информации того же иракского минздрава, только в резуль-тате серии терактов, совершенных 2 ноября в Багдаде, погибли 78 и получили ранения около 285 человек, а в результате теракта 8 ноябре в городе Кербела погибли 48 человек.

В ноябре на севере, в центре и на западе Ирака вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним районах): Багдад, Киркук, Мосул, Эль-Фаллуджа, Тик-рит, Талль-Афар, Самарра, Карма, Байджи, Туз-Хурмату, Балад, Эль-Баадж, Джалаула, Эль-Каим, Рашад, Эт-Тармия, Хит, Кубайса, Хаммам-эль-Алиль, Дулулия, Лайлан, Баакуба, Рамади, Хувейджа, Ширкат, Эль-Хадита, Эль-Мусаиб, Кайярия и в ряде других мест.

Обстановка в Багдаде и прилегающих к столице районах остается не-стабильной и напряженной. В городе и его окрестностях постоянно продол-жают совершаться теракты, вооруженные нападения, ракетные и минометные обстрелы, другие насильственные акции. 2 ноября в столице была совершена серия скоординированных терактов в районах с шиитским населением, что привело к большим жертвам. Обстрелам продолжает подвергаться «зеленая зона» в центре Багдада, где расположены основные правительственные учреждения и многие иностранные дипломатические миссии. По мнению экспертов, сторонники иракского ответвления «Аль-Каиды» и других террористических группировок «все еще сохраняют значительное при-сутствие в столице».

Нестабильная, с элементами напряженности сохраняется ситуация в крупнейшем городе иракского севера – Мосуле и его окрестностях, где регу-лярно продолжают совершаться вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия. Напряженная ситуация характерна и для всей про-винции Найнава. Сложная обстановка сохраняется и в соседнем Киркуке. Здесь не прекращается противостояние арабского и туркоманского населения с курдами. Террористы и боевики продолжают активно действовать в запад-ной провинции Анбар и северо-восточной провинции Дияла.

Ситуация в ряде районов на юге Ирака в ноябре характеризовалась за-метными элементами напряженности. Вооруженные нападения, теракты, другие насильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним районах) Басра, Эн-Наджаф, Хилла, Кербела и в некоторых других мес-тах. Серия терактов была совершена 8 ноября в районе городов Кербела, Бас-ра и Эн-Наджаф. Жертвами экстремистов во многих случаях становятся иранские паломники, посещающие священные для шиитов места на юге Ира-ка.

Относительно спокойной в прошедшем месяце была обстановка в рай-онах Иракского Курдистана, прилегающих к границам с Турцией, где бази-руются основные боевые формирования сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК), ведущей вооруженную борьбу с турецким правительст-вом. Это было связано с перемирием, которое объявило руководство РПК.

Положение дел в сфере безопасности во внутренних районах Иракского Курдистана в ноябре в целом оставалось стабильным.

В Ираке продолжают действовать целый ряд террористических и экс-тремистских повстанческих группировок, как суннитских, так и шиитских: «Ансар сунна», «Исламское государство в Ираке», «Катаиб Хизбалла» и дру-гие. По оценке зарубежных и иракских экспертов, несмотря на потери, поне-сенные экстремистами в результате ударов войск США и иракских сил безо-пасности, они все еще сохраняют значительный потенциал и представляют «большую опасность».

Как и прежде, террористы и боевики совершали вооруженные нападе-ния, теракты и другие насильственные действия в отношении иракских поли-тических деятелей различных рангов и ориентации, чиновников центральных и местных органов власти, военнослужащих, сотрудников полиции и служб безопасности, религиозных деятелей, журналистов, ученых, судей, препода-вателей ВУЗов, шейхов племен. Жертвами вооруженного насилия часто ста-новятся дети. Нападениям подвергаются иностранцы, работающие в Ираке, предприниматели. Многие теракты совершаются боевиками-смертниками (зачастую – женщинами), подрывающими автомашины, начиненные взрыв-чаткой, в людных местах или вблизи различных государственных учрежде-ний. Для обстрелов различных объектов широко используются минометы и ракеты. Часто террористы и боевики действуют, переодевшись в форму во-еннослужащих или сотрудников полиции.

В ноябре продолжались нападения, похищения, преследования и акции устрашения против иракских христиан, как священнослужителей, так и ве-рующих. Наиболее часто это происходило в Багдаде. Суннитская экстреми-стская группировка «Исламское государство в Ираке» заявила, что христиане являются «законными целями», а «их шеи будут постоянно находиться под карающим мечом ислама». Меры, принимаемые властями по защите христи-анского меньшинства, остаются неэффективными. В создавшейся ситуации иракские христиане «уже потеряли ощущение своей страны в атмосфере расширяющегося радикализма». Многие из них покидают в Ирак, направляясь главным образом в соседнюю Иорданию. Президент Ирака Дж. Талабани заявил, что может быть рассмотрен вопрос о создании специальной провин-ции для проживающих в стране христиан.

Не прекращаются нападения на здания иракских органов власти, поли-цейские участки и объекты иракской армии, представительства различных политических партий и организаций, офисы иракских и иностранных фирм, медицинские учреждения, различные экономические объекты, в т. ч. объекты электроэнергетики, банки.

Продолжаются похищения людей с целью получения выкупа или по политическим мотивам. В целом похищение людей и рэкет остаются в Ираке прибыльным «бизнесом», борьба с которым не приводит к заметным успехам.

Активно действуют в стране криминальные элементы, в т. ч организо-ванные преступные группировки.

Не прекращаются попытки различных политических сил, как иракских, так и зарубежных вновь обострить противоречия между суннитами и шиита-ми и тем самым не допустить стабилизации обстановки в стране. Так, в нояб-ре многие нападения, в т. ч. вооруженные, целенаправленно совершались против суннитов, или против шиитов. Нападениям со стороны шиитов часто подвергаются бывшие и действующие бойцы суннитских отрядов «сахва». Правительство по-прежнему предвзято, негативно относится к бойцам «сах-ва», в т. ч. тем, кто зачислен на службу в правительственные силовые струк-туры.

По состоянию на 1 декабря 2010 года в силовых структурах Ирака чис-лилось около 724 тыс. человек, в т. ч. в вооруженных силах 260 тыс. человек (из них 5,7 тыс. человек в специальных антитеррористических формировани-ях) и в различных структурных подразделениях МВД – 464 тыс. человек.

В ноябре 2010 года потери иракских военных и полицейских при про-ведении ими боевых и специальных операций, а также в ходе повседневной служебной деятельности составили убитыми 66 человек, в т. ч. 23 военно-служащих и 43 полицейских (в октябре — 65 человек, в т. ч. 20 военнослужа-щих и 45 полицейских). Ранения получили 138 человек, в т. ч. 60 военнослу-жащих и 78 полицейских (в октябре – 161 человек, в т. ч. 75 военнослужащих и 86 полицейских.

Иракское военное командование считает, что до 2020 года националь-ные ВВС не будут в состоянии решать задачи по защите страны от внешнего противника. В настоящее время иракская военная авиация испытывает не-хватку самолетов и вертолетов, летного и инженерно-технического состава. Причем особо остро ощущается нехватка квалифицированных летчиков. Ожидается, что первые боевые самолеты – американские тактические истре-бители F-16 – начнут поступать в Ирак лишь в 2013 году. Иракцы считают, что США не прилагают необходимых усилий по возрождению боевой мощи ВВС Ирака, особенно их наступательных возможностей. При этом в иракской военной среде полагают, что сдержанная позиция американцев в этом вопросе объясняется их опасением того, что иракские ВВС могут превратиться в «ответвление ВВС Ирана».

В ноябре США завершили поставку для ВВС Ирака партии из 8 рос-сийских вертолетов Ми-17, которые предварительно проходили модерниза-цию в Шардже (ОАЭ), в ходе которой на машинах устанавливали новейшую авионику и систему управления оружием. В настоящее время иракские ВВС располагают 16 вертолетами Ми-17 и 8 вертолетами Ми-171. По заявлению американских советников при ВВС Ирака, российские вертолеты предназна-чены для использования в операциях против террористов, транспортных пе-ревозок, ведения разведки и патрулирования.

8 ноября министерства обороны Ирака и Иордании подписали согла-шение о сотрудничестве в деле обучения военных кадров и организации бое-вой подготовки в армии.

По имеющейся информации, Н. аль-Малики в ответ на политическую поддержку со стороны радикального шиитского лидера М. ас-Садра в вопросе о сохранении за собой поста главы правительства предоставил бывшим командирам и боевикам вооруженных формирований «Армии Махди» боль-шое число должностей в структурах МВД, главным образом на уровне сред-него звена, включая центральный аппарат ведомства. Под контроль садристов передано несколько тюрем, в частности, в Эт-Таджи недалеко от Багдада. Кроме того, в МВД Ирака официально сообщили об освобождении из мест заключения 1,5 тыс. сторонников М. ас-Садра (всего в тюрьмах находилось до 3 тыс. садристов). Примерно 50 бывших командиров шиитской милиции получили высокие воинские звания, а один из них стал бригадным генералом. Также имеется информация о зачислении бывших командиров и боевиков «Армии Махди» в ряды вооруженных сил. Причем сторонники радикального имама настаивают на дальнейшем увеличении своего присутствия в армии и органах безопасности. Подобные действия Н. аль-Малики вызывают серьезное беспокойство в Ираке, где многие опасаются, что официальное «внедрение» радикальных исламистов в органы внутренних дел и вооруженные силы приведет к росту беззакония и усилению преследований противников М. ас-Садра. Недовольство этими шагами Н. аль-Малики выра-жают и американцы. В то же время в аппарате главы правительства инфор-мацию о зачислении шиитских боевиков в состав МВД и армию называют «безосновательной».

В настоящее время вооруженные силы и МВД Ирака остаются раско-лотыми по политическому, национальному и религиозному признакам. Со-храняются натянутые, а, по сути, враждебные отношения между военнослу-жащими и сотрудниками МВД из числа шиитов и суннитов, арабов и курдов. В армейских частях, дислоцированных на севере страны, имеется большое число курдов, которые лояльны не центральному правительству, а властям курдской автономии. Полиция в провинциях в значительной степени нахо-дится под контролем региональных властей, местных племенных и клановых авторитетов. В итоге в настоящее время наиболее сплоченной и организо-ванной военной силой в Ираке являются вооруженные формирования курд-ской автономии, насчитывающие в общей сложности до 200 тыс. человек. В этих условиях перевес сил в возможном вооруженном конфликте между ара-бами и курдами за установление контроля над спорными территориями на севере Ирака, по крайней мере, на начальном этапе будет на стороне курдов.

По состоянию на 1 декабря 2010 года численность американских войск в Ираке составляла около 50 тыс. человек. Этот уровень военного присутст-вия в стране командование ВС США намерено сохранить до лета 2011 года.

В ноябре 2010 года в Ираке погибло 2 американских военнослужащих, в т. ч. боевые потери 1 человек (в октябре – 2 человека, все потери не бое-вые). Число раненых составило около 10 человек (в октябре — около 10 чело-век). Таким образом, общие потери вооруженных сил США в Ираке с 20 мар-та 2003 года по 1 декабря 2010 года составили, по уточненным данным, уби-тыми (по информации Пентагона) 4746 человек и ранеными около 31980 че-ловек. Кроме того, один американский военнослужащий продолжает чис-литься пропавшим без вести.

Премьер-министр Ирака Н. аль-Малики 27 ноября заявил, что нет ни-какой необходимости в продлении американского военного присутствия в стране после 2011 года, поскольку, по его мнению, иракские вооруженные силы готовы взять на себя ответственность за обеспечение безопасности страны. Ранее о готовности США продлить срок пребывания своих войск в Ираке заявил глава Пентагона Р. Гейтс. О необходимости этого говорил и на-чальник генштаба иракских вооруженных сил генерал Б. Зибари.

Командование Сил специальных операций (ССО) ВС США в Ираке со-общило, что на сегодняшний день число операций, проводимых в стране против террористов и повстанцев, сократилось на 50 проц, по сравнению с 2008-2009 годами. Так, если раньше американские спецназовцы проводили до 50 боевых операций в неделю, то сейчас их число составляет около 25. Общая численность подразделений ССО армии США в Ираке составляет 4,5 тыс. человек. Их главная база находится в районе города Балад в 60 км к се-веру от Багдада. Наряду с участием в боевых операциях (в т. ч. совместно с иракскими силами), личный состав американского спецназа оказывает помощь в обучении спецподразделений ВС и МВД Ирака.

Интенсивность деятельности военной авиации США в Ираке в ноябре существенно не изменилась. В минувшем месяце американские самолеты и вертолеты ежедневно совершали в среднем около 35 вылетов (в октябре — в среднем 30 вылетов) для обеспечения повседневной деятельности группи-ровки американских ВС в стране и обеспечения действий наземных сил. От-мечается сокращение числа вылетов американской авиации на выполнение боевых заданий (преимущественно на ведение воздушной разведки) и увели-чение числа вылетов с целью перевозки войск и грузов. Боевая авиация (пре-имущественно тактические истребители F-16) оказывала поддержку войско-вым и анитеррористическим операциям вооруженных сил Ирака, прикрывала с воздуха расположение частей американских войск в различных районах страны, наносила удары по объектам боевиков и террористов. Транспортные перевозки в интересах американских войск, находящихся в Ираке, выполня-лись главным образом самолетами типа С-17 и С-130.

Таким образом, ситуация в сфере безопасности в Ираке в ноябре 2010 года не претерпела существенных изменений и продолжала оставаться слож-ной и неустойчивой.

Главным событием внутриполитической жизни Ирака в ноябре 2010 года стало достижение договоренностей между основными политическими силами страны о разделе власти, что позволило разблокировать работу пар-ламента и приступить к конкретным консультациям по составу нового пра-вительства.

Как видится, достижение договоренностей стало возможным в значи-тельной степени потому, что иракские политики, в конце концов, поняли, что в случае продолжения затянувшегося кризиса их политическое будущее ста-новилось все более неопределенным, так как страна, скорее всего, шла к но-вому масштабному витку насилия и гражданской войне с трудно предсказуе-мым исходом. Тем не менее, внутриполитическая ситуация в стране остается сложной и хрупкой. Несмотря на достигнутые компромиссы, между предста-вителями различных национальных и религиозных общин сохраняются про-тиворечия по многим важнейшим вопросам внутренней политики и террито-риального устройства, а их урегулирование в ближайшем будущем не пред-ставляется возможным.

Следует отметить ту значительную позитивную роль, которую сыграл на переговорах между различными политическими блоками глава курдской автономии М. Барзани, показавший себя умелым, тонким и умным полити-ком.

Немаловажную роль в достижении иракских договоренностей сыграл внешний фактор. Так, А. Алауи сообщил, что принял решение отказаться от продолжения борьбы за пост главы правительства после телефонных звонков «от нескольких мировых лидеров, последним из которых был Б. Обама». По словам А. Алауи, его блоку не удалось добиться реализации конституцион-ного права на формирование нового правительства по причине «откровенного вмешательства со стороны Тегерана, а также двойственной позиции Ва-шингтона и арабских соседей». Алауи убежден, что именно иранцы разру-шили «последние надежды на демократические перемены в Ираке», вынудив возглавляемый им блок «Аль-Иракия» и его лично пойти на уступки. Ирак-ские политические наблюдатели подчеркивают: «Без иранского «зеленого света» это правительство никогда бы не было создано».

Рассмотрим развитие событий в хронологическом порядке.

10 декабря было объявлено, что лидеры ведущих политических блоков Ирака после длительных и сложных переговоров достигли согласия о созда-нии правительственной коалиции «национального партнерства», которое возглавит нынешний глава кабинета министров и лидер блока «Государство закона» Н. аль-Малики. Его главному сопернику бывшему премьер-министру Ирака (2004 -2005 гг.) и лидеру блока «Аль-Иракия» А. Алауи был предло-жен пост главы новой структуры – Совета по стратегической политике что, как предполагается, позволит поддерживаемой суннитами «Аль-Иракии» влиять на решение ключевых вопросов внешней и внутренней политики страны.

На заседании 11 ноября парламентарии избрали представителя блока «Аль-Иракия» У. ан-Нуджаифи (суннита) спикером Совета представителей. Его заместителями стали представители курдского и шиитского блоков. В этот же день депутаты двумя третями голосов вторично избрали президентом Ирака Дж. Талабани (курда), который сразу же заявил, что поручит Н. аль-Малики сформировать новое правительство, где должны быть представлены все этнические и религиозные группы страны.

12 ноября Н. аль-Малики приступил к консультациям по составу коа-лиционного правительства. Формально он имеет достаточно голосов в пар-ламенте (блок «Государство закона», «Курдский альянс», сторонники ради-кального шиитского лидера М. ас-Садра) для утверждения нового кабинета министров. Однако, учитывая мнение США и соседних арабских суннитских государств, ему необходимо включить в число министров представителей блока «Аль-Иракия», в первую очередь, суннитов.

13 ноября парламент единогласно одобрил договоренности о разделе властных полномочий, включая пункт о принятии правовых мер по отмене запрета на политическую деятельность трем авторитетным суннитским поли-тикам из блока «Аль-Иракия». Также депутаты приняли заявление о необхо-димости участия в новом правительстве всех политических партий.

25 ноября Дж. Талабани официально поручил Н. аль-Малики сформи-ровать новое иракское правительство. Это произошло за один день до окон-чания конституционного срока в 15 дней, отведенных главе государства на назначение премьер-министра (ст. 70 п. «в»). После чего последнему по кон-ституции (ст. 73 п. 2) отводится 30 дней для формирования правительства. Как считают эксперты, президент сделал этот шаг для того, чтобы предоста-вить Н. аль-Малики возможно больший срок для консультаций по составу кабинета министров.

27 ноября Н. аль-Малики заявил, что формирование нового правитель-ства будет завершено до середины декабря, подчеркнув, что блок «Аль-Иракия» станет главным партнером при распределении министерских постов, вне зависимости от того, примет ли А. Алауи участие в этом процессе или нет. Как видится, устойчивость, эффективность и долговременность будущего правительства Ирака будет зависеть от того, насколько иракские политики смогут договариваться по конкретным вопросам внешней и внутренней политики страны.

Отметим, что многие сунниты-сторонники А. Алауи (шиита) выразили свое разочарование и недовольство тем, что он уступил Н. аль-Малики в борьбе за пост премьер-министра. К тому же А. Алауи отказался войти в со-став нового правительства, а организационная структура, права, задачи Совета по стратегической политике пока четко не определены. Отсутствует и за-конодательная база его деятельности. К тому же до сих пор нет полной ясно-сти в том, займет ли А. Алауи пост главы этого органа. Предполагается, что в состав Совета войдут 20 видных политических деятелей, включая главу пра-вительства, которые будут принимать «важные решения, касающиеся нацио-нальной безопасности и внешней политики».

А. Алауи, заявивший об отказе войти в состав коалиционного кабинета министров, считает, что этот орган будет иметь недолгую жизнь и не станет правительством «разделения власти», как это было продекларировано. В то же время А. Алауи подтвердил, что представители «Аль-Иракии» будут уча-ствовать в правительстве, чтобы противодействовать «наступлению влиянию Ирана и угрозе диктатуры».

Курдский лидер М. Барзани заявил, что отношения между властями курдской автономии и новым центральным правительством будут основы-ваться исключительно на иракской конституции, а курдистанский регион, как частью Ирака, будет решать свои проблемы совместно со всей страной на основе уважения интересов других национальностей, религиозных общин и политических течений. Курды, сохранив за собой пост президента Ирака, рассчитывают получить в новом правительстве посты министров финансов или нефтегазовой промышленности.

Активно, наступательно действуют в последнее время радикальные ис-ламисты – сторонники имама М. ас-Садра. Они сумели провести своего кан-дидата на пост вице-спикера парламента от шиитов, переиграв коалицию «Государства закона». В правительстве садристы претендуют на пост одного из вице-премьеров, а также портфели министров здравоохранения, образова-ния и электроэнергетики, что позволило бы им укрепить свои политические позиции и расширить влияние на различные сферы жизни Ирака. Сообщается, что блок «Государство закона» уступил исламистам пост губернатора одной из провинций, расположенной на границе с Ираном, а в настоящее время ведутся переговоры о предоставлении им губернаторского поста в еще одной, граничащей с Ираном провинцией. По имеющейся информации, именно через эти участки границы иранцы перебрасывают в Ирак оружие. Очень многие иракские политики опасаются, что движение М. ас-Садра может повторить успех ливанской «Хизбаллы», превратившись в силу, оказывающую очень значительное влияние на положение дел в стране.

Многие эксперты считают, что соглашение о разделе властных полно-мочий приведет к «ливанизации» Ирака, сохранению жесткого закрепления за представителями определенных религиозных и национальных общин ос-новных государственных постов, что, в свою очередь, будет способствовать дальнейшему разделению иракского общества по конфессиональному и эт-ническому признакам. Также указывается на разделение иракской политиче-ской элиты на три основные группы, ориентирующиеся соответственно на США, Иран и Саудовскую Аравию. При этом подчеркивается, что подобное положение дел является как «прямым продуктом вторжения США» и после-дующей оккупации страны, так и значительного усиления иранского влияния в Ираке после 2003 года.

Президент Ирака Дж. Талабани в ноябре отказался подписать поста-новление о приведение в исполнение смертного приговора в отношении Т. Азиза – бывшего вице-президента страны и одного из ближайших соратников С. Хусейна.

В ноябре власти Ирака вновь отложили проведение переписи населения страны, которая должна была пройти 5 декабря, объяснив свое решение необходимостью завершения подготовительных мероприятий в северной провинции Найнава и неготовностью «некоторых других вопросов», связан-ных с переписью.

Сложной остается экономическое положение Ирака и ситуация в соци-альной сфере страны. Население и экономика продолжают испытывать не-хватку электроэнергии, пресной воды, топлива. По-прежнему имеют место перебои в работе транспорта.

В Багдаде в период с 1 по 10 ноября в условиях строжайших мер безо-пасности прошла торгово-промышленная ярмарка, в которой участвовали до 1200 местных и зарубежных фирм, представивших свою продукцию и разра-ботки в сфере сельского хозяйства, торговли, промышленности, телекомму-никаций и информационных технологий. Одним из крупнейших был павильон Франции. Российские фирмы в ярмарке не участвовали.

Таким образом, в Ираке в ноябре 2010 года произошли существенные изменения – политический процесс в стране вновь пришел в движение, что, однако, пока не позволяет говорить о необратимости тенденции по выходу Ирака из глубокого политического кризиса.

В ноябре 2010 года внешнеполитическая активность вокруг Ирака, по-прежнему была связана главным образом с политическими процессами, происходящими в стране.

Достижение договоренностей о разделении властных постов между по-литическими блоками Ирака было положительно встречено в России, США, Евросоюзе, ООН, Иране и ряде других стран.

Американская администрация считает необходимым продолжать ока-зание многоплановой помощи Ираку, т. к. эта страна «все еще стоит перед лицом больших угроз на пути безопасности и процветания». В Белом доме настаивают на поддержке Конгрессом выделения в полном объеме средств на оказание содействия Ираку в деле укрепления его сил безопасности (особенно полиции) и экономики. По мнению известного американского эксперта-ближневосточника Э. Кордесмана, если средства не будут выделены в требо-вавшемся объеме, то это негативно отразиться на развитии стратегического партнерства между США и Ираком, а влияние Соединенных Штатов в Ираке «неизбежно ослабнет». Напомним, что на 2011 финансовый год на оказание помощи в развитии иракских сил безопасности Белый дом запросил 2 млрд долларов, в то время как Сенат сократил эту сумму наполовину – до 1 млрд долларов. Еще более жестко были сокращены запросы на оказание Ираку экономической помощи (183 млн долларов вместо 529 млн) и на деятель-ность в Ираке госдепартамента (200 млн долларов вместо 1,6 млрд).

Правительство Ирака заявило о своей готовности урегулировать с Ку-вейтом все «острые проблемы» и, в первую очередь, решить вопрос о про-павших без вести подданных соседнего эмирата в период иракской оккупации и войны в 1990-1991 годы. В это время в Кувейте пропали без вести 605 человек, из которых 580 кувейтцев, а остальные – иностранцы. К настоящему времени в массовых захоронениях на территории Ирака были обнаружены, а затем идентифицированы останки 226 человек. Судьба остальных остается неизвестной.

25 ноября власти Кувейта сообщили о достижении договоренности с Ираком по урегулированию вопроса о спорном участке на совместной грани-це, где будет создана незаселенная полоса шириной 500 м, а для покинувших ее иракских крестьян Кувейт построит жилье на новом месте.

Таким образом, несмотря на произошедшие подвижки в политическом процессе, военно-политическая обстановка в Ираке в ноябре 2010 года про-должала оставаться сложной и неустойчивой. Хрупкость достигнутых ком-промиссов между ведущими политическими силами страны, сохраняющаяся нерешенность большинства крупных политических и иных проблем не ис-ключает в будущем новых обострений ситуации в Ираке.

62.5MB | MySQL:101 | 0,535sec