Размышления о сирийско-израильском противостоянии

Благодаря «Викиликс» стало известно о том, что Сирия категорически не желает нападать на Израиль. Новость настолько новая и неожиданная, что может совершенно спокойно изменить расстановку сил на Ближнем Востоке. Видимо это стало «полным» откровением для американской дипломатии, которая всерьез полагала, что Дамаск спит и видит, как бы понеожиданнее и повнезапнее напасть на Израиль.

Все это дает нам еще один прекрасный повод для того, чтобы проанализировать позицию Сирии на сегодняшнем этапе. Начнем с того, что для Дамаска нападение на Израиль невозможно в принципе, исходя как из политических, так и из военных интересов. Потенциал сирийцев на сегодняшний день настолько слаб, что говорить о какой-то их военной активности может только безудержный оптимист. Израильская разведка сколь угодно долго может убеждать в обратном американцев, подтверждая это данными об активизации ВТС между Сирией и Россией, но это ситуацию не меняет в принципе. Израильтяне прекрасно осведомлены о реальном боевом потенциале сирийских вооруженных сил, все остальное исключительно пропаганда, причем не очень искусная.

Повторим избитый тезис: «Политика – искусство возможного», в данном случае он как нельзя к месту. Дамаск в его нынешнем качестве просто неспособен предпринимать самостоятельные военные операции не только в Израиле, но и в зонах своего традиционного влияния, как например, в Ливане. Нынешняя политика сирийцев «заточена» под совершенно другие ориентиры.

Обладая стратегической инициативой, Дамаск не собирается делать никаких «лишних» и «непродуманных» телодвижений. Что мы имеем ввиду под «инициативой»? В отношениях с Израилем – это, безусловно, международно признанный статус «пострадавшего». Голаны – это аннексированная Израилем часть сирийской территории, что не нуждается ни в каких дискуссиях и спорах. Исходя из этого, любая попытка изменить этот статус чисто вооруженным путем, во-первых, просто обречена на провал в силу разности военных «весовых категорий» Израиля и Сирии, а, во-вторых, война эту инициативу «рубит на корню». И тогда в «сухом остатке» остается только «агрессивная страна, поддерживающая международный терроризм».

Курс Дамаска сейчас — это позиция кота у мышиной норы. Он готов ждать сколь угодно долго, прекрасно понимая, что все «козыри у него на руках». Сирийцы сумели завязать «на себя» фактически все узловые моменты на Ближнем Востоке и сделать их частью своей стратегии.

Прежде всего, это ХАМАС. К этому движению можно относится по разному, нельзя игнорировать при этом один абсолютно установленный факт: без него невозможно достижение консенсусности позиции палестинцев по вопросам мирных договоренностей с израильтянами. Надеяться на то, что движение само по себе рассосется, это значит обманывать самого себя, и не просто обманывать – а ставить во главу угла стратегии и тактики абсолютно неправильный тезис, что делает все действия на этом направлении априори тупиковыми. Это прежде всего конечно относится к израильскому руководству, которое не жалеет сил для того, чтобы убедить международное сообщество в том, что ХАМАС постепенно деградирует и теряет позиции среди палестинского общества. В этом случае непонятно, что мешает «разрешить» М.Аббасу пойти на выборы, которые он и так «всеми правдами и неправдами» оттягивает под любыми предлогами. В том-то вся проблема, что ХАМАС продолжает оставаться системообразующей силой ближневосточного урегулирования, даже при условии, что в случае максимально «честных» выборов движение все равно получит «свои» 40%. Это не учитывают израильтяне в своих тщетных попытках «задурить» голову Вашингтону. Зато прекрасно учитывают сирийцы, которые влияют на динамику любых переговоров через «прирученных» хамасистов очень эффективно. Вот и недавно с подачи Дамаска прекратились, так фактически и не начавшись, закрытые переговоры между ХАМАСом и ФАТХом. Без прорыва на последних нет прогресса в БВУ в целом. Либо надо решать вопрос ХАМАС военным путем, что опять же в стратегическом смысле даст возможность мирной передышки, но ни как ни конечный результат. Но в период этой мирной передышки возможно заключить мир между палестинцами и израильтянами по схеме «два государства, два народа». Чего, даже гипотетически, нынешнее израильское руководство не желает, поэтому и не «добило» движение в период операции «Литой свинец». Таким образом, здесь сирийцы «держат руку на пульсе» через ХАМАС, а израильтяне поддерживают существующий порядок вещей, поскольку он гарантирует лучшую защиту от «мирного напора» Вашингтона.

Примерно тоже самое, но только применительно к Ливану, моделируется сирийцами и через «Хизбаллу». Последняя является мощнейшим рычагом влияния Дамаска в регионе, который просто в силу географии приобретает несравнимое с Тегераном большее влияние на эту организацию. Игнорировать политически в Ливане ее невозможно, как и уничтожить физически. Именно поэтому влиять на ситуацию в стране без договоренностей с Дамаском не получится по определению. По этой причине сирийцы расценивают нынешнее давление на «Хизбаллу» через вердикты трибунала по расследованию убийства Р.Харири как угрозу своему влиянию в регионе. Отсюда спешный вояж руководителя сирийских спецслужб к своему французскому коллеге в этом месяце с целью проведения закрытых консультаций по вердикту трибунала, или вернее – степени его последствий для ближайшего сирийского союзника. Дамаску надо знать: как далеко готов пойти Запад в возможных санкциях против ливанских шиитов. Индикатором успеха или неуспеха этой миссии будет прорыв во французско-сирийских отношениях с постепенной активизацией роли Парижа в процессе БВУ. Это «золотая мечта» Н.Саркози, которая потерпела неудачу около года назад, но от которой он не отказался. Причем начальный замысел этого движения французский президент просчитал абсолютно верно, поняв, что ключ к успеху по БВУ лежит именно в Дамаске. Договориться сейчас может помешать две вещи: слишком большие уступки от сирийцев, которые может потребовать Париж; и позиция «левых» и правозащитников, для которых права человека и торжество международной юстиции выше всех политических резонов. Плюс еще и оборонные заказы французских корпораций на саудовском рынке вооружений. Последнее обстоятельство интересно с точки зрения нынешнего усиления антисирийского крыла в саудовском руководстве.

Кстати, именно со скорым опубликованием вердикта трибунала надо связывать и планируемый Анкарой в следующем месяце очередной раунд «Флотилии мира», которая приобретает совершенно отчетливый отзвук обыкновенной «дымовой завесы». Стратегический партнерский союз между Турцией и Сирией является «третьим слоном», на которой стоит нынешняя сирийская стратегия, что исключает всяческое военное противостояние с Израилем.

Вот собственно, поэтому Дамаск не хочет и не будет воевать с Израилем ни сейчас, ни в обозримой перспективе, что очевидно и без всякого «Викиликса».

42.48MB | MySQL:92 | 1,083sec