Пакистан: кризис коалиционного правительства

В конце декабря 2010 г. одна из ключевых политических партий коалиционного правительства Пакистана, Объединенное национальное движение/ ОНД /The Muttahida Qaumi Movement, заявила о выходе из состава федерального кабинета министров, и этот шаг может поставить под угрозу парламентское большинство Пакистанской народной партии.

В качестве основной причины своего решения ОНД назвала «наличие коррупции и рост цен»; а ее настойчивость покинуть кабинет министров Ю. Гилани — вызовом непопулярной правящей Пакистанской народной партии.

Президент Пакистана А. Зардари провел серию срочных переговоров с тем, чтобы исключить любую возможность стать правительством меньшинства. «Глава государства не хочет потерять поддержку ОНД и принять отставку его министров», — заявил представитель правящей Пакистанской народной партии. В настоящее время премьер-министр Ю. Гилани проводит ряд мероприятий по предотвращению выхода министров — членов ОНД и их дальнейшему присоединению к оппозиции.

Первоначально были сделаны заявления о том, что партия не присоединится к оппозиции в Национальной ассамблее и останется коалиционным партнером Пакистанской народной партии. Вскоре в местной печати появились сообщения о возможном выходе партии из правящего кабинета министров.

Пресс-секретарь ОНД сообщил, что Ф. Саттар, министр по делам пакистанцев, проживающих за рубежом, один их двух членов ОНД в кабинете министров, подал прошение об отставке по факсу из Лондона, в то время как заявление об отставке министра портов и судоходства Б. Гхани планируется направить позднее. Но пока отставка не была принята.

ОНД является второй крупнейшей политической партией в коалиционном правительстве и доминирует на политической сцене в крупнейшем городе страны — Карачи. Если эта партия покинет федеральное правительство, ПНП потеряет большинство в парламенте.

Из 342 мест в Национальной ассамблее (нижней палате) коалиционное правительство имеет 181 мест, включая 25 мест от ОНД. В целом это всего на девять мест больше того, чем необходимо для сохранения большинства (172 места).

Пакистанская народная партия одержала победу на парламентских выборах 18 февраля 2008 г., спустя два месяца после гибели ее лидера Б. Бхутто в результате террористического акта. И уже в сентябре того же года ее муж, А. Зардари, был избран на пост президента Исламской Республики Пакистан.

Тем не менее стороны могут уладить разногласия, если пойдут на взаимные уступки. Главным для ОНД является сохранение своей власти в 16-многомиллионном Карачи, столице провинции Синд, основной социальной базе ПНП. Выход из коалиционного правительства правящей в Карачи партии может вызвать столкновения на этнической почве, а также спровоцировать действия полиции против боевого отряда ОНД, который, как пишут местные газеты, стоит за большинством народных волнений по этническим и политическим мотивам.

Сегодняшние события впервые поставили А. Зардари перед необходимостью урегулировать ситуацию в правительстве Синда, в частности с министром внутренних дел провинции З. Мирзой, чьи «безосновательные атаки на ОНД, по его мнению, спровоцировали кризис…»

Решение ОНД было принято вскоре после увольнения премьер-министром Ю. Гилани министра федерального правительства А. Свати, члена праворелигиозной партии Общество мусульманских богословов/Джамаат-улема-и ислами (Ф) /JUI-F, «за нарушение дисциплины». Сегодня обе партии объединились, чтобы «работать вместе и оказывать максимальное давление на ПНП с целью принятия их требований… в противном случае они не возвращаются в состав кабинета министров». «Мы ожидаем реальных шагов от правительства ПНП, а не пустых слов, и только затем мы примем решение, оставаться ли в правительстве», — заявил еще действующий министр г-н Саттар.

Нынешнее правительство Пакистана показало себя недостаточно подготовленным с точки зрения обеспечения не только долгосрочных приоритетов стабильности, но и краткосрочных — удержания большинства в Национальной ассамблее парламента. Тем самым оно может продолжить печальную статистику 90-х годов ХХ века — быть сметенным с политической арены до истечения полного пятилетнего срока.

Тем не менее даже если к власти придет новое правительство, то и в этом случае оно столкнется с теми же проблемами, что и его предшественники. К ним относятся слабая экономика, жизнь в долг, энергетический кризис, разрушенная инфраструктура в северных районах, тысячи бездомных, нехватка продуктов питания в результате разрушительного наводнения в 2010 г., растущее противоборство боевиков движения «Талибан» и т.д. В настоящее время кабинет министров Ю. Гилани также борется за осуществление реформ, необходимых для обеспечения нового транша в размере 11 миллиардов долларов кредита Международного валютного фонда, необходимого для поддержки хрупкой экономики страны.

ПНП может начать поиск новых союзников для формирования коалиции или же в конечном итоге столкнется с вотумом недоверия премьер-министру.

Президент А. Зардари, вероятно, останется на своем посту до конца срока, который истекает в 2013 г. В этой связи на политической арене вновь появляется фигура Миан Мухаммада Наваз Шарифа, лидера Пакистанской мусульманской лиги (Н), крупнейшей оппозиционной партии в стране. Именно его несогласие с политикой ПНП стало причиной парламентского кризиса в мае 2008 г. и дальнейшего выхода из коалиционного правительства осенью 2008 г. А его недавние заявления о том, что «его партия может совершить революцию в Пакистане», сегодня заставили правящую ПНП использовать весь арсенал методик для урегулирования конфликта.

Вероятные сценарии развития событий в случае, если ПНП не сможет «договориться» с лидерами ОНД, представляются не радужными для страны и влекут за собой новые парламентские выборы, новые социально-политические потрясения.

Вся ситуация в связи с отставкой министров — членов ОНД в целом подняла волну резкой критики в адрес правящей администрации: недовольство проамериканским курсом по отношению к операции против талибов, авиаатаками с американских БПЛА в зоне пуштунских племен на севере страны. По заявлению лидера другой праворелигиозной партии, «Джамаат-и ислами», «нынешнее правительство в течение трех лет проводит ту же самую политику, что и бывший диктатор Первез Мушарраф», и несостоятельность правящей администрации заключается в том, что она не может добиться стабильности, преодолеть экономический кризис и т.д.

Элементы правительственного кризиса застали врасплох и администрацию Б. Обамы, которая рассматривает Исламабад как основного союзника в борьбе против боевиков движения «Талибан», действующих в приграничных с Афганистаном агентствах и активизировавших в последнее время нападения на военные базы США и Международных сил содействию безопасности. Вашингтон со своей стороны, вероятно, оказал давление на Исламабад во избежание расшатывания хрупкого баланса политических сил, подрыва с трудом достигнутой стабильности в стране.

В последние годы Белый дом «закачал» слишком много денег в Пакистан не для того, чтобы метаться в поисках нового «стабильного» политического союзника внутри страны в преддверии важного этапа в глобальной антитеррористической кампании — начала вывода контингента американских войск из Афганистана, намеченного на июль 2011 г.

Как подчеркивают американские политологи, на сегодняшний день США не имеют ясного представления о том, будет ли оппозиция Пакистана делать то, что хочет администрация Б. Обамы. Действительно, выбор Вашингтона на внутриполитической палитре Пакистана крайне ограничен — в стране усиливаются антиамериканские настроения.

Другой сценарий событий, вероятно, связан с укреплением связей Белого дома с традиционным партнером в Пакистане — армией. Но захочет ли генералитет Равалпинди (город, где расположена штаб-квартира сухопутных войск) вновь вмешиваться в политику? Достойное решение для правящей ПНП — пойти на компромисс, ответить на требования, выдвигаемыми другими членами коалиционного правительства, во избежание социальных потрясений.

32.15MB | MySQL:67 | 1,044sec