Иран: ноябрь 2010 г. Военно-политическая ситуация

1.ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

В Иране одним из главных уголовно-политических событий ноября стали покушения на двух ученых-ядерщиков, совершенных утром 29 числа в Тегеране. Один из них — профессор Маджид Шахрияри — погиб, другой – профессор Феридун Аббаси — ранен, пострадали также супруги ученых. Оба профессора преподавали в университете имени шахида Бехешти и были членами Общества ядерщиков Ирана.

Примечательно, что иранские и арабские СМИ обращают внимание на то, что профессор Феридун Аббаси, являясь специалистом в области лазерной физики, кроме университета работал над ядерными программами в министерстве обороны. Он — член Корпуса стражей исламской революции (КСИР) с 1979 года. В списке лиц, в отношении которых применяются санкции резолюции 1747 Совбеза ООН, находится и имя Феридуна Аббаси.

Власти ИРИ обвинили в теракте агентов Запада (прежде всего британскую разведку MI-6 и американское ЦРУ) и Израиля. Когда при аналогичных обстоятельствах в начале этого года погиб известный физик Масуд Али Мохаммади, официальный Тегеран тоже возложил ответственность на иностранные спецслужбы и обещал, что не оставит это убийство безнаказанным. Президент Ахмадинежад заявил: «Нападения террористов на Иран организованы сионистским режимом и западными странами», и добавил, что гибель ученого-ядерщика не приостановит реализацию ядерной программы Тегерана.

Официальный представитель МИД ИРИ Рамин Мехманпараст указал на конкретного виновника — MИ-6. По словам г-на Мехманпараста, ученым, работающим в сфере мирных атомных технологий, неоднократно угрожали и угрожают террором. «Мы не верим, что последние угрозы, озвученные официальным представителем британской разведки, не связаны с этим террористическим актом», — сказал Мехманпараст. Согласно сообщениям зарубежных СМИ, в октябре глава британской разведки MИ-6 Джон Соуерс заявил, что ядерную программу Ирана необходимо обезвредить и остановить не только обсуждениями, но и с помощью разведывательных операций.

В ноябре продолжалась перепалка между руководством страны и «зеленой» оппозицией. Так, в начале месяца Мехди Карруби и Мир Хосейн Мусави осудили заявление духовного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи. Еще в октябре в ходе своего визита в город Кум аятолла Хаменеи сказал, что некоторые люди, отдалившись от иранской исламской революции, служат интересам контрреволюционеров. Хаменеи назвал лидеров оппозиции, не признающих результаты президентских выборов, прошедших в июне 2009 года, людьми, которые заботятся лишь о должности, славе и преходящих ценностях, сравнив таких людей с «микробами». В ответ г-н Мусави обвинил власти во «лжи», «параличе экономики страны» и «попытке посредством сил безопасности заставить молчать народ». По словам г-на Карруби, правительство Ахмадинежада пришло к власти посредством фальсификаций и, финансируя медиа из госбюджета, распространяет лживые сведения в стране.

Напомним, согласно официальным результатам президентских выборов, прошедших 12 июня прошлого года, нынешний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад набрал 62,63 процента голосов избирателей. Его главный соперник Мир Хосейн Мусави набрал 33,75 процента голосов. Сторонники Мусави обвиняют власти в подтасовке результатов выборов и требуют отмены этих результатов. Массовые акции протеста привели к столкновениям с полицией. В результате погибло несколько десятков активистов, а 1032 человека были арестованы.

В свою очередь оппозиционерам ответил аятолла Хаменеи. Он заявил, что события, произошедшие в Иране после парламентских выборов 2009 года — являются изощренным планом Запада. Некоторые, воспользовавшись этим планом, создали напряженную обстановку внутри страны. По словам Хаменеи, оппозиция страны действует таким образом, что в ее поддержку выступают враги иранского народа, в том числе и западные страны.

Власти не ограничиваются только словами. В ноябре в соответствии с законом страны «О кибернетических преступлениях» была ограничена деятельность официального сайта одного из лидеров оппозиции экс-президента Ирана Мохаммада Хатами. Рабочая группа, созданная для выявления киберпреступлений, приняла решение об отказе с 3 ноября в предоставлении данному ресурсу интернет-услуг внутри страны.

В ноябре иранский суд выдал ордер на арест сына другого экс-президента страны — Али Акбара Хашеми-Рафсанджани — Мехди Хашеми, обвиняемого в поддержке оппозиции во время массовых уличных беспорядков в прошлом году, а также в совершении экономических преступлений. «Выдан мандат на арест Мехди Хашеми. Он будет задержан и помещен под стражу, как только вернется в Иран», — заявил представитель судебной власти ИРИ Эбрахим Раизи. В настоящее время Мехди Хашеми находится в Великобритании. Он покинул Иран в прошлом году в разгар акций протеста оппозиции, которая отказалась признать Махмуда Ахмадинежада победителем июньских президентских выборов. Сыну экс-президента, в частности, инкриминируется отмывание денег и финансирование за счет средств государственных фондов предвыборной кампании основного оппонента Ахмадинежада – бывшего премьера Мир Хосейна Мусави.

За последнее время иранские власти не раз требовали, чтобы Мехди Хашеми вернулся в Иран и ответил на все имеющиеся к нему у правосудия вопросы. Однако опальный бизнесмен заявил недавно, что готов приехать на родину только в том случае, если судебный процесс над ним «будет справедливым и желательно открытым». Отец обвиняемого — влиятельный иранский политик Али Акбар Хашеми-Рафсанджани в прошлом был спикером парламента Ирана, а в 1989-97 годах — президентом страны. На выборах 2005 года он соперничал с Ахмадинежадом, однако уступил ему победу во втором туре. В настоящее время 76-летний Рафсанджани возглавляет два важнейших органа государственной власти — Совет экспертов и Совет по определению целесообразности принимаемых решений, призванный улаживать возможные конфликты между законодательной и исполнительной ветвями власти.

В последние годы все больше иранцев покидают родину. В ноябре пришло сообщение, что лейтенант военно-воздушных сил Ирана Бехзад Масуми Легван попросил политического убежища во Франции. Он был уволен из иранских ВВС еще в 2001 году за политическую активность и участие в оппозиционном движении. Г-н Легван играл роль связующего звена между политическими оппозиционными партиями и оппозиционно настроенными офицерами иранской армии. После волнений, связанных с президентской кампанией прошлого года, дальнейшее пребывание Легвана на территории Ирана стало невозможным. С большим риском для жизни Легван бежал из Ирана в Иракский Курдистан, а оттуда в Европу. Бехзад Масуми Легван является членом оппозиционной группировки «Зеленая Волна», созданной из иранских иммигрантов на Западе бизнесменом Амиром Джаханчахи. Движение утверждает, что у него есть сторонники как среди офицерского корпуса иранской армии, так и среди членов элитного Корпуса стражей исламской революции.

Атмосфера в Иране становится все более душной. И дело тут не только в климатических и экологических услов

иях. Хотя в ноябре в Тегеране и некоторых других городах загрязнение воздуха дошло до таких пределов, что власти были вынуждены во всех учреждениях, организациях и школах объявить нерабочие дни. Международная рейтинговая компания NYC Partnership Consulting некоторое время назад опубликовала список самых грязных городов мира. Сравнив 245 крупнейших мегаполисов и столиц планеты, специалисты компании составили рейтинг из 30 городов, которые по нескольким сводным показателям были признаны самыми грязными. Были проанализированы следующие показатели: уровень загрязненности воздуха, степень пригодности питьевой воды, степень утилизации и переработки отходов, уровень доступности больничных услуг и медицинских принадлежностей, степень присутствия инфекционных болезней. Тегеран в списке занял предпоследнее 29-е место.

 

Это, конечно, неприятно и даже опасно для нормальной жизни. Но не менее душная и социально-политическая атмосфера. Не в последнюю очередь это результат жесткой борьбы, которую ведут власти против реальных и мнимых преступников. Причем, в этой борьбе смертная казнь является довольно распространенным аргументом. Кстати, ИРИ занимает второе (после КНР) место в мире по количеству исполненных смертных приговоров.

В ноябре в иранском городе Гомбеде Кабус провинция Голестан высшей мере наказания были подвергнуты пятеро наркоконтрабандистов. Эта организованная группа занималась поставками наркотиков в страну и распространением их в иранских городах. Усилиями иранской полиции в результате расследования были доказаны преступные действия этой группы. Вынесенный судом приговор был приведен в исполнение.

«В ходе операций, проведенных в конце ноября иранскими пограничниками, были арестованы четверо членов группировки «Пежак», — сказал командир погранвойск ИРИ, генерал Хусейн Зульфугари. Генерал не раскрыл личностей задержанных и обстоятельства ареста. Иранское крыло курдской группировки «Пежак» осуществляет деятельность в иранской провинции Курдистан. В результате регулярных перестрелок с сепаратистами погибло значительное число солдат иранской армии. Группировка ставит целью отделение Курдистана от Ирана.

Силы безопасности Ирана задержали в тегеранском аэропорту «Мехрабад» четырех человек, летевших из Захедана (юго-восточная провинция Систан-Белуджистан) в Тегеран. По данным СМИ, задержанные лица являются членами террористической организации «Аль-Каида». Юго-восток Ирана представляет собой центр борьбы этнических (белуджи) и религиозных (сунниты) сепаратистов против властей ИРИ. Согласно информации, у задержанных было изъято несколько флэш-карт, один фотоаппарат, один ноутбук, национальная одежда народов Афганистана и Белуджистана, а также несколько удостоверений личности.

Продолжаются истории с «неверной женой» Сакинэ Аштиани, с двумя немецкими «журналистами-шпионами», тремя американскими «туристами-шпионами».

Запланированная на начало ноября казнь Сакинэ Аштиани, обвиняемой в супружеской измене и причастности к убийству мужа, вновь отложена. Об этом сообщили представители правозащитной организации «Международный комитет против побивания камнями». Как известно, изначально суд иранской провинции Западный Азербайджан приговорил Аштиани к 99 ударам плетью за «запрещенные связи» с двумя мужчинами после смерти ее супруга. Однако через некоторое время суд другой инстанции пересмотрел решение и приговорил ее к смертной казни через побивание камнями. Но так как дело имело широкий общественный международный резонанс, иранские власти в начале июля вынуждены были отложить казнь. В начале сентября Тегеран вновь заявил о намерении отложить смертную казнь и пересмотреть решение, однако через месяц суд подтвердил смертный приговор. Правда, суд, по некоторым данным, заменил казнь через побивание камнями, на казнь через повешение.

Дело 43-летней Сакинэ Аштиани, матери двоих детей, вызвало бурные протесты в странах Запада. Видные мировые деятели культуры, западные правозащитники и средства массовой информации выступали с настоятельным требованием отмены смертной казни для Аштиани. Судьба ее решается. Иранские власти заявили, что Запад использует дело приговоренной к казни Сакинэ Аштиани как средство «оказания давления» на Исламскую республику. «Запад ведет себя настолько вызывающе, что он превратил дело Аштиани, совершившей преступления и изменившей своему мужу, в проблему прав человека. Он превратил это дело в символ свободы женщины в странах западного мира и вызывающе требует ее освобождения», — заявил официальный представитель МИД Ирана Рамин Мехманпараст, отметив, что для давления на Иран используется «обычное дело из сферы общего уголовного права».

Дело двух немецких граждан, задержанных в Иране и обвиненных в шпионаже, начало рассматриваться в суде, сказал генеральный прокурор Ирана Голам-Хосейн Мохсени-Эжеи. Двое граждан ФРГ, которые въехали в страну по туристической визе, были арестованы в Иране за попытку взять интервью у родственников Сакинэ Аштиани без получения журналистских полномочий. Объединение журналистов Германии распространило заявление, в котором назвало неприемлемыми обвинения в шпионаже, выдвинутые против двух арестованных в Иране немецких граждан, и потребовало их незамедлительного освобождения. Министерство иностранных дел ФРГ сообщило, что сотрудники немецкого консульства в Тегеране дважды встречались с арестованными журналистами и продолжают вести переговоры с иранской стороной для достижения соглашения по их освобождении. В свою очередь, прокурор иранской провинции Восточный Азербайджан Маликаждар Шарифи сказал, что вина в шпионаже двух немецких граждан, арестованных в Тебризе, доказана.

Предстоит судебное разбирательство и трем американцам, задержанным летом 2009 года после случайного, по их словам, пересечения ирано-иракской границы. Одна из них – Сара Шурд была освобождена под залог по состоянию здоровья. Как сказал генеральный прокурор Тегерана Аббас Джафари Довлетабади, даже если Сара Шурд, не вернется из США в ИРИ, судебное разбирательство все равно состоится.

К многомесячным шпионско-адюльтерским сериалам добавился еще один. В ноябре в Иране были арестованы три женщины-юриста, выступавшие с критикой властей. Марьям Кьянерси, Мариям Карбаси и Сара Сабагян были задержаны в тегеранском международном аэропорту сразу по прилете из-за границы. Все три женщины в сентябре подписали открытое письмо с требованием освободить Насрин Сотудэ — адвоката, которая оказывала помощь активистам оппозиции, подвергшимся преследованиям после президентских выборов 2009 года. Ранее нынешние арестованные подписали петицию протеста против ослабления правовых ограничений полигамии в Иране.

Быть может, случайно, но ноябрь был в ИРИ строг к женщинам. Так, высокопоставленный служащий Сил охраны правопорядка в провинции Исфаган полковник Джахандар Керими 10 ноября заявил, что в отношении молодых женщин, выгуливающих собак, катающихся на велосипедах в парках Исфагана, будут предприняты самые серьезные меры. Полковник Керими сказал, что молодые девушки и парни собираются в парках вместе, поют песни, играют в карты, а девушки катаются на велосипедах, что есть нарушение закона: «Подобные действия в общественных местах, в том числе исторической части города и около мостов противоречат исламской морали. Полиция предпримет серьезные меры пресечения против любительниц выгуливать собак и катания на велосипедах, игроков в карты, будет привлекать к ответственности нарушителей закона».

Не повезло в ноябре и девушкам-рэперам, правда, и парням тоже. Тегеранские полицейские арестовали несколько подпольных рэп-групп во время пятничных рейдов по местам их сбора. Как рассказал шеф тегеранской полиции Хосейн Саджеди-Ниа, «были арестованы юноши и девушки, западные музыкальные инструменты и алкоголь конфискованы». Полицейский добавил, что офицеры уже некоторое время держали несколько мест сбора рэперов — «морально опустившейся молодежи» — под надзором. Молодые люди встречались в покинутых и ветхих зданиях и, чтобы не вызывать подозрений, маскировали места своих сборов при помощи грязных штор. По словам полицейского, рэперы подпольно записывали и несанкционированно распространяли свои клипы и песни. Он обвинил музыкантов в «сквернословии, изображении гнетущего портрета общества» и популяризации «нездоровых отношений между юношами и девушками».

Как известно, все виды искусства и музыки в Иране должны пройти цензуру государства. Цензурный комитет обычно запрещает произведения в стиле рэп, очень популярном среди молодых иранцев, составляющих большую часть населения. Власти считают «тяжелый металл» и рэп декадентскими, упадническими западными стилями, и полиция часто проводит облавы в местах проведения подпольных концертов. Подпольные музыкальные группы распространяют свои композиции в Интернете или размещают их на ираноязычных спутниковых каналах, вещающих из-за рубежа.

Вполне вероятно, что власти именно для правильного воспитания молодого поколения создали куклу — аналог Барби — по имени Фатима. Это круглолицая кареглазая кукла в хиджабе. Она была разработана иранской компанией «Фам» для того, чтобы «напомнить о традиционных ценностях и привить иранским девочкам гордость за исламскую культуру». Хосейн Хомай Серешт из фирмы «Фам» обвиняет Барби в том, что она внушает иранским девочкам несерьезное отношение к строгим иранским нормам ношения одежды. По его словам, Фатима будет защищать маленьких иранок от «культурного вторжения противника».

Процесс исламского воспитания охватывает не только детей и подростков, но и заключенных. В тюрьмах города Мешхеда было принято решение ввести учебный курс по изучению Корана. Уже более шести тысяч заключенных выучили наизусть Коран частично, либо полностью.

Однако разносторонний и тотальный воспитательный процесс никак не убеждает иранских молодых людей рано вступать в брак, на чем настаивает президент Ахмадинежад. В ноябре Махмуд Ахмадинежад в очередной раз призвал иранских девушек выходить замуж в возрасте 16-17 лет. Глава исполнительной власти ИРИ подверг критике нынешнюю тенденцию заключать браки в среднем в возрасте 24-26 лет. «Нам нужно свести возраст женитьбы для молодых людей до 20 лет, и для девушек до примерно 16 и 17 лет», — цитируют СМИ слова президента. Почему г-н Ахмадинежад уделил этому вопросу внимание, в иранских СМИ не уточняется. Но хорошо известно, что президент Ирана неоднократно высказывался за увеличение населения, при этом отвергая идею семейного планирования как заимствование Запада. Хотя в период в 1988 году руководству Ирана со стороны специалистов было сделано предупреждение о том, что если рост населения в стране не будет контролироваться, уровень безработицы возрастет на 24 процента. В результате выполнения этого проекта в 1988-2006 годах рост населения в Иране снизился по сравнению с прошлыми годами на 23 миллиона человек. После 17 лет выполнения данного проекта Ахмадинежад попытался поощрить население создавать многодетные семьи. Для этого с 2010 года в рамках проекта «Фонд обеспечения будущего иранских детей» на каждого новорожденного выделяется десять миллионов риалов (1000 долларов).

Однако постоянный рост среднего возраста вступающих в брак мужчин объясняется совсем не желанием продлить «период холостяцкой свободы». Дело в том, что прежде чем свататься, нужно, согласно иранской традиции, собрать «мехрие» — выкуп за невесту. Требуемая ее родственниками сумма, как правило, весьма внушительна и выражается не только в денежных знаках, но и в необходимости приобретения недвижимости для будущей семьи. Поэтому немало мужчин в Иране вынуждены оставаться холостяками до 30, а то и до 35 лет, по крохам собирая деньги на квартиру. Деятельность правительственных и религиозных фондов призвана облегчить им эту задачу.

Так, при выборе дня бракосочетания иранцы, как и молодожены во многих других странах, стали ориентироваться на календарь. Чаще всего, они выбирают знаменательные даты в истории ислама. Например, очередную годовщину бракосочетания особо почитаемого шиитами имама Али и дочери пророка Мухаммеда Фатимы Захры. В Иране жениться в этот день означает не только гарантировать семейное счастье, но и получить внушительную материальную помощь со стороны религиозных фондов. Каждая новая супружеская пара получает от Фонда имама Хомейни подарок — свадебное пособие в размере 10 млн иранских риалов (около 1000 долларов США). Распорядиться этими деньгами можно как угодно — потратить их на свадебное застолье, подарок невесте, покупку бытовой техники. За весь прошлый год такие подарки от Фонда имама Хомейни получили 112 тыс молодоженов. Главная цель этой программы — снизить средний возраст вступающих в брак, который в последние годы в Иране заметно возрос. Если 10-12 лет назад он едва превышал 20 лет, то сейчас приближается к 30 годам, а иногда значительно превышает цифру 30.

По данным статистики, на которую ссылается Национальная молодежная организация ИРИ, за шесть месяцев этого года (новый год в Иране начинается 21 марта) в Иране на каждый час приходилось 108 бракосочетаний и 15 разводов. За указанный период в стране было зарегистрировано 481148 бракосочетаний и 65505 расторжений брака.

Сложные климатические и экологические условия в стране вряд ли влияют на рост среднего возраста вступающих в брак, но они могут привести к политико-административным изменениям.

С учетом загрязненности воздуха в Тегеране парламент Ирана рассматривает проект объявления в стране двух столиц. Как заявил в конце ноября вице-председатель комиссии по экономическим вопросам меджлиса Казем Делхош, «Вся промышленность сконцентрирована в столице – Тегеране, вследствие чего воздух здесь очень загрязнен, и если не будут предприняты разумные меры, то ситуация приведет к национальному бедствию. Согласно проекту, Тегеран предлагается объявить экономической столицей, а находящийся рядом с ним один из городов – политической столицей».

И, по всей видимости, в одной из столиц будет улица имени американской активистки Рэйчел Корри. Председатель комиссии по присвоению имен исламского совета Тегерана Масума Абад заявила, что на данный момент на повестке дня стоит этот вопрос. По словам Абад, в министерство иностранных дел страны направлен запрос об этом, и как только будет получен ответ, на голосование будет поставлен вопрос о присвоении одной из улиц Тегерана имени Корри. Американская активистка борьбы за мир 23-летняя Рэйчел Корри была насмерть задавлена израильским бульдозером при попытке остановить израильтян при сносе домов в секторе Газа.

 

 

2.ОСНОВНЫЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

 

В центре внимания в ноябре оказалась столица Азербайджана. 18 ноября в Баку состоялся третий саммит глав прикаспийских государств – Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана. Эксперты называют эти саммиты встречами, участники которых будут вечно пытаться договориться, но никогда не смогут выполнить эту задачу до конца. Действительно, у этих пяти стран в вопросах освоения Каспия интересы скорее сталкиваются, нежели совпадают. Основные разногласия между прикаспийскими странами существуют в вопросе использования шельфа, и здесь все только ухудшалось с тех пор, как разведанных месторождений нефти на Каспии значительно прибавилось, а Иран стал занимать обособленную позицию.

В ходе ноябрьского саммита обсуждались два документа, один из которых был одобрен, а текст другого вроде бы почти согласован. Первое соглашение регулирует вопросы борьбы с терроризмом и организованной преступностью, контрабандой оружия, наркотиков и ядерных технологий, захватом судов, нелегальной миграции, незаконной добычи биоресурсов и некоторые другие вопросы. Однако военные аспекты безопасности не являются предметом данного соглашения. Что касается проекта конвенции по правовому статусу Каспия, то работа над этим документом продолжается. Как говорят участники пятисторонних переговоров, от 75 до 90 % документа о статусе Каспия уже согласованы.

До последнего момента озвученная позиция Ирана на официальном уровне такая: делим море на равной основе, на сектора между всеми пятью государствами, то есть каждый получает по 20 %. В ноябре специальный представитель президента Ирана по вопросам Каспия Мухаммед Мехди Ахундзаде еще раз в категорической форме подтвердил это, заявив, что Иран «ни на шаг» не отступит от своей позиции по Каспию, и считает, что Исламской республике принадлежит 20% природных ресурсов и территории. Однако, по всей вероятности, для Ирана поезд уже ушел, поскольку северная часть моря по договоренности Казахстана, России и Азербайджана уже поделена. А недавно к ним решила присоединиться и Туркмения. Надо понимать, что, например, линия побережья Казахстана в два раза превышает линию побережья Ирана. И навряд ли он или Азербайджан, у которого аналогичная ситуация, откажутся от тех договоренностей, которые уже существуют, и пойдут на сокращение своих частей.

Согласно заключенным двусторонним соглашениям между тремя северными прикаспийскими странами, при разграничении морского дна России достанется 19% площади дна, Азербайджану — 18% и Казахстану — 27%. Таким образом, на три упомянутых государства придется 64% морского дна Каспийского моря. Из оставшихся 36% морского дна Ирану достанется всего от 11 до 14%, что никак не устраивает Тегеран.

Примечательно, что в Иране не всем нравится и 20%-ная доля. Так, одно из популярных иранских интернет-СМИ «Tabnak», принадлежащее бывшему главе КСИР Мохсену Резайи, заявляет, что все прикаспийские страны враждебно настроены против Ирана. Авторы интернет-материала апеллируют к соглашениям, заключенным между Ираном и СССР в период с 1921 до 1940 года, по которым, по мнению иранских авторов, половина моря принадлежит Ирану, и после развала Советского Союза эти соглашения не должны быть изменены. Если Азербайджан и Туркмения не признают эти соглашения, то Иран может предъявить им территориальные претензии, невзирая на Туркманчайский и Гюлистанские мирные договоры 1812 и 1828 годов, по которым нынешняя часть прикаспийских территорий, где после революции образовался Азербайджан, отошла Российской империи, а южная — Персии. В итоге — Тегеран претендует на 50% Каспия, а это неприемлемо для Азербайджана, так как в этом случае территориальные воды Ирана достигнут Бакинской бухты. Подобная трактовка не устраивает и Туркмению, добывающую газ на Каспии.

Исходя из вышеизложенного, трудно предположить, что при создавшейся на сегодняшний день ситуации заключить общий договор о статусе Каспийского моря представляется возможным. Уж слишком отличаются взгляды на некоторые аспекты будущего Каспия у прибрежных стран. Кроме того, как уже было отмечено, четыре страны в той или иной мере для себя уже решили проблемы разграничения владений и их эксплуатации. И их не особенно волнует позиция Ирана. Однако, перспективы продвижения к общему согласию есть – и поможет в этом практическая работа на направлениях, где уже достигнут консенсус: это безопасность и экология. Совместная работа шаг за шагом приведет к общему пониманию места и роли этого уникального водоема для всех пяти стран.

На саммите в Баку состоялась встреча президента России Дмитрия Медведева с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом, которая, по сути, стала просто обменом мнениями по интересующим вопросам, в том числе и ядерным. Тенденций на коренное изменение нынешних отношений отмечено не было.

Отношения Тегерана с Западом также не претерпевают изменений. И это несмотря на то, что президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад заявил 15 ноября о своей готовности поделиться с Европой «своим опытом и критериями» по установлению демократии. Отмечая акции протеста в Европе в целом и беспорядки во Франции в частности, он сказал, что пришла пора, когда политические лидеры должны выслушать свои народы. Г-н Ахмадинежад поучал европейцев: «Западным лидерам необходимо обеспечивать правосудие, а не использовать насилие против своего народа и игнорировать его требования…. Иран готов поделиться с этим странами своим опытом, чтобы выйти из нынешнего политического тупика».

Правда эти слова иранского президента не дошли до Вашингтона, и президент США Барак Обама подписал указ о продлении еще на год действия «чрезвычайного положения» в отношениях с Ираном, объявленного более чем 30 лет назад его предшественником Джимми Картером. Барак Обама обосновал свое решение, в частности тем, что «наши отношения с Ираном все еще не нормализовались».

 

Справка. Президент США Джимми Картер 14 ноября 1979 г. подписал указ номер 12170 в ответ на захват американских заложников в Тегеране. Министерству финансов было дано распоряжение блокировать все официальные иранские авуары в США, в том числе счета в американских банках и их зарубежных филиалах и отделениях. Фактически это означало введение первых карательных экономических мер против Ирана. 7 апреля 1980 г Дж.Картер разорвал дипломатические отношения с Тегераном и запретил экспорт из США в Иран по существу всех товаров, включая продовольствие и медикаменты. Затем было наложено эмбарго на импорт любых товаров из Ирана в США, поездки американцев в Иран. В последующем все американские президенты лишь ужесточали санкции против этой страны.

 

Однако напряженность американо-иранских отношений не означает, что Соединенные Штаты не придерживаются намерения разрешить иранский ядерный вопрос мирным путем. Об этом заявил в ноябре вице-президент США Джозеф Байден. Он также указал, что США «не намерены допустить получения Ираном ядерного оружия». По словам г-на Байдена, двери для дипломатического урегулирования ситуации с иранской ядерной программой остаются для Ирана открытыми, однако «для этого (Ирану-авт.) необходимо действовать рационально».

В ноябре в Новом Орлеане вице-президент Джозеф Байден провел встречу с прибывшим туда премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Беседа была закрытой для прессы, однако СМИ со ссылкой на источник близкий к переговорам, сообщают, что израильский премьер призвал Соединенные Штаты открыто пригрозить Тегерану военной силой. По словам источника, Нетаньяху заявил, что «есть только один путь заставить Иран отказаться от стремления стать ядерной державой — реальная угроза военных действий против него». Израильский премьер также высказал мнение, что «экономические санкции создают трудности для Ирана, но нет никаких признаков того, что из-за них (иранский) режим намерен остановить свою ядерную программу», указал источник. При этом он не сообщил, какой ответ на это главе правительства Израиля дал вице-президент США.

Также в ноябре Израиль принимал министра иностранных дел Великобритании Уильяма Хейга, который провел в этой стране серию тайных консультаций, касающихся ядерной программы Ирана. Одной из тем бесед стала эффективность санкций, введенных против Ирана Советом Безопасности ООН. Из Лондона неоднократно заявляли, что Британия разделяет обеспокоенность Израиля перспективой ядерного вооружения Ирана.

В последние месяцы Великобритания ставится иранским руководством в один ранг с США и Израилем в качестве основных врагов. Так, министр информации (разведки и контрразведки) Ирана Хейдар Мослехи заявил в ноябре: «В нашем распоряжении имеется достаточно доказательств и конкретных документов, подтверждающих, что Великобритания поддерживает все эти террористические группировки, которые проводят террористические акты внутри Ирана или поддерживает те группировки, которые ведут так называемую «мягкую войну» против Исламской республики». В частности, Мослехи заявил, что группировка «Организация моджахедов иранского народа» (ОМИН), настроенная против нынешнего правительства Ирана, получила «зеленый свет» от «британского шпионского аппарата» на организацию взрыва, прогремевшего на площади Энгеляб в Тегеране 12 июня этого года. Вместе с тем, г-н Мослехи сообщил, что силами безопасности Ирана на западе страны в городе Мариван в начале ноября были арестованы четверо террористов, связанных с Великобританией. Схваченные террористы признались в убийствах пяти человек, совершенных за последние два года по приказу главаря, который остается в Великобритании и которого зовут Джалиль Фаттахи. Они признали, что получили инструкции и оружие от своего начальника в иракском городе Сулеймания.

Британское министерство иностранных дел весьма жестко отреагировало на заявления Ирана о том, что Великобритания якобы поддерживает ряд террористических группировок, борющихся с правящим режимом Тегерана, и назвало их лишенными оснований. «Соединенное Королевство не поощряет и не поддерживает никакую террористическую активность на территории Ирана», — говорится в сообщении Форин-офиса. «Мы будем считать эти заявления тем, чем они и являются — очередной инсинуацией правительства Ирана, направленной против Великобритании», — заявляет британский МИД.

Серьезной критике подвергают Иран не только его главные противники. В ноябре в интервью американскому телеканалу CNN глава Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуд Аббас заявил. что Иран препятствует усилиям по межпалестинскому примирению, а также мирному урегулированию с Израилем. Г-н Аббас подчеркнул, что «ИРИ оказывает давление на исламское движение сопротивление (ХАМАС), чтобы оно не участвовало в любом будущем урегулировании». Кроме того, по его словам, Тегеран использует ХАМАС в своих переговорах с международным сообществом, касающихся иранской ядерной программы.

Но не все на Ближнем Востоке критически относятся к ИРИ. По словам президента Ахмадинежада, во время его октябрьского визита в Ливан были проведены обсуждения со всеми силами в Ливане, и все они положительно оценили роль Ирана в этой стране. Напомним, что во время этого визита с совместным заявлением выступили движения «Хизбалла» и «Амаль», в котором они поблагодарили Ахмадинежада за поддержку.

Тегеран делает все возможное, чтобы укрепить свое влияние, прежде всего, в соседних и мусульманских странах. Как заявил министр иностранных дел ИРИ Манучехр Моттаки, расширение отношений с соседними странами является приоритетом внешней политики Ирана. По словам г-на Моттаки, политическое и географическое положение Ирана, его материальные возможности и, в первую очередь, «духовный капитал» являются ценными качествами для взаимодействия с государствами региона.

В рамках этой политики, власти Ирана рассматривают возможности введения безвизового режима для исламских государств и соседних с ИРИ стран. По словам главы Организации культурного наследия, ремесел и туризма Ирана Хамида Багаи, одновременно занимающего пост вице-президента страны, отмена визового режима необходима главным образом для развития туризма, поскольку требования для въезда иностранцев на территорию страны станут значительно проще. По мнению г-на Багаи, отмена виз также увеличит желание иностранцев посещать ИРИ. Вице-президент отметил, что безвизовый режим должен быть одобрен и со стороны тех стран, с которыми планируется его вводить.

Стоит напомнить, что в ходе недавнего визита министра иностранных дел Ирана Манучехра Моттаки в Грузию 3 ноября Тегеран и Тбилиси подписали соглашение о безвизовом режиме. Соглашение вступит в силу после ратификации — предположительно, в 2011 году. Оно предусматривает безвизовый режим для граждан двух стран при поездках на срок до 45 дней.

На следующий день — 4 ноября — в Грузии в центре Батуми (Аджарская автономная республика), на площади Европы открылось генеральное консульство Ирана. Министра иностранных дел ИРИ Манучехра Моттаки в Батуми принял также президент Грузии Михаил Саакашвили.

Продолжая южнокавказскую тематику, следует отметить устойчивость тенденции на расширение и углубление отношений Тегерана с закавказскими столицами. В рамках каспийского саммита состоялся визит президента Ахмадинежада в Баку. Накануне он заявил: «Азербайджан и Иран являются двумя братскими нациями и государствами. Наши связи находятся на очень хорошем уровне. В настоящее время развиваются наши связи в сфере экономики, политики и культуры». По мнению иранского президента, оба государства являются мусульманскими, и связи между ними будут еще более развиваться. Ахмадинежад, в частности, подчеркнул, что в связях между двумя странами нет какого-либо препятствия. «Я предвижу очень хорошую будущую перспективу связей между двумя странами, и они выгодны для народов обеих государств», — сказал президент Ирана. Что касается экономического взаимодействия сторон, что, по словам Ахмадинежада, для развития связей в различных сферах, областях энергетики, торговли и совместных инвестиций уже «разработаны очень хорошие проекты и готовится их выполнение». Но не все так просто в ирано-азербайджанских отношениях. Баку, понимая значение своего южного соседа в деле обеспечения собственной безопасности (по многим направлениям), находится в сложном геополитическом положении, но все же с большим пиететом смотрит на США и Запад в целом, чем чрезвычайно раздражает Тегеран. Это не может не отражаться на настроениях в Иране. Так, как сообщает азербайджанское интернет-агентство AZE.az, в преддверии визита Ахмадинежада в Баку, СМИ Ирана назвали Азербайджан враждебной страной.

Иран, будучи мусульманской страной (об этом, как уже известно, высказался президент Ахмадинежад), все же остается важным политико-экономическим фактором для христианской Армении, имея в виду сложные, если не сказать больше, отношения этого государства с соседними Азербайджаном и Турцией. И в этой ситуации Тегеран пытается играть роль посредника, правда, в реальном финансово-экономическом плане, отдавая предпочтение, как ни странно, не шиитскому Азербайджану, а христианской Армении. В ноябре продолжались контакты и между Тегераном и Ереваном. Начальник полиции Армении, генерал-майор Алик Саргсян и генерал Исмаил Ахмади Мокаддам — командующий Силами охраны правопорядка (СОП), то есть полицейскими силами Ирана, — в ходе встречи в Тегеране обсудили вопросы, связанные с углублением отношений между полицией Армении и Ирана, совместной борьбой с контрабандой наркотиков и терроризмом. По словам Ахмади Мокаддама, между Арменией и Ираном сложились хорошие политические отношения, культурные и исторические общности. «Полицейские силы Ирана готовы сотрудничать с коллегами из Армении в разных сферах», — отметил в ходе встречи генерал Исмаил Ахмади Мокаддам.

Но все же в региональной политической раскладке Тегеран в последние месяцы все большие надежды возлагает на Анкару, стремясь довести бурно развивающиеся политические и экономические отношения между двумя странами до союзническо-стратегических. В ноябре Тегеран посетил председатель Комиссии по внешней политике парламента Турции Мурад Мерджан. На встречах с иранскими официальными лицами г-н Мерджан подчеркивал необходимость дальнейшего развития двусторонних связей и отмечал значение установления мира, стабильности в регионе и важную роль Ирана в достижении этой цели.

В свою очередь, первый вице-президент ИРИ Мохаммад Реза Рахими заявил, что Иран и Турция являются «двумя важными для региона (Ближнего Востока- авт.) державами». При этом единство народов региона способно воспрепятствовать вмешательству держав-гегемонов во внутренние дела этих государств.

Не забывали иранские власти и Центральную Азию. Однако в отношении Таджикистана, по многим аспектам наиболее близкой к Ирану стране, в ноябре проявились некоторые нюансы. Как известно, Таджикистан сохраняет стиль светского государства, в том числе запрещая школьницам и студенткам посещать учебные заведения в мусульманских платках. Недавно со стороны президента критике подверглись и женщины, которые стали носить мусульманские головные уборы в повседневной жизни. По данным министерства образования Таджикистана, за рубежом в религиозных вузах учится около 500 граждан республики. По новым правилам, чтобы учиться в иностранном религиозном заведении, таджикский абитуриент должен получить разрешение Минобразования. Однако многие таджики нелегально уезжают учиться в зарубежные мусульманские учебные заведения. Напомним, в конце августа президент Таджикистана Эмомали Рахмон выразил опасения по поводу обучающихся в зарубежных религиозных заведениях граждан страны, которые, по его словам, возвращаются на родину уже «террористами и экстремистами». Он призвал родителей этих учащихся незамедлительно вернуть своих детей домой. В этой связи в ноябре министр иностранных дел Таджикистана Хамрохон Зарифи попросил своего иранского коллегу Манучехра Моттаки помочь в возвращении на родину таджикских студентов, нелегально обучающихся в религиозных учебных заведениях Ирана. «Особое внимание собеседников было обращено на вопросы учебы таджикских студентов в учебных заведениях ИРИ, регулирования и условий их учебы, а также перспективы двустороннего сотрудничества в данной области», — говорится в сообщении официального Душанбе.

Тегеран, явно не удовлетворенный развитием политико-экономической ситуации, в том числе и рамках двусторонних отношений со своими соседями и в целом с мусульманскими странами, предложил более тесное, можно сказать, блоковое сотрудничество в Азии. В ноябре президент Ирана Махмуд Ахмадинежад выступил с инициативой о создании Азиатского Союза с целью защиты интересов континента посредством полноценной реализации потенциала азиатских стран. В Тегеране с участием министров иностранных дел региона было организовано совещание «Азиатский диалог сотрудничества». Выступая на совещании, г-н Ахмадинежад заявил: «Необходимо стимулировать создание нового мирового порядка. Азиатские страны должны взять на себя ответственность в вопросе стимулирования нового мирового порядка», — подчеркнул президент Ирана.

Идеологическую базу в проект объединения внес в своем послании по случаю ежегодного ритуального хаджа мусульман в Мекку духовный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи. Он писал: «Во время сезона хаджа, Кааба, которая является тайной к единству и достоинству, символом единобожия и духовности, принимает восторженных и полных надежд людей, которые сходятся на месте рождения ислама со всех мира в ответ на приглашение Господа Всемогущего… Мусульманская умма может свидетельствовать компактный образ ее масштабности, разнообразия и глубины своей веры в сердцах последователей этой монотеистической религии глазами своих представителей, которые собрались здесь со всех уголков мира, и может ознакомиться с этим огромным и уникальным активом». Аятолла Хаменеи также подчеркнул в своем послании, что растущая волна исламского пробуждения предвещает славное будущее мусульманской общины. По его словам, успехи, достигнутые иранским народом за последние три десятилетия, побудили главные вражеские силы использовать еще более изощренные методы в борьбе с исламом. «Обширные пропагандистские кампании врага, поддерживающие исламофобию, являются стремительными попытками посеять раздор среди исламских конфессий», — подчеркивается в послании. Аятолла Хаменеи также заявил, что враги не жалеют усилий в своих попытках вбить клин между шиитами и суннитами, и играть на различиях, чтобы привести их к ожесточенным конфликтам. Он отметил, что США увязли в регионе как в болоте и становится все более непопулярными. «Главная обязанность мусульманской уммы состоит в том, чтобы призывать к добродетели, запрещать порок и иметь непоколебимую веру в Бога. Нет добродетели лучше, чем спасение страны от демонических лап гегемонистских держав, и нет порока хуже, чем зависимость или прислуживание гегемонистской державе», — указывается в послании. Аятолла Хаменеи подчеркнул необходимость оказания помощи осажденному населению сектора Газы и сопротивления американскому и израильскому вторжению.

Своего союзника иранские клерикалы пытаются найти и в Ватикане. По инициативе иранской стороны состоялась телефонная беседа между секретарем по отношениям с государствами (то есть с министром иностранных дел) Ватикана Домиником Франсуа Жозеф Мамберти и заместителем главы МИД Ирана по делам Европы Али Ахани. Иранский замминистра сказал: «Общества, особенно западные, сталкиваются с серьезными проблемами из-за смены духовных и человеческих ценностей. Эти обстоятельства делают все более необходимым тесное сотрудничество между исламом и христианством». Он также добавил, что религия придает большое значение человеческому достоинству, но, по его словам, «к сожалению, Запад использует права человека в качестве политического инструмента». «Ислам и христианство могут совместно воспрепятствовать распространению антирелигиозных течений», — сказал г-н Ахани. В свою очередь, г-н Мамберти отметил многовековое мирное сосуществование последователей религий на Ближнем Востоке и добавил, что культурное и религиозное разнообразие является «бесценным наследием». По его мнению, конструктивный диалог может предотвратить напряженность и укрепить мир и дружбу между мусульманами и христианами. «Мы не должны позволить экстремистам очернить образ и статус религии», — сказал г-н Мамберти.

Кроме того, состоялся обмен письмами между президентом ИРИ Махмудом Ахмадинежадом и Папой Римским Бенедиктом XVI. О содержании ответного письма Бенедикта XVI ничего не сообщается. Но как стало известно ранее из официальных иранских источников, в своем письме г-н Ахмадинежад высоко оценил позицию Святого престола относительно попыток американского пастора-евангелиста Терри Джонса публично сжечь Коран. Ватикан выступил против подобных действий, как оскорбляющих религиозные чувства последователей ислама. Кроме того, иранский президент обратился к Папе Бенедикту XVI с предложением укрепить межрелигиозное сотрудничество в борьбе за защиту свободы вероисповедания и против секуляризации современного общества. Махмуд Ахмадинежад призвал понтифика бороться «за справедливость, искоренение угнетения и дискриминации», а также высказал готовность Тегерана содействовать «изменению нынешнего мирового порядка».

 

 

3.ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА

 

В ноябре главной «ядерной темой» вокруг Ирана была проблема договоренностей по переговорам в рамках пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия с Ираном. Тегеран продолжил свою политику уверток, «дымовых завес» и ухода от обсуждения главных вопросов. Так, 10 ноября президент Ахмадинежад заявил, что Иран готов к переговорам с шестью державами, но не по ядерной проблеме. Он подчеркнул, что право Ирана на ядерные разработки «не подлежит обсуждению», но Тегеран готов вести переговоры по другим важнейшим региональным и мировым проблемам (имелось в виду экология, потепление климата и так далее). Синхронно со своим президентом выступил и официальный представитель МИД Ирана г-н Мехманпараст. Основываясь на заявлениях президента Ахмадинежада, он сказал, что Тегеран «не намерен обсуждать» с «шестеркой» свою ядерную деятельность, а готов лишь рассматривать «условия восстановления диалога с Западом». Ранее в ноябре иранский президент заявлял: «Признание права Ирана (на ядерные разработки-авт.) должно быть основой переговоров, и не будет никаких уступок в отношении этого права». Далее он повторил свои старые требования к «шестерке». Во-первых, исходя из иранских пожеланий, переговоры с «шестеркой» должны соответствовать требованиям и нормам МАГАТЭ. Второе условие: Запад должен определиться, чего он пытается добиться в ходе переговоров — дружбы или вражды. Третьим условием Ирана является то, что «шестерка» должна уяснить для себя, будет ли она «следовать правилам и логике или же устроит шумиху своими заявлениями в случае провала переговоров». И, наконец, заключительное иранское условие – «шестерка» должна озвучить свое мнение по поводу ядерного арсенала, которым обладает Израиль.

Кроме того, возможен вариант, когда иранская сторона в центр обсуждения с «шестеркой» поставит частный, периферийный вопрос о топливе для Тегеранского исследовательского ядерного реактора (ТИЯР), сняв с повестки дня наиболее острые и спорные вопросы, ответы на которые до сих пор не были получены МАГАТЭ.

Напомним, Венская группа, в которую входят Россия, Франция, США и МАГАТЭ, в целях содействия дальнейшему функционированию ТИЯР в октябре 2009 года предложила план. Согласно предложениям при посредничестве Агентства 1200 кг низкообогащенного (3,5%) иранского урана (из 1500-1700 кг — общего количества подобного урана, находящегося тогда в ИРИ) должно быть перевезено в Россию для дообогащения почти до 20 процентов. В результате этого процесса, на выходе количество уже 20% урана сокращается до 120 кг, которые переправляются во Францию, где из него изготавливают топливные стержни для ТИЯР. Иран в итоге отказался от этого плана. Но 17 мая 2010 года при участии Бразилии Иран и Турция подписали соглашение об обмене урана, но только на территории Турции. (Правда, пока до сих пор не ясно, кто будет обогащать иранский уран и кто будет делать стрежни). Венская группа вроде не против того, чтобы участвовать в этом проекте, но теперь вопрос упирается в количество вывозимого из ИРИ низкообогащенного урана. Ведь с 2009 года его количество возросло почти в два раза и ныне составляет порядка 3000 кг. Венская группа не скрывала, что главная цель ее участия в проекте – оставить в Иране как можно меньше низкообогащенного урана, чтобы иранцы не смогли в будущем дообогащать его и нарабатывать из него оружейный уран. В ноябре СМИ сообщили, что страны «шестерки» и МАГАТЭ рассматривают возможность получения от Ирана больше низкообогащенного урана, чем предполагалось ранее. В свою очередь, официальный представитель МИД ИРИ Рамин Мехманпараст заявил, что Иран поддерживает обмен атомного топлива только в рамках Тегеранской декларации. И добавил: «они («шестерка»-авт.), по всей видимости, не готовы к мирному сотрудничеству в ядерной сфере».

Здесь следует подчеркнуть, что ТИЯР не вызывает беспокойства у оппонентов Ирана и не представляет угрозы режиму нераспространения. Это решаемый вопрос, причем решаемый отдельно, не на поле переговоров «шестерки» с Ираном, поскольку этот вопрос не входит в общий список претензий мирового сообщества к ядерной программе ИРИ.

Однако возможное выдвижение проблемы топлива для ТИЯР в качестве основной темы дискуссий в совокупности с бесконечными, иногда противоречивыми иранскими условиями предстоящей серии переговоров является, можно сказать, мощной миной, поставленной руководством ИРИ не только под конкретным декабрьским раундом консультаций, но и под всем будущим процессом переговоров. Поскольку этот длительный диалог группы «5+1» с Тегераном имеет своей целью разрешить ядерную проблему Ирана, а не проблемы топлива для ТИЯР или, тем более, климата, экологии, израильского ядерного потенциала и даже отношений Ирана с Западом. Причем, как известно, в «шестерке» две страны — Россия и Китай — не считают себя «западными», да и не являются ими. Поэтому предложенная иранцами тема не касается этих двух стран, в то же время чрезвычайно заинтересованных в мирном разрешении иранской ядерной проблемы.

Но тогда почему президент Ахмадинежад выдвигает условия, которые не вписываются в задачи переговорного процесса в целом или вряд ли устроят одних посредников, и при этом вообще не касаются других? Попытался ответить на этот вопрос бывший президент ИРИ (1980 -1981) Аболхасан Бани Садр, эмигрировавший из страны и проживающий во Франции, который отметил: «Делая вид, что он выдвигает новые условия, Ахмадинежад может заявить, что Иран твердо отстаивает свои позиции». Напомнил г-н Бани Садр и о другом: недавно, во время визита в священный город Кум, верховный лидер Ирана Али Хаменеи призвал занять жесткую позицию на переговорах с Западом. По словам экс-президента, аятолла Хаменеи осудил покойного аятоллу Монтазери за призыв разрешить кризис в отношениях с Западом на путях дружественного диалога. Хаменеи охарактеризовал этот подход как «позицию слабости», не уточнив, однако, в чем заключается его собственная позиция силы. Следует отметить, что некоторые политические противники президента Ахмадинежада, не покушаясь на основы иранской ядерной программы, призывают к более реалистичному, продуктивному подходу к диалогу с мировым сообществом по иранской ядерной проблеме.

Таким образом, в ядерной политике команды Ахмадинежада в ноябре (как собственно и всегда) заметны были две основные тенденции: первая – внутриполитическая. Президент ИРИ демонстрирует свою твердость и не намерен, как он считает, предавать ядерные интересы страны. Вторая – внешнеполитическая. Иранский президент пытается убедить весь мир, что Иран силен, не сломлен санкциями и сам определяет повестку дня переговоров.

Между тем, обеспокоенность развитием иранской ядерной программы не снижается. В ноябре руководитель военной разведки Израиля генерал-майор Амос Ядлин отметил: «Иран заявил о своем намерении построить 10 новых ядерных объектов, и военная разведка обнаружила два из них». (Правда, не уточнив, что это за объекты). Далее генерал Ядлин подчеркнул, что у разведки в последнее время стало гораздо меньше «черных дыр» в отношении военных объектов на территории Ирана. Позднее в том же месяце замминистра иностранных дел Израиля Дани Аялон с беспокойством констатировал, что Иран способен создать 25-30 ядерных зарядов в течение года.

При этом создается впечатление, что иранские власти и не хотят «разрядки ядерной напряженности». Президент Ахмадинежад уже неоднократно в течение последних двух лет заявлял, что Иран стал ядерной державой. Официальный представитель МИД Ирана Рамин Мехманпараст в ноябре «раскрывает» государственные секреты, сообщая всему миру, что в настоящий момент в Иране чрезвычайно успешно работают, как минимум, две тысячи молодых ученых-ядерщиков, занимающихся разработкой новых ядерных технологий, поэтому ИРИ не нуждается в специалистах из других стран.

Однако, по всей вероятности, дела у иранских ядерщиков идут не так хорошо, как им и властям ИРИ хотелось бы, и как представляют суть дела наиболее обеспокоенные иранской ядерной ситуацией израильтяне. Напомним, за год — с августа 2009 по август 2010 – количество установленных центрифуг в Натанзе увеличилось с 8308 единиц до 8856 (+548), в то же время действующих агрегатов уменьшилось с 4592 до 3772 (-820), а неработающих – возросло с 3716 до 5084 (+1368). Конечно, это может свидетельствовать о том, что происходит модернизация процесса обогащения. То есть постепенная замена устаревших центрифуг P-1 (IR-1) на более совершенные агрегаты – IR-2, IR-3, ведь при этом общая производительность каскадов не снижается. Так, если к августу 2009 года в ИРИ было наработано около 1500 кг. урана, обогащенного до 3,5 — 4,8 %, то к декабрю 2010 г. это количество возросло почти до 3000 кг. Кроме того, начав в феврале 2010 года процесс обогащения урана до 19,75%, Иран к ноябрю произвел около 30 кг такого урана. Правда, иностранные специалисты с некоторыми сомнениями относятся к последней информации, поскольку инспекторам МАГАТЭ не было позволено реально (своими глазами, руками?) убедиться в существовании данного количества урана, обогащенного почти до 20%.

При этом специалисты отмечают перманентные сбои и поломки в работе аппаратуры и агрегатов на заводе в Натанзе. Причем как сугубо технологические и механические, так и компьютерные. В этой связи весьма примечательна статья Павла Баева, профессора Института исследований проблем мира, «Флешка для аятолл» (http://newtimes.ru/articles/detail/32498/). В ней в частности, говорится: «23 ноября на иранском ядерном центре в Натанзе в результате компьютерного сбоя вышли из строя все центрифуги. Еще раньше, в конце сентября, вирус неизвестного происхождения проник в электронные системы атомной АЭС в Бушере, построенной с российской помощью, и почти на сутки вывел их из строя. На хакеров это никак не спишешь. Компьютерные сети в Бушере и Натанзе — закрытого типа, абсолютная «вещь в себе», без связи с внешним миром, то есть с Интернетом. Парализовать их могла только специально разработанная программа, а переносчиком вируса могло быть только физическое лицо, проникшее с «отравленной» флешкой на закрытые объекты.

Точной информации об этих происшествиях мало, спекуляций вокруг — много. Но некоторые выводы уже напрашиваются. Вывод первый: идет волна скоординированных действий против ядерной программы Ирана. Волна явно еще не достигла своего апогея — будут новые инциденты. Вывод второй: несмотря на густую пелену секретности, ядерная программа Ирана оказалась слабозащищенной и «разгерметизировать» ее не составило большого труда. В Иране нашлись люди, готовые действовать по заданию извне. А завербовал ли их «малый сатана» (Израиль, по терминологии иранских ортодоксов) или «большой» (США) — покажет время. Вывод третий. Аятоллы получили четкий сигнал: чтобы их планы по превращению Ирана в ядерную державу пошли прахом, необязательно затевать большую войну — можно достичь нужного результата и другими способами. И абсолютно никто из тех, кто создает иранскую атомную бомбу, не может чувствовать себя в безопасности.

Повлияют ли точечные удары по иранскому атому на позицию Ирана, который до сих пор не выказывал намерений идти на компромисс? Создается впечатление, что тегеранская верхушка растерянна. С другой стороны, иранские верхи не могут не понимать: последняя по времени жесткая резолюция ООН (от 9 июня 2010 года) в отношении Ирана может стать действительно последней. Китай и Россия уже дали понять остальным членам Совбеза: санкций они больше не хотят».

Ноябрь был отмечен также выступлением с докладом перед Генеральной ассамблеей ООН генерального директора МАГАТЭ Юкия Амано. Он отметил, что Агентство до сих пор не получило достаточных доказательств мирного характера ядерной программы Ирана. «Инспекторы МАГАТЭ продолжают проверку того, что задекларированные ядерные материалы используются в мирных целях, однако уровень сотрудничества в этой области оставляет желать лучшего», — сказал г-н Амано. Он подчеркнул также, что и Ирану необходимо полностью выполнять положения резолюций Совета управляющих МАГАТЭ и Совета Безопасности ООН.

Иран незамедлительно и резко осудил слова генерального директора МАГАТЭ Ю. Амано, касающиеся иранской ядерной программы и уровня сотрудничества ИРИ с этой специализированной организацией ООН. Заместитель постоянного представителя Ирана в ООН Исхак аль-Хабиб заявил, что в выступлении Амано на заседании 65-й сессии ГА ООН имели место высказывания «неверные и дезориентирующие». Г-н Аль-Хабиб также подчеркнул, что «последние доклады МАГАТЭ, похоже, готовятся под диктовку извне». Иранский дипломат повторил, что Тегеран «намерен использовать свое неотъемлемое право на разработку ядерных технологий в мирных целях».

Ранее руководитель иранского атомного ведомства Али Акбар Салехи заявил, что МАГАТЭ переживает сейчас кризис «доверия и морального авторитета». Он подверг критике последний доклад этого ведомства по ядерной программе Ирана, резко критикующий Тегеран за отказ сотрудничать с международным сообществом, «предвзятым и несправедливым».

Не остался в стороне от критики МАГАТЭ и президент ИРИ Ахмадинежад. Он обвинил Агентство в передаче секретных сведений американским спецслужбам. При этом он заявил, что Тегеран возражает против присоединения к дополнительному протоколу по ядерной программе, так как в таком случае ядерные объекты в ИРИ попадут под ужесточенный контроль инспекторов МАГАТЭ.

 

Справка. «Типовой дополнительный протокол к соглашению(ям) между государством(ами) и Международным агентством по атомной энергии о применении гарантий» (сокр. – «Дополнительный протокол» или «Дополнительный протокол о гарантиях»). Документ предусматривает набор дополнительных организационных и технических мер контроля мирной ядерной деятельности государств — участников Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Каждый участник ДНЯО подписывает с МАГАТЭ соглашение о гарантиях. В соответствии с ним МАГАТЭ имеет право и обязано проводить проверки с целью получения убедительные доказательства того, что заявленный ядерный материал используется в том или ином государстве исключительно в мирных целях.

Дополнительный же протокол к этому соглашению позволяет убедиться и в том, что в государстве, заключившем соглашение о гарантиях с МАГАТЭ, нет незаявленных ядерных материалов и деятельности. Этот протокол позволяет инспекторам МАГАТЭ проводить внезапные проверки ядерной деятельности или расширяет их доступ к ядерным объектам.

Иран в 2003 году пописал этот документ, но не ратифицировал его. В настоящее время полностью игнорирует этот документ.

 

 

4.САНКЦИИ

 

В ноябре санкции, введенные СБ ООН в соответствии с резолюцией 1929 от 9 июня 2010, а также индивидуальные, односторонние финансово-экономические санкции Соединенных Штатов и Европейского союза продолжали свое воздействие не только на экономику ИРИ, но и на внутриполитическую обстановку. Хотя с момента введения санкционных мер прошло всего пять месяцев и о серьезных результатах санкций говорить еще рано, в стране (особенно среди оппозиции, но не только) стали все сильнее слышны голоса, что слишком конфронтационная политика правительства Ахмадинежада в ядерном вопросе негативно влияет на ситуацию в ИРИ.

Одновременно официальные иранские власти продолжали уверять иранцев и весь мир, что санкции – это фикция. «Я с самого начала утверждал, что это (резолюция Совета Безопасности ООН о санкциях против Ирана) — бесполезный клочок бумаги», — продолжал уверять всех президент Ахмадинежад. «Наша страна достигла такого уровня развития и такого уровня экономической мощи, что никакими санкциями наказать ее нельзя, она обладает богатейшими энергетическими ресурсами, занимая второе место по их запасам в мире» — повторял в ноябре Махмуд Ахмадинежад. Инициаторы санкций «полагали, что в Иране начнется голод, исчезнет продовольствие, распространится нищета», но «ничего подобного не произошло», — подчеркнул Ахмадинежад. По его словам, ошибка тех, кто продвигал в СБ ООН санкции, кроется в «недостаточной ознакомленности с иранскими реалиями».

Глава комиссии по национальной безопасности и внешней политике при парламенте Ирана Алаеддин Боруджерди также говорил, что разработанные США санкции против ИРИ не смогли остановить стабильный прогресс в стране. Министр торговли Ирана Махди Хасанфари отмечал, что международные санкции никак не отражаются ни на экономике страны, ни на ее торговых отношениях с другими странами. Однако многочисленные и перманентные громкие пропагандистские заявления руководства Ирана о нулевом влиянии санкций лишь подтверждают обеспокоенность иранских властей.

Американцы, создав специальный комитет по наблюдению за санкциями, скрупулезно контролируют санкционную ситуацию. Так, в ноябре замминистра финансов США, ответственный за борьбу с терроризмом и финансовую разведку Стюарт Леви констатировал, что ближайшие соседи Ирана Турция и Азербайджан, вопреки санкциям Совета Безопасности ООН, развивают экономические отношения с этой страной. Стюарт Леви побывал с визитом в Турции с целью оказать давление на соседа Ирана в «сотрудничестве» относительно санкций против ИРИ. Он встретился с лидерами банковского сектора, представителями частного промышленного сектора и с министром финансов.

Нарушения режима антииранских санкций в ноябре отмечались и в самом центре Евросоюза. Два бельгийских предприятия, названия которых не приводятся, продали Ирану ядерные материалы, которые могут использоваться для производства ядерного оружия. Факт продажи подтвердил действующий министр энергетики Бельгии Поль Маньетт, заявивший, что поставка, дата которой не сообщается, была произведена без получения на то разрешения. Одно из бельгийских предприятий экспортировало в Иран обедненный уран, второе — цирконий, который может также быть использован для изготовления обычных бомб и боеприпасов. На оба предприятия уже оформлены соответствующие жалобы.

Конечно, нарушения санкционного режима против Ирана будут иметь место и в будущем. Сто процентных финансово-экономических санкций не может быть по определению. Но даже 40-50% результативности вынужденных мер в нынешних иранских условиях способно дать свой главный, прежде всего, политический эффект – вынудить иранское руководство конструктивно подойти к решению ядерной проблемы.

 

 

5.НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

 

10 ноября в присутствии верховного лидера ИРИ аятоллы Хаменеи в университете по подготовке офицеров военно-воздушных сил им. шахида Саттари состоялась четвертая совместная церемония торжественного выпуска и приведения к присяге курсантов офицерских университетов армии ИРИ. Аятолла Хаменеи — верховный главнокомандующий, — выступая на церемонии, заявил: «Вооруженные силы, в том числе армия ИРИ, опираясь на веру, смогли добиться значительного прогресса в области производства военного снаряжения, и на этом пути военно-воздушные силы находятся в авангарде». Аятолла подчеркнул, что в основе прогресса вооруженных сил страны лежит самодостаточность при создании современного военного снаряжения. Отметив, что университеты ВС входят в число ведущих научных центров страны, которые должны более динамично и стремительно продолжить свое движение вперед, Хаменеи посоветовал студентам офицерских университетов: «Направьте свои занятия, исследования и изыскания в русло опоры на свои способности и использования опыта ветеранов, и не довольствуйтесь никаким уровнем прогресса». На церемонии выпускников и приведения к присяге курсантов офицерских университетов армии ИРИ курсанты «приняли из рук великого лидера исламской революции офицерские погоны».

Прогресс в области производства вооружений в Иране — насколько он реален? В последние два-три года официальный Тегеран чуть ли не каждый день объявляет о создании новых образцов оружия, начиная от автоматических винтовок до истребителей, эсминцев и баллистических ракет. Иран то и дело с гордостью заявляет о появлении у него новейших образцов оружия, благодаря которым «любой агрессор, рискнувший посягнуть на Иран, получит заслуженное возмездие».

Новая волна «оружейного пиара» поднялась после отмены в сентябре президентом РФ Дмитрием Медведевым сделки на поставку зенитно-ракетных систем С-300 в Иран. Это справедливое, своевременное и естественное (после введения международных санкций против ИРИ на основании резолюции 1929 Совета Безопасности ООН) уже несколько месяцев не дает покоя иранским властям и вызывает у них нескрываемый гнев.

3 ноября президент Ирана Махмуд Ахмадинежад выступил перед телекамерами в городе Боджнурде (административный центр провинции Северный Хорасан) с речью, в которой обвинил Россию в предательстве. Он сказал, что Россия продала Иран американцам, а также отметил, что подобное решение продиктовано самим Сатаной.

С другой стороны, вся агитационно-пропагандистская машина ИРИ была брошена Тегераном на то, чтобы доказать всем и везде, что иранская военная промышленность сама способна создавать системы ПРО не хуже, чем С-300. (Если это так, тогда зачем такой шум по поводу отказа Москвы?).

Бригадный генерал Мохаммед Хасан Мансуриан, заместитель начальника базы ПВО «Хатам аль-Анбия» заявил в середине ноября, что Иран провел успешные испытания модернизированной системы ПВО, которая «по своим возможностям не уступает российскому комплексу С-300». Генерал уточнил: «Мы усовершенствовали систему С-200 и провели ее успешные испытания. В ходе разработки нового комплекса был применен весь опыт, накопленный Министерством обороны ИРИ, Корпусом стражей исламской революции и регулярной армией». Он сообщил, что в самое ближайшее время будут объявлены технико-тактические характеристики иранских аналогов С-300.

Иранское англоязычное телевидение Press TV утверждает, что С-200 были закуплены Ираном у Советского Союза после исламской революции 1979 года.

Напомним, что зенитно-ракетные комплексы С-200 были разработаны в Советском Союзе еще в 1964 году. Они принципиально отличаются от последних модификаций комплексов С-300. С-200 предназначен для обороны больших территорий от ударов стратегических бомбардировщиков (тех, которые существовали в середине 60-х годов). С-300, по российскому определению, является зенитно-ракетной системой среднего радиуса действия. Она предназначена для обороны административных и промышленных объектов от «воздушно-космического нападения», в том числе, от баллистических ракет. «Переделка» или «модернизация» С-200 в С-300 технически невозможна. В России С-200 сняты с вооружения в 2001 году.

Продолжая изложения мыслей своего заместителя, командующий базой ПВО «Хатам аль-Анбия» бригадный генерал Ахмад Мигани объявил в ноябре, что Иран начал производство радарной системы с радиусом действия до 3000 км, способной обнаружить любые летающие объекты самой низкой радиолокационной заметности.

Многие иностранные военные специалисты, в том числе и в России, скептически относятся к подобным заявлениям. Первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков считает, что Иран в состоянии наладить производство собственных комплексов ПВО аналогичных С-300. Он полагает, что «например, с помощью Китая, который закупал в России экспортные варианты этого ЗРК, а потом стал производить свои версии. Но практика показывает, что все, что они у нас копировали, по качеству было хуже оригиналов. И можно с уверенностью сказать, что по своим техническим характеристикам иранские «трехсотки» будут отставать от российских в силу того, что их конструкторские школы пока явно не дотягивают до наших. Взять хотя бы одну из важнейших характеристик зенитно-ракетного комплекса — его помехоустойчивость. Простым копированием чужих образцов эту задачу не решишь. Ведь заложенные при создании С-300 параметры помехоустойчивости являются одной из важнейших государственных тайн, которые никто никому раскрывать не собирается. С нуля, как обстоит дело с Ираном, помехоустойчивый комплекс не создашь».

В свою очередь, российский военный эксперт Владислав Шурыгин уверен: «Это в основном пропагандистские эффекты. На голой коленке техника такого уровня не создается. И до сих пор не понятно, что именно так пиарят иранцы: свое собственное изобретение или китайскую копию С-300? Дело в том, что тогда китайцы скопировали одну из первых экспортных модификаций «трехсоток», которые заметно отстают по своему уровню от последних вариантов. К тому же не следует забывать, что все экспортные варианты выпускаются с заниженными характеристиками.

«То, что демонстрирует Иран, говорит об одном — это хорошая мина при плохой игре, — считает аналитик Института политического и военного анализа Анатолий Цыганок. «Я не исключаю, что системы, аналогичные С-300, действительно имеются на вооружении Ирана. Однако это не продукт творческого и технологического гения Исламской республики, а полученные разными путями из третьих стран, например из Белоруссии или из Китая, образцы. Впрочем, пока вообще не понятно, о чем именно идет речь. Нельзя исключать того, что это просто пропагандистский жест», — утверждает г-н Цыганок.

Однако иранская пропаганда почему-то оставляет вне своего внимания полученные Ираном северокорейские ракеты. Только благодаря скандальному сайту WikiLeaks удалось узнать, что в начале 2010 года Иран приобрел у Северной Кореи десятки межконтинентальных баллистических ракет повышенной дальности. О поставке стало известно благодаря публикации секретной телеграммы американской разведки от 24 февраля того же года пресловутым сайтом. Прототипом поставленных Ирану северокорейских ракет BM-25 являются российские ракеты Р-27, устанавливаемые на подводных лодках. Северные корейцы значительно усовершенствовали ракету, и теперь дальность ее полета составляет 3200 километров. Иран, как утверждает сайт WikiLeaks, теперь имеет реальную возможность атаковать европейские столицы. Иран получил от корейцев 19 ракет подобного типа. На ракетах с легкостью устанавливается ядерная боеголовка, которой у Тегерана, по всей видимости, пока еще нет.

Но есть космические планы (в прямом и переносном смысле слова – космические). По данным MSNBC (MSNBC — это совместный проект корпорации Microsoft и американской вещательной корпорации NBC, в рамках которого информация распространяется посредством трех основных технологических форматов: телевещания, кабельного телевидения и через Интернет), Иран намерен произвести высадку человека на Луне в 2025 году. Таким образом, Иран станет первой исламской страной, которая сможет выполнить подобную задачу. Тегеран также заявил, что в 2011 году запустит, с помощью 27-метровой жидкотопливной ракеты «Симорг» коммуникационный спутник «Фонарь» (предположительное название), весом 65-70 кг. «Фонарь» первоначально был спроектирован итальянцами для ИРИ, и его запуск должны были осуществить российские специалисты с территории РФ. В июле 2009 года Россия вообще отказалась запускать любые иранские спутники.

Информацию о борьбе Ирана за космос подтвердил и министр обороны ИРИ генерал Ахмад Вахиди. Он заявил 21 ноября, что в ближайшем будущем на орбиту выйдут новые иранские спутники. Генерал уточнил, что в настоящее время работа над спутниками достигла завершающей стадии, и вскоре некоторые из них будут запущены в космос. Правда, он не сообщил, сколько именно спутников разрабатывается в Иране, а также не назвал предполагаемые даты запусков.

Глобальная пропагандистская пиар кампания охватывает и военно-морские и военно-воздушные силы.

Так, заместитель командующего ВМС ИРИ контр-адмирал Голям Реза Хадем Бикам заявил, что ВМС Ирана намерены оснастить все свои эсминцы и суда с полетной палубой боевыми вертолетами в целях обеспечения безопасности зоны выполнения задач и расширения радиуса действия сил флота. По его словам, ВМС будут использовать вертолеты военно-воздушных сил. «С учетом возможностей вертолетов ВВС они могут пригодиться для лучшего выполнения боевых задач. Поэтому в ближайшем будущем после необходимых учений и незначительных модификаций бортовых навигационных систем мы должны начать эксплуатацию вертолетов на постоянной основе», — добавил контр-адмирал Бикам. При этом он заметил, что ракетные фрегаты Ирана не могут принять на борт вертолеты в силу особенностей своей конструкции, однако все остальные корабли и суда, в том числе эсминцы, транспортные суда и суда обеспечения будут ими вооружены. Вертолеты нужны флоту, поскольку ВМС расценивают себя как стратегическую региональную силу большой дальности действия, пояснил он.

Напомним, что еще в сентябре командующий ВМС Ирана адмирал Хабибола Сайяри отметил, что Иран стремится упрочить свое присутствие в международных водах открытого моря, поскольку это входит в стратегию защиты национальных интересов за пределами Ирана.

«Оружейная» пиар-кампания касалась в ноябре и военно-воздушных сил. Как известно, на вооружении иранских ВВС находятся F-14 «Томкэт» американского производства. В январе 2007 года министерство обороны США приняло решение о полном уничтожении всех F-14 с тем, чтобы быть уверенным в том. что их не разберут и не продадут на запчасти иранским ВВС. Иранцы, между тем, наладили выпуск собственных запчастей. F-14 теперь оснащены более современным иранским радаром и 900-кг «смарт-бомбами» иранского производства. ВВС Ирана выпустили пропагандистский видео-ролик с тем, чтобы доказать миру, что стоящий на вооружении ИРИ американский оружейный антиквариат все еще летает.

 

Справка. F-14 «Томкэт» — палубный двухместный реактивный перехватчик, истребитель-бомбардировщик – первый представитель самолетов четвертого поколения. Разработан в начале 1970-х годов американской компанией Grumman. F-14 был принят на вооружение ВМС США в сентябре 1974 года, снят — в сентябре 2006 года. Иран был единственной страной, куда экспортировались F-14. В 1974 году шах Ирана заказал 80 истребителей вместе с вооружением и запчастями. Причем специально для Ирана компания Grumman сделала «сухопутный» вариант палубного истребителя. Всего в период 1996-98 годов было поставлено 79 самолётов (один так и остался в США, не успев перебраться в Иран до исламской революции). Весь парк самолетов начал службу в 1977 году. К этому времени было обучено более 120 экипажей и почти столько же наземного персонала. Несмотря на исламскую революцию 1979 года, в результате которой были прекращены все отношения с США, иранские «Томкэты» оставались боеспособными. Через год они приняли участие в войне с Ираком, во время которой их пилоты уничтожили свыше 200 целей. Хотя количество целей осталось не уточненным, более 25 из них были уничтожены ракетами AIM-54 Phoenix. В 2008 году на вооружении Ирана находилось более 40 самолетов. И в конце 2006-2007 годов они не только провели несколько бескровных воздушных встреч с американскими и британскими истребителями, действующими вдоль границ Ирана, но также сбили два разведывательных беспилотных летательных аппарата (предположительно США) в воздушном пространстве Ирана. К концу 2010 года, по данным западных разведок, в ВВС ИРИ F-14 осталось около 20 машин.

 

ВПК ИРИ занимается и малыми самолетами. В ноябре глава Организации авиационной промышленности Манучехр Мантаки на церемонии открытия 5-го международного авиационного салона на острове Киш заявил, что Иран располагает достаточным потенциалом для производства малых самолетов. Г-н Мантаки подчеркнул, что авиационная промышленность страны требует самого пристального внимания. По словам главы Организации авиационной промышленности, необходимо прилагать больше усилий для развития крупной промышленности. В настоящее время в Иране на долю малых и средних предприятий приходится 97% промышленного производства, и только 3% приходится на долю крупных предприятий. Манучехр Мантаки отметил, что авиасалон на острове Киш станет отправным пунктом для развития в Иране современного производства авиационной техники. На данный момент более 200 компаний, принадлежащих частному сектору, занимаются производством деталей и комплектующих для самолетов, и можно с уверенностью прогнозировать увеличение числа таких компаний. Далее г-н Мантаки сказал, что авиасалон позволит установить тесные связи между отечественными и зарубежными компаниями, и выразил надежду на то, что здесь будут подписаны важные контракты.

На авиасалоне свои последние достижения демонстрируют около 120 иранских и зарубежных компаний, специализирующихся в области производства авиационной техники и аэронавигационного оборудования. Авиасалон был открыт с 9 по 12 ноября.

С 15 по 20 ноября в Иране проходили учения сил противовоздушной обороны «Хранители исламского неба-3». Как отметил командующий базой ПВО «Хатам аль-Анбия» Ахмад Мигани, учения являются частью ежегодных мероприятий, в которых принимают участие все подразделения сил ПВО ИРИ. Учения проводились в три этапа. На первом этапе, иранские силы быстрого реагирования и подразделения службы разведки противодействовали сбору разведывательных данных врагом. На втором этапе, иранские силы ПВО отработали обнаружение и ликвидацию вражеских ВВС. На этом этапе были задействованы истребители и системы ПВО. На третьем этапе, основное внимание было уделено обороне ядерных объектов Ирана в случае нападения вражеских истребителей, беспилотников или крылатых ракет. Целью учений, по словам Ахмада Мигани, является оценка эффективности систем вооружения, с тем, чтобы внести необходимые усовершенствования.

В целом, иранские военные подчеркивают, что в ходе «самых масштабных учениях в истории ПВО ИРИ», была отработана координация всех «точек» ПВО с другими армейскими подразделениями и гражданскими службами и «интеграция обороны трех центральных провинций в случае вражеского воздушного нападения».

Судя по всему, главной задачей, которая ставилась перед иранскими ПВО во время данных учений, являлась оборона ядерных объектов в Натанзе, Фордоу, Тегеране, Исфагане и Бушере.

Кроме этого, по данным иранских СМИ, на учениях проходили испытания новые виды секретного оружия, в том числе «стационарные и мобильные радары, а также системы противоракетной обороны». Представители командования ВВС и ПВО Ирана, сообщили, что иранские инженеры разработали систему, способную предотвратить подавление вражескими средствами электронной борьбы иранских радаров и систем раннего предупреждения, которая и была протестирована в ходе учений. Иранские военные утверждают что успешно испытан аналог российского противоракетного комплекса С-300 — ЗРК «Мерсад».

Во время учений официальный представитель армии ИРИ генерал Хамид Арджани заявил 17 ноября о том, что накануне иностранные самолеты, чью государственную принадлежность идентифицировать не удалось, вторглись в его воздушное пространство. Причем, по утверждению Тегерана, за день воздушная граница нарушалась шесть раз. По словам генерала Арджани, радарная станция засекла неизвестные самолеты в зоне учений, и немедленно передали эту информацию командованию. Иранские истребители вынудили незваных гостей покинуть воздушное пространство Ирана.

Проведенные учения вызвали небывалый энтузиазм в военном руководстве ИРИ. Его представители, по информации иранских СМИ, заявили, что «теперь ни одна страна не посмеет вторгнуться в Иран из-за перспективы массовых жертв…. Те, кто угрожают нам военным нападением, чтобы порадовать своих друзей, должны знать, что наших военных сил достаточно, чтобы отправить всю армию США обратно домой в гробах».

Однако подобные заявления не останавливают противников ИРИ. Американский сенатор-республиканец из Южной Каролины Линдсей Грехем заявил в ноябре, что любая военная атака на Иран должна не только привести к остановке работ в стране по развитию ядерной программы, но и уничтожить ее военный потенциал. Он уточнил, что США должны также рассмотреть необходимость затопления иранского флота, вывода из строя военно-воздушных сил и нанесения серьезного удара по КСИР. По словам г-на Грехема, следует «стерилизовать» режим, уничтожить его возможность дать отпор.

Американского сенатора поддержал глава израильского правительства Биньямин Нетаньяху, который, призвав США признать несостоятельной политику экономических санкций по отношению к Ирану, заявил, что только реальная угроза военного вмешательства вынудит ИРИ отказаться от разработки ядерного оружия. «Единственный способ добиться гарантий, что Иран не будет разрабатывать ядерное оружие, — это убедить исламское государство, что к нему будет применена военная сила, если оно не прекратит свою ядерную гонку».

Официальный Вашингтон не поддержал премьера Нетаньяху. Министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что военная угроза не является единственным возможным способом давления на Иран. Он отметил, что хотя Вашингтон и не исключает в отношении Ирана столь радикальных методов, остановить Тегеран можно и другими способами. По его словам, санкции, наложенные недавно на Иран Совбезом ООН, причинили иранскому режиму гораздо более серьезный ущерб, нежели того ожидали лидеры Исламской республики. Г-н Гейтс подчеркнул, что с течением времени эффект этих санкции только усилится.

В то же время Конгресс США одобрил увеличение стратегических запасов американского оружия на территории Израиля в стоимостном выражении на 400 миллионов долларов. Увеличение военных складов стало возможно после заключения соответствующего соглашения между правительствами США и Израиля в 2007 году. Согласно решению Конгресса, запасы оружия в стоимостном выражении будут увеличены до 1,2 миллиарда долларов до конца 2012 года. Это на 1200 процентов больше по сравнению с 1990 годом, когда США впервые создали на территории страны военный склад. Следует отметить, что США уже второй раз в 2010 году принимают решение об увеличении оружейных запасов. В середине января текущего года правительство США приняло решение удвоить запасы своего оружия в Израиле с 400 до 800 миллионов долларов.

Напомним, что США создают стратегические запасы оружия на территории практически всех союзных государств на случай, если оно экстренно понадобится военному американскому военному контингенту. Первый такой склад был создан в 1978 году в Южной Корее. При этом все страны, на территории которых размещены такие склады, с разрешения Вашингтона могут использовать американское оружие в экстренных ситуациях. Израиль не является исключением. Последний раз Израиль прибегал к использованию оружия с американских военных складов в 2006 году во время Второй ливанской войны.

Несмотря на наращивание американо-израильской военной мощи в регионе, Иран уверен в слабости Израиля. Уже упоминавшийся бригадный генерал Ахмад Мигани заявил в ноябре, что «сионистский режим слишком слаб», чтобы представлять угрозу для Ирана. По словам Мигани, об этом свидетельствуют поражения Израиля в 2006 году в войне против «Хизбаллы» в Ливане и неудача военной операции против ХАМАСа в секторе Газы. «Если сионисты не смогли справиться с «Хизбаллой» и ХАМАС, в которые заложена лишь частица нашей мощи то, как они могут угрожать Ирану», вопрошает Ахмад Мигани.

 

Таким образом, в ноябре заметных изменений внутри- и внешнеполитического курса Ирана не произошло. Внутренняя политика иранских властей была нацелена на борьбу против инакомыслящих, шпионов – реальных и мнимых — и противостоящих центру вооруженных группировок. Целью внешней политики было, как и все последние месяцы, — предотвращение изоляции Ирана в регионе и мире и ожесточенный поиск друзей и сочувствующих Тегерану. Ядерная проблема и все, что связано с ней, оставались в центре внимания международного сообщества.

Нет сомнений, что напряженность вокруг Ирана в целом нарастает. Но все же будет реалистичным отметить, что в ближайшие месяцы (если не произойдет форс-мажорных случаев) прямых военных столкновений ожидать не следует. Большинство оппонентов Тегерана рассчитывают на то, что многосторонние финансово-экономические санкции против Ирана, все более эффективно воздействующие на экономику ИРИ, вынудят иранские власти искать более адекватные создавшейся ситуации варианты своей политики и, в первую очередь в решении иранской ядерной проблемы.

32.7MB | MySQL:67 | 0,902sec